«Влюбленные»

- 1 -
Лара Грэй Влюбленные

Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

© Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru)

Привидение из старого замка хочет во что бы то ни стало помешать их любви…

Эмма ни за что на свете не хотела оставаться наедине с этим созданием. Кто знает, к каким это может привести последствиям. «Уходи! – шепнул ей внутренний голос. – Нужно выбираться отсюда как можно быстрее. Ты нашла то, что искала, тебе незачем здесь оставаться». Но она по-прежнему не знала, где в этой тьме выход, и могла двигаться лишь наугад. Хотелось надеяться, что направление она выбрала правильное.

Нерешительно девушка сделала несколько шагов в темноте, как вдруг почувствовала, что каменная плитка под ногами стала мягкой и вязкой, будто твердый камень превратился в жидкое болото! Эмма почувствовала, что начинает медленно погружаться в эту жижу. Она попыталась вытащить ноги из холодной тины, но с каждым движением ее засасывало все глубже и глубже. Неужели ей суждено здесь погибнуть?

– Это замок, где живет привидение, – таинственно произнес Том. Его круглое лицо было усыпано веснушками. – Мне страшно лишь от одного взгляда на эти стены.

– Ты что, трус? – усмехнулся Стэн.

Том Вулли и Стэнли Кларк, два четырнадцатилетних подростка, наслаждались летними каникулами: у них было полно свободного времени для любимых занятий и, конечно, для всяческих шалостей. Днем ранее, например, они уже успели забраться в сад мистера Грина, чтобы наворовать яблок, а пару недель назад, возомнив себя опытными спелеологами, мальчишки залезли в пещеру, где, к их огромному удивлению, не оказалось никаких сокровищ. Том, правда, умудрился упасть и едва не сломал ногу, а Стэн провалился в холодную влажную яму, откуда долго не мог выбраться, а потом получил взбучку от родителей за перепачканную одежду.

Но Стэнли считал, что все это лишь мелкие проделки, недостойные взрослых парней. Ему хотелось за эти каникулы пережить что-то действительно незабываемое, чем он сможет потом похвастаться перед одноклассниками и о чем будет долго вспоминать.

Посещение старого замка, где, по рассказам жителей деревни, обитало злобное привидение, ему казалось вполне подходящим. Если бы получилось попасть внутрь, тогда бы все ребята, даже те, кто задирает его, были бы очень удивлены. Однако Стэн не хотел идти туда один. Даже его смелость не была безграничной. А убедить Тома ему пока не удалось.

Мальчишки стояли на краю деревни по колено в густой траве. За черными верхушками деревьев виднелась крыша того самого замка, куда задумал проникнуть Стэн. «Как бы его убедить?» – размышлял он, глядя на Тома. Он знал, что на товарища можно положиться и что уговорить его возможно, нужно лишь найти нужные слова. Однако Том, как и многие другие люди в деревне, до жути боялся призраков и привидений, и никакого желания идти в замок у него, разумеется, не было.

– Ничего я не трус! – упрямо ответил Том. – Просто это дурацкая идея.

– Да ладно! Дурацкие идеи всегда оказываются самыми прикольными!

– Прикалываться с призраком? Это плохо кончится.

– Ты и правда веришь, что в том замке живет призрак? – напирал Стэн.

– Ну, люди так говорят. Зря говорить не будут.

– Люди много глупостей говорят, Том, – Стэн небрежно махнул рукой. – Я докажу тебе, что все это неправда!

– Доказывай что угодно, но в замок с тобой я не пойду!

– Слушай, ну что ты так боишься? Ничего с тобой не случится.

– Откуда ты знаешь, что ничего не случится? – упрямился Том. – И кстати… Этот замок вовсе не заброшенный. Неправильно вламываться в чужой дом!

– Ну да, он принадлежит мистеру Хэмптону, но ведь он бывает здесь очень редко, а кроме него, я тут никого не видел. Так что ничегошеньки о нашем маленьком вторжении он не узнает. Но даже если узнает, – Стэн многозначительно поднял палец, – то не догадается, что это были мы.

– Не думаю, что мистер Хэмптон оставляет двери незапертыми, когда уезжает из дома.

– Все схвачено, дружище! Я уже разведал одну дверь, которую легко открыть.

– Когда ты успел?

– Не спрашивай, – Стэн небрежно пожал плечами и решил применить блеф. – Ты как хочешь, а я в любом случае пойду. С тобой или без тебя.

Хитрость, похоже, удалась: Том задумчиво чесал нос. Он явно колебался: с одной стороны, ему было страшно, с другой – его распирало любопытство и жажда приключений.

– Так ты идешь со мной? – вывел его из раздумий голос Стэна. – Подумай сам, Том, мистер Хэмптон живет в этом, как ты говоришь, жутком замке уже много лет – и ничего, жив-здоров. Так что дом совсем не страшный.

– А может, мистер Хэмптон не человек? – задумчиво произнес Том и почесал нос. – Что если он и есть привидение?

– Скажешь тоже! – искренне расхохотался Стэн. – Хэмптон привидение! Том, ты чокнутый? Мистер Хэмптон – нормальный человек из плоти, зуб даю. Ну, странный немного, но это не делает его призраком. Во всяком случае, одно могу сказать точно: он в сто раз смелее тебя, потому что живет в этом доме уже несколько лет, а ты боишься зайти туда хотя бы один разочек на несколько минут!

Том сорвал травинку и стал нервно ее грызть:

– Думаешь, он уже ее видел? – Том многозначительно посмотрел на друга.

– Ту жуткую женщину, о которой все болтают?

– Да, Утопленницу Мэри. Кажется, так ее называют.

– Она существует только в страшилках, – уверенно сказал Стэн. – Кто-то выдумал, а все стали повторять и сами испугались.

– Утопленница Мэри вовсе не выдумка! – Том робко огляделся по сторонам, будто боялся, что призрак услышит легкомысленные слова его приятеля.

– Говорю тебе, мы просто подойдем к дому поближе, и если не заметим никакой опасности, то зайдем внутрь.

– Нет, Стэн, – замотал головой Том, – лучше выкинь это из головы.

Похоже, что ни уговоры, ни блеф на Тома не действовали. Но у Стэна оставался в запасе еще один козырь, который он намеренно приберег напоследок. Он хитро взглянул на друга и улыбнулся:

– Это твое окончательное решение?

– Угу, – буркнул Том.

– Прям наиокончательнейшее?

– Да, Стэн, даже если ты снова назовешь меня трусом, я все равно не пойду в этот замок.

– Не пойдешь, даже если я дам тебе на месяц свой пневматический пистолет? – Стэн лукаво посмотрел на приятеля.

От неожиданности Том вздрогнул:

– Ты, серьезно, дашь мне свой пистолет, если я пойду с тобой?

Стэн хранил оружие втайне от родителей и никогда и никому не давал его даже потрогать. Пистолет завораживал мальчишек. Никто не знал, как он достался Стэну – тот успешно скрывал это.

– Серьезно, – кивнул Стэн. – Хочешь, могу даже на все лето отдать.

Перед Томом теперь стоял трудный выбор. Он так давно мечтал о пневматическом оружии, но не смел даже надеяться когда-нибудь получить его. Родители были категорически против. Когда Том однажды заговорил о пневматике, отец выразился предельно четко, что Тому лучше забыть об оружии раз и навсегда. И вот теперь Стэн предлагал ему свой пистолет. Это было так заманчиво! Ну, может, Стэн и прав: сходят они разок в этот жуткий замок, там и правда, наверняка, ничего нет. Зато его мечта наконец-то сбудется, и у него будет пистолет!

«Нужно будет хорошенько его спрятать, чтобы папа не нашел», – размечтался было Том, но тут же его лицо помрачнело. Ведь для этого ему придется отправиться к зловещему замку! Сердце заколотилось у него в груди. Может, стоит рискнуть? Вполне вероятно, что Стэн прав: люди сами все придумали, и никакой Утопленницы Мэри там и в помине нет. И никогда не было…

– Ну что решил? – поторопил приятеля Стэн. Он был практически уверен, что Том согласится. Возможность получить пистолет была слишком заманчивой.

– Уговорил. Я с тобой, – выдохнул Том.

– Ура! – обрадовался Стэн. – Даю слово – пистолет твой на все лето. Сегодня же поздно вечером пойдем в замок. Пожелаешь родителям спокойной ночи, отправишься в кровать, а сам, спустя час, выберешься в окно. Сможешь?

– Конечно! Тысячу раз так делал!

* * *

Уханье филина напугало Тома. Он вздрогнул и замер, не смея пошевелиться. В лесу было так темно, что все попытки что-либо разглядеть оказались безуспешными. В кронах вековых деревьев, казалось, перешептывались голоса духов, и двум легкомысленным друзьям чудилось, будто деревья, как в сказке Толкиена, подходят к ним все ближе и ближе. Одна ветвь вытянулась над влажной землей и со всей силы хлестнула Тома по ноге.

– Чей это был крик? – сдавленным голосом спросил Том.

– Просто филин.

– Он предостерегает нас!

– Слушай, Том, – с раздражением сказал Стэн, – получил пистолет, теперь будь добр иди за мной. Уже недалеко.

«Да уж, недалеко! – подумал Том и, тяжело вздохнув, сделал несколько осторожных шагов вперед. – Может быть, я зря на все это согласился ради какого-то пистолета? Но отказываться уже поздно. Интересно, хорошо ли я его спрятал?»

Мысли парня переключились на оружие. Получив пистолет от Стэна, он вернулся домой, завернул его в промасленную бумагу и спрятал в подвале дома за поленницей. Когда Том думал о заветном пистолете, шагалось легче, и время тянулось не так медленно.

Узкая тропинка вилась вниз по склону, и неожиданно из темноты перед юношами возникла холодная каменная стена, окружавшая замок. Стэн уверенно повернул направо, где, насколько ему было известно, должна быть дверь, ведущая во внутренний двор.

«Неужели Стэн смелее меня? – размышлял Том, следуя за приятелем. – Или он просто не показывает вида, хотя сам тоже боится? Наверняка, боится! Эта тьма с ее жуткими зловещими шорохами и еще этот призрак Утопленницы Мэри… Может, она уже наблюдает за нами?»

От этой мысли его бросило в пот, и он боязливо огляделся по сторонам, но вслух ничего не сказал. Вокруг все было черным-черно. Хотя… какой-то мерцающий огонек перенесся от одного дерева к другому настолько быстро, что он едва успел его разглядеть. Что это было? Или померещилось?

– Опять ты там застрял! – шепнул Стэн.

– Ты видел? Там, среди деревьев…

– Утопленницу! – съязвил Стэн. – Она вроде живет не в лесу, а в замке. Ну какой же ты трус!

– Нет, не Утопленницу. Там было что-то другое, – настаивал Том, хотя понимал, что доказать ничего не сможет. – Какой-то огонек.

– Ладно, верю. Я тоже постоянно что-то вижу. Танцующие черти в тумане приглашают меня присоединиться к их адскому хороводу. Но я вынужден отказаться, ведь спешу в замок! – Стэн широко ухмыльнулся. – Уж очень хочется увидеть, как выглядит эта Мэри. А тебе?

Том тяжело сглотнул:

– Не хочется верить, что она существует.

– Узнаем правду, когда доберемся до замка, – Стэн двинулся дальше.

Том последовал за ним.

«Я продал душу за пистолет, – неприятные мысли крутились у него в голове. – Может, я больше и не поиграю с ним. Вдруг наше присутствие не понравится Утопленнице Мэри. Кто знает, на что она способна!»

Но уже поздно. Если он вернет Стэну пистолет, развернется и пойдет назад, то друг, скорее всего, обидится на него.

«Неизвестно еще, что хуже: лишиться друга или лишиться жизни», – продолжал рассуждать про себя Том. Вдруг он увидел, что Стэн, шедший в пяти шагах впереди, остановился.

– Здесь дверь, – раздался из темноты его голос.

Стэн предполагал, что эта дверь ведет во двор замка. На ней не было замка, поэтому он просто навалился на нее. Петли заскрипели, и дверь приоткрылась. Стэн первым проскользнул в узкий проем, Том – за ним. Перед мальчиками предстал широкий и мрачный внутренний двор замка. В густом тумане друзьям почудились призрачные тени, которые будто бы манили их. В порывах ветра тени кружились в своем беззвучном танце, разлетались в разные стороны, затем снова собирались вместе.

Том заметил, что Стэн достал из кармана перочинный ножик и вынул лезвие. «Конечно, тебе тоже страшно, хотя ты ни за что не признаешься», – подумал Том, а вслух добавил:

– Ножик не поможет против Утопленницы Мэри, ведь она уже умерла.

– Думаешь, я собираюсь в нее ножом тыкать? По-твоему, я тупой?

– Зачем тогда тебе ножик?

– Увидишь, – Стэн подкрался к огромной темной пристройке.

Тому не оставалось ничего иного, кроме как идти за ним. «Запомни, сынок, – звучали в голове слова его отца, – ты не должен соглашаться на что-то только из-за денег, иначе ты потеряешь самого себя. Должна быть граница, где лучше отказаться, тогда совесть всегда будет чиста».

Том, конечно, не за деньги продался, а за пистолет. Это немного утешало. Впрочем, совесть подсказывала, что разница невелика.

Друзья добрались до очередной двери, и теперь Том увидел, зачем его приятелю ножик. Стэн подошел к двери и просунул лезвие в щель. Сначала раздалось лишь тихое царапанье лезвия о металл, затем замок щелкнул, и дверь со скрипом приоткрылась.

«Откуда он знает, что надо делать?» – размышлял Том, входя вслед за Стэном в темный коридор.

Он почувствовал запах влаги и плесени и с отвращением провел рукой по лбу и щекам, снимая куски липкой паутины, в которую угодил на входе. Пауки вызывали у него неприятные ощущения и всегда казались самыми противными тварями во вселенной. Маленькие и противные, они повсюду плетут свои сети и ждут, когда какая-нибудь безобидная бабочка или стрекоза зацепится за липкие нити, и затем впиваются в свою жертву. Мерзость!

Том на всякий случай еще раз провел рукой по лицу и заметил, что Стэн, довольно ухмыляясь, стоит прямо перед ним.

– Добро пожаловать в замок, в котором, как ходят слухи, – он заговорщически подмигнул приятелю, – живет злобное и коварное привидение. Сейчас устрою тебе небольшой тур.

– То, что мы делаем, незаконно. Если мой отец узнает, он меня выпорет!

– Откуда он узнает? Наши предки думают, что мы лежим в своих кроватях и видим десятый сон.

– Вдруг им придет в голову проверить наши спальни.

– С чего бы? – удивился Стэн. – Они никогда этого не делали и сегодня не станут.

– Здесь холодно, – зябко поежился Том.

Стэн иронично улыбнулся:

– Ты же знаешь, что привидениям холод нипочем. Пойдем, наша дорогая Утопленница ждет нас.

– Лучше не говори про нее, – промямлил Том. – Здесь и без того жутко и темно, как в гробу.

– Эх, что бы ты без меня делал, – с этими словами Стэн достал маленький карманный фонарик. Родители Стэна вроде бы были так же строги к сыну, как и родители Тома, и родители других мальчиков, но все же у приятеля было много таких вещей, о которых другим сверстникам приходилось лишь мечтать: пневматический пистолет, охотничьи спички и многое другое. Вот и фонарик отец Тому так и не купил, мол, гуляй, сынок, днем, пока светло.

