«Чем черт не шутит»

- 258 -

Не могу точно сказать, чем в моем представлении все должно было закончиться. Может быть, громким взрывом? Или колоссальным фейерверком за окном?

Но произошло все совсем не так, как я ожидал.

Цигель приподнялся со своего места, картинно протянул руку через стол и произнес:

– Лоя, твое последнее слово!

Лоя подняла руку с хищно согнутыми пальцами. И, помедлив секунду, сжала в кулаке оранжевый шарик, находившийся в самом центре виртуальной трехмерной схемы. На схеме начали гаснуть узлы и связывающие их струны.

Один за другим.

Один за другим.

И вскоре – не могу сказать точно, сколько времени на это потребовалось, – виртуальная вселенная Райского института высоких технологий перестала существовать.

Совсем.

На какой-то миг все замерли. Словно в недоумении. Как будто все еще не верили в то, что произошло.

Наконец Цигель снял очки, сдернул с рук сенсорные перчатки и положил все это на стол.

– «Мифоскоп» сожжен, – произнес он негромко. – Всем спасибо.

Могу только представить себе, какими восторженными возгласами взорвалась в этот миг всемирная паутина.

Я посмотрел на часы. Было без двух минут четыре.

Пора было кормить ворону.

Глава 33

Спать?

Да ладно вам!

Спать после того, что мы совершили?

Это было невозможно! Глупо, пошло и бессмысленно!

Никто просто не смог бы заснуть. Все мы были дико перевозбуждены. Эмоции хлестали через край и заливали все вокруг, превращаясь в мягкое, серебристое свечение.

Какое-то время мы просто все разом кричали. Не слушая и не пытаясь понять друг друга. Да это было и ни к чему вовсе. В тот момент имело значение лишь одно – у нас получилось!

Получилось, черт возьми!

И пусть теперь ангелы попляшут на нашей сковородке!

Мы расположились в приемной, заварили чай, кофе и нарезали бутерброды. Мы пили чай и смеялись. Без всякого повода. Просто так.

Лоя вдруг заявила, что чувствует себя голой в обтягивающем сенсорном костюме, и на время покинула нас, чтобы переодеться. Когда она вернулась, на ней были брюки и короткий жакет – костюм-двойник сенсорного, только из черной кожи.

Я включил свой коммуникатор, и он немедленно зазвонил. Номер не определился. Что, в общем, было не удивительно – люди, с которыми мне по долгу службы приходится общаться, как правило, ведут не самую праведную жизнь. Даже ангелы.

– Каштаков. Слушаю.

– Доброе утро, Дмитрий Алексеевич. Это Виктор.

- 258 -