«Революционный гламур. Спецрасследование»

- 4 -
Harry Games

И действительно, знакомиться с такой красотой полезет разве что пьяный наивный форенер, оглушенный ночной Москвой. Нормальный пацан подойдет к Очкарику. Скажет, что нужно. Покажет пальцем. Если в наличии нет — привезут со склада. Перед «Галереей» помещается Очкарикова шмаровозка — серый мини-вэн «Мерседес» с водителем и охраной. Это и есть передвижной сейф для перевозки «лохматого золота» — так владелец именует свой хрупкий товар. Покупка «цыпы» на ночь — самая банальная из сделок. Это ежедневная рутина, доход от которой является ничтожным по сравнению с выполнением серьезного заказа, например, поставки девушек на выездную вечеринку бомонда или спортивный турнир. Другое дело, что серьезный заказ может поступить в любое время и в любом месте. Поэтому Очкарик всю ночь начеку — его подручные мониторят количество «Бентли» и «Ламборгини» у десятка модных клубов. Охота за клиентом налажена не хуже, чем у профессионалов сетевого маркетинга. «Очкарик инкорпорейтед» исполнит любой каприз. Не с кем ехать в Куршевель или на яхту Тарико? Заторчал на девственницах? Приспичило жениться? Обращаться по адресу: кафе сами знаете какое, столик второй от входа. На столике лэптоп, в лэптопе картотека более чем из 2000 девушек на любой вкус, кошелек и случай жизни. После «Галереи» Очкарик поедет в «First» и «Кабаре» и «Осень».

5.00 осень.

Разводки пожиже

Мы сидим у стойки красивого заведения «Осень», курим сигары, рассматриваем публику и «трем за бизнес». Наш разговор явно оскорбляет слух Господа. Обсуждая торговлю людьми, мы намеренно используем самые грязные, отвратительные слова. Творения его мы называем «рабочими свистками» и «ваганьковским силиконом». И если Господь еще не поразил нас синей молнией, значит, либо Его нет, либо мы с Очкариком — человеческий мусор такого пошиба, о который неохота даже руки марать или чем там у них производят молнии.

— Двадцать лет назад я работал лыжным инструктором на Чегете — подгонял чувих цеховикам и начальникам склада. Там я понял, что у меня два любимых занятия — рвать цыпочек и кататься на лыжах. А потом в Париж поехал — открыл модельное агентство и стал олигаторам телок поставлять. Мою бывшую жену, модель, лицо Dior, я тоже продал! А теперь у меня все хорошо! Я торговец лохматым золотом! Все, что ты видишь, это так, семечки. Сегодня тут серьезных клиентов нет. Да и телки — ширпотреб, дешевка. А я могу с настоящей топ-моделью познакомить.

— И во что это обойдется папаше Дорсету?

- 4 -