Стэн включил фонарик. Теперь друзья могли хоть как-то ориентироваться в мрачном замке. Комната, в которой они находились, была завалена старым хламом. Стэн не собирался здесь задерживаться и двинулся вперед. Том, нервно кусая ногти, снова молча последовал за ним. Чувство страха, и так переполнявшее его, теперь стало совсем невыносимым.

«Она где-то здесь, – каждой клеточкой он чувствовал на себе чей-то взгляд. – Она следит за нами, готовит нам западню. Почему же Стэн не понимает этого? Неужели у него нет этого жуткого предчувствия?»

Медленно они поднялись вверх по лестнице и очутились в просторном зале. В тусклом свете фонаря можно было разглядеть высокие колонны, узкие резные окна, старую, но ухоженную мебель. На стенах были развешены охотничьи трофеи и оружие, кое-где висели картины.

– Изнутри все не кажется таким уж жутким, – произнес Стэн, водя лучом фонарика по стенам залы. – Здесь даже немножко уютно.

– И все равно я бы не хотел здесь жить. У меня такое чувство, что в любой момент из-за колонны появится Утопленница Мэри и…

Стэн рассмеялся:

– И это говорит мой друг. Я…

Парень не договорил: он в ужасе выпучил глаза, от страха забыв, что хотел сказать. У колонны появились бледные очертания чьей-то продолговатой фигуры. Замерев на мгновение, она стала медленно двигаться в их сторону. Теперь у Стэна не оставалось никаких сомнений, что кошмар, о котором твердят все деревенские жители, – на самом деле реальность. Призрак Утопленницы стоял прямо перед ним!

* * *

Прозрачная фигура, окруженная бледно-голубым сиянием, медленно приближалась к ним. Уже можно было разглядеть белое струящееся платье с темно-красными оборками и почувствовать холод, исходящий от нее. Друзья не слышали, как женщина двигалась, ее ноги не касались земли. Она парила в воздухе!

Вид у призрака был зловещий: лицо будто высечено из белого ледяного мрамора, а взгляд ее холодных глаз, казалось, замораживал сердце.

Стэн, стоявший на пару шагов впереди приятеля, отскочил назад, где в холодном поту стоял Том ни жив ни мертв.

«Теперь она накажет нас, – пронеслось в голове у Тома, – за то, что осмелились вторгнуться в ее владения. Этот замок никогда не принадлежал мистеру Хэмптону, он всегда принадлежал только ей, этой женщине, чей дух мы потревожили! Ну зачем мне сдался этот чертов пистолет?»

Зловещая фигура неумолимо приближалась к парнишкам. Ее губы беззвучно шевелились, словно она шептала какие-то заклятия. Сможет ли она схватить их? И что будет тогда? Неужели они просто растворятся в этом безжизненном голубом свечении?

Том отчаянно боролся со страхом, парализовавшим все его конечности. Он понимал, единственное, что им остается – это удирать отсюда со всех ног. Но ноги, как на зло, не слушались его. Может, Утопленница Мэри подчинила его волю? Нет, надо бороться…

Наконец, ему все-таки удалось оторвать взгляд от призрака, он сделал шаг к другу и, со всей силы стукнув того кулаком в спину, прошипел:

– Бежим!

Удар подействовал чудесным образом: Стэн вышел из оцепенения и кинулся вслед за приятелем.

Они бежали вниз по лестнице туда, откуда пришли.

«Только бы не упасть, – взмолился про себя Том. – И не споткнуться, иначе…»

О том, что случится дальше, думать совсем не хотелось. Тяжело дыша, они выбежали из огромной залы и спустя несколько секунд уже неслись что было мочи через темный внутренний двор замка. Тому казалось, что призрачная женщина преследует их и дышит в спину. Ему слышался ее леденящий кровь торжествующий смех. Но обернуться назад он не решался – боялся споткнуться. Каждая секунда сейчас была дорога.

Лишь оказавшись у главных ворот, он собрал все свое мужество и бросил быстрый взгляд через плечо. Позади никого не было. Судя по всему, Утопленница не стала покидать свои покои и не преследовала их.

* * *

Пулей мальчишки промчались обратно по темному лесу. Недалеко от опушки Стэн остановился и без сил рухнул у дерева:

– Больше не могу! Сейчас задохнусь.

– Теперь-то ты доволен! Ты хотел ее увидеть! Увидел? Доволен? – орал на друга Том. – Эта твоя безумная идея почти стоила нам жизни! Да и я тоже идиот, что согласился участвовать в этом. Какого черта я только думал?!

– Черт, но я же не знал, что она и вправду существует, Том, – прохрипел Стэн.

– А если бы она кого-то из нас схватила… или сразу обоих? Это все твои безумные идеи, Стэн, – не успокаивался Том. – Никакая это не проверка на смелость, а просто глупость! Нельзя так поступать!

– Ты прав. Обещаю, что больше в замок ни ногой, – Стэн достал носовой платок и вытер лоб. – Смотри, смотри, у меня дрожат руки.

– А у меня колени подгибаются. И ноги как ватные.

Стэн поднялся и обнял товарища:

– Спасибо, что не бросил меня там одного. Ты самый настоящий друг. Если тебе что-то нужно, ты только…

– Сейчас мне хочется отдать тебе твой дурацкий пистолет и больше никогда тебя не видеть!

– Извини, Том. Мы же останемся друзьями? С этого момента будем делать только то, что ты скажешь. А хочешь – оставь пистолет себе, идет?

– Так уж и быть, – проворчал Том. – Ладно, идем домой. Хотя не думаю, что смогу заснуть сегодня. Эта жуткая женщина будет всю ночь стоять перед глазами.

– У меня, наверно, тоже, – согласился Стэн.

Обсуждая пережитое, они вышли на окраину деревушки. Внезапно Стэн замер, похлопал себя по карманам и испуганно посмотрел на друга:

– Черт возьми! – он вывернул карманы брюк наизнанку.

– Ну что еще? – на лице Тома мелькнуло недовольное выражение.

– Мой фонарик! Я его где-то выронил.

– Да ладно, не велика потеря. Тебе отец еще один купит.

– Да, но если я потерял его в замке, тогда… мистер Хэмптон найдет его.

– Ну и?

– Ты что, не понимаешь? Если он найдет мой фонарик и отнесет его в полицию, то все узнают, что я был в замке.

– Да ладно тебе! Как они узнают? Отпечатки пальцев, что ли, будут снимать? Обычный фонарик, который можно легко купить где угодно. Да любой человек мог его там выронить!

Стэн энергично замотал головой:

– Я на нем гвоздем нацарапал свое имя!

– Ну ты и идиот! Слушай, я не пойду назад искать твой дурацкий фонарик! И тебе не советую. Ты же мог его выронить во дворе, или даже в лесу.

Стэн молчал и растерянно ковырял ботинком землю.

– Вспоминай, где ты мог его посеять! – требовал Том.

– Я стараюсь, – в отчаянии ответил Стэн. – Когда я увидел эту жуткую женщину, я сжимал его в руке. Это я точно помню. А где выронил, хоть убей, не помню.

– Идиот, – повторил Том. – Отец точно меня выпорет. Ну, спасибо тебе, Стэнли Кларк!

– Твой отец не узнает, что ты был со мной. Буду всем говорить, что ходил туда один.

– Ага, так тебе и поверят! Все же знают, что мы везде ходим вместе. И полиция будет тебя допрашивать так долго, что ты не выдержишь и назовешь мое имя! Они будут пытать тебя! Посадят в обезьянник!

– Не скажу, Том. Скорее язык себе откушу, – Стэн сложил пальцы крестом и приложил к губам. – Могила.

Том только покачал головой:

– И зачем я согласился? Из-за какого-то дурацкого пистолета! Не хочу больше об этом говорить и даже думать.

В молчании они прошли по узкой тропинке, которая извивалась меж кустами вдоль весело журчащего ручья прямо к их домам. У забора они коротко простились.

По крепким веткам плюща Том легко влез на второй этаж в окно своей спальни и спустя несколько минут уже лежал в кровати. Но сон не шел, как он и предполагал. Беспокойно ворочаясь с боку на бок, он вновь и вновь прокручивал в голове их встречу с Утопленницей Мэри. Стоило ему закрыть глаза, как он снова слышал ее жуткий смех и видел прозрачную фигуру, парящую в воздухе. Он представлял, как она выходит из замка и пересекает двор, как подходит к главным воротам и просачивается сквозь них. Вот уже ее бледный силуэт мелькает меж деревьев, направляясь к деревне.

– Я иду за тобой! – слышался ему нечеловеческий голос. – Я никогда не перестану искать тебя. Теперь ты – моя жертва.

Том испуганно распахнул глаза. В комнате никого не было. Тогда откуда он так явно слышал этот жуткий шепот? Может, привидение стоит под окном? Он прикусил губу, сердце бешено колотилось. От страха ему хотелось спрятаться с головой под одеяло, но любопытство тянуло к окну.

«Не вставай! – шептал его внутренний голос. – Не подходи к окну! Там зло!»

Несмотря на внутреннее предостережение, Том отбросил одеяло. Он больше не мог противиться жгучему желанию посмотреть в окно. Затаив дыхание, он выбрался из кровати, на цыпочках подошел к окну и открыл его. Выглянуть на улицу он не решался. А вдруг женщина-призрак сама к нему заберется? Было ли вообще что-либо, неподвластное ей? Неизвестность мучила, он понимал, что должен набраться смелости и выглянуть в окно. Так он и сделал. Внизу никого не было: никаких мертвых женщин, карабкающихся по плющу в его комнату, или каких-либо других потусторонних созданий. Стояла тихая ночь. Луна освещала дворы и дома. Сверчки назойливо стрекотали в траве. Том понял, что шепот, который он слышал, был, видимо, лишь плодом его воображения. Он просто перенервничал сегодня, вот и все. С этой мыслью он вернулся в постель и наконец-то смог заснуть.

* * *

Все считали Эмму забавной девушкой. Некоторые – интересной, кто-то даже симпатичной, но никому и в голову бы не пришло назвать ее красавицей. Да и сама она признавала, что до идеала красоты ей далековато. Сама она считала свой нос немного крупным, губы – слишком тонкими, а рот – маленьким. Ей иногда хотелось, чтобы уши не так сильно торчали, но ничего изменить она не могла. Впрочем, не сильно-то и хотела, ведь ее необычная внешность притягивала взоры, и ей оказывали предостаточно внимания. Единственное, пожалуй, чем она действительно гордилась, были ее шикарные белокурые волосы. И не напрасно: длинные и шелковистые, они ниспадали волнами на плечи, и даже многие красотки завидовали ее волосам.

В двадцать один год ее фигурка была стройной и подтянутой. Всем остальным занятиям Эмма предпочитала верховую езду, а чтобы ездить на лошади, надо быть в хорошей форме. Стоило ей сесть верхом на коня, она буквально преображалась: ее фиалковые глаза наполнялись жизнью и радостью, она смеялась и ликовала, считая себя самым счастливым человеком на свете. Впрочем, она и не была несчастной. Все отмечали ее веселый беззаботный нрав. Друзья и знакомые говорили, что Эмма очень похожа на свою мать. У той тоже был всегда цветущий вид и хорошее настроение. Но, к сожалению, мама рано ушла в мир иной.

Отец Эммы женился во второй раз, и дочь не винила его. Никому не хочется провести в одиночестве остаток своей жизни. С мачехой Эмма ладила довольно сносно: им удавалось избегать скандалов и ссор, но все-таки иногда между ними возникало некоторое напряжение. Для Эммы, живущей в полной гармонии с окружающим миром, это было в тягость. Поэтому она приняла решение, достигнув совершеннолетия, уехать из отцовского дома и начать жить самостоятельно. Она объяснила свой поступок желанием проводить больше времени за учебой.

Это была козырная карта: отец Эммы, человек благоразумный, двумя руками был за то, чтобы его дочь посвящала себя учебе. К тому же он и сам замечал небольшие трения между женщинами в доме и понимал, что отъезд Эммы – лучшее решение для всех. Как и положено заботливому родителю, он не только оплатил все затраты на переезд, но и регулярно высылал дочери определенную сумму, что позволяло девушке вести относительно беззаботный образ жизни.

Летние каникулы она обычно проводила в деревушке у тетушки Маргарет, маминой сестры. Тетя после тяжелого развода с жестоким супругом жила одна и была очень рада, когда племянница ее навещала.

В деревне Эмма познакомилась с владельцем местной конюшни, мистером Артуром Грином. Она часто помогала ему ухаживать за лошадьми, за что получила разрешение кататься верхом, когда захочется.

Природа в этих краях была на редкость живописна: широкие поля и луга чередовались с тенистыми лесами, пологие холмы и красочные долины окружали близлежащие деревушки, скрывая их друг от друга, а за верхушками высоких деревьев можно было разглядеть крышу старинного замка…

– Ты уже придумала, чем займешься сегодня? – спросила тетя, накрывая на стол.

Сегодня, как, впрочем, и каждый день, завтрак был королевский: домашние яйца, поджаренная ветчина, тосты, сливовый джем и многое другое – все, что сердце пожелает.

– Думаю, я немного покатаюсь верхом, – ответила девушка, откусывая кусочек рогалика.

– Опять одна?

– Скорее всего. Хотя, возможно, мистер Грин или кто-то из его людей согласится сопровождать меня. Но мне и одной никогда не бывает скучно.

Тетя покачала головой:

– Ох, не доверяю я этим созданиям.

– Лошадям? – удивилась Эмма.

Тетушка кивнула.

– Да ты что! Лошади лучше всех понимают человека. Если ты по-настоящему заботишься о лошади, любишь ее, то животное станет тебе настоящим другом, верным и надежным. В отличие от людей, лошадь никогда не предаст. Первый раз слышу, что кому-то не нравятся лошади… Ты вообще когда-нибудь каталась верхом, тетушка?

– Конечно, каталась! – Маргарет поморщилась, вспоминая этот неприятный опыт. – После первой поездки меня было не узнать: колени изранены, поясница трещала от боли. Ты представляешь, эта якобы мирная лошадка, как меня все уверяли, несколько раз сбрасывала меня! С тех пор я стараюсь обходить стороной этих животных.

– Сколько лет прошло с тех пор?

– Наверное, лет двадцать уже.

– Не хочешь еще разок попробовать?

Тетя Маргарет испуганно замахала руками. Но Эмма, хитро прищурившись, не отступала:

– Мне кажется, ты должна дать лошадям еще один шанс. Если хочешь, я могу покататься с тобой. Давай, тетя! Было бы здорово прокатиться вместе! Ты бы показала мне окрестности.

– Ты и так уже все здесь видела, Эмма. Даже не уговаривай. Эти капризные создания пугают меня. Как вспомню, каково это упасть с лошади… – Маргарет нахмурилась и стала массировать поясницу, как будто до сих пор чувствовала боль.

– Жа-алко, – протянула Эмма. – Я могла бы тебя научить. Я давно езжу верхом и сделала бы из тебя первоклассную наездницу.

– Ты еще меня на соревнования по конкуру запиши, – пошутила тетя и подмигнула племяннице. Затем ее лицо стало серьезным: – Я надеюсь, ты осторожна, когда катаешься одна, и не подъезжаешь близко к старому поместью?

