«Долгое дело»

- 353 -
Harry Games

— Друзья приходят без приглашения, — тоже глубокомысленно изрёк Рябинин и добавил сорвавшимся голосом:

— Братцы, я сейчас заплачу от радости…

— Давай вместе, — предложил Димка, улыбаясь во всю ширину своего широкого лица.

— Поплачьте, мужики, поплачьте, — буркнул Гостинщиков, нервно мотая колышек бородки на палец.

В носу Рябинина действительно защекотало… Пыль — от бумаг всегда много пыли, будь это старые газеты или протоколы допросов.

Видимо, чтобы пресечь всякие носовые щекотания, Димка Семёнов размахнулся и двинул Рябинина по плечу так, что подскочил «Уголовно-процессуальный кодекс» и пишущая машинка шлёпнула букву. Затем он пропал под столом, защёлкав там замками своего чемоданистого портфеля. Когда разогнулся, то в его руках оказалась большая прямоугольная коробка, перевязанная шпагатом и заляпанная сургучными печатями. Димка поставил её на уголовное дело, на чистые бланки, на кодекс и с чувством выдохнул:

— Тебе, следопыт.

— Что здесь? — спросил Рябинин.

Они ждали этого вопроса, но ему было неважно, «что там»: да хоть принеси они её пустой, эту картонку, похожую на увеличенную коробку из-под ботинок, — лишь бы пришли.

— Лунный риголит, — объяснил Гостинщиков.

— Алмазы, — уточнил Димка.

— И кусок земной мантии, — добавил Рэм Фёдорович.

— Ну, и мешочек золотого песку, лично мною намытого, — улыбнулся Димка.

— Братцы… — начал было Рябинин, но дверь открылась без стука, сильно, нараспашку, обдав их сквозняком. Так входил только Петельников.

Он уже стоял посреди кабинета — высокий, какой-то беспечный, в светлом плаще с неожиданно стоячим воротником.

— Здравствуйте, товарищи. Извините, но срочное дело…

— У нас тоже дела, — гордо произнёс Гостинщиков, вставая.

Рябинин не удерживал, — инспектор зря не побеспокоит.

— Братцы, жду в восемь, и спасибо.

— За что? — удивился Рэм Фёдорович уже у двери.

— Не забыли…

— Дурак ты, — сказал на прощанье Гостинщиков.

— Ага, дурак, — подтвердил Димка, проваливаясь в коридор.

— Оригинальные ребята, — заметил инспектор.

— Мои ребята, — блаженно улыбнулся Рябинин.

И промелькнуло, исчезая…

…В каждом мужчине вижу друга. В каждой женщине — любимую…

Петельников пошёл к двери, словно хотел вернуть их, его ребят, но у порога остановился и сказал, вроде бы тоже испытывая радость:

— Сергей Георгиевич, на происшествие.

- 353 -