«Боевые станции»

- 5 -
Harry Games

Однако, по мере того, как я пристально рассматривала капитана, мое раздражение отчасти сменилось симпатией. Каждый человек имеет право скрывать собственные недостатки. Капитан Звездного Флота, остававшийся капитаном на любом корабле, тоже имел свои недостатки, и никто не станет отрицать этого. Наверняка он чувствует, что они являются предметом критики или могут стать таковыми. Для любого другого это стало бы источником унижения. Но только не для сильного духом мужчины.

И если он проявит силу воли, то легко справится и с собственными, и с моими недостатками, только в этом случае будет успешной и моя работа.

Держась рукой за перила, я поднялась на ноги и направилась к носу корабля. И только закончив работу, с облегчением вздохнула. Но, подняв глаза — о ужас! — я увидела «Гавелан» так близко, что можно было различить деревянные плашки, составлявшие его корпус.

Капитан, сложив ладонь трубкой у рта прокричал:

— Скотти, вперед!

Мистер Скотт закрыл глаза и резко повернул колесо регулировки натяжения парусов в обратную сторону. Шхуна внезапно застыла на месте, и только волны продолжали бить в ее деревянный корпус. Бушприт описал дугу, скребя по корпусу неприятельского корабля, в результате чего противник оказался повернутым под прямым углом к направлению ветра.

Только одержимый мог отважиться на такой маневр.

Капитан расслабился; если бы у него была трубка, он бы, наверняка, закурил ее.

— Стоп, — скомандовал он. Мистер Скотт повиновался.

Я глубоко вздохнула и поднялась на ноги.

— Теперь бы нам не помешала парочка фазеров…

"Гавелан" бессильно застыл на месте, выпав из ветрового потока. Его паруса хлопали и дрожали в поисках ветра.

Повернувшись ко мне, капитан нахмурился и спросил:

— Вы о чем-то спрашивали меня?

Прерывисто дыша, я посмотрела на него и попыталась удержать спокойствие в голосе.

— Я? Нет.

Он поджал губы. Полуулыбка и одновременно полуухмылка появились, на его лице.

— Хорошо.

Я безмолвно продолжала наблюдать за ним. Он прошел вдоль качающейся палубы легкой, непринужденной походкой и сам взялся за управление парусами. Медленно, не торопясь, капитан привел корабль в такое состояние, что его паруса почти безжизненно повисли, а корпус вплотную сблизился с "Гавеланом".

На палубе другого корабля тоже появился капитан, знакомые ей восточные черты его лица блестели в лучах яркого солнца, наполовину скрытые небольшой бородкой.

- 5 -