– Конечно, я сама осторожность! Но почему ты все время напоминаешь мне про этот старый замок?

– Потому что лучше держаться от него подальше!

– Что в нем такого? Ты там была?

– Нет, и надеюсь, что не буду!

– Но как ты можешь так говорить, если сама там не была?

– Давай не будем это обсуждать, солнышко. Ты знаешь, что я всегда поддерживаю тебя и готова говорить с тобой, о чем угодно, но…

– Только не об этом жутком месте, – перебила тетю Эмма. – Ты постоянно ищешь отговорки, тетя. Расскажи мне все, что знаешь об этом поместье. Прошу тебя!

Тетя явно нервничала. Еще не закончив завтрак, она, стараясь не глядеть на племянницу, поднялась из-за стола и отнесла посуду в мойку:

– Не стоит тебе интересоваться этим, Эмма. Правда.

– Если ты мне не расскажешь, я спрошу кого-нибудь другого. Буду ходить по деревне и расспрашивать каждого, пока не узнаю. А если никого не найду – отправлюсь туда сама.

Маргарет сняла фартук и, повесив его с обратной стороны двери, снова попыталась образумить девушку:

– Не надо мне угрожать. Дорогая моя, я говорю все это ради твоего же блага. Ну почему этот старый замок тебя так привлекает?

– Да он не привлекает меня! – взорвалась Эмма. – Если бы ты не твердила постоянно «нельзя» да «нельзя», у меня бы и мысли не возникло приближаться к нему!

Женщина вновь села за стол. Погруженная в свои мысли, она задумчиво собирала со стола крошки и складывала их в кучку. Когда она, наконец, подняла голову, лицо ее было мрачнее тучи:

– Ну так и быть, если ты этого хочешь. Вероятно, ты поймешь, почему я волнуюсь, когда ты катаешься совсем одна. Этот замок оказывает на людей какое-то необъяснимое воздействие. Он очаровывает. Ты не заметила этого?

– Ну, порой мне хочется посмотреть на него вблизи, но это всего лишь мое любопытство, – небрежно пожала плечами Эмма. – Не назвала бы это очарованием.

– Не позволяй своему любопытству завести тебя туда, – предостерегла ее тетя. – Это может плохо кончиться.

– Сам замок опасен или привидение, о котором ходят слухи?

– И то и другое. Одно неотделимо от другого.

– Я все равно не понимаю. Как так?

– Дорогая, разве недостаточно, что я сказала обходить этот замок стороной? Почему тебе нужно все знать? Кто?.. Как?.. Зачем?.. Ты уже замучила меня своими вопросами!

– Так помоги мне понять! Уверена, что ты в моем возрасте задавала не меньше вопросов.

– Может, и задавала, но только не об этом старом поместье. Оно всегда меня пугало, и я очень рада, что мне не приходится там жить.

– Разве тебе никогда не хотелось быть хозяйкой целого замка? – попыталась подколоть тетушку Эмма.

– Хозяйкой – да, но точно не этого замка.

– А почему бы и не этого? Во всех старых замках есть свои привидения.

– В этом замке привидение особенное!

– Плохое?

– Ужасное, – мрачно кивнула тетя.

Весь этот разговор казался Эмме весьма забавным. Она уже успела выяснить, что вся деревня до смерти боялась страшного привидения, обитающего в старом замке, но никто его даже не видел. Она улыбнулась:

– Ты же никогда не видела его, почему ты так уверена?

– Если проживешь в этой деревушке достаточно долго, ничего не нужно видеть. Все и так знают, что это жуткое место.

– Откуда всем это известно? Нечестно, что ты ничего мне не рассказываешь.

– Я лишь хочу оградить тебя от опасности, – сказала Маргарет.

– Может быть, все не так страшно…

– Ты на все найдешь аргумент, Эмма. Этому тебя в университете учат?

– Я же учусь на адвоката, не забывай, – пошутила девушка.

– С таким упрямством ты не проиграешь ни одного процесса!

– Не уклоняйся от темы, тетя. Ты собиралась рассказать мне о злом призраке.

– Вздор! Ничего я не собиралась!

– У него хотя бы есть имя?

– Есть. Герцогиня Мэри Макдауэлл. Все называют ее Утопленницей Мэри.

– Ее? Так это призрак женщины! То есть все люди до смерти боятся женщину? – Эмма было засмеялась, но заметила, как сурово посмотрела на нее тетя. – Продолжай, тетя, расскажи мне ее историю. Как она стала призраком?

– Она жила очень давно, еще во времена рыцарей.

– Ой, напомнило мне об одной книге, – перебила ее Эмма. – «Айвенго», сказание о черном рыцаре. Ты читала? Сразу вспомнились описания величественного замка, благородных правителей, придворных дам, крепостных… Мэри Мак… как там ее? Она тоже могла жить в те времена?

– Макдауэлл, – поправила племянницу тетя. – Вот только она была вовсе не благородной. Ну, то есть корни-то у нее самые что ни на есть аристократические, она же герцогиня, хозяйка большого поместья! Но это была честолюбивая и корыстная женщина. Сварливее женщины свет не видывал. Никто не мог ей угодить, включая прислугу. Жестокая – ужас! За малейшую провинность она сурово наказывала. Дьявол в человеческом обличии – так ее называли люди. Все подданные стонали от непосильного бремени налогов, которое леди Макдауэлл взвалила на них.

Тетя замолкла и снова поднялась из-за стола. Эмма терпеливо ждала, пока она продолжит рассказ.

– Как я тебе сказала, это была богатая аристократическая особа. И вот на один из праздников она пригласила из соседнего княжества рыцаря, известного по всей округе своим добрым сердцем и благородством. Леди Макдауэлл планировала женить его на себе. И быть бы свадьбе, но рыцарь узнал, какой жестокой и жадной была эта женщина. Так что, как она ни старалась произвести на него впечатление, он не отвечал на ее чувства взаимностью.

– Разумно с его стороны, – признала Эмма.

– Меж тем, – продолжала тетя, – его отказ задел гордость коварной женщины, и ее любовь быстро сменилась ненавистью. Она приказала схватить его и посадить в темницу. Каждый день она спускалась в подвал, где он был заточен, и мучила его до тех пор, пока бедный рыцарь не умер. А после его смерти она не захотела больше покидать замок. Никто не знает, как она умерла, но говорят, что она привязала камень к шее и спрыгнула с мостика в пруд у поместья. Вот только ни тела, ни ее останков не нашли. Пруда сейчас нет – высушили. Поговаривают, что она заключила договор с сатаной и после своей смерти стала призраком, жестоким и злобным. Она прогнала всю прислугу и других обитателей замка, и долгое время он стоял пустым…

– Интересная история, тетя, – довольно произнесла Эмма, допивая молоко. – Не понимаю, почему ты не хотела ее рассказывать.

– Это еще не конец, – грустно ответила тетя и продолжила рассказ. – Много лет замок пустовал. Утопленница Мэри не позволяла никому не только жить там постоянно, но и просто задерживаться в замке даже на короткое время. Иногда приезжали люди, которые вступали во владение замком, вероятно, наследников она допускала. Но любые хорошие чувства она душила в зародыше. Она доводила их до горя и безумия, а порой даже до смерти. Так произошло с одной влюбленной парой…

Тетя замолчала, задумчиво глядя в окно.

– Что же случилось с ними? – поторопила ее племянница, страстно желая услышать продолжение истории. – Как их звали?

Тетя Маргарет печально вздохнула:

– Обычно их так и называют – «влюбленные». Девушку звали Катерина, а юношу – Ричард. Оба были благородного происхождения, чудесные молодые люди, чьи сердца сблизились в этом замке, будь он проклят. Семьи молодых людей благосклонно отнеслись к этому союзу. Видимо, лишь Утопленница хотела помешать их браку, она не могла допустить присутствия любви в старых стенах, – тетушка прикрыла глаза рукой. – Должно быть, они были действительно прекрасной парой: красавица Катерина и ее мужественный избранник. Оба были глубоко верующими людьми. Почему же в тот момент Бог не протянул им руку и не избавил от этого чудовища? Она преследовала их, доводила чуть ли не до безумия. Не знаю, кому из них пришла в голову идея покончить с жизнью, но Катерина достала где-то пузырек с ядом, и они оба выпили его.

Эмма почувствовала, как по спине побежали мурашки:

– Получается, они умерли в один день?

– Да, Утопленнице не удалось их разлучить. Это было ее первое поражение.

– Поражение? Ей все-таки удалось погубить их, разве это можно назвать поражением?

– Нет, ведь Катерина и Ричард вместе ушли в другой мир, и они счастливы там. А еще, рассказывают, перед смертью они поклялись, что будут всеми силами защищать тех, кто окажется в этом ужасном замке. Они даже хотели найти способ уничтожить призрак и положить конец ее издевательствам. Но пока не смогли.

– Раз они решили помогать другим людям, – Эмма старалась рассуждать логически, – значит, они тоже остались призраками в этом замке…

– Так и есть, и они стараются разрушить все ее замыслы. К сожалению, им это не всегда удается.

Эмма откинулась на спинку стула и звонко рассмеялась:

– Получается, в замке на данный момент одно злое и два добрых привидения? И двое влюбленных очень осложняют призрачное существование Утопленницы Мэри…

– Нам известно, что они стараются, – перебила ее тетя, – но мы не знаем, насколько им это удается. Одно ясно точно: никто не был счастлив в этом замке с тех пор. Ты же знаешь мистера Хэмптона? Разве счастливый человек так выглядит?

– Почему же он тогда не переедет оттуда?

– Возможно, из-за упрямства, – пожала плечами тетя Маргарет. – А может, что-то удерживает его. Он уезжает на некоторое время, но всегда возвращается назад. Поэтому я повторяю тебе снова и снова: держись подальше от этого места.

– Эта Утопленница злится не только на влюбленных? Как же мистер Хэмптон? Или он тоже влюблен? По нему не скажешь…

Тетя глубоко вздохнула:

– Возможно, она готовит для него нечто особенное…

* * *

– Доброе утро, Эмма, – окликнул девушку Артур Грин.

Седовласый мужчина был известен своими хорошими манерами и добродушным нравом.

– Доброе утро, мистер Грин, – весело поприветствовала его Эмма. – Могу я сегодня прокатиться на Молнии?

– Разумеется! Она уже заждалась вас. Эта кобыла мне покоя не дает: ждет, когда вы придете и выведете ее из стойла на прогулку. Никому не доверяет, только вам. Я бы охотно сопроводил вас, но, к сожалению, жду гостей из налоговой.

– Не думаю, что они доставят вам много хлопот, мистер Грин. Вы ведь честно ведете дела? Если вам понадобится юридический совет, я всегда готова вам помочь.

– Большое спасибо, Эмма. Знаете, я абсолютно убежден, что ваша карьера юриста сложится блестяще. Ваше имя всегда будет на слуху, а я буду хвастаться нашим знакомством.

– Вы мне льстите, – улыбнулась девушка и направилась к конюшне.

Молния, завидев Эмму издалека, уже вовсю пританцовывала в стойле в предвкушении прогулки. Это была великолепная лошадь – темно-серая, с черной гривой, темпераментная и сильная. Когда Эмма подошла к ней и прижалась к теплому боку, она довольно заржала и громко засопела. Девушка погладила лошадь по шее:

– Привет, Молния! Вижу, ты уже готова к прогулке.

Девушка оседлала животное и выехала из конюшни. Не теряя ни секунды, Молния понеслась через двор на луг к лесу. Взгляд Эммы невольно скользнул по старому замку, о котором они беседовали с тетей этим утром. Внезапно она ощутила сильное желание подъехать к нему ближе, но, вспомнив обещание, данное тетушке Маргарет, она развернула лошадь в другую сторону. Тем не менее в мыслях Эмма постоянно возвращалась к печальной истории двух влюбленных, которые так и не смогли быть вместе.

Неужели привидение утонувшей герцогини действительно обладает огромной силой? Или, может быть, любовь пары не была такой уж сильной? Эмме даже пришло в голову, как бы случайно встретиться с мистером Хэмптоном и расспросить его поподробнее об этом замке. Прежде она видела его лишь издали, но сразу приметила печальный взгляд мужчины. Насчет этого тетя Маргарет была права: счастливым он определенно не выглядел. В остальном Хэмптон был вполне нормальным: молодой, вероятно, всего на несколько лет старше Эммы, подтянутый, хорошо одетый.

«Когда в следующий раз увижу его, подойду поздороваться, – подумала Эмма. – Он хоть и кажется букой, но не думаю, что откажется со мной поговорить. Кто знает, может, даже в замок меня пригласит».

Погруженная в свои мысли, Эмма не заметила, что катается уже около трех часов. Настало время возвращаться.

Доехав до конюшни, она спешилась и, расседлав Молнию, завела ее в стойло. Там она почистила лошадь и насыпала в кормушку зерна. Девушка решила не возвращаться домой на обед, так как в конюшне сегодня было много дел.

Краем глаза Эмма заметила мелькнувшее в дверном проеме веснушчатое лицо. Она сразу узнала Тома Вулли. Вместе со своим приятелем Стэном он иногда помогал на конюшне ухаживать за лошадьми. Эти двое в деревне были хорошо известны своими проделками и шалостями.

– А ну-ка выходи, маленький проказник, – весело крикнула Эмма. – Где твой приятель-хулиган?

– Я вовсе не проказник, – протестуя, Том вошел в дверь, – и приятелей-хулиганов у меня нет.

– Ну ладно-ладно, рассказывай! – улыбнулась девушка, сгребая солому в кучу. – Хочешь помочь? Сегодня много дел.

– Мы со Стэном вовсе не хулиганы! – Том сел на доски. – Почему вы нас так называете?

– Вот заладил! – улыбка не сходила с лица Эммы. Однако, посмотрев внимательно на мальчика, она заметила, что он чем-то обеспокоен. – Что с тобой? И почему ты один? Где Стэн?

– Стэн дома, он себя плохо чувствует, – ответил Том, опустив голову.

– Ты из-за этого такой грустный?

– Ну, и поэтому тоже.

– Плохо спал или совесть замучила?

Том резко поднял голову и взглянул Эмме прямо в глаза. Его испуганный взгляд, казалось, кричал: «Откуда вам это известно?!» Он открыл рот, словно что-то хотел сказать, но никак не решался.

– Если хочешь, можешь рассказать мне, – спокойно сказала Эмма, присаживаясь рядом. – Мы же друзья. Все, что скажешь, останется между нами.

Том снова опустил голову и стал рассматривать свои пыльные ботинки. После долгого молчания он наконец произнес:

– Вы же адвокат, да?

– Ну, пока еще нет…

– Но законы знаете, правда? Какой штраф дается за взлом, Эмма? – набравшись смелости, выпалил Том.

– Зависит от обстоятельств. Все зависит от мотива, ущерба, да и возраста грабителя. Судьи на многое должны обращать внимание, – она заглянула мальчишке в глаза. – Ты же не просто так все это спрашиваешь, Том?

– Я просто… просто ради… интереса, – он вытер вспотевшие ладони о штаны.

– А мне кажется, ты сейчас обманываешь, – ответила Эмма серьезно.

– Нет-нет, мы со Стэном не взломщики, – поторопился оправдать свои расспросы парнишка. – Нам это не надо… Зачем нам вламываться в замок?

