«Во мраке ночи»

Harry Games

Эшли Энн Дьюал Роуз Уэйверли Во мраке ночи

Глава 1

Это было ранее утро февраля…

Как всегда было жутко холодно, и не многие решались выходить на улицу, но я уверенно скользила по асфальту в новых кожаных сапожках, размышляя о сегодняшнем дне. Он не был особенным, честно сказать, он был самым обыкновенным, но моё настроение стремительно улучшалось, не известно почему.

Жители Интернешнл-Фоллс встречали утро в «холодильнике нации», и не хотели что-либо менять…

Вот Люсьен уже открыл свою лавку с горячими хот-догами, а миссис Черчилль — фамилия ей как стати — посыпала всё ещё замороженный тротуар песком. Книжный магазин «Томаса Ридберга» был ещё закрыт, но все прекрасно знали, как наш Томми любит опаздывать…

Так уж получилось, что живу я не в Нью-Йорке, а в маленьком городке с населением в 6703 человек. Интернешнл-Фоллс находиться на правом берегу реки Рэйн-Ривер, на границе с Канадой, и поэтому мои уикенды часто проходят в Форт-Франсэз, точней уикенды моей семьи часто там проходят. В этом миловидном городке живет тетя Кларисса…. Я ездила к ней пару раз, и…, и теперь меня тошнит, едва в голове возникает образ её карих узких глазенок и черных постаревших зубов. Так что, с поездками пришлось повременить, по крайней мере, мне…

Вновь подул ледяной ветер, и я сильней закуталась в красное зимнее пальто. Да, именно зимнее, ведь считается, что Интернешнл-Фоллс — самое холодное место в США. Приходиться мириться с таким капризным климатом, но лично я не против. Холод не вызывает во мне бурю отрицательных эмоций, так как я почти никогда не мерзну. Со мной случается такое крайне редко, только в самые невыносимые дни, в такие дни, как сегодня…

— Доброе утро, Анна, — радостно воскликнул Люсьен, увидев, как я подошла к его лавке.

Коренной француз, родившийся в Париже, сейчас работал продавцом хот-догов, разве судьба справедлива? За все те годы, которые Люсьен провел здесь, он порядком поправился, и теперь вместо мускулистого торса, торчал круглый живот, добавляя тридцати семи летнему мужчине лишние годы.

— Здравствуй…

— Тебе, как обычно?

— Да, пожалуй, — уверенно ответила я, и потянулась к сумке, чтобы достать деньги, но едва я просунула руку в карман, карие глаза француза засветились недовольством. Люсьен вручил мне заветный хот-дог, а сам скрестил на груди руки.

— Я опять должен тебе напоминать? — недоуменно спросил он. — Анна, после того, что ты для меня сделала, эти хот-доги навеки за счет заведения!

— Но это же было так давно! — упрямо, усмехнулась я, округлив голубые глаза. — Я могу заплатить…

— Нет, и ещё раз нет! Они стали для тебя бесплатными, в тот момент, когда ты помогла Ричарду поступить в колледж…

— Это сделал мой отец!

— Но кто замолвил слово? — заговорчески улыбнулся француз. — Так что, это не обсуждается!

У Люсьена был восемнадцатилетний сын, Ричард. Так как сейчас всем известны условия поступления в колледж, у сына продавца и учительницы не было шансов, но, к счастью, мой отец, Гарольд, сумел помочь. Волею судьбы, он оказался деканом в не малоизвестном «Rainy River Community College». Это сыграло огромную роль…

— До встречи, — мило улыбнувшись, пропела я, и пошла дальше, направляясь к школе.

— D'un bon jour!

По пути, закусывая горячим хот-догом, я невольно задумалась, вспоминая свою семью. Мало кому везет, так как нам. Папа — декан, мама — судья, младшая сестра — просто гений, ну и я — школьная знаменитость. Не странно ли то, что удача сама стучится к нам в дверь? При этом семья Локвудов имеет огромный особняк, построенный ещё до рождения моих родителей в придачу с наследством оставленным дедушкой. Это должно вызвать у меня подозрения? Определенно — нет! Вот только жаль, что везение не распространяется на других, к примеру, тот же Люсьен, или шестидесятилетняя Аманда Черчилль — они явно заслуживают большего, но удача просто не берет их в расчет…

Грустно осознавать, что тебе везет больше, чем другим, ведь…

— Анна! — довольно воскликнул высокий мелодичный голос, и мне пришлось прервать свои душевные раздумья. Я быстро проглотила последний кусок хот-дога, поправила золотистые волосы, и повернулась к подруге, которая, уже широко улыбаясь, ждала меня возле ворот школы.

— Ты сегодня долго, — пробурчала Клер, и поправила, вязанный берет. Признаться, её темная кожа, никак не соответствовала зимней погоде. Казалось, девушка попала не на ту планету! Эти пуховики, и шерстяные шапки — просто смешно! Африканка и меховая шуба — вещи не совместимые!

— Я разговаривала с Люсьеном, — уверено ответила я, и поравнялась с подругой. — Извини, что заставила ждать…

— Ничего, — легкомысленно прошелестела Клер. — Пойдем, мне надо столько всего тебе рассказать!

Ну, вот! Начинается! Сплетни, интриги, скандалы! Такое чувство, что я каждый день хожу не в школу, а на телевидение!

— Ты знала, что у Кайлы Хейл обанкротился отец? — ошеломленно вскричала подруга, когда мы двинулись дальше к школе.

— Нет, — сухо отрезала я.

— Она в истерике! Как же теперь наша Кайла сможет ходить в одних и тех же нарядах?!

— Клер, ты слишком жестока…

— Анна, поверь, я ещё очень мила, по сравнению с окружающими!

— Надо наоборот сейчас поддержат Кайлу! — решительно воскликнула я. — Ей трудно придется…

— Ради Бога! Не надо играть в безобидных монашек! — с абсурдом пискнула Клер, когда мы зашли в здание. — Она не очень-то была добра к окружающим, когда в кармане валялась пара тысяч…

— Это её проблемы…

— В том-то и дело, что её! Я рассказываю тебе это не для того, чтобы ты впопыхах побежала помогать ей!

— Тогда для чего? — укоризненно спросила я, и сняла красное пальто, которое было таким ярким, что затмевало всё вокруг. — Я не прошу тебе докладывать мне все новости, произошедшие в школе…

— Но…, - запнулась Клер, стягивая, берет. — Но, ведь это интересно?!

— Только не для меня, — выдохнула я, и поправила золотистые волосы, которые скатились водопадом по моим плечам.

Клер замолчала и повесила свою куртку, подозрительно покосившись на меня взглядом своих карих шоколадных глаз.

— Странная ты, — наконец, выдавила она.

Я смышлено фыркнула и перекинула сумку на другое плечо.

— Я самая что ни на есть нормальная! Запомни это…

— D'un bon jour! — хорошего дня

________________________________________________________________________________

Перед физкультурой, я и Клер договорились встретиться возле главного корпуса. Нам нужно было подготовиться к важному мероприятию, по мнению Сандры Коуфилд. А её желание — закон. Как никак, она директор нашей «замечательной» школы…

Я медленно шагала по замерзшему асфальту, когда меня подхватили на руки и прокрутили вокруг своей оси. Честно, я сильно испугалась, но, тем не менее, на моём лице расплылась улыбка…

Почему?

Я просто знала, кто это…

— Брендан! Отпусти! — смеясь, завопила я и вцепилась руками в кожаную куртку парня. — Хватит!

В ту же секунду, я почувствовала опору под ногами, и спокойно выдохнула.

— Привет, красавица, — пропел Брендан и притянул меня к себе, запустив руки в золотистые волосы.

Ни для кого не было секретом, что Анна плюс Брендан равняется любовь. Люди не останавливались и не хихикали, словно увидели, что-то сверхъестественное. Это было обычным явлением в нашем школьном микромире…

— Я соскучился…

— Я тоже, — усмехнувшись, ответила я. — С предыдущего урока прошло очень много времени!

— Для меня эти секунды показались вечностью!

— Я не сомневаюсь…

Проведя пальцами по бронзовым волосам парня, я опустилась к щеке, прошлась по тонким губам и обвила рукой его шею. Наши лбы соприкоснулись, и Брендан сильней прижал меня к себе, крепко обхватив талию.

От него так приятно пахло! Он был одним из тех парней в школе, которые пользовались одеколоном и дезодорантом. И вообще, кто придумал, что запах мужского пота — это приятно? По мне так это признак неряшливости и аморальности!

— Сегодня, как обычно, в семь? — тихо поинтересовался он.

Я виновато нахмурилась.

— У меня не получится. Коуфилд собирает нас после уроков на пять минут, — я остановилась и пристально посмотрела в темно-зеленые глаза Брендана. — А ты знаешь, сколько в её понимании эти пять минут…

— Что опять за чушь она выдумала? — с отчаянием спросил парень.

— «День самоопределения», иными словами, будем ходить, и рассказывать, кем хотим стать в будущем…

— Мы уже делали это в прошлом году! Зачем повторять? Неужели она думает, что что-то изменилось?

— Не все так уверены в своём будущем, как ты, — довольно заявила я и дотронулась кончиком носа до его холодной щеки. — Им остается только завидовать парню, который собирается поступить в Гарвард…

— Зависть — это плохо чувство, — ухмыльнулся Брендан, в то время как я игриво потянула его на себя, взявшись замерзшими руками за вязаный шарф.

— Но если люди больше ничего не умеют?

Я блаженно прикрыла глаза, и опустила голову на его мускулистую грудь. Через секунду Брендан уже зарылся лицом в мои волосы, и мы стояли как влюбленные голубки по середине дороги.

— Я могу подождать тебя после репетиции, — неожиданно прошептал он. — Мне не тяжело…

— Кто знает, во сколько я освобожусь? — задумчиво прошелестела я. — Лучше хотя бы тебе отдохнуть по-человечески…

— Я не вижу ничего хорошего в том, что буду отдыхать один, — хмуро признался парень, и внезапно раздался противный звон, означающий начало урока. Мы нехотя отстранились друг от друга, и я тяжело выдохнула, выпустим руки Брендана из своих.

— Отдохни за нас обоих!

Парень грустно улыбнулся, и, взяв меня за подбородок, притянул к себе.

— Если освободишься пораньше — позвони…

Он едва коснулся губами моей щеки, как, уже не спеша, отходил, позволяя холодному ветру обволакивать меня со всех сторон.

— Непременно, — в воздух прошептала я, и направилась к спортивному залу.

Кто придумал коричневую спортивную форму? В чем смысл? Эти нелепые шорты казались мне сущим наказанием, не говоря о футболке, цвет которой трудно описать…

Выкатившись из раздевалки, я угрюмо шла по залу, не понимая, к чему этот клоунский наряд. Герб у нас зелёный, кабинет директрисы — зелёный, повседневная форма — зеленая, даже глаза у Коуфилд ЗЕЛЕНЫЕ! Хотя это многое объясняет…, но при чем тут коричневый?!

— Ооооо…, - протянул мистер Шлимен, увидев, как я лениво перебираю ногами. — Кто это решил посетить наш урок?

— Я каждый раз прихожу, — бесцветно напомнила я.

— Анна, — будто и, не услышав меня, продолжал Рик. — Ты всё сдала? Отжимание?

— Да…

— Гимнастика?

Я кивнула.

— Канат?

— Безусловно! — с сарказмом выплюнула я, вспомнив, как нелепо лезла по этой чертовой веревке и чуть не грохнулась вниз с трех метровой высоты…

— А бег?

Услышав очередной вопрос, я с отчаянием нахмурилась, пытаясь вспомнить сдачу кросса, но, к сожалению ответа не последовало…

— Что ж, тогда сегодня твой день! — съязвил Шлимен и подтолкнул меня к стене. — Сто метровка…, не буду тебя мучить…

— А то, как же! — недовольно фыркнула я, и встала рядом с учителем.

— Приготовься…

— Что?

— Ну, встань, как положено, Анна! Давай, докажи, что я не просто так ставлю тебе удовлетворительно!

Я язвительно фыркнула, удивляясь тому, что единственная плохая отметка у меня именно по этому предмету! Не по тригонометрии или астрономии, ни по истории или биологии, а по физкультуре!

— На старт, — подал голос Рик, и мне пришлось, встать так, как того требовали наши идиотские правила. — Внимание, — я облокотилась руками о колено и тяжело вдохнула. — МАРШ!

Сорвавшись с места, я пулей рванула вперёд, не понимая, откуда столько сил появилось в моих слабых ногах. Ветер бил в лицо и всячески притормаживал моё хрупкое тело, но вот мышцы работали как слаженный механизм. Казалось, подо мной горит земля, так быстро я неслась, ритмично перебирая длинными ногами. НЕ знаю, сколько времени прошло, но для меня оно пролетело за несколько секунд! Неуклюже затормозив о древний линолеум, я столкнулась руками со стеной и отлетела чуть назад. К счастью, я сумела сдержать равновесие…

— Локвуд! — ошеломленно вскричал Шлимен и подбежал ко мне, уставившись во все глаза. — Ты…, ты великолепна! Четыре и двадцать пять!

Я опустила голову, и тяжело втянула воздух, даже не вникая в суть его слов.

— Такого ещё никогда не было!

— Очень жаль, — с сарказмом заметила я, и сделала ещё один глубокий вдох.

— Ты бы видела себя со стороны! — ошарашено воскликнул он. — Это просто невозможно!

— Раз я это сделала, значит, это и не так уж нереально, — усмехнулась я и вновь выпрямилась, откинув волосы назад. — А сейчас, я, пожалуй, пойду, отдохну…

— Подожди! Давай ещё раз…

— Ради Бога! Я устала! — взвыла я, и жалобно нахмурилась. — Сегодня у меня куча дел! Пожалуйста, разрешите мне посидеть! Я в следующий раз пробегу.… Обещаю!

— Анна, но ведь это и в твоих интересах тоже!

— Я устала! — требовательно повторила я и бесцеремонно отвернувшись, пошагала в другую сторону. — Потом…

Не обращая, внимание на крики Шлимена, я дошла до скамейки, и обессилено плюхнулась на неё, прикрыв глаза. Веки казались такими тяжелыми, что я больше не могла удерживать их открытыми…

Почему моя голова закружилась? Что происходит внутри моего хрупкого тела? Когда люди успели превратиться в черные точки?

Так…

Что-то мне совсем не хорошо…

Я неуклюже пошатнулась, и почувствовала, как конечности налились свинцом. Отяжелевшие руки безвольно потянулись к вискам, но так и не достигли цели. Неожиданно я осознала, что начинаю оседать на скамейке, так стремительно, что уже пол моего туловища красовались на её поверхности.

— Стоп, стоп, стоп, — хрипло прошептала я, пытаясь совладать со своим телом, но не успела я вымолвить и последнее слово, как уже полностью валялась на скамье.

Перед глазами всё поплыло. Я не слышала звуков, не воспринимала запахи, ничего не видела вокруг…. Ощущение, будто все мои органы чувств одновременно отключились, и я погрузилась в летаргический сон…

Неожиданно на смену бесчувствию пришел страх…

Я в состоянии паники попыталась пошевелить конечностями, но ничего не произошло! Я осознала, что сейчас моё тело не принадлежало мне!

«Что за…?»

Громчайший звон ударил мне в голову, отдавшись эхом внутри моего тела. Вместе с ним я ощутила невиданную боль, и резко поднялась со скамейки.

Вот и вернулись ко мне мои чувства,…, но что происходит?!

Я схватилась руками за волосы, и резко дернула за одну из прядей, желая переключить боль на что-то более слабое, но…

Ещё один удар…

— Черт! — истерично завопила я, и резко упала на колени. Я зажмурила глаза так крепко, что на них проступили слезы. Жар…, жар атаковал меня со всех сторон. — Господи…

— Анна? — неожиданно услышала я голос, который, словно пламень, прожег меня насквозь. — Что ты…

— Замолчите! Замолчите все! — панически заорала я. — Прошу тише! Почему же так громко?!

Стук мячей о паркет, удары кулаков о боксерскую грушу, свист скакалки в воздухе, топот бегающих школьников, смех девчонок, оставшихся в раздевалке…, я просто разрывалась, испытывая невыносимую боль!

— Локвуд, что за шутки?! — недовольно спросил Шлимен и не успел подойти ко мне, как я уже стояла перед ним. — Ты, что…

— Я сказала, заткнитесь! — яростно закричала я, и резко открыла глаза. Мой взор упал на лицо взрослого мужчины. Глубокие морщины покрывали его физиономию, седина виднелась на корнях немытых волос, маленький порез от бритвы красовался на подбородке…

— Анна, что с тобой?

— Мистер Шлимен? — удивилась я, понимая, что никогда ещё не видела его так четко, никогда ещё не замечала таких мельчайших подробностей…

— Тебе плохо? Может, нужно…

Неожиданно резкий запах ударил мне в ноздри. Я неуклюже пошатнулась, прикрывая руками лицо, но…, но этому трудно было сопротивляться?! Голова закружилась с новой силой, появилось неистовое желание найти источник…

— Вы чувствуете? — словно наркоман, хрипло прошептала я, и внимательно осмотрелась вокруг.

— Ты в порядке?

— Это…, это очень похоже на карамель…

Пригнувшись, я, как охотник медленно принялась расхаживать по залу, выискивая этот сладостно пахнущий аромат, но вдруг осознала, что он повсюду! Запах окружал меня со всех сторон, витал в воздухе, оседал вместе с пылью, но я до сих пор не понимала, что именно ищу…

— Анна, — обеспокоено протянул Шлимен и аккуратно взял меня за руку. — Может…

— Не трогайте меня! — свирепо зарычала я и выдернула кисть, ощутив какой горячей была его кожа. Хотя нет…, она была не просто горячей…. Это был кипяток, немыслимая температура! Словно ожег, теперь на моем запястье красовались багровые отпечатки пальцев Рика, и я испуганно прижала руку к себе, не понимая, что происходит…

На лице преподавателя отразился страх, и растерянность. Наверняка, такого в его практике ещё не было. Он ошеломленно отступил от меня на шаг, и в миролюбивом жесте, поднял ладони вверх.

Внезапно ещё один громкий удар, пронзил меня насквозь, и я уже в состоянии паники, схватилась руками за голову. Звон настолько неприятный, что сравнить его можно только со скрежетом металлолома, основательно впился в мой рассудок. Я не могла нормально дышать, всё вокруг слилось в одну смазанную картинку, пульс бешено стучал, заставляя и сердце немыслимо быстро биться…

И вдруг…, вдруг звон исчез! Его, будто засосали в трубу, и я ощутила такое облегчение, что ноги предательски подкосились. Неуверенно подняв голову, я настороженно осмотрелась вокруг, и заметила испуганные лица, которые, наверняка, с превеликим удовольствием наблюдали за моим концертом. Шлимен ошарашено пялился в мою растерянную физиономию, братья близнецы Тарани и вовсе едва сдерживались от смеха, обанкротившаяся Кайла высокомерно вскинула брови, изображая презрение…, в общем, все отлично отыгрывали свои роли…

— Простите, — хрипло выдавила из себя я, и решительно выпрямилась. — Мне стало плохо…

Все так же стояли молча, даже и не собираясь отвечать.

— Я…, вы извините, но…, - я испуганно нахмурилась. — Я лучше пойду…

Конечно, никто не стал меня останавливать.

Глава 2

Я панически запрыгнула в машину, и испуганно облокотилась головой о руль. Дышать было крайне трудно, и на секунду мне показалось, что лучше вообще не втягивать воздух…, но так было ровно секунду…

Дальше мою голову начали одолевать довольно-таки странные мысли. Дурные вопросики крутились в голове, стало малость жутко, да и как-то сердце прихватило…

В итоге, победителем истеричного хит-опроса стала фраза: ЧТО, ЧЕРТ ПОДЕРИ, ЭТО БЫЛО!?

