«О хитрой куме-лисе»

- 5 -

Лисичка в это время спокойно грелась на солнышке. Но вдруг она увидела, что оба пса поднялись и направились к ней. Сперва она не придала этому значения, но, когда Гектор и Султан со свирепым лаем кинулись на неё, она поневоле залезла в конуру и забилась в самый дальний угол. Конечно, она знала, что им запрещено её обижать, но ведь такие хулиганы могли на минутку и позабыть о своём хорошем воспитании.

А собаки, напугав лису, преспокойно отправились восвояси, будто ничего не случилось.

И эту грубую шутку они повторяли каждый раз, как только лесничий уходил со двора. Вскоре жизнь в лесной сторожке стала для лисички просто невыносимой. Конечно, она могла пожаловаться на обидчиков, но считала это ниже своего достоинства.

«Ведь я мужественный лесной зверь, — говорила себе лиса, — а не какая-нибудь домашняя кошка. Мне стыдно хныкать и ябедничать. Лучше уйду отсюда. Насовсем! Еник и Руженка, конечно, поплачут, но ведь должны они понять, что моё место не в конуре, на привязи, а в лесу — там, где живут все отважные и хитроумные лисы… И, в конце концов, я всегда могу вернуться назад, если мне в лесу не понравится».

И лиса стала ждать удобного момента для бегства. Она не очень задумывалась о том, что, очутившись на свободе, должна будет сама позаботиться о пропитании. Ведь тем лисам, про которых читала Руженка, всегда всё легко удавалось. И вот момент настал.

Однажды Руженка плохо застегнула ошейник, и лиса почувствовала, что может освободиться без особых усилий. Так она и сделала, когда оба пса ушли с лесничим в лес. А потом молнией — через двор, под ворота и в лес!

Прощай, лесная сторожка «У пяти буков», будьте счастливы, Еник и Руженка! Здравствуй, свобода, золотая свобода!

В тот вечер дети лесничего долго плакали, пока не заснули. Напрасно отец, утешая их, обещал принести из лесу другую лисичку, умнее прежней.

— Не хочу другой! — говорил Еник.

— Не надо нам другой, пока наша где-то в лесу умирает с голоду! — плакала Руженка. — Ведь она совсем не умеет охотиться и к тому же привыкла есть только варёное и жареное. Где ты, моя золотая, моя милая?

И только Гектор и Султан ходили по двору с видом победителей. Они считали, что ловко избавились от лисицы, и собирались ещё круче с ней разделаться, если бы она попалась им в лесу.

Новый дом
- 5 -