Он внезапно осекся и виновато посмотрел на Эмму, поняв, что сболтнул лишнее.

– Так-так… С этого места поподробнее. Вы со Стэном пробрались в замок? В тот самый, которого боятся жители деревни?

– Нет! – упрямо отрицал мальчик.

– Рассказывай, где вы нашкодили. Том, я от тебя не отстану, я же будущий адвокат! Даже самые закоренелые преступники могут довериться своему адвокату. Так что выкладывай.

– Что, адвокат никогда не выдаст преступника?

– Адвокат обязан хранить тайну, как священник или врач. Я уверена: то, что вы натворили – это не уголовное преступление. Возможно, все намного проще, чем тебе кажется. Рассказывай, что вы делали в замке?

– Я с самого начала не хотел в этом участвовать, – сдался Том, по-прежнему не глядя на Эмму. – Но Стэн продолжал меня уговаривать, снова и снова. Я точно не поддался бы, не предложи он мне свой пневматический пистолет. В общем, я не смог отказать…

– И что дальше?

– Стэн сказал, что это вроде испытания на смелость. Ведь столько страшилок рассказывают про призрак Утопленницы Мэри, и ему непременно захотелось ее увидеть.

– Ну не тяни! – взволнованно поторопила его Эмма.

– Мы нашли неизвестную дверь, которая оказалась незапертой. И, когда настала ночь, пробрались в поместье и поднялись в замок. А там…

Том замолчал, но по выражению его побледневшего лица было ясно, что в замке что-то произошло.

– Вы увидели привидение? Как оно выглядело?

– Жутко, – прошептал мальчик. – Мне казалось, что мое сердце остановилось. Она появилась из-за колонны и как бы парила в воздухе, не касаясь земли. От ее взгляда меня парализовало… Я никогда не видел во взгляде столько ненависти и неприязни. От нее веяло холодом и злобой…

– Что же вы сделали? – спросила девушка, пытаясь представить себе эту сцену.

– Когда я понял, что она нас сейчас убьет, я толкнул Стэна, и мы побежали.

– И она не погналась за вами?

– Не знаю, может, и погналась. Я не оглядывался, просто бежал, бежал, бежал… Но мне кажется, что она нас не преследовала, когда мы выбежали из замка. А когда я вернулся домой, меня не покидало ощущение, что привидение стоит под окном моей спальни и зовет меня по имени! Я собрался с духом и выглянул в окно, но там никого не было. Так что, это были глюки. Ох и перепугались мы!

– Значит, Стэну сейчас нездоровится из-за пережитой вами ночной встречи? Еще бы, слишком много впечатлений!

– Ему из-за кое-чего другого нездоровится, – покачал головой Том. – Сейчас он больше боится своего отца, чем привидения.

– Так родители в курсе ваших ночных похождений? – искренне удивилась Эмма.

– Пока нет, но очень скоро узнают… Когда полиция заявится к нам домой.

Эмме вдруг стало смешно:

– Вы же не думаете, что Утопленница Мэри станет звонить в полицию?

– Да не она! А мистер Хэмптон!

– Разве Мистер Хэмптон сейчас в замке? Я видела, как он уезжал с большим чемоданом.

– Нет, его не было.

– А кто тогда? Если он и заметит, что в его отсутствие в замке кто-то побывал, ни за что не поймет, что это были вы. Если вы, конечно, ничего не украли…

– Нет-нет, мы не воры, – вздохнул Том, качая головой. – Вот только Стэн обронил там свой карманный фонарик. Он точно не знает, где именно. Может, в лесу или во дворе замка. А может, в том зале, где мы встретили привидение. Но если мистер Хэмптон найдет фонарик, он сразу поймет, чей он, потому что Стэна угораздило выцарапать на нем свое имя! Я даже думал, что будет лучше, если я сам пойду к нему и во всем сознаюсь. Может, тогда он не станет жаловаться в полицию.

– Ты можешь описать, где проходит ваша тайная тропа, по которой вы убегали из замка? – спросила Эмма.

Том подробно рассказал. Он в деталях запомнил путь, ведь удирали они той же дорогой, что и пришли.

– Только не предлагайте нам снова сходить туда, чтобы забрать фонарик! Я больше ни ногой в это ужасное место.

– Я тебе и не предлагаю, – ответила Эмма. – Я сама туда наведаюсь.

– Вы? Туда? Зачем вам это? – Том изумленно уставился на девушку.

Эмма пожала плечами:

– Мы же друзья. Друзьям надо помогать. А еще я хочу сама взглянуть на этот замок поближе.

– Но что именно вы собираетесь делать?

– Пока не знаю. Еще не решила. Обдумаю позже. Но одно могу сказать точно: твоему приятелю не нужно бояться отца.

– Здорово! – Том заметно повеселел. – Вы настоящий друг, Эмма. Спасибо! Побегу расскажу все Стэну.

С этими словами он спрыгнул с досок и выбежал из конюшни. Эмма, улыбаясь, смотрела ему вслед.

* * *

Похоже, привидение в старом замке – это не просто слухи и россказни местных любителей мистики. Во всяком случае, теперь Эмма знала человека, который собственными глазами видел призрака. Впрочем, девушка делала скидку на то, что это всего лишь мальчишки: они залезли в поместье ночью, а у страха, как известно, глаза велики – вот и приняли за привидение какую-нибудь статую или картину. Так или иначе, она твердо решила, что непременно отправится в старый замок и найдет потерянный фонарик, тем самым поможет ее юным друзьям избежать проблем с хозяином замка.

Закончить все дела в конюшне ей удалось только ближе к вечеру. Том на радостях забыл о своем обещании помочь и убежал к приятелю, и Эмме пришлось все делать самой.

О том, чтобы посвятить тетю Маргарет в свои планы, не могло быть и речи. Тетя любыми средствами будет пытаться отговорить ее. Поэтому вечером Эмма, ничего не сказав тете, вышла из дома и пошла в сторону замка.

В лесу было прохладно и мрачно, хотя лучи заходящего солнца еще освещали верхушки высоких деревьев. Пройдя несколько метров по лесу, Эмма ощутила странное чувство, будто ее отделило стеклянной стеной от остального мира. Сквозь деревья вдалеке еще просматривались дома, но девушке казалось, что теперь будет трудно добраться до них. Встряхнув головой, она осмотрелась. Здесь было темнее, чем она ожидала. Деревья росли тесно друг к другу, стояла полная тишина: ни звуков птиц, ни треска, даже вездесущих комаров здесь не было. Вместе с темнотой это создавало тяжелое, гнетущее чувство.

Считается, что призраки выходят исключительно по ночам. Интересно, Утопленница Мэри придерживается этого расписания, или она пренебрегает даже принятыми для духов правилами? Хотя, есть ли какие-то «правила» для духов… Правда ли влюбленные мешают ей творить ее мерзости? Если так, тогда почему они не помогли двум беззащитным мальчишкам этой ночью? Как там их звали… Катерина и Ричард, кажется. Добрые, благородные духи. Жить бы им долго и счастливо вместе, не повстречай они призрак герцогини Макдауэлл. А что если нынешний владелец поместья, Джозеф Хэмптон, встретит какую-нибудь девушку, которую полюбит всем сердцем, и приведет ее в замок? Помогут ли тогда добрые духи им сохранить и уберечь любовь от страшного призрака? Может быть, это и станет концом для ужасного привидения, которое не дает спокойно жить людям уже много сотен лет, и оно навсегда покинет замок?

Погруженная в эти размышления, девушка упорно пробиралась через лес. Смеркалось. Если она поторопится, то успеет добраться до замка еще до наступления полной темноты. Заблудиться Эмма не боялась: в лесу была только одна тропа. Внезапно в полной тишине раздался крик, причем было непонятно, кто кричал – птица или какой-то зверь. Девушка вздрогнула. «Наверное, совы уже просыпаются», – решила она. Эмма удивлялась смелости ребят – пойти в это жуткое место ночью… Б-р-р! От одной этой мысли по ее спине побежали мурашки.

В сумерках она шла гораздо медленнее и внимательно смотрела себе под ноги. Возможно, Стэн уронил фонарик где-то в лесу, когда они с Томом удирали от призрака. В таком случае ей не придется идти в замок. Но чем дальше она шла, тем сильнее становилось чувство, что в лесу ей фонарика не найти. Теперь она понимала страх всех жителей деревни. Их, как ей поначалу казалось, выдумки теперь представлялись вполне реальными. Эмма почувствовала непривычную дрожь в ногах и слабость. Но назад поворачивать было нельзя, хотя лес ей теперь казался бесконечным.

Девушка постаралась отогнать жуткие мысли и подумать о чем-нибудь другом. Она ведь всегда любила природу и могла часами восхищаться пением птиц, рассматривать листву деревьев, искать целебные травы. Однако сегодня вечером ей это не удавалось. Казалось, сам лес настроен против нее. Она не чувствовала себя здесь желанным гостем. Может, Утопленница Мэри уже пытается остановить ее?

– Ну уж нет, – упрямо сказала вслух Эмма на случай, если призрак ее слышит. – Ты еще меня не знаешь. Я упряма, как осел. И поверь, Мэри Макдауэлл, если мне что-то взбрело в голову, я от этого не отступлюсь.

В этот момент она заметила, что тропа привела ее к каменной стене, окружавшей замок. От Тома Вулли она знала, что нужно свернуть направо. Где-то там должна быть потайная дверь, через которую мальчишки проникли во двор.

Ветки деревьев зловеще тянулись к ней. Возникло предчувствие, что что-то должно случиться, но Эмма заставила себя улыбнуться, словно говоря самой себе: это всего лишь ничем не подкрепленные страхи. Оглядевшись вокруг, Эмма подняла глаза на замок и замерла. В одном из высоких темных окон мелькнула белая тень и сразу же растворилась в воздухе. Девушка оцепенела: действительно ли там кто-то стоял, или все это лишь игра воображения? Сердце заколотилось, как бешеное…

* * *

«Мерещится то, о чем все болтают», – попыталась успокоиться и прогнать свои страхи Эмма. Теперь ей хотелось скорее найти этот дурацкий фонарик и убраться отсюда. Угораздило же Стэна доказывать свою смелость именно в этом жутком месте! Еще и Тома уговорил…

Она осторожно отворила дверь и в то же мгновение ощутила порыв ледяного ветра. Заслоняя лицо руками и внимательно глядя под ноги в поисках фонарика, девушка продвигалась к середине двора. Она то и дело оглядывалась назад, чтобы убедиться, что ее никто не преследует.

«Как же можно жить в такой ужасной обстановке? Почему мистер Хэмптон всегда возвращается сюда? Неужели у него нет выбора? Должно быть, он уже настолько привык, что не замечает ничего странного, – нашла единственное логическое объяснение его поведению Эмма. – Иначе он бы не выдержал».

Она приблизилась к очередной двери. Дальше идти совсем не хотелось. Эмма тихонько приоткрыла дверь. В нос сразу ударил запах сырости. Поморщившись, девушка заглянула внутрь. В помещении было темно, но немного света проникало через приоткрытую дверь. В полумраке Эмма разглядела на полу в нескольких шагах от входа маленький фонарик и бросилась к нему. Внезапный порыв холодного воздуха сбил ее с ног, и дверь захлопнулась. Девушка оказалась запертой…

* * *

В кромешной темноте Эмма не могла разглядеть даже собственную вытянутую руку. Она нащупала на полу фонарик и нажала на кнопку. Света не было. Она потрясла его и еще несколько раз нажала кнопку, но то ли он сломался при падении, то ли села батарейка, фонарик не работал.

Эмма задержала дыхание и прислушалась. Тишина. Лишь ветер снаружи завывает, отчего кажется, что со всех сторон раздаются стоны и стенания страдающих пленников, зовущих на помощь. Становилось холоднее. Потоки ледяного воздуха трепали ее белокурые волосы и пронизывали до костей. «Если здесь гуляет сквозняк, значит, неподалеку должен быть выход», – подумала она. Девушка повернулась кругом, но тут же поняла, что потеряла ориентацию и не в силах припомнить, откуда пришла. Ее окружала лишь темнота, наполненная леденящими душу шорохами.

Эмма в отчаянии прижала ладони к ушам, стараясь заглушить эти завывания, все менее напоминающие звуки ветра. Но стенания эхом отдавались в ее голове. Она вздрогнула, почувствовав, как что-то холодное коснулось ее лодыжки, и отпрыгнула в сторону. В другой ситуации девушка от испуга, вероятно, закричала бы, но сейчас она лишь беззвучно открывала и закрывала рот, тщетно вглядываясь в темноту. Может, ей это всего лишь мерещится? Ею овладела паника. Больше всего на свете ей хотелось сейчас сорваться с места, заорать и побежать куда глаза глядят. Вероятно, привидение только этого и добивается.

«Не беги, – повторяла она про себя, пытаясь сконцентрироваться. – Сохраняй хладнокровие». Ей очень хотелось успокоить свое бешено стучащее сердце, но никак не удавалось. Со злобным воем рядом пронеслась чья-то белая тень. Настолько близко, что достаточно было протянуть руку, и Эмма могла бы коснуться привидения.

Девушка прижала руки к телу, боясь ненароком коснуться призрака. Ей ни за что на свете не хотелось оставаться наедине с этим созданием. Кто знает, к каким это может привести последствиям. «Уходи! – шепнул ей внутренний голос. – Нужно выбираться отсюда как можно быстрее. Ты нашла то, что искала, тебе незачем здесь оставаться». Но она по-прежнему не знала, где в этой тьме выход, и могла двигаться лишь наугад. Хотелось надеяться, что направление она выбрала правильное.

Нерешительно девушка сделала несколько шагов в темноте, как вдруг почувствовала, что каменная плитка под ногами стала мягкой и вязкой, будто твердый камень превратился в жидкое болото! Эмма почувствовала, что начинает медленно погружаться в эту жижу. Она попыталась вытащить ноги из холодной тины, но с каждым движением ее засасывало все глубже и глубже. Неужели ей суждено здесь погибнуть?

Почему-то Эмма вспомнила памятку о том, как себя вести на болоте: нельзя барахтаться, делать резких движений. Нужно избавиться от поклажи и, опираясь на что-нибудь, постараться придать телу горизонтальное положение. «Какая чушь, – подумала она. – Откуда здесь, внутри дома, болото?» Но все же она сделала так, как советовала инструкция. Из последних сил цепляясь за стены, Эмма легла. Она снова услышала противный вой, от которого ее бросило в дрожь.

– Почему ты не показываешься мне? – хрипло выкрикнула Эмма. – Или твоей смелости хватает лишь на то, чтобы пугать маленьких мальчиков?

Ответа не последовало.

– Позволь мне уйти! – продолжала она, чувствуя, что бороться с трясиной становится все тяжелее. – Я не сделала тебе ничего плохого. Позволь же мне вернуться домой!

И снова никакой реакции.

Впервые Эмма рассердилась на себя за свое легкомыслие: за то, что не верила слухам о привидении и только посмеивалась над своей тетушкой и другими людьми. Теперь она не сомневалась в существовании потусторонних сил – призрак ли это герцогини Макдауэлл или кого-нибудь еще. Но больше всего она злилась на себя за то, что пришла сюда, полагая, что в сумерках быстро найдет злополучный фонарик и так же легко вернется домой. Тетушка была права: этот замок стоит обходить стороной. Кто знает, сколько измученных душ погубила здесь Утопленница Мэри. И теперь, судя по тому, как трясина засасывала девушку, станет на одну душу больше… «Влюбленные! – осенило ее. – Надо звать их!»

