«Господин Лянми Часть первая»

- 2 -
Harry Games

…Вновь разработать теорию хронопереброски и создать генератор нелинейного прокола не удалось больше никому за всю известную нам человеческую историю. Это лишний раз доказывает влияние на те давние события еще не рожденного Диктатора…

…одним из странных выводов хронотеории стало понимание - История жива. Пожалуй, здесь будет уместно процитировать самого Масамунэ: "…История дышит, изменяется, живет во времени и пространстве. Она заканчивается и длится, она застывает неподвижно и стремительно мчится подобно Т-кораблю…

…История не есть нечто оледенелое и неизменное, и даже явление миру Диктатора - это лишь одна из ее возможностей, Сон Неба, то, что было и чего может не быть. История живет и изменяется.

Она начинается вновь и вновь.

Здесь и сейчас".

И- Жан Данилович

Комментарии к XXV-му изданию "Истории Диктатора"

8203 год.

Ла- Тарев, Шилсу.

Бледно- оранжевая ладонь рассвета огладила макушки деревьев.

Новый день пришел туда, где заканчивалась степь и начинались предгорья. Далеко впереди вставал горный хребет, увенчанный розово-лиловыми вершинами. Те из них, что, казалось, царапают само небо, покрывал снег, окрашенный утренним солнцем в цвет крови.

На вершину тиммы-плакучки, которое было удивительно прочным сплетением тонких ветвей, легко и быстро взобрался человек. Это был мужчина, коренастый, среднего роста, лет тридцати или чуть больше, одетый в широкие светло-зеленые штаны и такого же цвета просторную рубашку. Одежда местами выгорела почти добела, но клеили ее из добротной ткани, и потому она была еще вполне крепка. На ремне у пояса болтался короткий нож по имени Гвоздь.

Незатейливое имя. Как раз для простого ножа с узким лезвием.

Человек же отзывался на имя Серж. Серж Марахов. Было ли это имя тем, которое дали ему родители, он и сам не знал. Но Сержа это мало беспокоило. Так уж случилось, что Марахову приходилось жить под разными именами, и ни одно из них не стало родным.

А Серж… Что - Серж? Хорошее имя, не хуже любого другого.

Мужчина поднялся чуть повыше и устроился то ли сидя, то ли стоя, опираясь спиной о сплетение двух самых толстых ветвей. Покоем человек наслаждался недолго - изумительно гибкие побеги тиммы так и норовили выскользнуть из-под ног. Мужчина недовольно хмыкнул и из шнурованных ботинок выползли короткие стальные когти, которыми он уцепился за самые толстые ветви.

- 2 -