Я с ужасом посмотрела на своё отражение в зеркале, и еле сдержала себя от крика, который так и норовил вырваться наружу. Золотистые волосы были запутаны и больше походили на веник, всегда ясные голубые глаза покрылись красными лопнувшими сосудами, щеки — и вовсе были багровыми!

— Я чучело…, - обреченно прошептала я, но это так же заботило меня не очень долго.

Разве сейчас было время думать о внешности?! Разве то, каким образом мои волосы были уложены на голове, имело значение?! НЕТ!

Ведь ужас бурлил в крови не из-за потускневших глаз, просто рассудок уперто кричал: Анна ты сошла с ума…, и это весьма угнетало обстановку…

— Господи, что же это было? — ошарашено воскликнула я, и почувствовала, как слезы подкатили к глазам.

Я, конечно, сильная личность, но такие ситуации запросто могут выбить из колеи любого человека. Я была не исключением…

Так…, может, я просто переутомилась? Повседневное хождение по дополнительным кружкам, сильно отразилось на моем образе жизни. Меня почти не было дома, я постоянно бегала из одного конца нашего мини-города, в другой, и это продолжается уже четыре года. Естественно, мой организм мог не выдержать и дать пробоину!

— Соберись, Анна, — бодро скомандовала себе я, и попыталась подальше загнать непрошенные слезы. — Ничего не произошло, это…, это читая случайность! Ты не сошла с ума!

Но как бы я не старалась убедить себя в никчемности случившегося, рассудок твердил совершенно иное. Если бы такое случилось со мной не впервые, я бы смогла спокойно продолжить день, но сейчас…

Внезапно кто-то ударил по окну в машине, и я, испустив испуганный вопль, подпрыгнула на сидении. В предвкушении чего-то страшного, я медленно повернула голову к стеклу, и с облегчением выдохнула, увидев Брендана.

«Кто бы сомневался, что он так скоро обо всём узнает…»

Парень аккуратно открыл мне дверь, и, взяв за руку, помог выбраться из салона.

— Что случилось? — взволнованно спросил он, пытаясь посмотреть мне в глаза, но я старательно избегла с ним встречи. — Анна, почему мне звонит Кайла и истерично кричит о том, что ты в панике убежала из зала?!

— Я…, я нехорошо себя почувствовала, — неуверенно прошелестела я, всё ещё не поднимая взгляд.

— Тебе плохо? Может, нужно вызвать врача?

— Да, брось, Брендан…

— Что именно болит? Скажи мне…

Я закатила глаза к небу, и всё же решилась взглянуть на парня. Он был таким испуганным и ошеломленным, что моё сердце судорожно екнуло. Я тяжело выдохнула, и обвила руками его шею.

— Всё в порядке, — решительно отчеканила я.

— Но, Кайла сказала…

— Ты кому доверяешься? — с частичкой сарказма, воскликнула я. — Мне или нашей мисс «Недовольство»?

— Тебе, конечно…

— Вот и отлично…

— Анна, но она уверяла….

— Брендан, перестань! — я почувствовала, как на меня нахлынул приступ ярости. Причем не могу сказать, что я сильно разозлилась, просто его опрос начал стремительно выводить меня из себя…

— Ладно, — ощутив мой настрой, сдался Бред. — Как скажешь…

Я спокойно выдохнула, как вдруг капля ревности захватила мой рассудок. Я настороженно нахмурилась, и крепко сжала пальцы

— Откуда Кайла знает твой номер телефона?

— Его все знают…

— Не все, — уперто подметила я.

— Все!

— Нет! — я гневно вскинула подбородок, и отстранилась. — Странно, не правда ли…

— Может, ей кто-то сказал! — недоуменно предположил Брендан. — Ты же знаешь, как быстро у нас можно заполучить нужную информацию…, - он вновь попытался обнять меня.

— Почему я не могу в это поверить?

— Да, откуда я знаю!

— Ты лжешь!

— Эй!? — парень растеряно нахмурился. — Анна, ты же прекрасно понимаешь, что говоришь глупости…

Я и правда, не видела поводов для ревности, но почему-то сегодня моя интуиция говорила, хотя нет, она просто кричала внутри, обвиняя Брендана в измене…

— Так…, - я устало выдохнула, и недовольно поморщилась. — Даже не хочу сейчас об этом думать…

— Да, не о чем тут думать! — вновь заявил парень.

— Брендан, лучше просто помолчи…

Я решительно запрыгнула в салон, и громко хлопнула дверью. Почему-то сейчас во мне одновременно кипело столько чувств, что я разрывалась на части! Обида, ненависть, ревность, страсть, боль, подозрение…

Черт! Это сведет меня с ума! Почему так много ощущений испытывает моё тело? Почему я не могу сосредоточиться, и постоянно отвлекаюсь на всякие мелочи?!

Я прокрутила ключ в коробке зажигания, и уверенно нажала на педаль.

— Анна! — вновь вскрикнула Брендан, тарабаня по стеклу. — Подожди!

Но я не остановилась, а только прибавила скорость. Сегодня ничто не внушало мне доверия…

— Нет, Клер, я не смогу, прийти, — в который раз повторила я, лениво держа в руке телефон.

— Анна, что же случилось? — возбужденно воскликнула подруга. Она явна была рада услышать новую сплетню.

— Ничего не случилось. Я просто очень устала, и хочу побыть дома…

— Почему ты не хочешь мне говорить?!

— Клер, послушай, — взмолилась, я и плюхнулась на диван. — Нечего рассказывать! Усталость — это нормальное явление, и нет в этом ничего аномального…

— Как раз таки необычного тут очень много! — не унималась подруга. — Ты всегда посещала такие мероприятия, а сейчас…

— Сейчас у меня заслуженный отдых, и точка! Всё, Клер, завтра увидимся…

Не дождавшись новых воплей подруги, я отключила телефон, и тяжело выдохнула. Не думала, что Клер такая любопытная…

Интересно, она дружит со мной только из-за популярности? Что ж, ответ очевиден…

Почему-то сегодня передо мной раскрылись все карты, не взирая на то, какую информацию они несут. Пока что мне только хуже…

— Анна, мы поехали! — послышался крик мамы, и я осторожно поднялась с дивана.

Внизу меня ждало всё семейство. Родители взволнованно переглядывались, а Кэсси и вовсе обеспокоено осматривала меня, будто она тут самая старшая…

— Ты уверена, что не хочешь поехать с нами? — в сотый раз поинтересовалась мама.

Я прикинула на скидку, сколько положительных впечатлений получу, пробыв два дня вместе с тетей Клариссой, и недовольно поморщилась. Правда, потом, мне пришлось вспомнить о происшествии в школе, и тут в голове возник новый вопрос: может, будет лучше, если я уеду подальше отсюда? Возможно, мне и, правда, надо проветрить мозги, тогда…

— Нет, — уверенно отрезала я, и тяжело выдохнула. — Я посижу дома, как обычно…

— Не боишься? — загадочно протянула Кэсси.

— С чего вдруг?

— Сегодня полнолуние…

Внезапно я с неожиданной для себя горячностью, рассмеялась и неуклюже отмахнулась рукой. Семейство настороженно уставилось в мои растерянные глаза, и мне пришлось прервать поток несвязанных бурчаний. Я легко встряхнула головой, и откашлялась.

— Поверь, это и рядом не стоит с тем, что мне сегодня пришлось испытать…

— Анна, поехали с нами! — взмолилась мама. — Иначе, я буду сильно волноваться!

Я уверенно покачала головой, и ещё раз осмотрела эту миниатюрную блондинку. Что ж, своей привлекательностью я целиком обязана ей. Когда мы стоим, друг напротив друга, создается впечатление, будто ты смотришь в своё отражение! Сразу понимаешь, как ты будешь выглядеть через 17 лет, и, в моём случае, невольно улыбаешься, осознавая, что тебе не будет равных…

— Я хочу остаться…

— Если что-нибудь случиться, звони, — серьёзно заявил папа. — Но…, будет, конечно, лучше, если никаких происшествий не свалиться на твою голову…

— Ну, да! Я ведь такой проблемный ребенок, — съязвила я, и недовольно скрестила на груди руки.

— Милая, мы просто хотим сказать: будь осторожна…

Почему-то после этих слов, мне стало ещё паршивей. Я уловила в них какой-то скрытый подтекст, и тяжело выдохнула, в предчувствии неладного…

— Всё будет хорошо, не волнуйтесь, — неуверенно пролепетала я, и выдавила вполне естественную улыбку. — Я приличная девочка…

— Что ж, тогда мы поехали…

Папа поднял две небольшие сумки, и, подмигнув мне, вышел из дома.

— Анна, прошу тебя, не иди завтра в школу, отдохни…

— Если ты плохо себя чувствуешь, это просто необходимо, — серьёзно прошелестела Кэсси, и решительно округлила карие глазки.

Я смышлено посмотрела на свою сестру, и небрежно всколыхматила ей её черные кудри.

— Я справлюсь…

— В этом как раз никто и не сомневается, — неуверенно прошептала мама, и крепко прижала меня к себе. — Люблю тебя…

— Я тебя тоже, — настороженно выдохнула я, и пронаблюдала за тем, как сестренка и мама вышли из дома.

В ту же секунду меня охватило странное чувство, чувство паники. Захотелось спрятаться под одеяло и не вылезать оттуда до утра…

В общем…, я именно так и сделала…

Вновь над горизонтом вспыхнуло зимнее солнце, и Интернешнл-Фоллс осветил своими первыми лучами рассвет. Я медленно перевернулась на спину, и неуклюже прикрыла лицо руками. Как солнце может так бестактно светить мне в окно?!

Стоп…

Солнце?

Я резко подорвалась с постели, и ошеломленно посмотрела на улицу. Лед таял…, вокруг щебетали птицы, лучи, поблескивая, играли на мокром асфальте…, весна…

Наконец, тепло! От радости я припрыгнула на месте, и сцепила перед собой руки. Неужели сегодня можно не надевать колючий свитер?!

Довольно улыбнувшись, я аккуратно заправила постель, и взяла в руки сотовый. Пять пропущенных, и все от Брендана…. Видимо, мой сон был настолько крепким, что я не услышала даже такого громкого звонка…

Расстроено выдохнув, я побежала в ванну, и вдруг поняла, что великолепно себя чувствую! Ни усталости, ни лени, ни желания поспать ещё пять минуток, я ощущала себя такой бодрой, что сейчас смогла бы и горы свернуть!

Все утренние процедуры, завтрак, дорога до школы, пролетели так быстро, что я не успела опомниться, как уже сидела за партой, читая параграф по физике.

Прилив энергии немного пугал. Я пробегала глазами по страницам так молниеносно, что текст смазывался и не успевал усваиваться в голове, но, тем не менее, когда Миссис Морвиль решила вызвать именно меня, я без остановок скороговоркой объяснила ей понятие «Адиабатическое приближение».

Теперь я осознавала, что моё состояние похоже на истерику…

Я чувствовала так много, что не могла определиться хорошо мне или плохо, весело или скучно, страшно или спокойно…

Обеспокоенно сев за парту уже на литературе, я настороженно молчала, пытаясь переварить всю ту информацию, которая вихрем крутилась в голове, не давая возможности сосредоточиться.

Анна…

Кто-то зовет меня по имени, или у меня галлюцинации?!

Анна…

Странное, ощущение, словно меня кто-то трясет…

— АННА! — ошеломленно вскричал высокий голос, и я недоуменно встряхнула головой. Повернувшись, я увидела перед собой Клер. Её карие глаза горели недовольством, и даже яростью…

— Что черт подери, с тобой происходит?!

Я растеряно нахмурилась, поправив волосы.

— В смысле?

— Чего ты молчишь? Что случилось? Почему вчера ты нагло бросила трубку и не пришла после уроков?

— Клер успокойся, — выдохнула я. — У меня были на то причины…

— С превеликим удовольствием выслушаю их!

Я недовольно вскинула брови.

— Какая муха тебя укусила?

— Да, просто…, - подруга раздраженно выдохнула и резко протерла руками лицо. — Просто вчера я одна, как идиотка пыталась составить план нашего сегодняшнего мероприятия, а ты, обещая помочь, не пришла, зажигая с Бренданом…

Я удивленно расширила глаза, пытаясь понять, чем так вывела Клер из себя.

— Зажигала с Бренданом? О чем ты?! Я целый день просидела дома!

— Ну, да! Конечно! Я дура, поверила, что тебе плохо, прикрыла, рассказывая Миссис Коуфилд несуществующие байки…

— Клер, остановись, — озадачено взмолилась я. — Давай по порядку…. С чего ты решила, что я вчера была с Бренданом?

Подруга недовольно цокнула и упрямо поджала губы.

— Он сам мне об этом сказал…

— Неужели? — искренне удивилась я.

— Да,…., я позвонила ему на мобильный…

— И ты тоже знаешь его телефон?! — усмехнулась я, облокотившись спиной о стул. Глаза Клер недовольно сузились, и я виновато поникла. — Продолжай…

— Так вот…, я позвонила…, было очень шумно…, я услышала женский смех, и, естественно, спросила с кем это он, уверенная, что это ты….

— И?

— Брендан сказал, что он с тобой, и что тебе гораздо лучше…, вот и весь интереснейший рассказ…

Я удивленно скрестила на груди руки и с интересом нахмурилась.

— Клер, — озадачено прошелестела я. — Но я была дома…

— Анна, неужели ты думаешь, что я тебе…, - тут подруга замолкла, увидев грусть, отразившуюся на моей лице. Она недоверчиво вскинула выщипанные брови, взвесила все «за» и «против», и внезапно прикрыла рукой аккуратный рот.

— Неужели он…

Я недоуменно пялилась в её глаза, осознавая, что моё вчерашнее предчувствие было не беспочвенно…

— Он не мог, — ошарашено вскрикнула Клер. — Это…, это невозможно! Брендан…, он же любит тебя!?

Почему мне её последние слова показались вопросом?

— Анна, ну скажи что-нибудь…

А что тут говорить? Судьба распорядилась со мной так, что крах моей личной жизни произошел на глазах у самой ярой сплетницы… Легче просто напечатать заглавными буквами в глазете: Брендан Ноут и Анна Локвуд расстаются…

— Думаю, мне надо с ним поговорить…

— Но…, что если…, что если это правда? — настороженно поинтересовалась подруга и села на рядом стоящий стул. — Как ты поступишь?

— Я…, я не знаю…

— Анна, мне так жаль…

— Клер, это ведь ещё не точно! Возможно, он просто…, просто делал мне сюрприз, и не захотел говорить тебе, понимая, что тогда я точно обо всем узнаю!?

— Ты сама в это веришь?

Я устало выдохнула и расстроено поникла на стуле.

— Нет…, не верю…

— И всё же, ты должна с ним поговорить…

— А у меня и нет другого выхода…

Медленно шаркая ногами по коридору, я брела на историю, ощущая, как сердце постепенно рассыпается на мелкие кусочки. Такое чувство, будто тобой попользовались и выкинули, как не нужную вещь…

Черт! Это просто ужасно! Я…, я никогда ещё не испытывала такой боли, такой ненависти! Внутри всё кипит, кровь бурлит горячим потоком, разносясь по жилам, я чувствовала пламень, я ощущала его…

Безысходность, неужели и я попала в такую ситуацию?! Неужели нет выхода?!

А я ведь любила…, я ведь думала, что мы всегда будем вместе…

Брендан…

Я почувствовала, как сердце съежилось, доставляя ещё больше боли…

Брендан…

Ну, хватит думать о нем!

Брендан…

Так…, это уже не мои мысли…, я ведь…, я ведь…

— Брендан, она не узнает! — неожиданно всплыла у меня в сознании фраза, и я резко затормозила, едва не сбив какую-то девчонку с ног. — Идем, ты же хочешь…

Мои брови резко поползли вверх, от осознания того факта, что я слышу голос, который доносится явно не отсюда…

— Анна…, она ведь тоже в школе…

— Ты боишься её?

— Нет, но…

— Тогда пойдем…

Я испуганно облокотилась о стену и ошеломленно прикрыла руками лицо.

«Так, так…, ты не сошла с ума…, ты не сумасш…»

— Идем…, - соблазнительно протянул женский голос, и я резко поменяла своё мнение.

«Что там я хотела сказать? Ты не сумасшедшая? Так оно и есть…АННА ТЫ БОЛЬНАЯ!»

Сердце бешено заколотилось, дыхание стало прерывистым, и я ошарашено отпрыгнула от стены.

— Ты такая сладкая, — дрожащим голосом прошептал Брендан.

— Знаю…

Тут у меня окончательно сдали нервы, и я невольно побежала туда, откуда доносился звук…

Ноги подкашивались, периодически сплетаясь в узел, и я нелепо хваталась за стены, или за учеников, проходящих мимо. Казалось, я во сне…, бреду по темному коридору, полному незнакомых мне людей, ищу то, чего в принципе не должна искать, чувствую легкое головокружение, будто только что сошла с качелей…

Настороженные взгляды учеников прожигали спину, но мне сейчас не из-за этого было так плохо. Я ощущала, как голова раскалывается на части! Не в состоянии контролировать себя, я выбежала из корпуса, и, вдохнув холодный воздух, направилась за здание…

Что я там хотела найти? Почему ноги несли меня именно в том направлении? И главный вопрос: если я увижу именно то, чего больше всего боюсь, что мне делать?!

Не успела я до конца осмыслить суть происходящего, как вдруг мне открылся вид небольшое углубление. В тени деревьев рядом с мусорным баком стоял мой «принц»…

Брендан страстно прижимал к стене какую-то девушку, совершенно не догадываясь о моем присутствии, но я решила разрушить его нафантазированные иллюзии…

— Стена холодная…, смотри, а то красавица отморозит себе все конечности, — язвительно воскликнула я, и решительно сделала несколько шагов вперёд.

В ту же секунду парень резко отпрянул от девушки, и ошарашено уставился в мою сторону. Я не видела его лица, ведь оно полностью находилось в тени, но, тем не менее, смогла почувствовать весь тот ужас, который испытала его жалкая сущность.

— Анна? — судорожно выдохнул Брендан и сделал шаг ко мне на встречу. — Что ты тут…

— Решила прогуляться, — беззаботно отрезала я. — А ты смотрю, очень сильно переживаешь из-за моего самочувствия…

— Анна, я не хотел, просто…

— Господи Брендан, ради Бога, перестань оправдываться! Ты же мужчина…

— Я хотел объяснить…

— Но я не хочу ничего слышать, — перебив его, воскликнула я.

— Как ты здесь оказалась? — недовольно отчеканила, наконец, оклемавшись, девушка, и из-за угла вышла…, да, именно та, на кого указала мне моя интуиция.

— Кайла…, кто бы сомневался…, - смышлено выдохнула я. — Почему я не столь удивлена?!

На самом деле удивлению моему не было предела, но этого нельзя было показывать как мисс «Недовольству», так и моему обожаемому «принцу».

— Хотя, — выдохнула я, когда парень раскрыл рот. — Мне не нужны ваши объяснения…. У меня тригонометрия, не хочу опаздывать…

Я уверенно развернулась, и твердым шагом направилась обратно в корпус.

— Стой, Анна, подожди! — внезапно закричал Брендан, и неожиданно схватил меня ха руку. — Я не хотел этого! Просто… черт подери, прости меня! Я готов извиняться перед тобой всю свою жизнь, лишь бы…

— Замолчи! — лениво протянула я. — Ты ведешь себя как конченный трус!

— Но ты ведь знаешь, что я не такой!

— Ну, да, — истерично рассмеялась я и резко выдернула свою руку из его стальной ладони. — Я так же думала, что никогда не застану тебя с потаскушкой! Но как видишь, это оказалось лишь плодом моего разыгравшегося воображения!

— Прости, прости, прости!

Я закатила глаза к небу, и вновь попыталась пройти, но Брендан грубо оттолкнул меня назад, и вцепился руками в мои хрупкие плечи.