– Катерина! Ричард! – крикнула изо всех сил Эмма. – Помогите мне! Разве вы не видите, что она со мной делает?

Внезапно в комнате стало светлее. Повернув голову к двери, она увидела, что в проеме кто-то стоит. Это, однако, были не призраки влюбленных, а хозяин поместья Джозеф Хэмптон.

* * *

Первым делом Эмма посмотрела под ноги. К ее изумлению, она стояла на твердой каменной плитке, а значит, болото было лишь иллюзией испуганного разума.

Она повернулась к хозяину замка, который с подозрением и даже с возмущением продолжал смотреть на незваную гостью. Еще бы: она вторглась без спроса в его дом. Когда девушка окончательно оправилась от шока, она отметила, насколько элегантно одет хозяин: темно-синий костюм в тонкую полоску, идеально подобранный галстук в тон и белоснежная рубашка. Ботинки были начищены до блеска, будто только-только с витрины. В левой руке он держал дорожную кожаную сумку.

Ситуация в самом деле была весьма неловкой. Хэмптон определенно принял ее, начинающего адвоката, за взломщицу:

– Стойте на месте, не двигайтесь! Надо же, незваная гостья. Поднимите руки! Медленно!

Эмма подняла.

– Теперь выворачивайте карманы. Что вы уже успели унести?

Девушка повернулась, показав хозяину руки, в которых был лишь сломанный фонарик. Хэмптон с недоверием осматривал девушку:

– Где ваша сумка? В доме кто-то еще? Есть сообщники?

– Я могу все объя…

– Вы уже осмотрелись здесь? – перебил ее хозяин. – Уже знаете, где я храню самые ценные вещи. Или мне стоит показать вам дом?

Эмма покраснела, ей был неприятен его сарказм:

– Мистер Хэмптон, я могу все объяснить.

– Да уж потрудитесь!

– Я не вламывалась в ваш дом…

– Неужели? Вы просто вошли без разрешения?

– Пожалуйста, дайте сказать! – резко ответила Эмма. – Я не сделала ничего, за что мне должно быть стыдно!

– Значит, по-вашему, я сейчас должен вас похвалить? – мужчина немного расслабился, поняв, что гостья не представляет опасности. – Надо признать, это интересная точка зрения.

Эмме безумно захотелось влепить ему пощечину. Какое право он имеет говорить с ней в таком тоне, даже не выслушав до конца!

– Меня зовут Эмма Уокер, – выдохнув, сказала девушка. – Я учусь на адвоката, а сейчас, во время каникул, живу в деревне у тети. Возможно, вы знаете ее – Маргарет Пейдж.

– Знаю, – коротко бросил Джозеф.

Он подошел поближе и в упор посмотрел на девушку:

– У вас есть две минуты, чтобы объяснить мне ваше пребывание в моем доме. И, будьте добры, назовите мне хоть одну стоящую причину, почему я не должен прямо сейчас звонить в полицию. Впрочем, должен признать, меня удивляет ваша смелость! Или вы не слышали слухов о том, что в этом замке живет привидение? Утопленница Мэри – так ее называют в деревне.

– Мне известно об этом.

– Тогда еще раз преклоняюсь перед вашим мужеством.

Эмма протянула ему карманный фонарик:

– Я пришла сюда за этим, – сказала она и пересказала ему вкратце рассказ Тома Вулли. Она добавила, что просто решила помочь мальчишкам и что очень надеется, что он, Джозеф, простит им их шалость. – Считаете ли вы эту причину стоящей?

В глазах хозяина замка появились озорные искорки:

– Вы в душе еще ребенок, мисс Уокер. Совсем как эти мальчишки. Не иначе как жажда приключений и авантюризма двигала вами, когда вы решили помочь ребятам.

– Так вы не станете жаловаться на них?

– Вы что же, считаете меня совсем бесчувственным? Я ведь тоже когда-то был ребенком!

– Уф, ну и славно, – улыбнулась Эмма, радуясь, что все благополучно закончилось. – Извините меня за вторжение в ваш дом.

– Я в ответ тоже прошу меня простить, мисс Уокер, за то, что говорил обидные слова. Ну, поставьте себя на мое место: прихожу домой и нахожу здесь совершенно постороннего человека. Что мне еще было думать?

– Я вас понимаю, – улыбнулась девушка. – Значит, мир?

– Как же иначе.

Он смотрел на молодую блондинку, стоящую рядом с ним, с нескрываемым любопытством. Эмма Уокер великолепна. Возможно, худовата, но это трудно заметить, когда ее полная грудь так вздымается при каждом вдохе. Когда она тряхнула головой, волосы рассыпались по плечам мягкими светлыми волнами.

– Могу ли я предложить вам что-нибудь выпить, мисс Уокер?

Не дожидаясь ответа, он нежно взял Эмму за руку и повел по коридорам замка в элегантную гостиную. Из бара он достал бутылку красного вина.

– Хочу поприветствовать вас в моем замке, – Джозеф наполнил бокал и протянул его девушке. – Не помню, когда у меня в последний раз были гости.

Эмма подняла голову и взглянула в его глаза. Хозяин дома показался ей немного другим. Хотя, возможно, это из-за того, что у нее не было возможности как следует его разглядеть. Дневной свет смягчил суровые черты лица. Она больше не находила его пугающим. Только сильным и мужественным. «Симпатичный, как раз в моем вкусе», – подумала она и испугалась, не покраснела ли. Придется еще оправдываться…

Она потягивала вино и не могла поверить, что несколько минут назад тонула в болоте и в панике звала на помощь влюбленных… Она позвала, а появился мистер Хэмптон. А вдруг это судьба? Вдруг таким образом Ричард и Катерина помогли Эмме? А что если теперь Джозеф – это Ричард, а она – Катерина? Имена другие, но ситуация повторяется…

От нелепости этой мысли Эмма чуть не поперхнулась. Ну что за вздор! Чтобы ситуация повторилась, нужно любить друг друга, а она видит этого молодого человека впервые! Да, он симпатичен, но не более того!

Она явно перенервничала сегодня. Чтобы немного расслабиться, она залпом допила бокал. Не сказав ни слова, хозяин замка наполнил его вновь. Голова уже приятно кружилась, ноги налились свинцом. Она посмотрела в широкое окно, выходящее во двор. За окном зеленели аккуратно подстриженные кусты.

Эмма подумала, что ни с одним мужчиной она не чувствовала себя так уютно, как сейчас в компании мистера Хэмптона. С ним было спокойно и приятно. Она уставилась на его широкие плечи и обтянутые джинсами узкие бедра.

– Еще вина, мисс Уокер?

Вздрогнув, она чуть не выронила бокал из рук. Неужели она только что на него пялилась? Похоже, вино усыпило ее бдительность. Она поставила бокал на столик и поднялась:

– Думаю, вы устали с дороги. Будет лучше, если я пойду.

Он покачал головой:

– Не уходите пока. Мне кажется, вам было бы интересно поговорить о замке. Я вижу ваш интерес, но вы просто не знаете, как поднять столь щекотливую тему. У вас такой взгляд, будто вы не решаетесь задать мне вопрос…

«У меня такой взгляд, потому что я с удовольствием занялась бы с тобой сексом, дурачок», – сказала про себя Эмма.

– Вы сказали, что мальчишка видел Утопленницу. А вы? Разве вам она себя не показала?

– Она испугала меня по-другому, – голос Эммы дрогнул. – Как вы можете жить с ней под одной крышей, мистер Хэмптон?

– Называйте меня просто Джозеф, мисс Уокер.

– Тогда вы меня – Эммой.

– С удовольствием, – ответил он, и его лицо стало необычайно серьезным. – Дело в том, что этот замок я унаследовал со всеми его преимуществами и недостатками. Так что мне выбирать не приходится, я обязан жить здесь.

– Обязаны? – удивилась Эмма. – Это, конечно, не мое дело, но с вашим достатком вы могли бы жить где угодно.

Он кивнул.

– Тогда я не понимаю, почему вы обязаны. Что вас здесь держит? Зачем же мучить себя добровольно?

– Я не могу этого объяснить. Но, когда я уезжаю отсюда на продолжительное время, например на три-четыре недели, то начинаю чувствовать себя очень неуютно, как рыба на суше. У меня возникает непреодолимое желание и потребность вернуться сюда. Я схожу с ума, постоянно хочу домой.

– А если вы не вернетесь?

– Не представляю, что будет, – Джозеф пожал плечами. – Я никогда не покидал это место больше чем на четыре недели. Я просто не могу не возвращаться, поймите! Вот и недавно: спустя две недели после отъезда, я, словно под гипнозом, пошел в кассу и купил обратный билет!

– Вы часто ее видите? Утопленницу?

– Она показывается время от времени, но, в принципе, не сильно докучает, – он понизил голос, будто не хотел, чтобы его услышал кто-то посторонний. – Жить с ней под одной крышей нелегко, но я стараюсь ее игнорировать. Правда, есть одно но…

Джозеф замолчал, как будто подбирал нужные слова:

– Иногда мне кажется, что я всего лишь приманка. Ее цель – совсем другие люди. Вы же знаете историю о двух влюбленных?

Эмма кивнула. Внезапно ее осенило:

– Утопленница Мэри ждет, когда здесь появится женщина и влюбится в вас!

Он смутился:

– Похоже на то. Но я не доставлю ей такую радость. Не хочу мучиться от чувства вины, когда кто-то погибнет из-за чувств ко мне. Если мне суждено прожить всю жизнь в одиночестве, пусть будет так. Но втягивать невинную душу в этот кошмар я не хочу.

Эмма с сочувствием посмотрела на несчастного молодого человека:

– А что если это от вас не зависит? Что если женщина влюбится в вас, и Утопленница погубит ее в любом случае: отвечаете вы взаимностью или нет?

Джозеф растерянно смотрел в одну точку, задумчиво прикусив нижнюю губу. Вид у него был такой несчастный, что девушка едва сдержалась, чтобы не подойти и не погладить его по голове, не приласкать, не поцеловать…

«Как странно, несколько минут назад мне хотелось дать ему пощечину, – подумала Эмма, – а теперь ни о чем думать не могу, кроме его губ».

Эта мысль встревожила девушку. Ведь она едва знала Джозефа, а уже представляла их поцелуй. Прежде она была довольно сдержанна с мужчинами. От подруг знала, как легко поддаться чувствам, поэтому всегда была осторожна. Однако сейчас она отбросила свою осмотрительность и готова броситься в омут чувств с головой!

«Дура, – сказала она себе. – Джозеф, конечно, симпатичный мужчина, но он глубоко несчастен, и твои эмоции вызваны лишь сочувствием к его трагичной судьбе. Тебе ни в коем случае не стоит влюбляться в него, потому что это опасно! А вдруг Утопленница действительно заключила договор с дьяволом, кто знает…»

Хэмптон прервал ее раздумья:

– Когда вы собираетесь вернуть фонарик мальчугану?

– Завтра.

– Давайте встретимся!

Он сказал это немного поспешно и покраснел: казалось, что он и сам не ожидал от себя таких слов. Но слово не воробей. Что сделано – то сделано. Джозеф приосанился и повторил с достоинством:

– Я бы с удовольствием встретился с вами еще раз.

Эмма в изумлении уставилась на него.

– Вы приглашаете меня на свидание? – игриво спросила она.

Одна половина ее души была вне себя от счастья: симпатичный парень сам ищет встречи с ней! Но вторая половина, более прагматичная, говорила: «Это рискованно! Не забудь о призраке и о той опасности, которая грозит влюбленной в него женщине!»

«Соглашайся!» – твердило сердце.

«Найди повод, чтобы отказаться!» – упорствовал разум.

– За этой дверью, – сказал он, видя сомнения девушки, – фамильная библиотека. Там очень много книг, в том числе и юридических. Может, вас, как будущего адвоката, это заинтересует?

Эмма посмотрела на массивную темную дверь из красного дерева.

– Определенно.

– Некоторые из книг очень старые, – продолжал Джозеф. – Они сохранились еще с тех времен, когда в каждом герцогстве и графстве были свои законы. Многие из книг написаны от руки. Мне даже жаль, что такие редкие, уникальные произведения влачат жалкое существование в этом ужасном доме, никому не известные и никем не признанные. Я уж не говорю о том, что условия для хранения книг здесь, наверное, не самые подходящие. Хотя я поставил в библиотеку приборы, которые поддерживают необходимый для старых книг микроклимат. Я бы с удовольствием передал все книги музеям, кое-что продал бы на аукционах, но сначала нужно отделить ценные экземпляры от пустышек, хорошо сохранившиеся от не очень. Для этого, признаюсь, у меня нет ни желания, ни нужных знаний. Если вы согласитесь мне помочь, я вам заплачу.

Эмма замахала руками:

– Об оплате даже речи быть не может. Старые книги всегда интересовали меня. Я могу часами сидеть в антикварных лавках и перелистывать старинные тома.

– Значит, решено? Вы мне поможете? – обрадовался Джозеф.

– С превеликим удовольствием, – улыбаясь, кивнула Эмма. Ей стало гораздо легче: вот и нашлась причина для очередной встречи. Они смогут вместе работать и при этом лучше узнать друг друга.

Внезапно стены замка задрожали, и они услышали страшный визг. Эмма испуганно посмотрела на Джозефа.

– Думаю, Утопленница Мэри не одобряет наше решение, – угрюмо произнес тот.

* * *

От страха Эмма едва могла дышать. Привидение, видимо, слушало их разговор, который ему настолько не понравился, что оно решило проявить себя.

Одним глотком девушка допила вино:

– Теперь мне и в самом деле нужно идти. Тетя меня, наверно, уже потеряла.

– Я провожу вас! – поднялся Джозеф. Он заметил, что Эмма собирается отказаться. – Нет-нет, никаких возражений! Я не позволю вам идти через лес в одиночестве.

– Хорошо, но только до конца леса. Если люди в деревне увидят нас вместе, пойдут слухи. Мне, конечно, все равно, ведь, когда закончатся каникулы, я уеду в город, а ваш-то дом здесь.

– Мне тоже все равно, – отмахнулся хозяин дома. – Я мало с кем общаюсь. Все шарахаются от меня, как от прокаженного, из-за всех этих жутких историй о замке. Я понимаю, что они боятся не меня, а привидения, которое неотступно следует за мной. Наверно, я бы реагировал точно так же, будь я на их месте.

Джозеф поднялся и направился к двери. Эмма последовала за ним.

– Как думаете, когда мы сможем начать разбирать книги? – спросил Джозеф, открывая дверь и пропуская девушку вперед.

– Хоть завтра. Вы же знаете, что у меня – каникулы.

– Но сразу должен предупредить вас, что это займет не один день. Там горы книг.

– Меня это не смущает, – улыбнулась Эмма.

Они вышли во двор. Перед высокими воротами стоял черный «мерседес» хозяина замка. Джозеф проворно обогнал Эмму и открыл дверь. Поблагодарив, девушка проскользнула на пассажирское сиденье.

Отъезжая от замка, она кинула на него прощальный взгляд, и по спине вновь пробежал холодок: на втором этаже стояла бледная фигура Утопленницы и с ненавистью смотрела им вслед. Джозеф мгновенно заметил испуг на лице девушки и проследил за ее взглядом. Однако призрак уже исчез.

