«Щит побережья»

- 2 -
Harry Games

Кнёль не ответил, но его лицо омрачилось еще больше. Вопрос Орре попал в самое больное место. Когда в десяти шагах впереди на лесной тропе прямо из-под земли вдруг вырос тролль, огромный, больше человеческого роста, с облезлой опаленной шкурой, краснорожий, уродливый и свирепый, торговцы в ужасе кинулись бежать вниз по склону Седловой горы и бросили лошадь, нагруженную ячменем, рыбой, солодом и еще кое-какими припасами для йоля. А Кнёль был одним из самых доверенных людей Ауднира хёльда и ездил даже за море не столько со своими, сколько с его товарами. Пропавшая лошадь принадлежала как раз Аудниру, и Кнёлю еще предстояло отвечать за нее перед хозяином.

— Да уж, Ауднир хёльд не обрадуется! — Домочадцы Тингфельта сокрушенно качали головами, зная бережливость соседа. — Такой убыток! А что взыщешь с тролля! Ну да ты не печалься особенно, Кнёль. Ты же объявил о нападении на первой же усадьбе, так что хозяин не будет на тебя в обиде.

Только Кнёля это мало утешало. Он знал, что хозяин непременно будет в обиде и на тролля, и на него самого.

Зато Хельга, дочь Хельги хёвдинга, пришла от рассказа в настоящий восторг. Она засыпала Кнёля вопросами:

— А тролль был очень большой? Больше тебя? И больше Дага? Нет, это уже великан, настоящий великан! А вы его близко видели? А его морду ты разглядел? А кто разглядел? Ну, не может быть, чтобы никто не разглядел! Иначе как же вы догадались, что это тролль? А он что-нибудь сказал? А у него был хвост? Или хотя бы острые уши?

Но Кнёль был не в настроении отвечать на все эти вопросы, тем более что и ответить ему было особенно нечего. Ту рослую фигуру, что вдруг возникла под елью, такая же темная и шершавая, как еловая кора, не требовалось разглядывать в поисках острых ушей и хвоста. В ней было что-то настолько жуткое, что волосы шевельнулись, а ноги сами собой побежали прочь, не советуясь с головой.

От дальнейших нападок Кнёля избавила мать хёвдинга, Мальгерд хозяйка. Она по-прежнему властвовала в усадьбе, тем более что Хельги уже лет десять как овдовел.

— Не приставай к человеку, Хельга Ручеек! — сказала она внучке. — Он и так пережил кое-что, чего не желает тебе. Я верно говорю, Кнёль?

— Но разве это может быть? — спросила Сольвёр, одна из служанок. Девушка еще улыбалась забавному рассказу, но считала, что шутку не следует слишком затягивать. — У нас тут отроду не слышали ни о каких троллях.

- 2 -