— Ты никуда не пойдешь, пока не выслушаешь меня! — свирепо воскликнул он, и его глаза наполнились яростью.

— Отпусти, — убийственно четко прошептала я, чувствуя, как боль растекается по конечностям.

— Нет…

— Я сказала, отпусти!

Я резко отбросила его руки от себя и свирепо выдохнула.

— Никогда больше не прикасайся ко мне…

— Ты кем себя возомнила?! — высокомерно спросил парень, и вновь грубо отпихнул меня назад. — Я мигом тебя утихомирю, ясно?!

— Что ты…

Договорить я не успела…

Сильными рывками, Брендан оттолкнул меня к стене, и я ошеломленно уставилась в его карие глаза, пытаясь найти там хоть часть человека, которого когда-то безумно полюбила.

— Кайла, уйди, нам с Анной надо поговорить, — недовольно прохрипел парень, не отводя глаз от моего лица.

Стало тихо…

Я осталась с ним наедине…

Я осталась наедине с человеком, который заставил меня полюбить, ревновать, потерять и возненавидеть…

— Почему ты не хочешь поговорить со мной? — жалобно прошептал Брендан, и я заметно удивилась, услышав перемену в его голосе. — Прости, меня…, я не подумал…

— Давай просто спокойно разойдемся, — невинно предложила я, предвкушая, что наш разговор ничем хорошим не закончиться.

— Я не хочу с тобой расставаться…

— Я тоже…

— Тогда зачем? Зачем?!

— Потому что ты предал меня! — свирепо выдохнула я, и почувствовала, как к глазам подкатили слезы. — Ты наплевал на меня, Брендан! Кинул, унизил, бросил…

— Но я не хотел этого! — в сотый раз повторил парень, и с силой ударил по стене, совсем, рядом с моим лицом.

Я испуганно съежилась, и с ужасом посмотрела в эти дикие глаза. Страх сковал движения, я стояла, как вкопанная, панически пытаясь найти выход, но был ли он?!

— Анна, детка, я люблю тебя…

— Ты отлично это показываешь…

— Забудь! Просто забудь о том, что произошло!

— Ты серьёзно? — фыркнула я, и нелепо рассмеялась. — Ты, правда, думаешь, что я смогу забыть?

Брендан недоуменно сузил глаза.

— Нет…, - отрезала я.

— Тогда какого черта, мы встречались с тобой этих два долбанных года! Для тебя это совсем ничего не значит? — яростно воскликнул парень, и огородил меня руками с двух сторон.

— Именно поэтому, я ухожу…

Я попыталась вырваться из его «клетки», но тщетно. Брендан даже не дал мне пошевелиться…

— Отпусти меня! — свирепо закричала я, и решительно ударила его по лицу. — Сейчас же!

— Анна, успокойся…

— Пусти!

— Хватит…

— ПУСТИ!

— Анна…

— Я сказала, отпусти!

Я с такой силой оттолкнул его от себя, что Брендан неуклюже потерял равновесие и упал на мокрый асфальт. Он пластом расположился передо мной, и ошарашено поднял на меня свои озадаченные глаза, разглядывая растерянную физиономию.

Как мне в тот момент удалось его оттолкнуть — неизвестно. Я ошеломленно посмотрела на свои бледные руки, а потом судорожно выдохнула, и быстро направилась к зданию.

— Черт…, - жалобно протянул Брендан, как вдруг…, вдруг я резко остановилась.

Это не было моим решением…, я не давала такую команду своему мозгу…

Тело было само по себе, и я ничего не могла с ним поделать…

Медленно развернувшись, я уловила знакомый запах…. Господи, как же вкусно! Я блаженно закрыла глаза, и аккуратно облизнула губы, уже ощущая как это что-то находиться у меня во рту…

— Идиотка, — обиженно буркнул парень, даже не подозревая, что сейчас твориться у меня в голове, в то время как я, прекрасно ощущала его страх, обиду, ненависть, шок…

Тихо переставляя ноги, я маленьким шажками приближалась к Брендану…, да именно к нему….Он был эпицентром этого сказочного запаха, этого соблазнительного, животрепещущего запаха…

— Черт, как же вкусно, — дрожащим голосом, прошептала я, и неуклюже уселась на колени перед парнем.

Тот ошеломленно уставился в мои потерянные глаза, и испуганно съежился.

— Анна, ты чего?

Локон золотистых волос упал мне на лицо, и Брендан по привычке потянулся к нему, наверняка, чтобы ласково заправить за ухо. Вот только я резко перехватила его руку, и недовольно вскинула брови.

— Я же сказала, не прикасайся ко мне…

Дальше я плохо, что помню…

Мгновенное помутнение рассудка…

Лишь отрывки, маленькие кусочки…

То как я вижу на его ладони что-то алое, теплое, жидкое…

То как я подношу её к своему рту…

То как мои глаза жадно шарят по его шее, и находят именно то, что нужно…

То как я ошарашено осознаю, что пью кровь Брендана…, именно кровь, теплую, тягучую, сладкую, божественную, уникальную…

Так, СТОП! ЧТО Я СЕЙЧАС ДЕЛАЮ!?

Мой рассудок опомнился лишь тогда, когда глаза парня были крепко закрыты, а сердце еле билось, издавая предсмертные удары…

— Господи! — истерично заорала я, и резко отпрянула от Брендана.

Я мгновенно оказалась на ногах, ещё ощущая солоноватый привкус на губах. Как же вкусно! Может, ещё попробовать?!!

«Нет! Что ты творишь! Анна!»

Я кричала это так громко, что, наконец, сумела завладеть своим телом.

Что делать?! Что же делать?!

«Бежать…, бежать…»

— Бежать…

Сорвавшись с места, я с внеземной скоростью полетела домой…

В моем случае «с внеземной скоростью» подразумевалось в прямом смысле…

Глава 3

Я неслась по асфальту, периодически вытирая слезы, ручьем лившиеся по лицу. Сердце разрывалось от боли, а рассудок раскалывался от осознания горькой истины. Я пила кровь…, пила, и чуть не забрала жизнь у близкого мне человека…

Господи, что за чушь?! Этого…, этого просто не может быть! Я не могла!

— Анна! — неожиданно позвал меня кто-то по имени, и я вновь ощутила этот соблазнительный запах. Словно бита он ударил мне в ноздри, и голова закружилась, заставляя вспомнить всё то удовольствие, которое я испытала, выпивая кровь Брендана.

«Не останавливайся! Просто иди вперёд…» — скомандовала я себе, и решительно прибавила скорость.

— Что-то случилось, милочка?

Только сейчас я поняла, кому принадлежит этот голос. Миссис Черчилль. Просто замечательно…

— Я спешу, — прерывисто отрезала я, когда старушка уверенно встала передо мной, и скрестила на груди руки.

— Господи, что…, что у тебя с глазами? — ошеломленно прохрипела женщина, и я испуганно отвернулась, разглядывая своё лицо в отражение на витрине. — Они красные! Ты плакала?

Я ошарашено выдохнула, и дрожащими пальцами прошлась по бледной коже. Красные сосуды появились под напухшими глазами, создавая впечатление неимоверной усталости, темные круги, алая радужка…

— Мне пора, — с ужасом воскликнула я, изо всех сил стараясь не дышать, но…, черт, как же она вкусно пахла!

— Может, тебе нужна моя помощь? — недоуменно поинтересовалась старушка и уставилась мне в след своими серыми мудрыми глазами.

«Нет, Анна! Иди дальше! Не поддавайся соблазну!»

— Я была бы только рада…

«Анна, НЕТ!»

И тут я услышала голос. Он торжествующе раздался в моей голове, произнося слова отчетливо и надменно, словно только что одержал немыслимую победу:

«Ты проиграла, Анна…»

Мой подсознание резко отключилось, и я довольно улыбнулась, обнажая идеально ровные зубы.

Меня охватило странное чувство, чувство внеземной власти! Я высокомерно сузила глаза, ощутив, как желание пропитало всю мою сущность, и медленно наклонилась к уху старой женщины. Та мгновенно потянулась ко мне, предполагая, что я хочу что-то сказать, но…, как же она в тот момент ошибалась…

— Думаю, вы и правда, в состоянии мне помочь, — соблазнительно прошептала я, и вдруг почувствовала животный голод. Тяжело дыша, я медленно потянулась к шее Черчелль. Мой рот раскрылся, освобождая место, внезапно появившимся клыкам. Вы думаете, это напугало меня в ту минуту? Нет, я приняла это, как должное, как то, что, несомненно, должно было со мной случиться…

Вот мои клыки почти рядом с горлом…

Вот моё горячее дыхание обжигает её смуглую кожу…

Вот бьется пульсирующая вена, которая так манила меня, и гипнотизировала, словно состоявшегося наркомана…

Вот…

— Кассандра! — внезапно кто-то окликнул старушку, и я резко отпрянула назад. — Идем, нам пора…

Я ошарашено схватилась руками за лицо, чувствуя, как острые клыки царапают кожу. Паника…, я испытала такой ужас, что мгновенно возненавидела себя и свою жизнь.

— Эээээ…, что это было? — недоуменно спросила миссис Черчелль, озадаченно осматриваясь вокруг. — Анна, ты в порядке?

На этот раз я не стала испытывать судьбу…

Изо всех сил я понеслась к дому, и смогла спокойно вздохнуть только тогда, когда входная дверь оказалась позади.

Истерично схватившись руками за виски, я побежала в ванну, чувствуя, как на части разрывается грудная клетка. Панически захлопнув за собой дверь, я ошарашено уставилась в зеркало, и расплакалась ещё сильней увидев, красные глаза, окровавленный рот, и клыки, торчавшие из-под губ…

— О, боже мой! — с ужасом простонала я, и попыталась вытереть рот. — Господи, господи, господи…

Алые разводы моментально засыхали на моей бледной коже, и я выглядела как дикое животное только что вернувшееся с охоты. Резко завязав волосы в хвост, я нервно заморгала глазами, и вылетела из ванной.

Отыскав в шкафу чистую одежду, я дрожащими руками стянула окровавленные вещи и бросила их на пол, надеясь, что смогу отстирать пятна до приезда родителей. Переодевшись в черный гольф и борцовские штаны, я вновь испуганно подошла к зеркалу и опять почувствовала, как горячие слезы покатились по щеками. Глаза…, господи, что с ними происходило?! Они были красными, полностью красными! Ни намека на мой настоящий голубой цвет, алые пятна и только…

А клыки?! Вот это уже вообще из разряда фантастики. У меня выросли КЛЫКИ! ЧТО ЗА ДЕРЬМО?! Тяжело дыша, я сильно вцепилась в них пальцами, и попыталась втащить обратно…, глупо конечно, но что мне оставалось?! Я понимала, что схожу с ума, и ничего не могла поделать…

— Да будьте вы прокляты! — свирепо заорала я, и, не контролируя себя, со всей силы ударила кулаком по стеклу. В ту же секунду зеркало рассыпалось на тысячи маленьких осколков, и разлетелось по всей спальне, поблескивая в тусклом свете комнаты. Я ошарашено отпрыгнула назад и интуитивно прикрыла руками лицо, но…, как бы смешно это не звучало, битое стекло не принесло мне никакой боли. Я только что разбила огромное зеркало, но ни один осколок не впился мне в руку, и даже не поцарапал кожу. Теперь можно по-настоящему паниковать?!

— Проклятье! — истерично взорвалась я, и подлетела к окну. Солнечный свет, который так радовал меня сегодня утром — теперь доставлял неприятную боль. Резко занавесив все стекла шторами, я подлетела к двери и захлопнула её так сильно, что под ногами задрожал пол.

Стало темно…

Я испуганно зажмурилась, и судорожно разревелась, постепенно оседая на колени.

Я не могла поверить, я не хотела верить! Это невозможно! То, что со мной сейчас происходило, не могло быть реальностью! Это вымысел! Может…, может, я сплю?! Наверняка, это просто один из тех ночных кошмаров, которые не дают покоя целую ночь…

Настороженно раскрыв глаза, я ошеломленно подскочила, понимая, что даже при такой темноте всё прекрасно вижу! Моя постель, шкаф, тумбочка, фортепиано — всё выделялось так отчетливо и ярко, будто в комнате горел свет!

— Я не верю, — сдавшись, простонала я, и, вытирая слезы, упала на кровать. — Не верю! НЕ верю! НЕ ВЕРЮ!

«Ты вновь проиграла, Анна» — опять прозвучал в моей голове голос, и я расплакалась ещё сильней, давая вырваться всем моим бурным эмоциям наружу. «Проиграла…»

— Милая, — неожиданно позвал меня кто-то, и я почувствовала легкое прикосновение руки на моем плече. — Анна, просыпайся…

Всё моё существо недовольно взвыло, давая понять, что совершенно не хочет подниматься, идти в школу, учиться…, но разве у меня был выход?

Я обреченно выдохнула, и открыла глаза.

Рядом со мной на постели сидела мама. Она взволнованно смотрела мне в глаза, и аккуратно поглаживала плечо, заставляя меня слегка удивиться.

Неожиданно в голове вспыли воспоминания из сна…

Господи, мне ещё никогда ничего подобного не снилось! Я с клыками, да ещё и дико голодная, жаждущая человеческой крови! Пора к доктору…

Осмотрев комнату, я окончательно убедилась, что моё воображение слишком сильно разыгралось. Зеркало в целости и сохранности, грязные вещи, которые я так и не постирала, аккуратно лежали на стуле, причем совершенно чистые. Шторы на окнах раскрыты по максимуму, и поэтому утренний свет смело играл лучами на блестящих предметах…, больше не буду смотреть с Бренданом фильмы ужасов…

Оу…,Брендан…, вот что уж точно не могло быть правдой, так это то, что он мог мне изменить! Парень, с которым я встречалась почти два года, был от меня без ума, впрочем, как и я от него…

Тут у мастера «прекрасных» сновидений вышел прокол…

Я тяжело выдохнула, и, наконец, обратила внимание на маму.

— Вы уже вернулись? — сонно поинтересовалась я, и чуть приподнялась на локте.

— Да, милая…, ты сама нас попросила…

— Я?

— Да, ты звонила раз десять, и …, и мне показалось, что ты была напугана…

Ошеломленно нахмурившись, я почувствовала, как внутри зародилось какое-то неприятное чувство. Вновь появившийся страх, заставил меня резко спрыгнуть с постели, и я побежала в ванну. Уверенно включив свет, я серьёзно посмотрела в своё отражение и, как и следовало тому быть, ничего не увидела. Голубые глаза, ровные зубы, бледная кожа…

— Анна, что-то не так? — озадачено спросила мама, зайдя в ванну следом за мной.

— Да, то есть, нет, — неуверенно прошептала я, и протерла руками лицо. — Просто…, просто мне приснился кошмар…

— Кошмар? О чем?

Судорожно выдохнув, я вновь вернулась в свою комнату, и обеспокоено присела на постель.

— Мне приснилось, что я немного сошла с ума…

— Сошла с ума? — усмехнулась мама, и села рядом. — И в чем же это выражается?

— Я пила кровь у Брендана, и чуть не убила миссис Черчилль…

Брови мамы резко поползли вниз, и она испуганно огляделась вокруг.

— Что ещё было? — серьёзно спросила она, и нахмурилась.

— Ну…, я слышала звуки, которые буквально убивали меня изнутри! Ещё я чувствовала запах крови, и меня жутко тянуло выпить всё до последней капли из каждого встречного! Во сне всё было так реально, что я даже сейчас не могу опомниться…

— Продолжай…

— Придя, домой, я разбила зеркало, и…, - я усмехнулась, и настороженно покосилась на маму. — И заснула…

— Гарольд! — внезапно закричала Керолайн, и резко поднялась с постели. В ту же минуту в комнату ворвался папа. — Это, правда…, найди Брендана, он может быть уже мертвым…

Даже не удостоив меня вниманием, папа скрылся за дверью, а я ошарашено уставилась ему в след.

— Что значит, «это правда»? — недоуменно спросила я, и испуганно сконфузилась.

— Собирайся, — скомандовала мама, и подошла к моему шкафу. — Возьми всё необходимое, мы уезжаем…

— Что?! Куда?! Мама, объясни мне!

— Нет времени, они уже могли найти нас…

— КТО?

— Охотники…, - при этих словах, мама испуганно застыла на месте, и судорожно выдохнула. — Нужно спешить…

— Я…, я не понимаю! — озадачено вскрикнула я, и подорвалась с постели. — Мама, какие ещё охотники? Что за…?

— Мои вещи готовы, — неожиданно сказала, появившаяся в комнате Кэсси. — Что ещё нужно?

— Собери и нам с папой сумку…

Моя кудрявая сестра кивнула, и выбежала за дверь.

— Мам! — уже просто прорычала я. — Почему мы должны уехать?! Кто такие эти чертовы охотники, и кто им, в конце концов, нужен?!

— МЫ! — зло выкрикнула мама, и резко повернулась ко мне. — Мы им нужны, Анна…, мы все…

— Но,… но зачем?

— Чтобы убить…

Вот тут я поняла, что окончательно теряю над собой контроль. Мои мышцы напряглись, появился ядовитый вкус во рту. Нервно наклонив голову в разные стороны, я молниеносно подлетела к маме, чуть не сбив её с ног, и разъяренно откинула сумку из её рук назад.

— Что происходит? — убийственно четко отчеканила я, и тяжело дыша, сожмурилась. Внезапная боль, охватила мою голову, и мне пришлось схватиться за неё руками, стараясь так предотвратить импульсы. — Ты знаешь, что со мной, но не хочешь говорить…, почему?!

— Анна…

— Почему?!

Мама судорожно выдохнула и, устало присела на стул. Её плечи поникли, глаза впали, брови нахмурились…, мама старела у меня на глазах…

— Мы не такие, как все…

Я недоуменно вскинула брови, и тяжело приземлилась на кровать.

— Ты, я, твой отец, и Кэсси, мы…, - мама запнулась, и побеждено выдохнула. — Мы вампиры…

Я долго тупо пялилась в глаза своей матери, пока и вовсе не разразилась истерическим смехом. Схватившись руками за живот, я плюхнулась на постель, и почувствовала, как по щекам полились непрошенные слезы. Когда, мой рассудок, взял вверх над бешеными чувствами, я вновь выпрямилась, и недоверчиво кивнула.

— Вампиры… конечно…

— Но это правда! — выкрикнула мама, поднявшись со стула.

— Что за глупости! Они не существуют!

— Как видишь, существуют, и ты одна из них…

Я недовольно поднялась с постели, и близко подошла к маме.

— Ты лжешь…

— Зачем мне это? — обескуражено воскликнула она.

— Не знаю, — недоуменно прошелестела я. — Но это не может быть правдой…

Неожиданно в комнату зашел отец, и я в поисках поддержки подбежала к нему.

— Мама…, ты только представь себе, она говорит, что мы ВАМПИРЫ!

Виновато нахмурившись, папа тяжело выдохнул.

— Брендан в порядке. К счастью, Анна выпила не так уж много крови…

Ошарашено уставившись теперь и на него, я панически стала отходить назад, пока и вовсе не уперлась в стенку…

— Вы что, оба с ума сошли?! Какие к черту вампиры?! ЭТО ЧУШЬ!

— Перестань! Нам нужно срочно уезжать! — взмолилась мама, и робко сделала шаг ко мне навстречу. — Анна, милая, прошу тебя, поверь …

— Но…

— Это не шутки! — серьёзно заверил меня отец. — От этого зависит не только твоя жизнь, но и наша!