* * *

Мистер Хэмптон остановил машину у дома тетушки Маргарет.

– Спасибо, что подвезли, – сказала Эмма. Она вышла из машины и оглянулась. В соседнем доме кто-то тут же отошел от окна. – Ну вот, нас засекли. Теперь по деревне поползут слухи…

– Пускай болтают что хотят, – Джозеф небрежно пожал плечами. – Здесь мало что происходит. Надо же им о чем-то поговорить. Во сколько вас завтра ждать?

– Точно не скажу, но, думаю, в первой половине дня, – Эмма с тревогой посмотрела на мужчину. – Что она будет делать, когда вы вернетесь домой?

– Без понятия. Она дама непредсказуемая, – он слабо улыбнулся. – Не беспокойтесь обо мне. Спокойной ночи.

Парень немного помедлил, а затем, решительно взяв девушку за руку, притянул ее к себе и поцеловал в губы. Все тело Эммы обдало нестерпимым жаром, и она ответила на его поцелуй.

Она не знала, сколько времени они простояли в темноте. Сколько времени целовались. Она думала только об одном, идущем из глубины подсознания предчувствии: этот поцелуй она запомнит. Запомнит навсегда…

Взволнованная тетя уже ждала племянницу в прихожей.

– Это кто тебя подвез до дома? Не мистер ли Хэмптон? – шепотом спросила она, указывая пальцем на дверь.

Девушка кивнула.

– Горе ты мое, – простонала испуганная женщина. – Только не говори, что ты была с ним в замке, забыв о моих предупреждениях.

– Да, тетя, я была в замке.

Тетя Маргарет в ужасе закрыла лицо ладонями:

– Час от часу не легче! Я думала, ты достаточно умна, чтобы не подвергать себя такой опасности. Ох, не следовало вообще рассказывать тебе об этом замке. Может, тогда бы ты не лезла туда! – тетушка всплеснула руками. – Деточка, ты еще так молода, зачем тебе это нужно?

Эмма непонимающе взглянула на тетю:

– Зачем мне нужно что? Общаться с людьми? С людьми – плохо, с лошадьми – плохо. Мне, по-твоему, нужно просидеть все каникулы в доме, не выходя за пределы твоего огорода?

– Ты не понимаешь… Сегодня ты впервые столкнулась со смертью! Можешь думать, что я преувеличиваю, но ты не знаешь, на что способна эта мерзкая женщина. Она сведет тебя с ума, если ты решишься еще раз увидеть мистера Хэмптона. Кстати… Он понравился тебе?

– Ну, он довольно приятный мужчина.

– Мне ужасно жаль его, ведь он обречен жить в одиночестве. Он не может связать судьбу ни с одной женщиной, не подвергнув ее опасности. Ты легко отделалась, но обещай мне, что больше никогда не пойдешь в замок!

– Я не могу, тетя, – Эмма лишь покачала головой. – Я пообещала прийти завтра.

Миссис Пейдж ошарашенно уставилась на племянницу:

– То есть как это не можешь? Тебя же никто не заставляет.

– Я бы не хотела сейчас обсуждать это.

– Что еще за секреты? Ты живешь в моем доме, Эмма, и я несу за тебя ответственность! Поэтому будь добра, отвечай на мои вопросы!

– Я уже совершеннолетняя, тетя, и сама могу отвечать за свои поступки.

– Перед законом, может, и так, но я несу за тебя моральную ответственность. Случись что с тобой, виновата буду я. Умоляю тебя, Эмма, не встречайся больше с этим мужчиной. Ох, черт дернул меня за язык рассказать тебе эту историю…

– Ты здесь ни при чем, – она попыталась успокоить тетю, но безуспешно.

– Зачем ты так поступаешь со мной, Эмма, – тетя Маргарет вытерла мокрые от слез глаза. – Ведь я всегда относилась к тебе, как к подруге. И так ты меня благодаришь? Этот мужчина доведет тебя до гибели.

– Ты все преувеличиваешь.

– Ему нельзя помочь! – громко сказала тетя. – Все жалеют его, но мы не можем ничего для него сделать. Этот призрак способен погубить всех нас! Всю деревню!

Эмма не стала отвечать. Она повернулась и пошла в свою спальню.

– Только не смей влюбляться в мистера Хэмптона! – прокричала ей вслед тетушка. Утопленница-герцогиня только этого и ждет, чтобы погубить тебя! У Джозефа выбора нет, но у тебя он есть.

– Я только пообещала ему, что помогу разобрать книги. Разговор окончен, – упрямо сказала Эмма и громко хлопнула дверью.

* * *

Ночью Эмма спала на удивление крепко и спокойно. Ни страшные тени в сумеречном лесу, ни бледная фигура герцогини, ни каменный пол, превращающийся в болото, – ничего этого ей не снилось.

Ей снилось, что она лежит на спине, раскинув руки в стороны, словно в ожидании кого-то. В ожидании его! Во сне ее лицо было почти ангельским. Нижняя часть тела была скрыта под одеялом, но мужчина, которого она ждет, не должен сомневаться в том, что на ней нет никакой одежды. Наконец, он пришел. Присел на край кровати и провел пальцем по бархатной щеке, отчего Эмма томно вздохнула. Он нежно обвел подушечкой большого пальца контур рта девушки, чувствуя ее теплое дыхание на своей коже. Она тихо застонала в ответ, и он воспринял это как одобрение: наклонившись, легонько провел кончиком языка по ее губам. Они тотчас приоткрылись, словно приглашая его. В полудреме она повторяла его движения, невольно участвуя в игре. Вскоре дыхание ее сделалось учащенным, а когда его ладонь накрыла ее набухшую грудь, девушка выгнулась дугой, и одеяло немного сползло вниз, обнажив плавный изгиб талии и верхнюю часть крутых бедер. Гладкая, словно атлас, кожа мерцала в тусклом свете.

– Пора просыпаться, Эмма, – прошептал он, затем накрыл губами ее сосок.

Это был сон, и Эмма знала, что, если откроет глаза, любовник ее мечты исчезнет, и все закончится. И все же для сна ее чувства были слишком взбудоражены, сердце учащенно билось, и ей, как никогда, хотелось, чтобы это было реальностью…

– Джозеф… – с мольбой пробормотала она…

* * *

Наутро она вспомнила сон и осознала, что любовник ее грез – это не кто иной, как Джозеф Хэмптон. Тот самый человек, которого ей следовало опасаться больше других. Человек, который может принести ей несчастье, если она влюбится в него. А она, похоже, уже влюбилась…

Тетя Маргарет за завтраком была неразговорчива. Украдкой она то и дело бросала на племянницу печальный взгляд. По темным кругам под ее глазами Эмма поняла, что тетя от переживаний практически не спала.

– Ты не передумала идти в замок? – спросила миссис Пейдж.

Эмма помотала головой:

– Я обещала, что приду.

Глаза тетушки Маргарет вновь наполнились слезами. Эмма не выдержала:

– Хватит уже плакать! Ты смотришь на меня так, будто провожаешь в последний путь!

По пути в замок она прошла мимо дома Вулли. Том, издалека завидев Эмму, махнул ей рукой. Он выглядел намного бодрее, чем накануне.

– Привет, Том, – поприветствовала его девушка. – Как дела у твоего друга?

– Все еще переживает из-за потери, – тяжело вздохнул Том.

– Тогда, надеюсь, это его взбодрит, – улыбаясь, Эмма достала из сумки маленький карманный фонарик и протянула его мальчику.

– Но как? – его глаза округлились. – Вы… вы ходили в замок?

– Я же обещала помочь твоему другу.

Том с восхищением смотрел на Эмму. Эта белокурая девушка осмелилась пойти в замок после всего, что он ей рассказал. Совсем одна! И вот она стояла перед ним целая и невредимая.

– Отнеси фонарик Стэну, – посоветовала Эмма, заметив его благодарный взгляд.

– Да, да, конечно, – быстро закивал Том. – Вот он обрадуется!

Девушка попрощалась с мальчиком и направилась в сторону замка. Люди, которых она встречала по пути, смотрели на нее то ли с недоверием, то ли с жалостью. Видимо, уже все в деревне знали, что мистер Хэмптон, владелец проклятого замка, подвез ее вчера домой. И наверняка мысленно все уже считали ее мертвой.

* * *

– Вы? – Джозеф открыл дверь. Он смотрел на нее удивленно, будто не ожидал ее прихода. – Честно говоря, я думал, что вы передумаете.

– С чего бы?

– Из-за… призрака.

– А что она делала, когда вы вчера вернулись домой?

– Она была в одной из комнат замка, бушевала и визжала почти всю ночь, но, к счастью, меня не трогала.

Эмма улыбнулась:

– Можно войти?

– О, само собой, – Джозеф сделал шаг назад. – Простите мое удивление, я все еще не могу поверить, что вы решились прийти сюда во второй раз. Ваша тетя наверняка пыталась вас отговорить.

– Пыталась, – кивнула Эмма. – Но я не люблю нарушать обещания. Ну что, приступим к работе?

Вслед за хозяином замка она прошла в огромную мрачную библиотеку. У высокого окна стоял старинный и, должно быть, очень ценный письменный стол, еще один стол находился в центре комнаты. По периметру вдоль стен стояли высокие, от пола до потолка, шкафы с книгами: толстыми и тонкими, большими и маленькими, с красными, зелеными, коричневыми, черными корешками, с золотым тиснением…

Эмма несколько минут стояла, ошарашенная.

– Впечатляет. Должна признать, ничего подобного я еще не видела.

– Библиотеку собирали мои предки в течение нескольких веков, – сказал Хэмптон. – Вон там стоят судебные уставы Георгианской эпохи, о которых я вчера говорил, – Джозеф указал на одну из полок. – Снизу доверху своды законов.

– Да здесь их сотни, – ошеломленно произнесла девушка.

– Не жалеете, что согласились помочь? – улыбаясь, спросил молодой человек.

– Наоборот, я с удовольствием помогу! С чего начнем? Думаю, для начала стоит расставить их по категориям и в хронологическом порядке. Для этого придется просмотреть каждую, записать заголовок, дату публикации и краткое содержание книги.

Джозеф согласился, и они с усердием принялись за работу.

Время пролетело незаметно. Одна из старинных книг настолько заинтересовала Эмму, что, когда Джозеф принес в библиотеку бутерброды и чай, она не обратила на еду никакого внимания.

В конце дня (Эмма автоматически посмотрела на часы – было без четверти шесть) в кабинете наверху раздался телефонный звонок, и Джозеф, извинившись, вышел из библиотеки, оставив Эмму в одиночестве.

Едва за ним закрылась дверь, в комнате стало нестерпимо холодно. Закачалась массивная бронзовая люстра на потолке, лампы предательски замигали, но, слава богу, не погасли. Если бы девушке пришлось остаться здесь в темноте, она бы, наверное, умерла от страха. Через секунду она услышала тихий шорох и мерзкий, противный шепот, заставивший ее содрогнуться…

* * *

Едва слышный шелест пробежал по старым полкам, прогнувшимся под грузом тяжелых книг. Шум все нарастал, усиливался и ветер, невесть откуда взявшийся в закрытой, без окон, комнате.

– Ты сейчас совсем одна… одна… одна, – раздался злобный шепот. – Ты не сможешь убежать отсюда, не сможешь ему помочь. Он мой! Я буду истязать его, и ты прочувствуешь его страдания, как будто это пытают тебя…

Эмма попятилась, наткнулась на стоявший сзади стул и упала.

– Ты влюблена в него, – голос был уже совсем близко. – Я вижу твою душу, вижу тайные желания твоего сердца. Но ты никогда не будешь с ним счастлива… Никогда! Я этого не допущу.

Эмма крутила головой, стараясь понять, откуда раздается этот жуткий голос. Он будто был везде, и одновременно с этим был внутри нее. Она закричала, чтобы заглушить этот шепот. Девушка до смерти испугалась, страх пожирал ее сердце:

– Ты меня не запугаешь, жалкое привидение! Ты всего лишь воображение! Тебя не существует!

– Ты уверена в этом? – раздался шепот откуда-то сзади.

Эмма резко обернулась. Но голос снова возник, теперь с другой стороны:

– Если я захочу, ты не выйдешь отсюда, – в эту секунду ключ, торчавший в замке, сам повернулся и исчез. – Ну как, меня не существует?

Эмма подергала ручку двери – заперто!

– Ты захотела получить Джозефа? – шептала Утопленница. – Но он принадлежит мне. Есть лишь один способ остаться с ним навеки… Катерина и Ричард знают как…

Привидение пронзительно рассмеялось, и наступила гнетущая тишина. Такая тишина, что Эмма даже слышала, как потрескивает слабая лампа на потолке.

«Уф-ф», – с облегчением девушка вытерла мокрый от пота лоб.

Внезапно жуткий, леденящий душу вопль огласил весь замок. Но кричала не злобная дама, кричал Джозеф! У Эммы перехватило дыхание.

– Джозеф! – крикнула она

Еще один вопль пронесся сквозь комнаты и коридоры старого замка. Эмма почувствовала, как что-то теплое капнуло ей на руку. Капля была красная, как кровь! Она поднесла ладонь ближе, чтобы рассмотреть получше. Это и в самом деле была кровь! Ужас холодными тисками сжал ей сердце. Она подняла глаза наверх: на потолке расплывалось темно-красное кровавое пятно.

* * *

– Джозеф! – отчаянно закричала Эмма.

Девушка бросилась к двери, зная, что та заперта: она своими глазами видела, как Утопленница заперла дверь и забрала ключ. Однако, к ее изумлению, дверь легко открылась. «Ловушка!» – подумала Эмма, но развить мысль было некогда: она понеслась по лестнице наверх, выкрикивая имя Джозефа. Должно быть, там произошло что-то ужасное, иначе кровь не просочилась бы сквозь потолок так быстро!

Страх и отчаяние заставляли ее бежать быстрее.

«Я должна найти его и спасти! Ты не получишь его, злобное чудовище», – яростно думала Эмма, перепрыгивая через ступеньки.

Она открыла первую дверь:

– Джозеф, ты здесь?

Никого.

Еще одна дверь. Никого. Дальше.

Четвертая дверь. Из-под нее тонкой струйкой сочилась кровь. Дрожащей рукой Эмма потянулась к ручке и повернула ее. Дверь распахнулась. В ужасе девушка замерла на пороге: хозяин дома весь в крови лежал на полу, его горло было перерезано. Глаза закатились, изо рта вырывался лишь слабый хрип.

На ватных ногах Эмма двинулась к окровавленному мужчине. Она чувствовала себя растерянной и беспомощной. Что если Утопленница решила поступить с ними не так, как с Катериной и Ричардом? Вдруг она решила убить Джозефа сразу? И что теперь делать ей, Эмме, если он умрет?

Джозеф в отчаянии посмотрел на девушку и протянул руку, словно моля о помощи. Его лицо исказилось от боли.

– Не двигайтесь, Джозеф, – слабым голосом произнесла Эмма.

Он, однако, не собирался сдаваться и попытался встать. Кровь ручьем хлынула у него из горла, но каким-то чудом ему удалось подняться на ноги. Пошатываясь, он подошел к девушке. Его лицо было мертвенно-бледным.

