«Человек в зеркале»

- 4 -

На корабле Ли исполнял обязанности начальника горняцкой смены и отвечал за жизнь трех человек. Он был аттестован для работы со всей машинерией, используемой при горнорудных работах во внеземных, низкотемпературных и слабогравитационных условиях. Он занимался изыскательским и горняцким делом с тех самых пор, как оставил свой дом в одном из укрытых куполами городов Весты, что произошло, когда ему исполнилось пятнадцать лет и он достиг принятого в астероидном поясе возраста совершеннолетия. Сначала он отправился на ледяную луну Каллисто[2] и, потрудившись на плавильной линии (в низкооплачиваемой должности), завербовался на горнодобывающий корабль. Последующие пять лет он провел на четырех изыскательских и добывающих кораблях, получил право вступить в профсоюз и дослужился от чернорабочего до начальника смены. При возможности он любил проводить собственные изыскания: его сбрасывали на подвернувшееся под руку небесное тело в скафандре усиленной защиты с лазерным буром и масс-спектрометром в руках. После этого он несколько недель проводил в полном одиночестве, исследуя минеральный состав астероида, рассчитывая обнаружить что-нибудь полезное. Лишенный контакта со всей Вселенной, Ли чувствовал себя превосходно в своем скафандре.

Ли считал себя достаточно сметливым - на собственный лад, однако понимал, что при усвоенных им обрывках образования выше начальника смены ему не прыгнуть. И на долгом пути к Седне он записался экстерном в университет, делая тем самым первый шаг к должности инспектора, a там, глядишь, и к собственному кораблю. И теперь его личный архив содержал уйму материала, которым можно было заняться в свободное время: разной литературы, а также пособий по строительной механике и физике. На занятия уходило свободное от смен время - ему необходимо было догонять упущенное, - однако обнаруженный на Седне непонятный черный круг заставил его задуматься о том, что можно и переменить планы.

Переданные по радио из недр системы инструкции, как он прекрасно понимал, представляли собой всего лишь предложение, но никак не приказ. Научные учреждения, находящиеся в данный момент в нескольких миллиардах километров от корабля, просто не могли распоряжаться поступками экипажа «Бродячего остова».

- 4 -