Я озадачено уставилась на свои руки, и вспомнила все события минувшего дня. В голове всплыли воспоминания: и то, как я пила кровь Брендана, и то, как я чуть не убила миссис Черчилль, и то, как я разбила зеркало…

— Сумасшедший дом…. — прошептала я, и побеждено выдохнула. — Я не знаю, что здесь происходит, но…, почему-то верю вам…

— Просто так тебе подсказывает твоя интуиция, — уверенно заявила мама. — А она вампиров никогда не подводит…

За окном мелькали дома, люди, машины. Я уезжала из своего родного города в неизвестном направлении. Все мои попытки выяснить у родителей суть происходящего рушились на глазах, и поэтому сейчас мой взор был направлен совершенно в другую сторону.

Рассказ матери никак не мог ужиться в моей голове. Я вампир…, смешно! Какие ещё байки мои родственники придумали, для того чтобы окончательно лишить меня возможности трезво мыслить? Может быть мой дед тролль, а троюродная сестра русалка?!

Свирепо выдохнув, я скрестила на груди руки, старательно пытаясь заснуть, но…, естественно, у меня не получалось. Вопросы не давали покоя, заставляя чувствовать себя идиоткой, ведущееся на поводу у неизвестности…

Кэсси спокойно читала книгу, даже не обращая внимания на моё постоянное ерзание на сидении. Господи, сколько же тебе лет?! Ты ещё такая юная, на кой черт тебе сменять школу, искать новых друзей, жить, в конце концов, в другом городе?! Нет, я никогда не пойму мою сестру…

С детства она была вундеркиндом! Быстро научилась говорить, читать, писать. Уже в три года она могла складывать в уме шестизначные числа! А в четыре — с легкостью их перемножала…

Интересно было узнать, что же именно сейчас пыталась вычитать Кэсси, и я совсем не удивилась, увидев название: «Теория относительности». Да, ей только и читать детища Эйнштейна…

— Очень интересно, между прочим, — внезапно отрезала Кэсси, не отрывая глаз от страниц в книге.

Я недоуменно вскинула брови, и вновь повернулась к окну. Ну и как мне с ними теперь жить? Хотя нет, не так, как я с ними раньше жила?! Они ведь, наверняка, обладают такой сверх способностью, как чтение мыслей, или…

— Или левитация, — добавила мама и усмехнулась.

Я недовольно выдохнула, и наклонилась чуть вперёд.

— Что за абсурд?! И как давно вы лазите в мою голову?

— Только сейчас, — одновременно ответили родители, в то время как Кэсси уверенно отрезала — Всю жизнь…

— Просто немыслимо! — свирепо воскликнула я, и непроизвольно взмахнула руками. — Может, я всё ещё сплю?

— Нет, не спишь…

— Так, ладно, — я тяжело втянула воздух, и более спокойно посмотрела на родителей. — Пожалуйста, объясните мне всё по порядку…

— С чего начать? — улыбнулся папа.

— Давайте, я сама буду задать вопросы…

Не услышав противоречий, я начала свой глобальный опрос:

— Итак, кто мы такие?

— Вампиры…

— Это я уже слышала!

— Но объяснять больше нечего…

— Ладно, я сформулирую вопрос чуть по-другому — кто такие вампиры?

Родители недоуменно переглянулись.

— Только не говорите, что это «мы», иначе, я совсем перестану с вами идти на контакт! — разъяренно пригрозила я, чем заслужила смышленую гримасу сестры.

— Вампиры — это существа пьющие человеческую кровь, — начал папа, и чуть сбавил скорость. — Мы сильные, умные, ловкие…

— Красивые, — добавила мама.

— Но, тем не менее, так же стареем и умираем, как люди…

— Ну, и в чем же тогда смысл?

— А в чем смысл, быть собакой? — удивленно воскликнул отец. — Мы просто такие, и всё тут…

— Чем мы питаемся? — продолжила расспрос я.

— Тем же, чем и все вокруг, только…, - папа замялся и в поисках поддержки посмотрел на маму.

— Что, только?

— Есть два дня, во время которых нам необходимо пить человеческую кровь, иначе мы умираем…

— Два дня?

— Да, это дни полнолуния…

— То есть…

Я ошарашено осознала, что именно вчера, в полнолуние, набросилась на Брендана. Всё сходится…

— Да-да, милая…, ты права…

— Хватит читать мои мысли, — взмолилась я. — Это некрасиво….

— Но мне же нужно знать, что ты чувствуешь!

— Так спроси меня об этом! Зачем, лезть ко мне в голову?!

— Но дорогая…

— Мам!

Отец усмехнулся, и игриво щелкнул пальцем по моему носу.

— Ты такая упрямая!

— Вся в вас…

— Кстати, в эти два дня мы стараемся изолировать себя от общества, — настороженно призналась мама.

— Но зачем?

— Дело в том, что мы не в состоянии контролировать себя. Ты ведь не хотела причинять Брендану боль, а в итоге, получилось, что…

— Ой, мам, в тот момент причинить боль Брендану было моей основной мыслью…

— Всё же, мы всегда уезжаем из города, берем с собой запасы человеческой крови из больницы, и стараемся провести два дня взаперти…

— Вы осознанно замуровываете себя?! — ошеломленно вскрикнула я.

— У нас нет иного выхода! Неужели лучше перерезать полгорода?!

Я испуганно зажмурилась, понимая, что теперь моя жизнь полностью поменяется. Я чудовище, кровожадное, безжалостно чудовище…

Внезапно Кэсси резко захлопнула книжку и придвинулась ближе ко мне.

— В том, что ты вампир нет ничего плохого. Если ты не примешь своё существо, ты не примешь саму себя…

— Да, сейчас как раз время для философских рассуждений…

— Я серьёзно, — возмутилась сестра. — Ты такая, какая есть, и точка…

— А…, а почему Кэсси, хоть и младше меня, но уже является вампиром, а я…

— Приехали! — довольно заявил отец, проигнорировав мой вопрос.

— Приехали куда? — недоуменно нахмурилась я, решив, что обязательно продолжу свой опрос, просто чуть позже.

— В Форт-Франсэз…

— Что?!

— Да, Анна, нам придется некоторое время пожить с тетей Клариссой…

Я ошеломленно вскинула брови, и устало облокотилась спиной о сидение.

— Просто замечательно, теперь я по-настоящему счастлива…

Анна

Глава 4

Дом тети Клариссы был крошечным: облезлые древние стены, черная рыхлая крыша и тусклые серые окна. Неприметная труба размещалась на не большой выпуклости, и из неё спиралевидно вылетал дым. Два голых дерева приветствовали гостей рядом с лестницей на веранду, а чуть дальше возле дверей располагались две массивные статуи в форме горгулий. Этот готический стиль смущал прохожих, а меня и вовсе выбил из колеи. Мало того, что я уехала из своего родного города, чтобы прожить остаток жизни вместе с человеком, которого я терпеть не могу, так ещё, тут вместо дома — жухлая готическая развалина! Да…, сладко мне придется…

Папа галантно распахнул передо мной калитку и пропустил вперёд, будто боясь, что я убегу. На самом деле у меня была такая идея, но потом, я вспомнила, что теперь мои мысли выставлены на всеобщее обозрение, и уныло поддалась течению обстоятельств. Какой смысл убегать, если тебя непременно поймают? Только потрачу силы, а они мне, наверняка, понадобятся.

— Кстати, Анна, тетя Кларисса не знает кто мы, — неожиданно сказал отец, и остановил меня, протянув сильную руку. — Она обыкновенный человек…

— И что? Я всю жизнь нахожусь с обыкновенными людьми…

— Да, но раньше ты не знала, что они твоя пища, — робко напомнил он, и тяжело выдохнул.

Я неуверенно сглотнула, вспомнив, вкус свежей горячей крови, и в ту же секунду встряхнула головой. Не за чем, мне сейчас об этом вспоминать…

— Я постараюсь контролировать себя…

— Если, что мы всегда рядом с тобой, — как всегда ангельским голоском пропела мама, и Кэсси с силой постучала в огромную деревянную дверь. — Просто, доверься нам.

— Я и так сейчас полностью нахожусь в вашей власти, — выдохнула я, когда послышались тихие неровные шаги.

Сколько же Клариссе лет? Я так давно не виделась с ней, что сейчас смутно помнила черты её круглого лица. В последний раз я дала ей все восемьдесят с половиной. Что же будет сегодня?

А сегодня я дала бы ей все сто двадцать…

Морщинистое худое лицо, длинные седые волосы, мутные глаза и дрожащие руки. Вот что мне пришлось увидеть на пороге…

Тетя Кларисса, а точней эта старая развалина, медленно отворила дверь и улыбнулась, обнажая почерневшие зубы.… Ну, хоть что-то здесь не изменилось…

— Керолайн, Гарольд! — довольно протянула она своим хриплым до неузнаваемости голосом, и сделала крохотный шаг вперед. — Вы так быстро приехали…

— Я надеюсь, мы не помешаем, — смущенно предположила мама. — Нам так неудобно…

— Да, бросьте! Здесь вам всегда рады…

Я подозрительно прищурилась, всё ещё прикидывая возраст этой древней дамы, как вдруг взгляд её карих глазенок пал на меня.

По спине пробежала неприятная волна смущение и робости. Я неуклюже провела рукой по светлым волосам и наиграно отвернулась, уделяя внимание одиноко стоящему дереву. А почему бы и нет? Его кора была мертвенно-бледной и такой безжизненной, словно все соки вытекли в землю, обрекая дерево на смерть…

— Анна! — внезапно прокричала тетя Кларисса и не успела я опомниться, как уже находилась сжатая в объятьях старой женщины. Разочарование сразу же поглотило мой рассудок, ведь она меня заметила. — Уж кого я и не ожидала увидеть, так это тебя!

— Да, я тоже в шоке, — тихо буркнула я, надеясь, что слух у этой старушенции отсутствует.

— Ты такая взрослая!

— Я заметила…

— А сколько грации в твоих движениях, сколько власти и силы во взгляде! Ты непременно самая красивая девушка в своем классе…

— Теперь нет никакого класса! — обижено насупилась я, и попыталась отстраниться. — Нет одноклассников, друзей, школы и прежней жизни…

— Анна, надеюсь…

— Нет, тетя Кларисса, я не рада, что нахожусь здесь! Мне совершенно противна ситуация, в которую я, волею несправедливой судьбы, попала. Мне не нравиться то, что я буду жить здесь, мне не нравиться, что я буду учиться в вашей школе, и мне не нравиться, что я пробуду так много времени в этом гребанном городке!

Мама и папа, кажется, окоченели после сказанных мною слов. Кэсси и вовсе стояла с открытым ртом. Их ошарашенные взгляды, окончательно вывели меня из себя, и я придумала ещё пару фразочек, которые смогли бы подлить масло в огонь…, но, посмотрев в глаза тети Клариссы, я увидела лишь всепоглощающую грусть, и моё дыхание перехватило. В них не было удивления, не было жалости и презрения. Они выражали лишь понимание и внеземную тоску…, тоску, которую я сейчас ощущала во всем теле…

— Ну, что же, Анна, — сказала Кларисса после недолгого молчания, — я так понимаю, экскурсия по дому, тебе не доставит никакого удовольствия, поэтому давай я просто провожу тебя в твою комнату.

Я едва заметно махнула головой, последовав за блеклой старухой. Кесси в месте с родителями даже не шелохнулись, они остались внизу, сославшись на то, что им надо разбирать вещи, но я чувствовала их взгляды, которые прожигали мне спину. Мне казалось, что они жалели меня, до безумия хотелось обернуться, но я не решилась. Гордо подняв голову, я шагала вслед за тетей Клариссой по массивной винтовой лестнице, пока первый этаж вовсе не исчез из виду. Старуха вела меня еще несколько минут по узким, довольно неуютным коридорам, рассказывая какие-то бесконечные истории. Но я не слушала. Что же мне теперь делать? Вот какой вопрос не покидал моей головы. Как жить дальше? И вообще, жила ли я до этого? Я ведь не человек, я ужасное создание, практически животное…

— Ну, вот мы и пришли, — пролепетала Кларисса и распахнула передо мной тяжелые двери одной из комнат.

Я остановилась перед самым входом. Полный бред! Маленькое, темное помещение с готическим интерьером просто привело меня в состояние ступора. Моя комната дома была в тысячи раз больше, светлее, теплее, а эта… каменные стены из массивного серого кирпича, огромная дубовая кровать с темно-бардовыми покрывалами. Портьеры в таком же мрачном цвете перекрывали всяческий доступ к свету. Платяной темно-коричневый шкаф и тусклое зеркало. Вот и все! Вот, где мне теперь придется жить!

— Ну, устраивайся, Анна, — сомнительно ласковым голосов прошептала Кларисса, — надеюсь, тебе здесь будет удобно.

Не дожидаясь моего ответа, она закрыла дверь и оставила меня одну в этом склепе. «Интересно, последняя фраза была шуткой?»- подумала я про себя, зло, бросив чемодан на кровать. Медленно прохаживаясь по своей коморке, я поняла, что больше не хочу никуда выходить, так бы и остаться здесь до самой смерти. Зачем дальше что-то предпринимать? Чем-то заниматься? Ведь нормальная жизнь в прошлом и я теперь к ней никогда не вернусь.

Прошло почти три часа с тех пор, как я сидела на кровати, опустив голову на ладони. Мысль о том, что завтра мне предстоит идти в новою школу, еще больше наводила на меня тоску. Ни друзей, ни знакомых… одна! Внезапно, в дальнем углу комнаты я увидела телефон! Он уныло располагался на черной лаковой тумбе под покровом серого слоя пыли. О, Боги! Это ведь единственный признак цивилизации в этой комнате! Не долго думая, я подбежала к нему и сняла трубку. На мое счастье, телефон оказался в рабочем состоянии. Единственным желанием было позвонить Клер и поплакаться ей в жилетку. Рассказать о своей теперешней жизни, правда, в пределах разумного. Я ведь даже не попрощалась с ней! Возможно, она даже не подозревает, что обратно я не вернусь.

Быстро, набрав знакомый номер, я стала дожидаться ответа.

— Слушаю, — Клер как всегда была в хорошем расположении духа

— Привет, — медленно выдохнула я, — это…

— Анна? Это ты?

— Ну, а кто же еще? — улыбнувшись, ответила я.

— Где… где тебя носит, — недоуменно спросила Клер.

— Я… я больше не приеду домой, я в Сент-Луисе, там и останусь…

— Что? Подожди… Линда, я же просила, не трогай эту вазу…

— Ты с девчонками?

— Да…я, минуточку, — голос Клер был каким-то серьезным, — где ты?

— В Сент-Луисе, — повторила я, — мне очень плохо, родители сказали, что останутся в этом городе навсегда.

— Да, ну не переживай, Анна, — неожиданно выпалила она, — все будет нормально…

Этот ответ просто ошеломил меня. Это отвечает мне лучшайшая подруга?? Нет, такого просто не может произойти. В голосе Клер я не слышала ничего, кроме безразличия.

— Клер я…

— Слушай, я сейчас не могу говорить, давай я тебе перезвоню позже ладно?

— Хорошо, — угрюмо бросила я, понимая, что она даже не попросила обратного номера.

А перед тем, как положить трубку, я услышала еще кое- что.

— Как она меня достала, девчонки… — чуть слышно выдохнула Клер и связь прервалась.

Я стояла в полнейшей растерянности.

Что это значит? Неужели Клер реально все равно, что со мной происходит? Неужели она меня не считает за подругу?

Бурная волна отчаяния накрыла меня с головой. Я с ужасом осознала, что теперь действительно осталась одна. Сначала Брендан, а теперь вот Клер… Хотелось расплакаться, но я все еще была в состоянии держать себя в руках. Я подняла голову и посмотрела в потолок, чтобы слезы не покатились из глаз, хотя этот приступ было не очень-то и просто сдержать в себе. Сделав несколько кругов по комнате, я подошла к окну и отдернула тяжелые занавески. Да, здесь намного теплее, чем в Интернешнл-Фоллс, солнце, которое там, на вес золота, здесь сверкает в богатом изобилии. Может, все-таки пойти прогуляться?

Я медленно подошла к двери комнаты, что ж, слова о том, что я проведу здесь остаток жизни можно взять обратно…

Я шла по узенькой дорожке, закутавшись в свое красное пальто. На улице оказалось теплее, чем я думала, поэтому в нем мне было немного жарковато. Прямо возле моего дома находился прекрасный парк. Я решила свернуть туда в надежде, что не встречу никаких любопытных взглядов. Однако, мои надежды тут же рухнули. Прямо на меня шли три девушки, как это бывает в сериалах. Они шествовали в ногу и были необычайно красивыми. В центре выступала блондинка с длинными волосами и выразительными глазами цвета океана. На ней красовался клетчатый тренч и стильные сапожки на высоком каблуке. Было сразу видно, что она не из робкого десятка. Ее уверенная походка, броский взгляд и прекрасное лицо говорили о том, что девушка эта достаточно популярна в школе. Ее подруги выглядели гораздо скромнее, чем она сама. Всем своим видом они говорили: «Мы хотим быть такими же классными, как наша подружка!» Но все же девчонки тоже могли бы составить блондинке серьезную конкуренцию. Они шли и весело смеялись, чем сразу же еще больше испортили мне настроение, напомнив о Клер.

Неожиданно «главная» посмотрела на меня и сделала удивленное выражение лица. Подруги сразу же замолкли и тоже обратили на меня внимание. В их лице читалось не только удивление, но и какой-то испуг. Да, именно испуг. Я ведь все-таки тоже не плохо одарена природой, да и со вкусом все в полнейшем порядке. Они смотрели на меня, как на кусок мяса, который хотели разодрать в мелкие клочья. Их реакция вызвала у меня улыбку. Глупые куклы, в мире есть проблемы и посложнее, чем новенькая в школе… теперь я это понимаю…

Мы прошли мимо друг друга в полном молчании, видимо, я очень сильно озадачила девушек. И теперь они будут готовить страшный план моего уничтожения, а это я еще в школе не появлялась! Миновав, подружек я побрела по парку дальше. На мое счастье больше случайных прохожих не было. Я где-то с получаса скиталась по пустынным дорожкам, пока мне это окончательно не надоело. Выбравшись из парка я пошагала дальше, осматривая местность. Могу сказать, что в этом городке есть очень много районов, которые куда красивее, чем тот, в котором живет тетя Кларисса. Также я присмотрела парочку магазинчиков и разных развлекательных комплексов, чтобы не помереть со скуки.

Когда я вернулась на свою улицу, было уже, где-то пять часов вечера. Направляясь, домой, я внезапно увидела парня. Что ж, эта встреча мне показалась намного приятнее, я поняла, что в Сент-Луисе напряженки с красавчиками нет. Он шел навстречу ко мне и добродушно улыбался, словно увидел старую знакомую. Парень был довольно высокого роста и прекрасного телосложения. Его черные, слегка вьющиеся волосы блистали в лучах вечернего солнца. И вот, наконец, мы встретились, я поняла, что диалога мне точно не избежать, да и хотела ли я? Это уже другой вопрос.

— Привет, — сказал парень, наверное, ожидавший, что я удивлюсь такому повороту событий.

— Привет, — робко ответила я.

— Прости, но я не мог пройти мимо такой очаровательной девушки, ты здесь недавно?

— Да, — сказала я и глупо улыбнулась, — только сегодня приехала.

— Меня зовут Джеймс Рейндолс, — отозвался он и протянул мне руку.

— Анна Локвуд, — пискнула я, пожав ладонь парня.

— Надеюсь, ты будешь ходить в Fort Frances High School, она у нас самая известная в городе.

— Ты угадал, — радостно сообщила я, — меня перевели именно туда.

Джеймс улыбнулся, и эта безумно красивая улыбка загнала меня в краску. Я молча смотрела в его шоколадные глаза. Что сказать? Я была очарована! Таких парней я не встречала очень давно! Красавчик Брендан, по которому все сохнут в Интернешнл-Фоллс, просто гадкий утенок по сравнению с этим творением природы! Боже, что я несу…

— Анна, я думаю тебе понравиться в нашем городе ведь… — парень не успел договорить, потому что в нескольких шагах от нас неожиданно появились три подруги, которых я встретила в парке.