Эмма, чтобы не упасть, оперлась о стол и не смела шелохнуться. Как, потеряв столько крови, парень стоял прямо перед ней? Фантастика! «Это не он!» – осенило девушку. И вдруг его лицо начало меняться: мужские черты делались мягче, становились более женственными. Пятна крови испарились. И через мгновение перед девушкой уже стоял не владелец замка, а Утопленница-герцогиня собственной персоной.

– Ну как, меня не существует? – с издевкой спросила она изумленную Эмму. – Я сведу тебя с ума! Ты не сможешь отличить обман от реальности. Ты будешь сомневаться во всем, что окружает тебя.

Издав тихий стон, девушка без чувств рухнула на пол.

* * *

Эмма очнулась и увидела склонившегося над ней Джозефа. Его лицо было встревоженным, но, когда девушка открыла глаза, оно просветлело:

– Наконец-то! Я искал тебя повсюду, а нашел здесь, на втором этаже. Зачем ты сюда поднялась? Как ты себя чувствуешь? Почему ты упала в обморок?

Он был цел и невредим. Эмма отметила здоровый цвет лица, крови нигде не было. С тревогой парень молча смотрел ей в глаза.

– Мне уже намного лучше, – слабым голосом прошептала Эмма. Судя по всему, рядом с ней сейчас был «настоящий» Джозеф.

– Но что ты делала здесь, наверху?

– Ты и правда ничего не слышал?

Джозеф лишь покачал головой. Эмма рассказала ему, как привидение ворвалось в библиотеку, как только парень вышел, и угрожало ей, а потом заманило наверх:

– Ты лежал вот здесь, на этом месте, в луже крови, с перерезанным горлом.

Джозеф побледнел:

– Не стоило тебя оставлять одну…

– Ты же не можешь со мной нянчиться, – улыбнулась девушка и прижалась к нему. Она чувствовала тепло его тела и наслаждалась близостью.

– Прости, – он виновато опустил глаза и отстранился. – Мне безумно хочется обнять тебя, Эмма, но я не хочу причинять тебе боль и страдания. Ты видишь, на что способна Утопленница.

– Тогда вернемся в библиотеку, – предложила девушка.

Джозеф изумленно уставился на нее:

– Нет… Я не могу. Я сейчас же отвезу тебя домой.

– И речи быть не может! Я не хочу выглядеть слабой и побежденной, – прервала его Эмма. – Пусть она не думает, что сможет одолеть меня! Ни сегодня, ни завтра!

Последнюю фразу она сказала громко, почти прокричала, чтобы Утопленница Мэри ее услышала.

– Вы необыкновенная девушка, – очарованно произнес Джозеф.

Остаток дня прошел без происшествий. Вечером Джозеф отвез девушку домой. На этот раз они не прятались от местных жителей, так как скрывать им было нечего. Парень поцеловал Эмму в щеку и пожелал спокойной ночи.

* * *

Всю следующую неделю Эмма ходила в замок. Они работали в библиотеке рука об руку, сортируя старинные книги и составляя каталог. Джозеф вел себя совершенно спокойно, но было заметно, что он всячески избегает близости. Даже случайно прикоснувшись к девушке, он тут же отдергивал руку и краснел. Чувствовалось, что ему нелегко сдерживаться, чтобы «как бы случайно» не приобнять красивую блондинку.

Казалось, что все жители деревни уже знают, что Эмма ходит в замок. Люди лишь качали головами, не понимая, как мистер Хэмптон позволяет девушке возвращаться в его страшный замок снова и снова. Не понимали они и того, почему Эмма проявляет такое непростительное легкомыслие. Никто даже не сомневался, что беды не миновать. Смерть огромной мрачной тенью висела над этим проклятым местом…

Меж тем работа молодых людей протекала спокойно: Утопленница Мэри больше им не мешала. Эмма даже спросила однажды Джозефа: может быть, произошло чудо и привидение исчезло? Однако хозяин сказал, что слышит стоны и ворчание мертвой герцогини каждую ночь.

* * *

Однажды Эмма сидела за письменным столом и делала пометки в своем блокноте, когда Джозеф подошел и склонился рядом, рассматривая книгу на столе. Его близость вызвала в ее сердце смешанные чувства. Ей очень нравилось, когда он ненароком касался ее, но в то же самое время она видела, что он избегает чувств, и тоже старалась не проявлять инициативу. В этот раз он склонился так близко, что она чувствовала его горячее дыхание. По-видимому, он забыл о призраке или был увлечен книгой.

Она подняла голову, Джозеф посмотрел на нее. Губы девушки были так близко, что невозможно было их не поцеловать. Их обоих будто ударило электрическим током: Эмма обняла парня за шею, и ее губы раскрылись, приглашая его к более серьезному и продолжительному поцелую. Она в порыве страсти крепко дернула его за волосы, так что выдернула несколько прядок.

Он отшатнулся и, засмеявшись, сказал:

– Ого!

Эмма покраснела и провела рукой по его затылку.

– Извини, – произнесла она взволнованно. – Кажется, ты сводишь меня с ума.

Она тоже сводила его с ума. Никогда ни одну женщину он не хотел так сильно, как ее.

– Мне нравятся сумасшедшие, – сказал он и положил руку ей на колено, под подол ее легкого платья, и дотронулся до обнаженной кожи. – Ты не считаешь наш разговор несколько безрассудным?

– Я считаю его лишним, – ответила девушка и притянула его к себе, чтобы вновь слиться с ним в страстном поцелуе.

Снова и снова Джозеф страстно целовал губы Эммы и одновременно скользил рукой вверх от ее талии до груди. Даже сквозь шелковую ткань он ощущал ее напрягшийся сосок, и стоны, издаваемые девушкой, подпитывали его собственную страсть.

Он снял с нее платье. Прекрасные груди выглядели столь соблазнительно, что он не стал ждать ни мгновения. Обхватив их руками, Джозеф пощипывал ее твердые соски и слушал тихие стоны Эммы, словно самую сладостную музыку. Он наклонил голову, попробовал на вкус один сосок, затем второй и понял, что хочет большего.

Она прижимала Джозефа к себе, слегка подрагивая от его прикосновений. Затем стремительно расстегнула пуговицы на его рубашке. Его руки гладили ее роскошное тело, снова и снова скользя по прохладной, пахнущей пряными травами коже, словно он пытался запомнить каждую черточку, каждый изгиб.

Почувствовав, как по всему его телу разливается тепло, а плоть твердеет, парень сорвал с Эммы оставшуюся одежду, поднял ее на руки и перенес на софу, здесь же, в библиотеке.

– Я хочу тебя, – шепнула Эмма, когда он аккуратно положил ее на софу.

– Я тоже, – признался он. Ему хотелось, чтобы эта девушка знала, что с того момента, когда он встретил ее в замке, в нем загорелось страстное желание…

Все, что оставалось сказать, было сказано их телами. Она вздохнула, выгнувшись вместе с ним, безмолвно умоляя его продвигаться глубже, быстрее. И он выполнил ее желание.

Каждое ее движение разжигало в нем внутренний огонь. Каждый стон возносил его все выше и выше.

Почувствовав, что развязка близка, он посмотрел ей в глаза, наблюдая, как ее лицо загорается удовольствием. И вдруг она сжала его бедра ногами и выкрикнула его имя.

Несколько секунд спустя Джозеф застонал и вместе с ней оказался в неистовом бушующем шторме страсти…

* * *

Они лежали бы еще долго, наслаждаясь объятиями друг друга, если бы с кухни не донесся аромат запеченной говядины, которую Эмма поставила в духовку около часа назад.

– О боже! – вскочила она и голышом побежала на кухню, на ходу подхватывая белье и платье. – Я чуть не забыла!

– Так чудесно здесь не пахло уже очень давно! – прокричал ей вслед Джозеф.

Мясо оказалось восхитительным. После обеда парень, довольный, откинулся на спинку стула:

– Ужин был великолепен! Ты потрясающе готовишь!

Он встал, обнял девушку сзади и поцеловал в шею:

– Даже не знаю, как теперь тебя отпускать…

Эмма повернулась и обвила руки вокруг его шеи.

– Не знаю, – лукаво улыбнулась она. – Может, тебе и не придется…

Вдруг его лицо исказилось от боли.

– Джозеф! Что с тобой? – встревожилась девушка. – Тебе нужно сесть или лечь.

Он сделал несколько неуверенных шагов и, как тюфяк, плюхнулся в кресло. Он откинул голову, открыл рот, и изо рта пошла пена.

Эмма испугалась не на шутку.

– О господи! Джозеф, что с тобой? – она намочила полотенце холодной водой и приложила к его лбу. Тело парня обмякло, губы посинели, он бормотал что-то невнятное.

– Э… Эв… Эванс, – с трудом произнес он. – Телефон…

Он показал пальцем куда-то в сторону холла. Эмма побежала туда и заметила на стойке большой старинный телефон. Она бросилась к нему, но с каждым ее шагом стойка с аппаратом отдалялась все дальше, будто его тянула невидимая рука! Эмма стиснула зубы и побежала быстрее. Теперь телефон стал еще дальше. Невероятно! Как кошка в погоне за мышью, она сделала резкий прыжок и протянула руки к телефону. Но тот просто исчез, а Эмма больно ударилась, упав на каменный пол. Теперь аппарат, который только что стоял перед ней, пропал без следа. Ни стойки, ни телефона в холле не было! Эмма беспомощно сжала кулаки, обдумывая, что же делать.

Джозеф нуждался в медицинской помощи. Может, взять его машину и съездить в деревню, чтобы привезти врача? Но это рискованно: коварная фурия способна на все!

Отчаянный стон полоснул ее по сердцу, будто ножом. Она кинулась назад к Джозефу и провела рукой по его щеке.

– Джозеф, милый! Любимый, держись. Я что-нибудь придумаю, – прошептала Эмма, с болью вглядываясь в его измученное лицо.

Внезапно она вспомнила, что на втором этаже, в той комнате, где она видела парня с перерезанным горлом, был второй телефонный аппарат. Она осторожно поднялась и, затаив дыхание, открыла дверь. В комнате, к счастью, никого не было. Пулей девушка кинулась к телефону на письменном столе и схватила трубку, боясь, что он тоже исчезнет. Но зловещая игра не повторилась.

Эмма знала доктора Эванса. Пару недель назад у тети Маргарет неожиданно поднялась температура, и девушке пришлось вызывать врача. Доктор Эванс тоже помнил Эмму.

– Доктор Эванс, это Эмма Уокер. Нам срочно нужна ваша помощь! – на одном дыхании выпалила девушка.

– Эмма, что-то с вашей тетей?

– Нет, речь идет о мистере Хэмптоне. Ему нужен врач. Я сейчас в его замке.

Врач молчал.

– Вы сможете приехать, доктор? – повторила Эмма. – Я не знаю, что случилось, но сразу после обеда его скрутило от боли. Его губы совсем синие. Изо рта идет пена. Умоляю вас, приезжайте!

– Через десять минут буду у вас, – коротко ответил доктор и отсоединился.

Эмма положила трубку и помчалась назад к Джозефу. Он неподвижно лежал на диване. Его лицо уже не искажала гримаса боли, он просто мирно лежал, как будто спал. Взгляд Эммы переметнулся на его грудь, ей хотелось верить, что он все еще дышит. Но тело не двигалось. От боли и беспомощности ей захотелось кричать.

Всхлипывая, девушка опустилась на колени у изголовья дивана.

– Не оставляй меня, Джозеф! – тихо говорила она. – Ты должен жить. Дорогой мой, любимый Джозеф, я не хочу тебя терять. Наша встреча – это судьба, и теперь я принадлежу тебе. Я люблю тебя, Джозеф, люблю всем сердцем! Ты не можешь сдаться. Только вместе мы сможем победить это ужасное привидение. Только наша любовь сможет противостоять ему.

Она прильнула к его груди и услышала совсем тихое биение его сердца. Он жив!

* * *

Услышав шум подъезжающей машины, Эмма бросилась во двор, чтобы встретить доктора.

– Теперь он просто лежит, судороги прошли, – рассказывала она, провожая его в столовую, где на диване лежал хозяин замка.

Доктор Эванс, высокий пожилой мужчина, недоверчиво огляделся вокруг, чувствуя себя неуютно в этом мрачном здании. Он, как и все жители округи, конечно же, был знаком с пугающими историями об этом жутком месте. Но все-таки приехал, и Эмма не могла не уважать его за этот смелый шаг.

Доктор поставил сумку возле дивана и присел рядом с Джозефом. Осмотрев его и выслушав рассказ Эммы о том, что произошло, он пришел к выводу, что это не отравление. Еда и напитки здесь совсем ни при чем. Хоть он и не стал упоминать Утопленницу Мэри, девушка поняла, что именно ее он винил в случившемся.

– То, что вы мне рассказали, очень странно. Диагноз поставить не могу, симптомы противоречивые. Я бы отвез его в больницу, но сейчас он уже в норме, просто глубоко спит. Я вколол ему лекарство, и, думаю, будет лучше, если он хорошенько выспится и отдохнет. Когда он проснется, должно быть все в порядке. Не будите его. Больше я не могу для него ничего сделать, – объяснил доктор и поднялся с дивана.

– Спасибо, доктор Эванс, что так быстро приехали, – с облегчением вздохнула Эмма. – Я знаю, что люди сторонятся этого места.

– По телефону ваш голос звучал так испуганно, что я не мог не приехать. И кстати… Почему вы здесь, мисс Уокер?

– Я помогала мистеру Хэмптону в библиотеке.

– Осмелюсь предположить, что это не единственная причина? – поинтересовался доктор.

– Вы… вы правы, – Эмма смущенно опустила глаза.

– Вся деревня судачит о вас двоих…

– Есть нечто большее… Мне нравится он… Да что там! Я люблю этого человека и осознала это только сейчас, чуть не потеряв его.

Доктор улыбнулся:

– Значит, любовь еще не совсем покинула стены этого замка. Мне искренне хочется, чтобы вы были счастливы, мисс Уокер.

Эмма проводила доктора до машины, а сама поспешила назад к возлюбленному. Этой ночью девушка не сомкнула глаз. Она сидела рядом с Джозефом. Эмма была настроена очень решительно, если вдруг привидение вновь объявится, она будет сражаться. Периодически девушка проверяла, дышит ли Джозеф. Тот ровно и глубоко дышал.

Когда первый луч солнца пробрался сквозь приоткрытые шторы в спальню, Джозеф открыл глаза. Увидев Эмму, сидевшую рядом, он приподнялся на локте:

– Эмма… Как долго я проспал?

– Почти двенадцать часов.

– Двенадцать? Ого! Я совершенно не помню, когда и как отключился… Мне приснился такой неприятный сон. Будто я отравился или что-то вроде того: живот скрутило от невыносимой боли, я лежал и дергался, будто в меня вселились бесы…

– Это был не сон, – остановила его девушка. – Мне пришлось вызвать врача.

Джозеф изумленно посмотрел на нее:

– Доктор был здесь?

Эмма молча кивнула.

– Опять Утопленница! Если бы только знать, как прогнать это чудовище отсюда! – выругался Джозеф, затем, будто стараясь что-то вспомнить, он пристально взглянул на Эмму. – Но если это был не сон… Пока я лежал, мне слышался твой голос. Срываясь от рыданий, он шептал мне чудесные слова. Ты просила не покидать тебя, потому что любишь меня всем сердцем. Еще ты сказала, что никакое зло не сможет победить сильную любовь… Эмма, скажи мне, что это тоже был не сон…

Заливаясь краской, Эмма тихо прошептала:

– Я не знала, что ты меня слышал.

