«Никто, кроме нас»

- 3 -
Harry Games

   Врачи признали меня годным без ограничений и направили для прохождения воинской службы в ремроту Н-ской Гвардейской, ордена Ленина, ордена Октябрьской Революции, Краснознаменной бронетанковой бригады. В которой я отслужил почти год. А потом случилось банальное происшествие: машина, в которой наше отделение ехало с учений, попала в аварию. Всех, и живых и мертвых, доставили в армейский госпиталь. В том числе и меня с черепно-мозговой травмой и прочими переломами. А потом, уже в госпитале, кто-то что-то напутал, и против моей фамилии написали "мертв". И даже отправили матери гроб с телом моего невезучего сослуживца. Дело житейское, с кем не бывает. Заживо отпетые, говорят, до-олго живут. Вот только получила мама гроб, и прихватило ей сердце. Похороны, и ее и гроба с "моим" телом, объединили.

   А меня, тем временем, осмотрел консилиум военных врачей. Черепно-мозговая травма, вылившаяся в нарушение адекватности поведения и повышенную возбудимость... в просторечии - "гиперактивная психика", повреждение зрения: правый глаз "-9", левый - "-8" (не читать мне теперь книг), травма левого коленного сустава (перемещаться можно только с костылем). Сломанные ребра, ссадины и гематомы - не в счет, ибо скоро пройдет. И постановили коновалы армейские, что лечить меня - долго и хлопотно, проще, дешевле и быстрее - демобилизовать, чтобы долечивался как штатский. Документы выдали на руки, все как положено: по прибытии по месту жительства, пройти повторную медкомиссию на предмет оформления инвалидности и пенсии по утрате трудоспособности.

   Приехал я домой аккурат на 40 дней, собранные сердобольными соседями. В тот славный момент, когда народ выпил достаточно, чтобы забыть, зачем, собственно собрались, но жаждет продолжения банкета. И узнал в перерывах между тостами, что все мои проблемы только начинаются. В соответствии с Законом, на основании присланных из в/ч бумаг для меня и свидетельства о смерти - последнего документа матери, нас быстренько вычеркнули из всех списков, как покойников. А отец мой погиб давным-давно. Я еще ходить толком не научился. По закону, квартира должна еще полгода ждать наследников. Но чиновник из мэрии решил иначе. И уже через три дня после похорон перевел жилье в городской фонд, как бесхозное имущество. А еще через день - передал эту квартиру беженцам, которые в ней крайне нуждались.

- 3 -