— Джеймс! — наигранно веселым голосом выкрикнула главная блондиночка, — Привет! У тебя новая знакомая?

Я невольно съежилась. Она произнесла эту фразу так, словно хотела сказать «У тебя для нас обед?»

— Да, — как ни в чем, ни бывало, ответил парень, — это Анна, она только переехала сюда и будет учиться в нашей школе.

— Надеюсь, не в нашем классе, — резко бросила блондинка и недовольно посмотрела на меня.

— В яблочко, Александра, — улыбнувшись, ответила ее подружка.

— Интересно, что же вас не устраивает? — усмехнувшись, спросила я, невольно посмотрев на дверь своего дома… мало ли что?

— Таких, как ты в нашей школе не очень любят, — пояснила Блондинка.

— Александра, — в разговор вновь вступил Джеймс, — я думаю, что Анна ничем не отличается от других, мне даже кажется, вы чем-то похожи и…

С какой стати парень подливает масла в огонь?

— Похожи? — взвизгнула она, — Я не одеваюсь так паршиво, не ношу дурацких украшений и в конце концов не живу в доме, который можно спокойно сдать в пользование душевно больным!

Александра ткнула пальцем в сторону моего коттеджа и криво улыбнулась, — только чудачка может поселиться здесь, Джеймс.

Я нервно скрестила руки на груди. Меня взбесили две вещи. Первая, что какая-то идиотка просто так оскорбляет меня и вторая, то, что она говорит обо мне в третьем лице! Словно меня и не существует вовсе!

— Слушай, деточка, — медленно начала я, — непонятно, я разве спрашивала твоего мнения обо мне? Нет. Я разве спрашивала твоего мнения о моем доме? Нет! Я просила тебя обращать на меня внимания? Тоже нет! Тогда будь добра, развернись и иди туда, куда ты хотела!

Блондинка удивленно посмотрела на меня, а две подруги недовольно переглянулись.

— Деточка, — передразнила меня Александра, — у меня к тебе встречный вопрос, тебе кто-нибудь слово давал? Тоже нет! Так что если тебя не затруднит…

— Девушки, прекратите, — ошарашено сказал парень, — Александра, тебе нужно быть немного вежливее…

— Джеймс, я…

— Перестань, милая, — неожиданно ответил он и многозначительно взглянул на девушку, — тебе это не к лицу.

Да, реакцию блондинки трудно описать словами. Она, словно верный пес взглянула в глаза Джеймса и едва заметно улыбнулась, наверное, этих слов она ждала всю жизнь.

— Ладно, мне некогда с тобой возится, дорогуша, — бросила мне Александра, — я надеюсь, ты не забыл, о чем мы договаривались?

Девушка перевела взгляд на парня и мечтательно выдохнула.

— Конечно, поговорим завтра, — спокойно ответил тот.

Интересно, он понимает, что красотка, по уши влюблена в него?

— Что ж, до завтра, — мило пропела она и направилась со своей свитой дальше.

Я облегченно выдохнула, но Александра решила обойти меня и неожиданно наступила мне на ногу.

Это просто вывело меня из себя, я резко ухватила Александру за локоть и притянула к себе

— Эти шутки со мной не пройдут! — закричала я, сама не понимая, что творю, — ты можешь вести себя так со своими подругами, но не со мной!

На мое удивление блондинка ни сколько не испугалась. Она просто пыталась ослабить мою хватку. Не знаю, что бы произошло дальше, но неожиданно я услышала знакомый голос:

— Анна!

Я обернулась и увидела возле своего дома отца. Он строго смотрел на меня, нервно постукиваю ногой по лестнице.

— Зайди в дом, немедленно!

О, это самое ужасное, что могло произойти. Я выпустила Александру на свободу и беспомощно пошагала к отцу.

— Истеричка, — еле слышно пискнула Александра и взяв своих подруг резко пошла в другую сторону.

— Что это было? — раздраженно спросил папа, когда мы зашли в гостиную дома-психушки.

— Это…это она все начала, — глупо оправдывалась я, — я не виновата…

— Анна! Ты ведь не обычный подросток! Тебе нужно вести себя как можно тише и осторожней! А если бы ты накинулась на девчонку? Что бы тогда было?

— Прости, пап, я забылась, — ответила я, понимая, что спорить бесполезно.

— Я желаю тебе только добра, — добавил он, — я понимаю, тебе придется трудно, ведь твоя жизнь перевернулась с ног на голову, но ты должна…

— Я все поняла…

— Анна!

— Пап, поняла, — безразлично бросила я и вздохнула.

— Дочка! — Неожиданно глаза отца потускнели, — я хочу, чтобы ты относилась к сложившимся обстоятельствам как можно серьезней. Не только ты представляешь опасность для окружающих, но и сама подвержена ей!

— Я не понимаю… — испуганно ответила я, — в чем суть опасности?

— Ты… я, я объясню тебе позже, — неожиданно замялся он, — просто пообещай мне, что больше я не увижу подобных выходок, ты ведь теперь…

— Папа! Хоть на секунду перестань повторять кто я теперь! — рассерженно выкрикнула я и резко развернувшись, понеслась в свою комнату.

Со всей силы захлопнув входную дверь, я вновь оказалась в своей комнате. Негодование и злость просто переполняли меня. Я не знала, что делать. Мне так хотелось выплеснуть свои эмоции наружу, но как? Подраться с собственным отражением в зеркале? Неожиданно мое отражение мелькнуло в старом трюмо. Я остановилась и стала внимательно разглядывать себя. Эти дурацкие волосы! Вот, что первое пришло мне в голову. Такие светлые и блестящие… они сразу выставляют меня в свете, словно куклу! Я больше не хочу так! У меня теперь аллергия на подобные прически! Внезапно, на тумбе я увидела маленькие ножницы. Я резко схватила их и крепко сжала в кулак. Не понимая, что творю я взяла пучок своих длинных волос и безжалостно прошлась по ним ножницами. Потом еще раз и еще…

Мне было все равно, что у меня выйдет, единственная цель была просто расстаться с надоевшей длиной, только бы больше не видеть этих волос!

Когда все было готово, я снова взглянула в зеркало. Моя прическа выглядела неаккуратно, можно даже сказать безобразно! Волосы были подстрижены не ровно, как я в принципе и ожидала, теперь они едва касались плеч.

Раздраженно бросив ножницы в угол комнаты, я ничком упала на свою кровать. И наконец-то разревелась….

Я еле открыла глаза. Голова болела и никак не могла успокоиться. Я поднялась с постели, грустно оглядев свою черную комнату. Ноги меня сами потащили в ванную. Сбрызнув себя холодной водой, я принялась чистить зубы. Как только я подняла голову к зеркалу, то от неожиданности выронила щетку из рук. О, Господи, это невозможно! Мои волосы почернели. В самом прямом смысле этого слова! От золотистых локонов не осталось и следа! Я стояла, глупо уставившись на свою физиономию. Мне хотелось закричать, позвать на помощь, но я находилась в оцепенении. Внезапно меня посетила мысль. А что? Возможно это какие-нибудь вампирские штучки! Ведь теперь все возможно, но как же… а хотя, НАПЛЕВАТЬ! Я быстрыми шагами покинула ванную и подошла к шкафу. Мне теперь абсолютно все равно, что будет происходить! Я нервно вытащила первые попавшиеся джинсы и серую толстовку, в которой обычно убиралась дома. ВСЕ РАВНО! Быстро натянув вещи я невольно улыбнулась. Разве прежняя Анна Локвуд могла себе такое позволить? А я вот теперь могу! Приду в этом виде в новую, самую престижную школу и посмотрю на реакции богатых детишек!

Схватив школьную сумку на ходу, я молниеносно спустилась вниз. Родители и Кларисса сидели за огромным обеденным столом. Самым интересным было то, что они не обратили на меня никакого внимания. Папа с мамой также невозмутимо ели овсянку, а тетка хлопотливо разливала чай. Не замечают? Что ж, мне после всего произошедшего не очень-то сильно хочется общаться с моей родней. Я раздраженно толкнула входную дверь и вышла на улицу. Как хорошо, что школа находится всего лишь в двух кварталах от моего дома. Мне не придется ездить в школьном автобусе и смотреть на любопытных зрителей. Легче пешком… в одиночестве…

Я брела по пустынной дороге с безрадостными мыслями голове. Что меня ждет в этой новой школе? Неужели все будет также паршиво, как прошел вчерашний день? Ведь с такими радушными учениками, как Александра мне точно не светит ничего хорошего… неожиданно на горизонте показалась школа и я обомлела. Такой красоты я еще никогда не видела. Нет! Это была не школа, а скорее, пятизвездочный отель! Она была такая ухоженная, чистая и красивая, что даже несколько улучшило мое настроение. Как только я вошла в огромные резные ворота, то поняла, Джеймс не обманул. Такое учебное заведение, как это могло бы легко претендовать на звание восьмого чуда света. Огромное здание, приятного кремового цвета просто утопало в растительности, фонтаны, вымощенные дорожки, новенькие парковки, на которых красовались дорогущие спортивные автомобили. А люди! Такого скопления прекрасных лиц я еще не встречала. Они все были как на подбор. Красивые, интеллигентные, богатые…

Но неожиданно мое восхищение сменилось недоумением, а спустя пару секунд, я вовсе разозлилась. Все, проходящие мимо ученики, как по команде начали на меня глазеть. Многие удивленно перешептывались, другие раздраженно подводили глаза к небу, а третьи криво ухмылялись. Они были явно не довольны, что пугало вроде меня в джинсах и толстовке нарушила их распрекрасную идиллию. Конечно, я ожидала такой реакции, но мне все равно было интересно, куда подевалась их учтивость и деликатность? Да у них же на лицах написано: мы не разговариваем с теми, у кого нет личного счета в банке.

Я была очень раздражена и обижена, но идти против большинства довольно глупо. Поэтому я пыталась сразу же отводить взгляд и, натянув на себя капюшон, вошла в школу…

— Итак, дети, надеюсь, вы примите Анну в наш дружный и сплоченный коллектив, — пропела миссис Лонг и указала рукой на мое место. Это был урок физики. Я молча шла мимо рядов и одновременно ловила неприятные взгляды школьников. За одной из парт я заметила Александру. Она явно удивилась моему внешнему виду, но все же воздержалась от комментариев. Наверное, сложный разговор она решила оставить для перемены. Я неуверенно поправила свои черные волосы и уселась на заднюю парту. Урок тянулся довольно нудно и без особых происшествий. Но как только прозвенел звонок, Александра сразу же вскочила со своего места и подлетела ко мне.

— Так, так, так, — самодовольно пропела она, — кого я вижу? Прости, я вчера не поняла, что встретила парня!

Ее подружки снова рассмеялись, а я спокойно посмотрела на блондинку. Главное, держать себя в руках!

— Твоя шутка бесподобна, — с каменным лицом сообщила я.

— Мне просто интересно, в каком салоне делают такую модную стрижку, — не унималась Александра.

— В том же самом, где тебе вставляли мозги, — пояснила я и улыбнулась.

— Ты видно до сих пор ничего не поняла? Тебе снова объяснить, куда ты попала?

— Спасибо, Александра, но мне в отличии от некоторых не надо повторять дважды, — ответила я, и поднялась со своего места.

Неожиданно, проходивший мимо парень толкнул сумкой мою парту, и все учебники посыпались вниз.

— По — осторожнее с выражениями, — резко бросил мне он и протиснулся к выходу.

Александра радостно взглянула на одноклассника,

— Спасибо, Том, а то эти новенькие Бог весть, что возомнят о себе.

Я беспомощно наклонилась, собирая книги в стопку, так паршиво себя я еще никогда не чувствовала. Мне тут хорошенько дали понять, что здесь я никому не нужна.

— Так вот, дорогуша, запомни, — внезапно блондинка ухватила меня за край толстовки, — здесь все происходит так, как я хочу.

Кровь вскипела в моих жилах, рассудок помутнел. Мне хотелось просто растерзать на части эту стерву, я практически не разбирала, что она мне говорит. Хотелось накинуться, разорвать, хотелось убить… но внезапно эта волна ненависти отступила. Я снова пришла в себя.

— Так что, подумай об этом…

С этими словами Александра и ее свита оставили меня наедине с собой. Конечно, мне надо было дать отпор этой выскочке, но вдруг я переду черту? От злобы и такой дикой беспомощности я ударила кулаком об парту. И, схватив учебники, выбежала в коридор. Там я случайно встретила Джеймса. Я попыталась улыбнуться ему, но он, увидев мой потрепанный вид просто отвернулся и пошел в другую сторону. И я, наконец, поняла! Эти люди, милые и приятные на вид сущие дьяволы! В них не осталось ничего человеческого, ничего понимающего. Они живут только ради денег, а лучшее качество в человеке для них это красота! Ученики… школы не понимают, что, несмотря на их безупречный вид, снаружи, внутри они страшные чудовища! Просто — напросто моральные уроды и….

Неожиданно я натолкнулась не что-то твердое. Резко заболела плечо. Когда я пришла в себя, то увидела перед сбой парня. Довольно высокого, и крепкого. Мельком я заметила на нем такую же прекрасную одежду, как и у всех. Он что-то неуверенно промямлил мне в ответ, вроде извинения, но я решила уж здесь не сдаваться:

— Смотри куда прешь! Чокнутый дебил! — зло бросила я.

— Я просто думал…

— Что ты думал? Слепой идиот! — снова взвизгнула я и гордо подняв голову, пошагала дальше. Нет, я клянусь, я выживу в этой школе! Чего бы мне это ни стоило!!!!

Глава 5

Неожиданно прозвенел будильник, и я буквально почувствовала, как голова раскололась на две части. Нервно стукнув рукой о тумбочку, я случайно не рассчитала силу, и мой «звенящий аппарат» превратился в горсть пыли…

Отлично, придется покупать новый…

Я лениво поднялась с постели, и, даже не удосужившись посмотреть на себя в зеркало, направилась шкафу. Черная кофта, широкие рваные джинсы и нелепая ветровка — таков сегодня был мой школьный наряд. В общем, он почти никак не отличался от вчерашнего, но разве был смысл подбирать красивые сочетавшиеся между собой вещи?! Коробка с последними трендами моды валялась в прихожей, и я не собиралась её разбирать…, может выбросить? Хоть кого-то порадую…

Убедившись, что вся одежда на мне, я перекинула через плечо сумку, и вышла из комнаты. Родители ещё спали, Кэсси, наверняка, уже нежилась в библиотеке, а тетя Кларисса отправилась на съезд садоводов из ближайших штатов. Конечно, как такое можно пропустить?!

Лениво переставляя ногами, я, наконец, вышла из дома и направилась к школе. Заранее накинув на глаза капюшон, я неуклюже сгорбилась, и походкой, словно никогда и не знала, что такое ровная спина и вздернутый подбородок, побрела по дороге.

Тишина…, пугающая тишина…

Я удивленно шла вперёд, понимая, что хоть Интернешнл-Фоллс и был достаточно маленьким городком, но, тем не менее, он жил! Утром начинал светиться, как ранее солнце над горизонтом, а затем набирал обороты, и к полудню находился в зените своего великолепия. Здесь же холодное пасмурное небо, гнетущая колючая атмосфера и ни намека на «Happy end» в конце сериала…

Конечно, настроение было плохим ещё и из-за того, что я вновь увижу своих наипрекраснейших одноклассников. Одна Александра чего стоит. Я не хочу проблем, и понимаю, что…, что скорей, если наша красавица выведет меня из себя, проблемы будут у неё, но…, тут было что-то другое…

Я знаю эту девушку всего один день, но уже люто ненавижу. В чем причина? Я бы и сама с удовольствием хотела её узнать…

Путь до школы пролетел слишком быстро. Я так хотела ещё пять минут побыть одна, поразмышлять о не справедливости в жизни, но…

— Оооо, наша красотуля пришла, — внезапно пропищал чей-то голос за моей спиной, и я с отчаянием выдохнула. — Я уж думала, что ты сюда больше никогда не вернешься…

— А ты умеешь думать, Александра? — с сарказмом спросила я, стараясь не останавливаться.

— Представь себе!

— Как же? Такое просто напросто не укладывается в моей голове…

— Да, дело в том, что головка у тебя слишком маленькая, — усмехнулась Алекс.

— Зато мозгов в ней определенно больше…

Я не видела, как лицо девушки покраснело, и как глаза наполнились внеземной яростью, но зато ясно ощутила волну ненависти и глубочайшего презрения, вырвавшуюся из неё наружу.

— Ты ничего не понимаешь, — буквально прошипела Александра, и резко схватила меня за руку. В ту же секунду животные инстинкты чуть не взяли надо мной вверх, и я не перегрызла этой блондиночке глотку. Что, черт подери, она делает? Ей жить надоело?!

— Отпусти, — тяжело дыша отрезала я, и попыталась вырваться из её стальной хватки, но пальцы блондинки основательно впились в мою кисть.

— Ты всего лишь пешка в игре, которую я веду, Анна, — самодовольно заявила девушка. — Следовательно, твоё место ничтожно и не имеет под собой никакой опоры. Если я захочу, ты завтра же вылетишь отсюда…

— Чего же ты ждешь?

Александра задумчиво улыбнулась, и легко встряхнула головой.

— Но так было бы не интересно. Какой смысл в игре, в которой нет тайн?

Я недоуменно вскинула брови, понимая, что передо мной стоит самая квалифицированная стерва всех времен и народов.

— Что ж, Анна, я надеюсь, ты усвоила урок… Тебе здесь не рады, и ты должна признать это. Твоя жизнь никчемна, как и твоё пребывание в нашем городе. И если твоя персона ещё хоть раз встанет у меня на пути, клянусь, я позабочусь о твоем внеземном благополучие и счастливом будущем, и ты пожалеешь, что родилась на свет…

Я должна была испугаться? Наверняка, если бы на моем месте был кто-нибудь другой, то слова Александры обескуражили бы его и вогнули в истерику, но я…, я просто прикидывала, сколько этой стерве осталось жить. В случае, если она взбесит меня завтра, то около 43 часов, если через три дня — порядком 75–80…

— Мы славно поговорили, — мило улыбнувшись, пролепетала девушка, прервав мои мысли, и недовольно выпустила руки. — Чао!

Я стояла как идиотка и тупо пялилась ей в след, пока она, покачивая бедрами, отдалялась от меня в другую сторону. Как же хотелось сказать ей что-нибудь в ответ, или же ударить пару раз по пустой голове, может так она, наконец, поймет, на что нарывается? Но нет…, я не смогу остановиться…, и тогда…, тогда…

«Тогда она умрет»

Нет, мне такой исход определенно не нравиться…

«Тебя сегодня поцеловал ангел, душка» — подумала я, проследив за тем, как Александра вошла в здание. «Молились, чтобы он не отвернулся от тебя, иначе…»

Иначе…, все знают что будет…

Совершенно в паршивом состоянии я пришла на физику. Урок ещё не начался, но ученики уже примерно сидели на своих местах. Так что, когда я соизволила войти в кабинет, все двадцать пять пар глаз впились в меня высокомерным взглядом и провели до самого места, вплоть до того, пока я не достала учебники и не плюхнулась на стул.

Время шло, часы на стене приближались к половине, а окружающие люди так же нагло рассматривали мою физиономию, прожигали спину. Возможно, дело в том, что я не расчесалась? Или следы от подушки остались на щеке? А может, я задом наперед одела ветровку?!