Вместо ответа Джозеф притянул Эмму к себе и крепко обнял.

* * *

Эмма наслаждалась счастьем. Прошло уже несколько недель с той бессонной ночи, и они с Джозефом практически не расставались. Привидение никоим образом не объявлялось. Даже Джозефу, лучше знакомому с призраком, это показалось странным.

– Такое ощущение, что она сдалась. Исчезла, – сказал он однажды. – Раньше каждый день я хотя бы один раз, но слышал ее шорохи или голос. А теперь…

– Затишье перед бурей? – спросила Эмма.

– У меня плохое предчувствие. Не знаю точно, что будет. Но одно ясно наверняка: за наше счастье еще придется бороться.

Вскоре Джозеф сделал Эмме предложение. Произошло это несколько буднично: они лежали в кровати после бурно проведенной ночи. Эмма водила кончиками пальцев по его мужественной спине.

– Скажи мне что-нибудь хорошее, – попросила она.

И он сказал:

– Выходи за меня замуж.

Эмма кивнула и обняла его. «Катерина и Ричард, – подумала она, – я не хочу закончить, как они. Надо найти способ одолеть это чудовище».

* * *

Когда тетя Маргарет узнала, что племянница собралась замуж за Джозефа Хэмптона, она была вне себя от бешенства. Она угрожала запереть Эмму в комнате и никогда больше не выпускать ее на улицу, называла ее безответственной и глупой девчонкой, плакала и умоляла передумать. Переубедить девушку, однако, ей так и не удалось.

Эмме не хотелось слушать ее слова о неминуемой гибели. Она любит Джозефа! Любит его горячо и пылко! И он отвечает ей взаимностью!

На следующий день Джозеф с утра куда-то уехал и вернулся только после обеда. Когда влюбленные встретились, он с радостной улыбкой закружил девушку в объятиях:

– Я договорился встретиться с пастором. Пойдешь со мной?

– Милый, мне кажется, что поговорить с пастором ты сможешь и сам. Я останусь и закончу работу с книгами, – Эмма легонько провела рукой по его щеке.

– Мне не хочется оставлять тебя одну в замке.

– Ничего не случится. Привидения уже нет несколько недель!

– Ох, не знаю… Сомневаюсь. Утопленница очень коварная!

– Мне кажется, ты преувеличиваешь, Джозеф. Не волнуйся за меня, – Эмма поправила его волосы. – Ты лучше сам не задерживайся, я приготовлю вкуснейший ужин!

Проводив Джозефа, Эмма прошла в библиотеку и села за стол, где были разложены списки книг, над которыми они работали. Она хотела было приступить к работе, но вдруг почувствовала, что в комнате кто-то есть. Она испуганно огляделась, боясь встретиться лицом к лицу с Утопленницей, но увидела вовсе не злобную женщину, а очаровательную стройную девушку в длинном серебристом платье с жемчужным ожерельем на шее. Точнее, это была не совсем девушка, это был призрак, легко и грациозно паривший в воздухе. Позади нее был статный широкоплечий юноша. «Катерина и Ричард», – догадалась Эмма. Призраки держались за руки и казались воплощением любви и доброты.

– Влюбленные, – выдохнула Эмма. – Я знаю вашу печальную историю…

– И она не должна повториться, – улыбнувшись, перебил ее Ричард. – Возможно, ты не замечала, но мы всегда были рядом с вами. У нас мало времени. Мы хотим предостеречь тебя о большой опасности.

– Сейчас она хочет помешать вашей свадьбе, – голос Катерины звучал нежно и звонко.

– К сожалению, мы не знаем, что именно она планирует, – продолжил Ричард. – Но хотим кое-что тебе отдать.

Призрак отпустил руку своей возлюбленной и, приблизившись к Эмме, протянул ей мерцающий амулет на кожаном ремешке.

– В этом амулете заключены силы, которые способны остановить Утопленницу. Но он бессилен без любви. Если ваши чувства сильны, то она покинет замок навсегда.

– А как он действует?

– Амулет свяжет тебя с нами, и ты обретешь силы, чтобы победить привидение. Что бы ни происходило, помни, мы всегда будем рядом!

Искренне поблагодарив их, Эмма взяла амулет. При этом она слегка коснулась руки юноши. Ощущение было странным: ее пальцы прошли сквозь руку Ричарда, будто бы ничего и не было. Но Эмма своими глазами видела руку! Впрочем, амулет был настоящим. Она надела его на шею и ощутила на груди вес холодного металла.

– А теперь нам пора, – Ричард отошел назад и снова взял Катерину за руку. Улыбаясь, они растворились в воздухе. Эмма задумчиво дотронулась до амулета. После слов влюбленных о том, что они будут рядом, и с амулетом на шее она почувствовала себя гораздо увереннее.

Но не успела она вернуться к работе, как в комнате снова появился сквозняк. Легкое шуршание донеслось со стороны книжных шкафов.

– Ричард? Катерина? Это вы? – Эмма подумала, что влюбленные, возможно, что-то забыли ей сказать.

В это мгновение с резким воплем что-то пронеслось мимо Эммы и вылетело в холл.

– Эм-м-м-а-а-а! – раздалось из коридора протяжное мычание.

С трудом преодолевая страх, Эмма вышла в холл. В центре стояла Утопленница Мэри и оценивающе смотрела на нее с ледяной улыбкой:

– Наивная девчонка! Вообразила, что сможешь меня одолеть? Ты так глупа!

– У тебя ничего не получится! – Эмма сама удивилась жесткости, с которой она говорила с призраком. Она крепко сжимала амулет.

– Мне удалось это однажды, получится и сейчас, – насмешливо взвизгнула герцогиня. – Наивные люди… Те двое тоже пытались бороться со мной любовью…

– Ты умрешь! – отчаянно крикнула Эмма.

– А-ха-ха! Я уже умерла однажды, – расхохоталась Утопленница. – А вот кто умрет, так это твой любовник! Он уехал на встречу с пастором и не вернется с этой встречи живым… Выйдешь замуж за мертвеца?

– Что ты задумала, мерзкая тварь?

– Ну-ну, зачем же так горячиться… Ты сама это увидишь, дорогая Эмма! Своими глазами! Твой любовник умрет у тебя на глазах, а ты ничего не сможешь сделать и сойдешь с ума от бессилия!

Она подняла руку и указала костлявым пальцем меж двух колонн. Пространство между ними дрогнуло и перед Эммой, будто на экране, замелькали картинки. Вот она увидела деревню, вот старая церковь… Она обомлела: у ворот стоят пастор и Джозеф! Мужчины что-то говорят друг другу и жмут руки на прощание. Вот Джозеф садится в свою машину и отъезжает от церкви, по всей видимости, собирается ехать домой.

– Джозеф, – прошептала Эмма. – Будь аккуратен.

Машина быстро набрала скорость и помчалась по дороге.

– Давай-давай, еще быстрее! – торжествовала Утопленница. – Ты же хочешь поскорее оказаться со своей возлюбленной, мальчик? А мы хотим увидеть, как ты разобьешься!

– Да ты дьявол! – крикнула девушка и бросилась на привидение.

Она проскочила сквозь привидение и упала.

– Для меня это комплимент, – засмеялась Мэри. – Когда Джозеф погибнет, скорбь захлестнет тебя. От горя и тоски с разбитым сердцем ты умрешь сразу после него. Я не потерплю любви в моем замке! Раз у меня не было любви, то и у других не будет!

Внезапно картинка на «экране» сменилась. Теперь Эмма как будто смотрела на извилистую дорогу с вертолета. У нее перехватило дыхание: всего в двух перекрестках от Джозефа ему навстречу ехал огромный грузовик, занимавший обе полосы. Объехать его было невозможно, деревья подступали к самой дороге.

– Ты едешь слишком быстро, любимый, – прошептала Эмма. – Остановись, пропусти этот грузовик.

– Можешь покричать, – ехидничала Утопленница. – Только он тебя не услышит.

Пальцами Эмма теребила от волнения медальон на груди и напряженно смотрела на экран. Вот уже между машинами остается несколько сотен метров, но Джозеф не видит грузовик из-за крутого поворота. Вот-вот он должен повернуть… Понимая, что молодой человек сейчас врежется, Эмма со злости сорвала медальон и со всей силы кинула его между колонн. По «экрану» пошли голубые молнии, и он исчез вместе с изображением дороги и возможностью узнать, что же случится с дорогим ее сердцу Джозефом…

* * *

Пастор тоже оказался человеком суеверным и наотрез отказался венчать молодых людей. Он верил в привидение, которое губит всех влюбленных, и пытался отговорить Джозефа от свадьбы. Парню пришлось применить все свое красноречие, чтобы уговорить священника, и даже прибегнуть к небольшому шантажу: он сказал, что они с Эммой обвенчаются в городе. А если их спросят, почему они не провели церемонию в деревне, расскажут правду: мол, местный пастор верит в призраков!

Пастор нехотя согласился, и довольный Джозеф поспешил домой, чтобы сообщить радостные новости будущей супруге.

По дороге он замечтался. Подумал о незабываемых ночах, которые пережил вместе с Эммой за последние несколько дней, и о том, сколько таких ночей у них впереди! Он подумал о том, как вскоре поведет Эмму под венец – представил ее в красивом белом платье, их поцелуй, а потом брачную ночь…

Внезапно яркая молния рассекла воздух прямо перед машиной. Джозеф вздрогнул от неожиданности, но тут же среагировал. Он резко крутанул руль вправо и надавил на тормоза. Завизжали колеса, и машину юзом вынесло на обочину. И в ту же секунду из-за поворота выехал огромный грузовик и промчался мимо него.

Джозеф сглотнул, не веря своим глазам. Если бы не возникшая буквально ниоткуда вспышка молнии, он бы на всей скорости врезался в этот грузовик. Его колени дрожали, ему потребовалось несколько минут, чтобы успокоиться и взять себя в руки.

Остаток пути до замка он ехал с черепашьей скоростью, не отвлекаясь.

* * *

Эмма услышала, как зашуршали шины во дворе, и, не обращая внимания на проклятия и угрозы, которыми сыпала раздосадованная герцогиня, кинулась во двор.

– Ты жив! – радостно восклицала она, осыпая Джозефа поцелуями. – Она хотела подстроить аварию, чтобы разлучить нас!

– Да, я едва не врезался в грузовик, – промолвил парень.

Девушка рассказала ему об очередной попытке призрака погубить их, об экране, где она, как в кино, видела все, что происходит с Джозефом. Сказала и об амулете, который дали ей влюбленные, и что она бросила его прямо в экран.

– Но Утопленница все еще здесь? – спросил Джозеф, выслушав ее рассказ. – Может быть, после такого поражения она оставит нас в покое?

Они вошли в замок. В холле они увидели Утопленницу, но та была не одна. Влюбленные, Катерина и Ричард, стояли прямо перед ней.

– Ты проиграла! – говорил Ричард. – Ты думала, счастье под крышей этого дома невозможно, но ты ошибалась. Им двоим это удалось. Твоему коварству есть предел!

Перенесенное поражение ослабило Утопленницу. Она знала, что проиграла, но сдаваться не собиралась. Она, словно стрела, быстро взлетела к потолку и хотела было улизнуть в открытую форточку, но Ричард, прошептав заклятие, бросил в нее сверкающий зеленый камень.

Камень достиг цели. Привидение вспыхнуло, словно спичка, и, издав жуткий вопль, растаяло в воздухе. Остался лишь бледный отблеск, который тоже вскоре исчез.

Джозеф подобрал с пола зеленый камешек.

– Амулет из изумруда, – объяснил Ричард. Носите его с собой, и тогда вы будете в безопасности.

– Мы желаем вам вечного счастья, – сказала Катерина. – Теперь это ваш дом. Мы свободны и можем наслаждаться покоем в нашем мире.

Влюбленные взялись за руки и исчезли.

* * *

Через пару недель, когда все уже полным ходом готовились к свадьбе, Джозеф сказал:

– У меня есть подарок для тебя. Я хочу, чтобы ты открыла его прямо сейчас.

– Ты и так уже сделал мне предложение! – воскликнула она изумленно.

Она оглядела их спальню с огромной кроватью, на которой они каждую ночь занимались любовью, с прекрасным видом на деревню и бесконечный зеленый луг:

– Не знаю, можно ли желать большего.

– Можно. Открой.

Он протянул ей черную бархатную коробочку. Эмма с замиранием сердца открыла ее и увидела прекрасное бриллиантовое колье с шестью изумрудами, каждый размером с ноготь.

– Изумительно, – выдохнула она. – Но я ничего не приготовила для тебя!

Он поднял бровь, озорно усмехнувшись:

– Это ты так думаешь, – он медленно провел рукой по мочке ее уха и подбородку, заставив ее затрепетать. Застегнув ожерелье на шее возлюбленной и перебирая огромные изумруды, парень коснулся ее горячей ключицы. – Это колье символизирует нашу семью. По одному изумруду на каждого из наших шести детей.

– Шести? – она нахмурилась. – Ты что! У нас пока нет детей…

С томным блеском в глазах он нагнулся, чтобы поцеловать ее, и прошептал:

– Ну так не будем терять время…

Читайте в следующую среду, 11 сентября:

Александра Гриндер

Убийственное интервью

Журналистское расследование Миранды Уоллес едва не закончилось трагедией

Женщины тихо вышли из комнаты. Когда они дошли до холла, откуда на второй этаж вела большая лестница, то замерли в испуге. Они услышали шум, сдавленное дыхание и скрип половиц.

Миранда больше не могла находиться в темноте. Она включила карманный фонарик и направила свет на лестницу. Когда луч осветил верхнюю лестничную площадку, они увидели жуткую фигуру. Это был мужчина. Кожа на его обнаженном торсе бледно отсвечивала в свете фонаря. На голове у него была надета маска, а в кулаке зажат окровавленный нож с кривым лезвием!

Анджелина и Миранда закричали одновременно. Миллионерша выхватила пистолет и выстрелила в мужчину, но промахнулась. Мужчина пригнулся и исчез в темноте.

www.miniroman.ru

...

№ 012,выходит еженедельно

Главный редактор: Максим Попов

Адрес редакции: Россия, 123100, г. Москва, Студенецкий пер., д. 3

Сервисный телефон: +7 (920) 335-23-03

Для писем: 241050, Брянск, проспект Ст. Димитрова, дом 44

E-mail: info@privetonline.ru

© Учреждено и издается ООО «ПМБЛ»

Адрес издателя: Россия, 123100, г. Москва, Студенецкий пер., д. 3

Журнал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере массовых коммуникаций, связи и охраны культурного наследия.

Свидетельство о регистрации ПИ № ФС77 – 53235 отв этом журнале текст является художественным произведением. Имена, характеры, места действия вымышлены или творчески переосмыслены. Все аналоги с действительными персонажами или событиями случайны. Редакция не несёт ответственности за содержание рекламных материалов. Все права принадлежат издателю и учредителю. Перепечатка и любое использование материалов возможны только с письменного разрешения издателя.

ОглавлениеЛара ГрэйВлюбленныеЧитайте в следующую среду, 11 сентября:
- 1 -