Тихо усмехнувшись, я пригнулась ещё ближе к столу, и тяжело выдохнула. И когда со мной такое происходило? Я всегда была значимой фигурой в классе, в школе, да даже в городе меня ценили, как самую ответственную девушку по организации праздников! Неужели дело было только в моей внешности? Неужели голубые глаза и золотистые волосы помогли мне стать популярной, выдвинули на высокий уровень, заставили людей подчиняться? Это же глупо и до жути нелепо…, но сейчас я постепенно начинаю убеждаться, что именно так оно и было…

Я сижу на физике, с кучкой высокомерных богатых детишек, у которых вместо тетрадей ноутбуки, а к школе их подвозят собственные охранники на шикарных Лексусах. Вчера у Аниты Стоун папаша открыл новую фирму в Неаполе, а вот тот парень, сидящий у окна — выиграл пару миллиардов долларов, съездив с мамой в казино. У Моники Сьют на день рождение выступала Келли Осборн, а Люк Роджерс с удовольствием принял участие в акции «Миру мир, а деньги нам».

И естественно вывод напрашивается сам собой, эти люди потеряны для общества. С ними нельзя дружить, им нельзя верить. Для Аниты, впрочем, как и для Моники с Люком нет ничего важней, чем собственное «я», и сколько у этого «я» в кошельке денег. Всё! И чего же я хочу? Моё существо бунтует внутри, пытаясь выйти на тропу справедливости и честности, но, я ведь была такой же! Именно я одним взглядом могла человека заставить сделать то, чего захочу, именно я ходила, качая бедрами по школе, и возносила себя до небесного уровня, именно я была главной, и никто не мог занять моё место. Но сейчас я ненавижу…

Ненавижу этих людей, ненавижу их нравы и амбиции, не-на-ви-жу!

Столько беспочвенных и глупых чувств я испытывала внутри, ведь в принципе, почему меня это должно волновать?! Почему я сижу и парюсь, пытаясь найти ответ? Почему?

И тут в голове нашлась причина…

Она засветилась, как лампочка в моём сознании, именно в момент, когда в класс зашла Александра…

Девушка грациозно прошла к своему месту, властно вскинув подбородок. Серая короткая юбка, шелковая блузка, туфли, на высоком каблуке и золотистые волосы, упругими локонами спадающие на хрупкие плечи…

Люди открывали рот при её появлении: парни скатывались в блаженном состоянии на стульях, девушки презрительно завидовали, в тайне мечтая стать такой же…

Вокруг восцарствовала атмосфера, характерная только для её убийственной красоты и внеземной власти. И какой бы стервой Александра не была, она — идеал, которым все восхищаются, она — идеал, которому нельзя воспротивиться.

И тут, я всё поняла. Осознание истины больно кольнуло моё сердце, и я неуклюже сожмурилась, не желая признавать действительность. Но как бы, то ни было, мне пришлось принять правду. А она была таковой: Александра и я — совершенно одинаковые люди…

Я ненавижу эту девушку только потому, что она так сильно напоминает мне меня. Её высокомерие и надменность — это лишь отголоски того, какой была моя сущность в Интернешнл-Фоллс. Я хотела быть хорошей, старалась думать о других, и даже несколько раз пыталась посочувствовать, но правдой ли были мои чувства? Притворство, ложь, иллюзия…, я обманывала всех вокруг, чтобы казаться самой себе лучше…

Ну и тяжелой оказалась у меня причина…

Отвратительно чувствовать себя виноватой. Я неуклюже сгорбилась, и сложила голову на парту, ведь так было легче: легче думать, и легче признавать ужасающую истину.

Внезапно по классу пронесся удивленный гул. В силу своего неприученного любопытства, я лениво приподняла голову и увидела парня.

Он неуверенно шел к своему месту, придерживаясь руками за края парт. Глаза слегка мутные, словно не видящие, направлены в одну точку. Волосы неуклюже свисали на лицо, прикрывая мужественный лоб и широкие брови. Он был так беззащитен, что я судорожно втянула воздух и непринужденно сконфузилась, отчего по телу пробежали мурашки… Появилось ощущение, будто я видела этого человека…

Коричневые волосы, мужественные плечи, накаченные руки и…, и невидящие глаза…, слепой…, и тут я вспомнила, почему знаю это лицо…

Этот был тот парень, с которым я вчера столкнулась около выхода из кабинета, и которого назвала «Слепым идиотом»!

«Вот, черт!» — истерично завопила в сознании я, понимая, как ужасно поступила. «Я…, я идиотка!»

Неожиданно странное чувство зародилось у меня внутри, хотя скорей не чувство, а предвкушение чего-то плохого, ужасного…

Едва я смогла понять, что к чему, нога Ника Коллинза встала поперек движения этого парня и он, неуклюже спотыкнувшись, кубарем упал на линолеум. В ту же секунду, в классе все истерично рассмеялись, наблюдая за тем, как бедняга с трудом поднимается с пола, и я, не выдержав, подскочила к нему, подхватив парня за мускулистые руки.

— Ты что, новенькая, своё место забыла? — язвительно поинтересовался Ник, и презирающее осмотрел мой внешний вид.

Естественно, я даже не попыталась ему ответить. В чем смысл? Я скажу ему одно слово — он мне десять. Ситуация в любом случае проигрышная…

— Держись, — тихо прошептала я, и вновь потянула на себя парня. — Ты в порядке?

— Да…, вроде да, — робко ответил он, и тяжело выдохнул. — Уязвлено лишь моё собственное достоинство…

— Брось, здесь это не имеет значения…

— Для меня имеет.

Я недоуменно наклонила голову, и с интересом посмотрела в эти мутные глаза. Когда он стал слепым? Это у него с рождения, или произошел несчастный случай?

— Я Анна, — неуверенно начала я, надеясь сгладить вину.

— Калеб…

— Необычное имя…

— Я родом не отсюда, — честно признался парень. — Всё детство провел в Швеции.

— Наверняка, так красиво, — робко выпалила я, пытаясь поддержать разговор.

— Да, очень…

Повисла недоуменная пауза, и я смущенно посмотрела в пол. Калеб был очень красивым, и я не могла этого отрицать. Моё вчерашнее поведение было просто ужасным, но ведь я могу наверстать упущенное?

— Ты не такая как все, — неожиданно сказал парень, и внезапно, у меня скрутило живот. Откуда он знает? Неужели Калеб догадался?! — Ты не смеешься, когда я падаю, и не считаешь меня лузером, как большинство ребят в школе…

Я облегченно выдохнула, осознавая, что моё сегодняшнее существо — стало моей же паранойей. Глупо было думать, что люди знают о существовании вампиров…, так…, надо загнать подальше эту тему. Она не приносит ничего хорошего, лишь накликает глубочайшую депрессию…

— Просто я не вижу в этом ничего смешного, — наконец, вымолвила я. — А лузары — это те, кто считает, что нам интересно их мнение. Пусть дальше живут в этой нафантазированное иллюзии, ведь главное, что мы знаем правду…

Калеб искренне улыбнулся, и я довольно заморгала глазами. Итак, неужели у меня появился друг?

— Мы ведь встречались раньше, — неуверенно предположил парень, загнав меня в краску. Я моментально вспомнила случай, когда со злости столкнула Калеба, побежала черт, знает куда, а потом ещё и назвала его слепым идиотом. Ох, какая же я дура!

— Тогда неудобно получилось…

— Ничего, я привык к подобному отношению.

— Мне, правда, жаль. Я поступила по-свински, прости…

— Главное, что ты чувствуешь вину, — улыбнулся парень. — Хотя, я всё равно ничуть не обижаюсь.

— Как ты узнал, что это была именно я, ведь…, ведь ты…

— Ведь я слепой?

— Да…

— Твой голос…, он отличается от других…

Я растаяла как масло на нагретом тосте, и мечтательно сожмурилась, представляя, какими бы были его глаза, если бы не мутная пленка…

— Калеб, ты очень…

Договорить я не успела.

Прозвенел звонок, и я непроизвольно поморщилась, осознавая, что мне предстоит сорок минут выслушивать занудные лекции по физике. Я с отчаянием выдохнула, и грустно усмехнулась, увидев, как парень так же недовольно щуриться.

— В общем, ещё раз прости, — напоследок, сказала я.

— Я рад, что мы с тобой познакомились, Анна…

Когда Калеб произнес моё имя, причем так искренно и нежно, я ошеломленно застыла на месте, не понимая, почему не могу двигаться. Его невидящий взор, ещё раз прошелся по моему лицу, и остановился на глазах, будто он прекрасно знал, где они находятся. Я, тяжело дыша улыбнулась, и ощутила детское смущение и робость. Дыхание сбилось, ладошки вспотели…

Я просто потерлась во времени, и опомнилась только тогда, когда парень уверенно развернувшись, сел на своё место.

— Я так же рада, Калеб…

«И моя вампирская натура тоже…»

Я медленно шла по школьному коридору, наслаждаясь тишиной и спокойствием. Так уж вышло, что мистер Нонберг, учитель по истории, внезапно заболел, и, следовательно, всех учеников досрочно отпустили домой. Сейчас эта информация как никогда грела душу. Я смогу блаженно поспать, позабыв о школе, о внешнем мире, о проблемах…, о вампирах…

В данный момент шли уроки, так что тишина приятно ласкала слух. Мои кеды не стучали по полу, как прежде высоченные каблуки, и поэтому моему наслаждению просто не было предела!

Так…, сегодня надо разобраться со своей комнатой. Заполнить шкаф легкой простой одеждой, протереть пыль с грязных полок, и желательно помыть полы…

Списочек не маленький…

К тому же, я уверена, что это не полный набор того, что я за сегодня должна буду сделать. Например, уроки, или же ужин…, наверняка, родители…

Внезапно я услышала негромкий стон, и мои мысли мгновенно прервались. Я резко остановилась, и напрягла свой сверхчувствительный слух, и тут моё сознание прорезал всхлип…, и ещё один. Кто-то плакал! Я недоуменно вскинула брови, и нахмурилась, пытаясь понять, откуда доносится звук. В итоге, только одна идея возникла в моей голове — женский туалет.

Отлично, неужели мне теперь нужно успокаивать какую-то истеричку? Я могла бы пойти домой, и не прибавлять к своему «прекраснейшему» списку, ещё одну проблему, но…, такая уж у меня натура. Совесть просто не позволила мне остаться в стороне…

В общем, именно поэтому я уже через пару минут стояла перед дверью в туалет, и отчетливо слышала громкий срывающийся плач.

Аккуратно зайдя внутрь, я подозрительно осмотрелась вокруг, и неожиданно заметила, что одна из кабинок настежь открыта. Тихо переставляя ноги, я начала подходит в том направлении, и тут, внезапно, всхлипы прекратились. Я чувствовала, себя героем, спасавшим планету! В конце концов, ещё никому ничего плохого не приносили добрые намерения и желание помочь. Ведь так?

Наконец, я оказалась прямо перед девушкой, сидящей на унитазе. Её голова была опущена, светлые волосы запутанными волнами падали вниз, прикрывая заплаканное лицо, колготы были порваны, каблук от туфлей валялся рядом…

«Кто же тебя так?!» — ошеломленно подумала я, и нелепо постучалась в дверь кабинки.

— Эм…, привет…, что-то случилось? — неуверенно спросила я, склонившись чуть ближе.

Девушка даже не шелохнулась, и я порядком испугалась, что она лишилась чувств, но мои сомнения рассеялись, когда передо мной подняла голову Хейла Монсвиль.

Я ошарашено отпрянула назад, осознавая, что это одна из тех пустышек, которые пополняли ряды Александры. Кажется, она всегда шла третьей справа…

— Что тебе нужно? — недовольно прохрипела Хейла и неуклюже покачнувшись, встала с унитаза.

Я недоуменно наблюдала затем, как девушка подошла к зеркалу, и начала протирать красные напухшие глаза. Тушь размазалась, создавая синие отеки по всему лицу, одежда помялась…

— Что случилось? — ошеломленно спросила я, подойдя ближе к Хейле.

— Тебе-то какое дело?! Отвали! Иди, зажигай в компашке лузаров, а меня не трогай!

— Но ты, же плакала…

— И что с того? Все люди плачут…

— Хейла, я спрошу ещё раз. Если ты опять будешь грубить мне, то я просто-напросто развернусь и уйду, — недовольно предупредила я, и, не услышав опровержений, продолжила. — Что произошло?

— Ты думаешь, я буду плакаться тебе?! Тебе?! Ходячей уродине…

— Позволь заметить, что твой наряд тоже не вызывает восхищений…

— Отстань! Что тебе от меня нужно?! Идиотка…

— Так всё, — устало прошептала я. — Сейчас я должна была идти домой, спать, убивая время своего заслуженного отдыха, но вместо этого, я забрела в туалет, чтобы в очередной раз доказать самой себе, что моя совесть всё ещё присутствует в моем теле. И что же из этого вышло? Какая-то идиотка орет на меня, в то время как я пытаюсь ей помочь?! Всё…, реви, сколько тебе влезет…, я умываю руки…

Медленно развернувшись, я направилась к двери. И зачем было геройствовать? Тут все люди в состоянии постоять за себя…, ну или, по крайней мере, убиваться в одиночку…

— Александра, — внезапно выдохнула Хейла, и я резко остановилась. — Она выставила меня идиоткой на глазах у всего класса, а потом заставила при всех снять с себя одежду…

Я ошарашено повернулась и с выпученными глазами уставилась на девушку. Господи, неужели это правда?!

— Но…, разве такое возможно? Почему ты…

— Да я никто по сравнению с ней! — яростно закричала Хейла и вновь расплакалась. — Я просто пустое место…

— Это не так…

— Так, Анна, и не спорь! Если тебе наплевать на мнение окружающих, то мне — нет!

— С чего ты решила, что мне всё равно? — удивленно поинтересовалась я.

— Но, ты, же уже второй день носишь этот квадратный свитер и порванные джинсы…

— Ой, а я и забыла, что в наше время ношение не тех кед может сделать тебя лузером, — усмехнулась я, и поправила волосы. — Что ты собираешься делать?

Девушка вновь повернулась к зеркалу, и небрежно скрутила волосы в хвост.

— Попрошу родителей сменить школу…

— Из-за Александры? Ты спятила?!

— А что мне нужно терпеть презирающие взгляды одноклассников? Ну, уж нет…, я хочу прожить эти годы в нормальной человеческой атмосфере!

— Ты бежишь — это не выход, — уверенно отчеканила я, и решительно подошла к Хейле. — Надо дать отпор, и тогда тебя зауважают…

— Дааа…, видно как ты даешь отпор Александре, когда она всячески унижает тебя…

— Это другое, — невольно воспротивилась я, пытаясь найти реальное оправдание.

— Ну, конечно…

Повисла пауза, во время которой я тщательно старалась найти ответ, но…, видимо я на секунду забыла о том, кем я являюсь на самом деле. Если я дам Александре отпор, то она…, то она, наверняка, умрет…

Что ж, точно…, я ведь вампир…

— Хейла, глупо уезжать, — вновь повторила я и с надеждой посмотрела в карие глаза девушки. — Поверь, Александра не повод для того, чтобы сменять школу, одноклассников, друзей…

— А что тогда повод?

Я хотела рассказать ей причину своего приезда, но вовремя остановилась. Хейле это знать ни к чему…

— Анна, я просто не смогу с ней бороться, — неуверенно прошептала девушка, и посмотрела на себя в зеркало. — У меня нет сил противиться ей…

— Ты просто можешь не обращать на неё внимание, — мило предположила я, недоуменно улыбнувшись.

— О, да…, Александра как раз тот человек, на которого просто можно не обращать внимание…

Я усмехнулась, и упрямо поджала губы. Что бы такое придумать? Почему, я вообще заморачиваюсь на этот счет?

— Я могу помочь тебе…, - внезапно выдохнула я.

Хейла удивленно повернулась ко мне, и заморгала глазами.

— Ты?

— Всё же лучше, чем одной…

Девушка задумчиво скрестила на груди руки, и нервно затопала носком о пол. Был ли для неё смысл, получит ли она пользу? Естественно, то, что она в ссоре с Александрой не отнимало весь тот эгоизм, который был врожденным качеством каждого второго ученика в этой школе. Я отлично понимала это, но не могла отступить. Хейла казалась мне не такой потерянной, как большинство людей, так что я была только рада новой компании…

— Порукам, — наконец, отрезала девушка и уверенно выпрямилась. — Я согласна…

— Отлично, — искренне воскликнула я.

— Только это временно!

— Естественно, — рассмеялась я.

— И…, и мы не подруги! Это чисто школьное сотрудничество…

— Как хочешь…

Хейла нерешительно подошла ко мне, и внезапно крепко прижала к себе. Я ошарашено раскрыла глаза, до конца не понимая, что происходит, и только тогда, когда девушка выпустила меня из объятий, мой разум победоносно закричал:

«Анна — ты молодец!»

А я и не такое способна…

Калеб

Глава 6

Наконец, ворота школы были позади, и я уверенно направлялась домой, медленно переставляя ногами. Серое утро превратилось в солнечный погожий денек, и почему стало тепло и спокойно на душе. Наслаждаясь солнцем и ясностью неба, я глубоко вдыхала запах весны, и удивлялась тому, как хорошо прошел день. Честно признаться, я была уверена, что сегодня повториться всё то, что разбило в дребезги мою решительность вчера, но…, видимо, этому не суждено было сбыться…

Решив по пути забежать в магазин, я устало зевнула, страстно желая отдохнуть. Как ни как уже два дня спокойный сон обходит меня стороной…

Магазинчик, который я присмотрела ещё позавчера, был совсем маленьким. Красная облезлая крыша, бежевые неприметные стены…

Прилавки, заставленные едой, казались древними, как смешные костюмы тетя Клариссы, но это меня почти не смутило. Главной задачей было найти диетическую колу, и поэтому, не теряя времени, я сразу решительно направилась к одному из холодильников…

Так…

Осмотрев полочки, я довольно улыбнулась, увидев именно то, что искала. Правда, кола была последней, но от этого только веселей стало на душе: сегодня мой день!

Мои пальцы медленно потянулись к бутылке, как вдруг…, вдруг кто-то схватил её первей меня! Я ошеломленно отпрянула назад, заметив рядом с собой маленького парнишку лет девяти. Он ехидно скривился и неуклюже показал мне язык.

— Эй! Я первая её нашла! — по-детски взвыла я, и обижено насупилась.

— Не правда! Дура!

— Не груби мне, а то я поговорю с твоими родителями!

Так ведь обычно пугают детей? Грозят рассказать всё родителям, или может надо упомянуть про бабайку? Как бы то ни было, у этого мальчика даже складочки на лице не появилось. Он улыбнулся ещё шире, и игриво перекинул бутылку в другую руку.

— Старая дура! — осудительно воскликнул он, и бросился на утек. Но не тут-то было.

Я молниеносно схватила его за ворот рубашки, и притянула обратно к себе.

— Отпусти! Я маме скажу!

— Перестать дергаться! — недовольно прошептала я, и резко повернула его к себе лицом. — Отдай мне колу…

— Нет!

— Отдай…

— Я не…

— Я сказала, отдай!

Я зло впилась глазами в маленькие глазенки парнишки, и мысленно начала повторять: «Отдай, отдай, отдай…»

Парень сопротивлялся, как мог. Старался бить меня ногами, крутил головой в разные стороны, свободной рукой схватился за мою сумку, но вдруг…, вдруг он замер…

Мальчик, как загипнотизированный посмотрел мне в лицо, и медленно протянул колу! Затем его невидящий взгляд тупо уставился вдаль, и, когда я схватила бутылку, парнишка отчужденно отпрянул назад и пошагал в другом направлении.

Ошеломленно наблюдая за этой картиной, я нелепо усмехнулась, понимая, что только что чуть не поссорилась с девятилетним мальчишкой…

Нервны сдают…

Хотя, именно сейчас я осознала все преимущества в том, чтобы быть вампиром…, всё всегда в любом случае достанется мне…, и это круто…

— Я дома! — громко закричала я, и сильно захлопнула дверь.

Неприятный звон эхом разнесся по квартире, и я сконфужено согнулась. Ох, этот сверхслух сведет меня с ума!

— Анна, ты вернулась, — мелодично пропела мама, и быстро спустилася по лестнице. Как всегда красивая, она стояла в одном халате, но затмевала всех и вся. Ну, и как мне дальше жить, зная, что у меня мама модель? — Как всё прошло?

— Нормально, — неуверенно отрезала я, и бросила сумку на пол.

— Нашла общий язык с одноклассниками?

— Почему именно я должна что-то находить? Пусть сами постараются…

— Анна, всё точно в порядке? Не было никаких прецедентов с…, с…

— С моей головой? — усмехнулась я. — Нет, сегодня мою крышу не снесло, хотя люди отлично пахнут!

Уловив мой сарказм, мама недовольно прищурилась, и скрестила на груди руки.

— Я с тобой серьёзно говорю, а ты…

— Что? Просто я пытаюсь не думать об этом, а вы с папой вечно напоминаете мне о том, кто я есть на самом деле…. Неужели вы думаете, что можно забыть о том, что ты вампир?

— Нет, но это не игра, и сарказм тут не уместен, — грозно отрезала мама. — Ты чуть не убила Брендана, но до сих пор видно не поняла всю сложность своей ситуации…

— Я всё прекрасно поняла! — в оправдание воскликнула я. — И я могу себя контролировать, у меня нет желания убить всех, кто находиться вокруг, так что…

— Точно нет, а то…

— Мам! — я раскинула руки в стороны. — Ты смеешься?

— Почему же, я говорю совершенно серьёзно…

— Вы когда-нибудь перестанете задавать глупые вопросы, касающиеся моего аппетита?

Я недовольно обошла маму и направилась в свою комнату.

— Ты не осознаешь, какую имеешь силу!

— Зато вы всё как всегда прекрасно знаете, — устало выдохнула я, поднимаясь по лестнице.

— Я пытаюсь помочь…

— Но делаешь только хуже…

— Анна!

— Если что, я сплю мертвым сном…

Дальше слова мамы уже были вне зоны слышимости.

Я молниеносно забежала в свою комнату, или лучше сказать коморку, и обессилено упала на кровать. Матрас был жестким, но, тем не менее, я блаженно расположилась пластом на постели и подогнула под себя ноги. Сон настал так же неожиданно, как перемена в моей жизни…, и я не успела опомниться, как уже делала то, что пообещала выполнить своей маме…

Спала мертвым сном…

Неожиданный громкий звонок в дверь, похожий на раскат сверкающей молнии, разнесся по дому, и я резко привстала с постели. Удивленно осмотрев всё вокруг, я ещё долго не могла понять, что это было, пока в комнате не появилась Кэсси. Она довольно вскинула брови, и игриво наклонила голову.

— Соня, там к тебе пришли…

— Ко мне? — ошеломленно переспросила я и быстро сорвалась с кровати. — Ты не шутишь?

Кэсси уверенно покачала головой, и загадочно улыбнулась.

— Это парень…, и у него охапка красных роз…

Тут у меня и вовсе отвисла челюсть. Я как ошпаренная подлетела к зеркалу, и только сейчас поняла, как раньше меня выручали послушные золотистые волосы. Сонные глаза, казались узкими и невзрачными, но…, зато сердце стучало, как сумасшедшее. И кому нужно было приходить ко мне, да ещё и с цветами?!

— Как он выглядит? — горячо воскликнула я, пытаясь пригладить волосы.

— Иди, сама увидишь…

Таинственность сестры могла бы взбесить меня, но сейчас голову занимали совершенно иные мысли. Я быстро выбежала из комнаты, и нарочито медленно подошла к двери. Возможно, так незнакомец подумает, что я не очень-то удивлена его приходу, или хотя бы не рада тому, что хоть кто-то решился переступить порог «ЭТОГО» дома…, или…

Если я скажу, что я удивилась, то я ничего не скажу…

Возле двери с букетом красных роз стоял молодой парень с черными слегка вьющимися волосами. Синие глаза горели беспокойством и волнением, а колени едва заметно нервно подергивались, словно этот человек пришел делать предложение…

Я, конечно, могла подумать, что это розыгрыш или прикол, но взгляд неуверенных глаз Джеймса заставил передумать, и подчиниться власти его красоты…

— Что ты тут делаешь? — тихо прошептала я, пытаясь заставить свой голос не дрожать.

— Я пришел к Анне, — уверенно ответил он. — Ты не знаешь, где она?

Я недоуменно нахмурилась, не понимая, о чем он.

— Джеймс…, - мило протянула я. — Я и есть Анна…

Парень удивленно вскинул брови, и его глаза заметно поменяли свой оттенок. Мышцы напряглись, спина сгорбилась…

— Ты? — презрительно воскликнул он. — Что…, что ты с собой сделала? Я думал…, я-то думал, что ты просто не пришла,…а оказывается…

Меня словно окатили ледяной водой. Мысль о том, что сегодня в школе, да и сейчас Джеймс меня просто не узнал, вызвала во мне столько гнева, сколько не вызывали ещё никогда девичьи чувства. Он пришел сюда с букетом красных роз, лишь для того, чтобы показать себя перед Анной Локвуд, которая носит мини-юбки, и красит губы эксклюзивной помадой, а вместо этого перед ним стою я…. Никто…

— Зачем ты пришел? — грубо выкрикнула я. — Посмеяться?!

— Нет, просто…, что с твоими волосами?

— А ты принес цветы, чтобы букет им вручить?

— Нет…, но ты же была такой красивой, а сейчас…

— Пошел вон!

Я резко подлетела к двери, и вытолкнула наружу парня.

— Чтобы тебя здесь близко не было! Понял?!

— Уродка! — испуганно заявил он, и раздраженно бросил букет рядом с дверью. — Сумасшедшая!

— ВОН!

Я громко захлопнула дверь, и недоуменно уперлась спиной о стену.

Смешанные чувства взбушевали внутри. Я ошеломленно закатила глаза к небу, и нелепо усмехнулась, удивляясь тому, как меня только что унизили…

Он перепутал…, просто перепутал! Неужели я стала такой страшной?! Неужели для людей внешность играет самую главную роль?! Ведь мы с ним мило беседовали буквально два дня назад, а сейчас…, сейчас он называет меня уродкой и сумасшедшей…

Я недовольно пошагала к себе в комнату, и обнаружила в ней, ещё сидящую на кровати, Кэсси. Сестра, естественно, слышала весь разговор, который происходил внизу, и поэтому выражение её лица было серьёзным и грустным. Она медленно подняла на меня свои карие глаза, и тяжело выдохнула.

— Он просто не достоин тебя…

— Если мы будем находить такое оправдание каждому парню, который меня уже оскорбил, или оскорбит в будущем, то в итоге, я никогда не найду себе человека равного по рангу….

— Это не твоя вина, — уверенно отрезала Кэсси.

— Я и не виню себя, — неуверенно воскликнула я. — Просто…

— Нет ничего простого в нашей жизни, Анна…. Тебе придется тяжело, особенно сейчас, когда помощи ждать не от кого. Тут только ты сама способна обратить ситуацию в свою пользу…, ну а если ты захочешь найти человека, который всегда будет твоей опорой, то смотри глубже…, изучай его внутренний мир…. Упаковка может быть бракованной, а вот содержимое — самым желанным и ценным…

Я растеряно усмехнулась, и игриво всколыхматила черные кудри сестры.

— Пожалуйста, больше никогда не говори со мной так! — рассмеялась я. — Иначе на твоем фоне, я смотрюсь как наитупейшая идиотка…

— Договорились, — смышлено отрезала сестра. — Только тогда ты пообещаешь мне не унывать…

— А я и так стараюсь выбирать только положительное из того, что сейчас имею…

— Вот и славно, — Кэсси легко вспорхнула с постели, и подбежала к двери. Внезапно, она резко остановилась и задумчиво посмотрела прямо мне в глаза. — Ты не должна винит себя в том, что это произошло именно с тобой…, ты сможешь, обвинит себя в том, что не смогла когда-то с этим справиться …

Я озадачено вскинула брови и недоуменно нахмурилась, пытаясь осознать суть. Когда Кэсси вышла из моей комнаты, я всё ещё находилась в очень странном состоянии. Эти строки так просты, но всё же, полны глубочайшего смысла…

Время подумать у меня ещё было, так что, вновь расположившись на постели, я задумчиво нахмурилась, и мечтательно задремала…

Кэсси

Глава 7

Я шла в столовую с отвратительным настроением. Дело в том, что Миссис Иргебол, моя учительница французского и по совместительству ответственная за театральный кружок, решила, что я нормально отнесусь к её новящевой идее выступить в школьно постановке. Эта женщина была довольно странная с огромными очками и рыжими непослушными кудрями, которые она самодовольно распускала и расчесывала, наверно, один раз в неделю. Худая, маленького роста, Эвэйн Иргебол производила впечатление инопланетянки, спустившейся по ошибке к нам на Землю. Её подергивание правым глазом, порой пугало окружающих, и даже меня в том числе: а вдруг она неуравновешенная?! Но, как бы то ни было, Эвэйн славилась веселым и оптимистичным характером, который предельно отсутствовал у всех остальных преподавателей. Честно признаться, я очень не хотела выступать, но так же не могла отказать, ведь она первый учитель, обративший на меня своё внимание, а это многого стоит…

В общем, именно поэтому, я шла в столовую злая, держа в руках сценарий Оскара Уайльда «Флорентийская трагедия».

Сюжетик довольно-таки скверный: мне придется играть роль Биянки, жены торговца, которая тайно была влюблена в юного наследника престола Гвидо Барди. Традиционный любовный треугольник, который так любил устраивать Уайльд, там так же присутствует, вот только вместо возвышенной любви и вечной молодости, в этой пьесе правит сила преступления и эгоизма. Как говориться — каждый сам за себя…

Я с отчаянием выдохнула и нелепо плюхнулась на стул. Сегодня мне сопутствует удача: я первой заняла свободный столик, это редкость…

— Ты мне не поверишь! — внезапно воскликнул кто-то, и передо мной появилась Хейла. — Мартин назвал меня лузером! МЕНЯ!

— Успокойся, это в вашей школе слишком часто происходит, чтобы удивляться…

— Ну, может, ты это нормально воспринимаешь, а я нет! Да кто он такой?! Стоило только Александре поставить на мне клеймо, и Мартин сразу перестал засыпать меня устаревшими комплиментами, и дибильными подарками…

— А чего ты ждала? Александра у вас идол…

— Я ненавижу её! — зло выдохнула Хейла и уныло поникла. — Что я ей такого сделала, что она мне всю жизни испортила…

— Перестань, ради Бога, — возмутилась я, и недовольно нахмурилась. — Это глупо выглядит. Ты не её шавка и вправе делать то, что сама захочешь! Так что, сейчас ты должна доказать всем, что прекрасно проживешь и без её упругой задницы! А ныть…, хочешь, иди, поной в туалете, а при Александре держи высоко подбородок, разговаривай гордо и смело, не бойся последствий, просто делай то, что считаешь нужным…

Хейла удивленно улыбнулась, и мечтательно облокотилась руками о подбородок.

— И где ты набралась таких взбодряющих речей? По тебе не скажешь, что Анна Локвуд местная зазывала и почтительная королева…

— Детка, я до приезда сюда была самой знаменитой девушкой в школе, — самодовольно протянула я, и тяжело выдохнула. — То, что происходит сейчас со мной здесь, просто абсурд и полнейший бред…

— Ты? — презрительно воскликнула Хейла. — Ты школьная знаменитость?!

— Да все девушки в школе мечтали быть такой, как я! Звонили, узнавая мой завтрашний наряд, чтобы по возможности сочетаться с ним. Мой парень был капитаном футбольной команды, и по совместительству, между прочим, первым кандидатом в Гарвард. А я…, я была вашей нынешней Александрой…

— Такой же стервой и идиоткой?

— Да, приходилось, — честно призналась я. — Но иного выхода нет: те, кто заслуживает должности королевы в школе, обязательно становятся выскочками и самовлюбленными эгоистами. Это правило, которое выполняется вне зависимости от того, какое на улице время или год…

— То есть, ты хочешь сказать, что в каждой школе есть хотя бы одна «Александра», которая унижает всех и вся?

— Да, именно это я и говорю…

— Глупости, — отрезала Хейла, и облокотилось о спинку стула.

— Нет смысла спорить, главное то, что нельзя поддаваться давлению такой особы, как ваша Алекс Всемогущая. Вот и всё…

— Легко сказать.

— А сделать ещё легче.

Хейла задумчиво нахмурилась, и озадачено посмотрела на потолок. Наверно, я слишком сильно напрягла её и без того маленький мозг…

— Что это? — неожиданно спросила она, указав на сценарий Флорентийской трагедии.

— Иргебол, — только и ответила я, но этого было вполне достаточно.

— Ооооо, ты попала. Кто на этот раз? Байрон, или Шекспир? А может…

— Уайльд, я играю роль Бианки…

— Бианки? — внезапно вскрикнула Хейла и резко подалась вперёд. — Ты шутишь?!

— Нет…, а что?

— Александра жутко хотела сыграть это роль! — рассмеялась подруга. — Вот она удивиться, когда узнает, кто заменит её на сцене…

— Александра? Но почему?

— Ты видела, кто играет юного Гвидо?

Я недоуменно покачала головой.

— Джеймс.

— Да, ладно!

— У них по сценарию там бурный роман, так что…

— Просто не вериться, — ошеломленно выдохнула я и посмотрела на текст. — Но почему именно мне дали эту роль?

— Не знаю, может, Эвэйн решила поиздеваться?

— Иргебол?

— Да, все знают о том, что вы терпеть друг друга не можете, а наша учительница славится своим странным весьма удивительным характером. Возможно, она хочет увидеть драматический театр, только не на сцене, а в повседневной школе…

— Будет ещё та драма…

— Ох…, в этом никто не сомневается…

После весьма дружелюбного обеда с моей семьей, я как всегда обиженная на весь мир поплелась в свою комнату. Состояние было ужасным: хотелось рвать и метать, кричать и плакать…, я была в смятении! Родители напрочь отказывались меня понимать. Уперто твердили об ответственности и серьёзности, но я не маленькая девочка, которой три года! Неужели они думают, что я не понимаю всю ту сложность ситуации, в которой нахожусь? Может, я не чувствую этот странный голод, или не вижу пульсирующие вены на шеях окружающих меня людей?!

Это просто выводило меня из себя! Так и хотелось закричать: я в состоянии сама контролировать свою жизнь, но…, боюсь, даже тогда они бы меня не услышали…

Выбравшись из окна, я неуклюже села на каменную крышу, и облокотилась спиной и холодную статую горгульи. Не правда ли романтично?

Завернувшись получше в пуховое одеяло, я ещё раз пробежалась глазами по тексту пьесы, и тяжело выдохнула, надеясь так себя отвлечь.

— Приди с зарею первой!

Пока ты не придешь, мне жизни нет, — усмехнувшись, вслух прочитала я, и терпеливо втянула воздух.

— Поверь мне,

Твой образ будет вечно предо мною.

Любой, ничтожнейший предмет напомнит

О милом. Но прошу тебя, приди

Пока еще не пробудится мир

От песни жаворонка. Буду ждать

Я на балконе.

— И кого же вы ждете на балконе? — внезапно окликнул меня чей-то голос, и я неуклюже вздрогнув, выронила текст пьесы из рук.

Поспешно пытаясь схватить листы бумаги длинными пальцами, я несколько страниц упустила из виду, и они мирно полетели вниз, очерчивая неровные воздушные круги.

— Я не люблю, когда меня пугают, и что это вообще за привычка, подкрадываться в чужом…, - договорить я не успела, так как, наконец, увидела таинственного незнакомца, стоящего внизу. — Калеб? — удивленно воскликнула я. — Что ты здесь делаешь?

— Услышал твой голос, и…, это, кажется строки Уайльда?

— Так и есть.

— Решил подойти…

Парень улыбнулся так очаровательно, что у меня пробежали мурашки по коже. Я смущенно почесала шею, и неуклюже откашлялась.

— Ты живешь рядом?

— Да, мой дом в нескольких шагах отсюда.

— Ясно…, эм…, ты не подашь мне листочки…

Я робко захлопала ресницами, не понимая, что вообще происходит. Внутри всё съежилось, стало как-то страшно…, а что если и Калеб посчитает меня ненормальной? Что тогда?

— Я бы с удовольствием, но…, - парень замялся и опустил взгляд на землю. — Я даже не вижу где они…

— Ой, черт, я забыла, — виновато вскрикнула я, и недовольно сожмурилась. — Прости, я такая…, такая…

— Перестань, ничего страшного….

— Неудобно, просто жутко вышло.

Калеб вновь улыбнулся, и на душе стало теплей, словно меня укрыли ещё одним одеялом…

— Извини, я дура, — неуверенно выпалила я и усмехнулась. — Что есть — то есть…

— Я…, я мог бы помочь тебе прорепетировать, — внезапно заявил парень, и присел на корточки, ощупывая землю вокруг себя.

— Да, что ты, не надо…

— Я когда-то играл на сцене, и у меня вроде неплохо получалось.

Калеб, с необъяснимым для меня везением, на ощупь нашел все страницы вокруг себя, и подошел ближе к крыше. Он был настолько высоким, что если бы я нагнулась вперёд, то спокойно смогла бы достать до его головы! Или…., или может, это крыша была низкой…

— Театр — это так скучно, — честно призналась я, и потянулась за листами, которые протягивал мне парень.

— Не всегда, порой это очень даже весело…

— Неужели?

— Я услышал сарказм, или мне показалось?

Я смущенно зарделась, и нервно поправила волосы. Почему-то присутствие этого человека загоняло меня в краску…

— А знаешь, я бы не против с тобой репетировать, — наконец, выдавила из себя я.

— Отлично!

— Когда начнем?

— Да, хоть сейчас…

— Сейчас?

— А почему бы и нет?! Дай мне свою руку, пожалуйста…

Ошеломленная такой просьбой, я удивленно вскинула брови, и неуклюже заерзала на месте.

— Руку…, но зачем?

— Так я смогу сориентироваться, когда буду залазить к тебе на крышу…

— Что? — ошарашено воскликнула я. — На крышу?

— Если ты, конечно, не против…

Огромная ладонь потянулась ко мне навстречу, и я ни минуты не колебавшись, ухватилась за неё, как за спасательный круг. А почему бы и нет? Мне было нужным, чтобы кто-то говорил со мной, понимал, поддерживал…, сама я попросту не справлюсь…

Калеб одной рукой схватился за край крыши, другой сильней сжал мою кисть, затем пара уверенных движений ногами и вот, он уже сидит рядом со мной и неряшливо оттряхивает джинсы.

— Зацепился за стену…

— Ничего, почти не видно, — довольно заметила я, и нерешительно протянула парню текст. Неожиданно я резко замерла, понимая, что ведь он не видит надписей…, как же всё сложно…

— Не волнуйся, реплики Гвидо я знаю наизусть, — словно прочитав мои мысли, заявил Калеб

— Да, ладно, — не веря, выпалила я.

— Пришлось выучить, когда миссис Иргебол впервые хотела поставить эту пьесу…, но тогда не хватило людей, и проект закрыли…. Видимо, она не привыкла останавливаться на полпути…

— Ты должен был играть Гвидо? А Бианка…

— Александра…

— Ну, конечно, — выдохнула я, и внезапно обрадовалась тому, что прошлый проект закрыли. А зачем Калебу иметь дело с такой стервой, как Алекс?!

— Что ж…, начнем, — робко прошептала я, и внимательно впилась глазами в текст. — С момента, откуда я начала читать вслух сама себе, сидя на крыше…

— Давай, — рассмеялся Калеб, и повернул голову в мою сторону. Клянусь, его мутные глаза казались мне настоящими, видящими! Я не могла оторвать от них взгляд, словно находилась под действием гипноза, а эта улыбка…, черт, да, она сведет меня с ума! Я уже начинаю терять голову…

«Так, Анна, соберись…, это просто парень…, обыкновенный парень…»

Но внутри всё протестовало, кричало о том, что Калеб иной! Он другой, странный, загадочный и…, и такой же чужой в этом мире, как и я…

— Анна, ты начинаешь, — тихо прошептал парень, прервав мои мысли.

— Да, прости…, я просто…, я просто задумалась…

Калеб кивнул, и я тяжело выдохнув начала читать:

— Приди с зарею первой!

Пока ты не придешь, мне жизни нет…

— О, распусти же ночь твоих волос

И в звездах глаз твоих дай мне увидеть

Себя как в зеркале. Пусть это тень,

Но, милая, пусть я останусь в тени…

И пусть твой взор не видит ничего,

Что не напомнит обо мне. Ревную

Тебя к тому, что видишь ты.

— Поверь мне,

Твой образ будет вечно предо мною.

Любой, ничтожнейший предмет напомнит

О милом. Но прошу тебя, приди

Пока еще не пробудится мир

От песни жаворонка. Буду ждать

Я на балконе…

— И ко мне навстречу

Ты спустишься по лестнице из шелка,

Ступая по жемчужно-алым нитям,

Как снег спускается на розы…

— Милый,

Приду я. Я твоя, в любви и смерти…

Ну, последние строки, просто убили меня на повал. И я опомнится, не успела, как оказалась с Калебом так близко к друг к другу, что наши плечи соприкоснулись. Молчание тянулось мучительно долго, и я не знаю, о чем сейчас думал парень, сидящий напротив меня, но вот я, явно витала где-то далеко, мечтательно представляя себе то, как Калеб перебирает мои волосы, нежно касается пальцами разгоряченной щеки…

«Анна! Приди в себя! Вы знакомы несколько дней! Да, что с тобой такое происходит?!»

Я слышала внутренний голос так отчетливо, словно это кто-то рядом читал мне нотации, прямо над ухом, но, тем не менее, не могла сопротивляться. Калеб не двигался, таинственно молчал, а я невольно поддавалась его примеру, не желая нарушать пугающую тишину…

Он был так красив, и…, я видела не только его внешнюю привлекательность! Внутри у этого парня был богатый мир, полный искренности и естественности. Калеб был слепым, и я пыталась вбить себе это в голову, но сердце не верило! Оно кричало, что передо мной сидит зрячий обыкновенный человек, который чувствует себя сейчас так же неловко и смущенно…

— Я не могу поверить в том, что ты ничего не видишь, Калеб, — внезапно прошептала я, и брови парня стремительно опустились вниз.

— Почему же?

— Вот просто не верю и всё…

— Весьма обнадеживающий ответ, — горько усмехнулся он, и провел рукой по каштановым блестящим волосам. — Есть ещё варианты?

— А они могут быть?

— Нет…

— Тогда зачем ты спрашиваешь?

— Хочу убедиться в том, что ты не строишь себе нафантазированных иллюзий. Я слепой, Анна, и этого не исправить…

— Я и не хочу, просто…, твои глаза такие живые…

Парень тяжело выдохнул, и непринужденно покачал головой.

— Нет, они мертвые…, и нет в них ничего живого…

— Но, как же ты…?

— Порой для того, чтобы увидеть, кем является человек на самом деле, не нужны глаза. Я просто ощущаю людей, и поэтому не испытываю утраты…Моя сверхчувствительность заменила мне зрение, и я привык с этим жить…

— Да, но, — я задумчиво замолчала, а потом, вновь уверенно повернулась к Калебу. — Они живые…, я точно это знаю…

Парень недоуменно нахмурился, и тяжело выдохнул. Столько скованности и робости было в его движениях, что я, смутившись, отодвинулась чуть назад, не понимая, смену его настроения. Может, я сказала, что-то не так?

— Я, пожалуй, пойду…

— Уже? — взволнованно протянула я, и невольно взяла теплую руку Калеба. Парень удивленно повернул голову в мою сторону, и я вновь ощутила особое чувство, словно меня пронзают насквозь всевидящим взглядом, но…, уже через секунду, моя рука безвольно лежала на крыше, а Калеб уверенно стоял внизу. Разочарованно выдохнув, я попыталась выдавить улыбку, а потом вспомнила, что он всё равно её не увидит…, тогда в чем же смысл?

— До, встречи Анна, — довольно протянул Калеб.

— Увидимся завтра…

— Непременно…

«Я очень хотела бы, чтобы ты меня именно увидел…» — тяжело выдохнула я, а потом добавила «Но это невозможно…»

Глава 8

Я сидела в кабинете по истории, и спокойно рассматривала доску, на которой были расписаны даты и новые определения. На удивление сегодня моё настроение было гораздо лучше, чем в предыдущие дни. Ни недовольства, ни гнева, ни злости — я была совершенно спокойна, тиха, как море в безветренную погоду. Рядом со мной по телефону щебетала Хейла, яро пытаясь донести до собеседника важность вещи, которая так её встревожила, но видно тому человеку было глубоко наплевать на её слова, и мне приходилось неоднократно слышать:

«Ты не понимаешь!» или «Мне это необходимо!»

В конце концов, девушка грубо захлопнула мобильный и, тяжело выдохнув, зажмурила глаза. Нервно оттолкнув волосы с плеч, Хейла горько закусила нижнюю губу, и испустила какой-то жалобный стон, напоминающий отчаянный вздох.

— Что-то случилось? — недоуменно поинтересовалась я, и придвинулась ближе к подруге.

Девушка не ответила.

— Хейла? Прием?

— Что ты…, я в порядке, — огрызнулась она, и резко распахнула карие глаза, которые так и светились грустью.

— Неужели?! Это прекрасно видно…

— Если я сказала, что…

— Хорошо, всё закрыли эту тему…

Я недоуменно пожала плечами, и вновь уставилась на доску. Это занятие пусть и невеселое, зато и не приносит никаких проблем…

— Ладно…, прости…, - выдавила из себя Хейла. — Просто я сейчас в плохом настроении.

— Так что же случилось?

— Мой отец…, он не хочет, чтобы я ехала с ним вместе в командировку…

— И?

— И я пробуду целую неделю только с мамой.

— Разве это плохо?

— Нет, это не плохо, — отрезала Хейла. — Это ужасно! Я не вытерплю мамины вечные тирады по поводу того, что можно делать, а чего нельзя!

— Да…, отношения между родителями и детьми всегда останутся неразрешимой и глобальной проблемой человечества, — усмехнулась я.

— У тебя тоже не всё так гладко, как бы хотелось?

— Это точно…, в последнее время, я вообще не могу находиться дома! Вечные нотации по поводу моей жизни, моих проблемах, моего голода, и…

— Голода?! — удивившись, смутилась подруга и недоуменно нахмурилась.

— Да, — неуверенно протянула я, и разоблачено прикусила губу. — По поводу…, по поводу моей диеты! Я…, я просто решила похудеть, вот и голодаю…

— Но зачем тебе худеть? У тебя прекрасная фигура, — недоумевая, воскликнула Хейла. — Лучше просто больше пей воды…, я серьёзно говорю — это помогает!

Я облегченно выдохнула, и мысленно обозвала себя всеми самыми плохими словами, которые мгновенно пришли на ум. Господи, я идиотка! Чуть сама себя не выдала…

— И как ты находишь общий язык с предками? — не унималась подруга.

— А я его и не нахожу.

Хейла недоуменно нахмурилась.

— Я просто перебираюсь через окно, и сижу на крыше, завернутая в теплое пуховое одеяло…. Днем наблюдаю за прохожими, ночью — смотрю на звезды…, это так…., так…

— Скучно, — отрезала Хейла и усмехнулась. — Тоска неимоверная!

— Ну, может это и не весело, зато на крыше я чувствую себя защищенной…, словно это только моя территория, и туда никто не сможет проникнуть…

— Моя территория…, никто не сможет проникнуть…, ты меня пугаешь! — с сарказмом протянула Хейла и искренне рассмеялась. — Ты, словно чужая в собственном доме…

— Так и есть…

— Но почему, ведь…

— Все заткнулись, и достали учебники, — внезапно прокричал чей-то высокий голос, и я недоуменно вскинула брови, увидев, как в кабинет зашла Ивейн Иргебол.

— У нас сейчас история, — самодовольно отчеканил Ник Коллинз, — а не французский…

— Ты имеешь что-то против? — язвительно прохрипела Ивейн и устало бросила сумку и пакет на стол.

— Нет, но…

— Тогда, замолчи и открой учебник! Я не буду нянчиться с тобой, Ник, так что лучше не действуй мне на нервы…

Обижено поджав губы, парень послушно потянулся за тетрадью, а я с Хейлой странно переглянулись, не понимая, что Иргебол здесь делает.

— Итак, Кетрин заболела, и я её замещаю…

— И когда же она выйдет?

— Когда я окончательно потрачу на вас все свои нервы…, - Ивейн внимательно осмотрела класс, и тяжело выдохнула. — Я, что невнятно сказала, всем достать учебники?!

— Миссис Иргебол, — подняла руку Мередит. — Вы должны будете отпустить меня на пятнадцать минут раньше…

— Милочка, запомни, я тебе ничего не должна.

— Но вы же меня отпустите?

— Не факт, — ухмыльнулась учительница, и, взяв мел в руку, написала на доске тему урока: «Мифы и сверхъестественные существа».

— Вы уж простите, но, мой отец, — начала возмущаться Мередит, но Иргебол не дав ей закончить, недовольно кинула мел на стол.

— Мне наплевать кто твой папочка — сейчас я твои и отец и мать одновременно, так что лучше просто помолчи и послушай то, что я собираюсь рассказать…

Мередит испуганно поникла на стуле, а Ивейн уверенно облокотившись на стол, скрестила на груди руки.

— Сегодня наша тема посвящена неизвестной, необузданной сфере в истории — паранормальности. Ещё не одному ученому не приходилось доказывать существование иных цепных эволюций, которые смогли бы стать в развитии на ступень выше, чем человек. Хотя я уверена, что таковы населяют нашу планету, но мы просто об этом не знаем…

Я внимательно посмотрела на Иргебол и настороженно нахмурилась, пытаясь вслушаться в каждое слово.

— Мифы, сказки, фантастика — вот наша основная линия урока, и я, прекрасно понимая, что параграфы про индустриализацию Америки вы читать не захотите, добродушно дам вам домашним заданием написать сочинения на определенные темы, касающиеся чего-то сверхъестественного и нереального…

— Какой объем? — с интересом спросила Хейла.

— На ваше усмотрение, но, желательно, чтобы количество слов превышало ваш уровень айкью…

— У всех будет своя тема?

— Да, я лично подойду к каждому и назначу отдельную сферу деятельности…

В классе воцарила тишина, прерываемая моим прерывистым дыханием, почему меня так взволновали слова Ивейн? Почему, я чувствую какую-то опасность и тайну, исходящую из неё…

— Неужели на этом ваши вопросы закончились? — усмехнувшись, с сарказмом спросила Иргебол. — Я-то думала, что большую половину урока мне придется объяснять вам, как оформляются сочинения в тетради…

— А…, - неуверенно протянул Ник. — А как они оформляются?

Ивейн закатила глаза к небу, и тяжело выдохнула.

— Кто ещё не знает, как это делать?

Все в классе робко поникли на стульях, боясь даже поднять взгляд на эту странную, своеобразную женщину. Но, она, естественно, совершенно этому не удивилась.

— Отлично, тогда ты, Ник, будешь единственным, кто расскажет нам сочинение устно!

— Что? Я?

— Да, ведь ты Ник?!

— Миссис Иргебол, а какой срок сдачи? — смущенно прохрипела Силин, сидящая за последней партой.

— Ну, наконец, умный вопрос, — обрадовалась Ивейн, и довольно улыбнулась. — Неделя…

— Неделя?! — удивленно вскрикнула девушка.

— А вы думали, я разрешу вам писать такую чушь до конца года? Вы ошибались, мисс Комвул…

— Она сегодня в ударе, — тихо прошептала мне на ухо Хейла, и едва заметно усмехнулась.

— Может, какие-то проблемы дома? — неуверенно предположила я.

— Нет, вряд ли…, на сколько мне известно, наша Миссис — злюка, живет одна…

— Почему же?! — внезапно воскликнула Ивейн. — У меня есть кот…, он, конечно, не умеет разговаривать, но зато отлично слышит то, что некоторые непослушные девочки говорят за последними партами…

Хейла ошарашено расширила глаза, и виновато скатилась по спинке стула, испуганно покосившись в мою сторону.

— Что ж, — протянула Иргебол. — Распределим темы…

Я со странным нетерпением ждала, когда же учительница подойдет ко мне, и когда её худая фигура остановилась около нашего стола, я и вовсе забыла, как дышать…

— Хейла — призраки…

Подруга облегченно выдохнула, и аккуратным почерком вывела на листочке бумаги свою тему.

— Анна…, так-так-так…, пожалуй…, вампиры…

У меня, словно землю из-под ног выбили. Я ошеломленно посмотрела в эти дикие глаза, и ошарашено осознала: Иргебол всё знает! Она знает, кто я! Но как…, как такое возможно?!

— Вас что-то не устраивает? — прервав мои мысли, отрезала Ивейн.

— Нет…, - откашлявшись, протянула я. — Всё хорошо…, просто здорово…

— Вот и отлично…

Даже когда Иргебол отошла от нашего стола на несколько метров, моё сердце бешено заколотилось в груди. Я испуганно поняла — меня рассекретили, но что же мне тогда теперь делать?!

Когда прозвенел звонок с урока, я едва могла дышать, чувствовать пульс или разговаривать. Страх подчинил меня своей власти, не прекращая твердить: она знает…, она всё знает…

— Ты идешь? — не терпеливо воскликнула Хейла, и лишь тогда я поняла, что до сих пор сижу за партой.

— Эээээ…, ты иди…, я подойду…

— Что-то случилось?

— Нет, всё в порядке, — неуверенно отрезала я, и поднялась со стула. — Иди, я догоню…

Хейла элегантно развернулась на высоких шпильках, и побрела вон из класса, в то время как я, уже представляла этот веселенький разговорчик с Ивейн.

Ну, а что мне оставалось делать? Уйти и сделать вид, будто ничего и не было?! Это, конечно, самый просто выход, но я не хочу ходить по коридорам школы, в тайне страшась, что мой секрет раскрыт. Я должна сейчас узнать правду, и тогда…, тогда…

Хотя, что тогда? Я убью Иргебол? Смешно…, естественно, это невозможно…

Но…

— Анна, ты что-то хотела? — внезапно поинтересовалась у меня Ивейн и медленно поднялась из-за стола.

— Я? — глупо воскликнула я, и наигранно отмахнулась рукой. — Нет…, нет…., я уже ухожу…

— Тебе не понравилась твоя тема?

Почему мне показалось, что это не было вопросом?

— Да, нет…, я не имею ничего против вампиров, — последнее слово я буквально выплюнула, старательно пытаясь держать себя в руках.

— Неужели?

— Ну, а что в них плохого? Просто питаются человеческой кровью…, подумаешь!

— Естественно, страшного в них ничего нет, хотя если, учитывать, что вампиров и вовсе не существует, то…

— То и разговаривать о них нет смысла!

Я неестественно сильно улыбнулась, и побрела к двери, как вдруг Ивейн резко встала передо мной.

Мгновенно мои руки сомкнулись в кулаки, и я почувствовала прилив энергии. Пусть только попробует меня тронуть, тогда…

— Ты выучила свою роль? — внезапно спросила меня Иргебол, и я облегченно выдохнула, опустив плечи вниз.

— Ещё нет, но я тренировалась…

— Отлично, что ж…, тогда встретимся на французском…

— Да…, встретимся…

Я осторожно прошла мимо Ивейн, пытаясь не смотреть ей в глаза, и когда порог кабинета остался позади, быстро понеслась по коридору, едва не сшибая всё на своем пути. Мне нужно узнать, что происходит…, и есть только один выход из этой ситуации…

— Мама, но я должна прочитать её мысли! — недовольно вскрикнула я. — Как, черт подери, вы это делаете?!

— Этому учатся годами!

— А я научусь быстрей…

— Это невозможно. Чтение мыслей, как и левитация, приходят к вампиру с возрастным опытом…

— Идиотские правила? Вы, что не понимаете, что Иргебол может всё знать!

— И что же дальше? Ей всё равно никто не поверит, — серьёзно заверила меня Кэсси.

— Тогда зачем мы уехали из Интернешнл-Фоллс?

— Просто ты чуть не убила Брендана, и это значительно поменяло все наши планы, — с сарказмом вспомнил папа, и горько усмехнулся.

— Опять ты за старое! — недовольно протянула я. — Просто моя сущность вышла из-под контроля! Здесь, нет моей вины!

— Всё, закрыли эту тему…

— Да, вы вечно её закрываете, когда дело доходит до серьёзных вещей! Мне нужно выяснить, знает ли Ивейн о моих способностях…

— Просто потерпи, — невинно предложила мама, и мило улыбнулась.

— Я и так слишком много времени терпела, и мне это надоело! — я резко поднялась с дивана. — Если вы не хотите мне помочь, я сделаю это сама…

— И как же? — усмехнувшись, поинтересовался папа.

— Может, я и не умею читать чужие мысли, но зато обладаю неплохим серым веществом в голове…

— Сама себя не похвалишь…

— Почему же? — с притворным удивлением воскликнула я. — Это просто констатация факта.

— Анна, не надо действовать под влиянием эмоций! Обдумай сначала, то, что собираешься сделать, а уж потом…

— Спасибо, вы и так мне сильно помогли, — зло отчеканила я, и направила вон из дома. — ЧАО!

Я резко захлопнула дверь и пошла в неизвестно направлении, лишь бы подальше отсюда…

Именно в этот момент, я поняла, как сильно похожа на Александру, те же фразочки, та же интонация. Стало противно и неприятно, словно я надела чужую поношенную одежду…

Внезапно, я осознала, что отвратительно повела себя с родителями. Как всегда мои тинэйджерские гены в вперемешку с вампирскими, дали взрывоопасный микс, называемый острой формой подростковой истерии. Наверно, со мной трудно найти общий язык…, но…, почему мои слова не воспринимают всерьёз? Почему Кэсси, которая намного младше меня, может иметь своё мнение, а я нет?! Абсурд, какой-то…

Обижено скрестив на груди руки, я медленно шла по парку, грустно озираясь по сторонам, будто ожидая, что родители сами за мной прибегут, но это невозможно…

Они горды, прямолинейны и решительны. Всегда уверены в своей правде, и никогда не признают проигрыш…, прямо как парни в возрасте от одиннадцати до восемнадцати лет…

Внезапно до меня донеслись звуки ударов…

Не сильные, едва слышные, но…, но такие отчетливые, будто отбивались за соседним деревом…

Я недоуменно остановилась, и внимательно осмотрелась: ничего, одни пустые скамейки и одинокие громоздкие дубы. Может, я просто начинаю сходить с ума? И это у меня в голове уже удары мерещатся?!

Но нет…, очередная порция звуков явно дала мне понять, что кого-то пытаются лишить чувств, причем рядом…

Я сорвалась с места и последовала вперёд по аллее, внимательно прислушиваясь ко всему, что происходило вокруг.

Ноги привели меня в углубление парка, где было мрачно и не уютно: облезлые старые статуи животных, поломанные деревья и гнилые скамейки…

Я настороженно побрела вперёд, как вдруг вышла на маленькую поляну. Толпа парней окружила кого-то, лежавшего на земле, и, словно играя, по очереди ударяла по обессиленному вялому телу. Самый широкоплечий из всех, ненавистно отбросил школьную спортивную сумку, небрежно оттолкнув её ногой. А затем присел на корточки и схватил парня — теперь я видела очертания этого человека — за голову. В ту же секунду, я узнала это лицо…, это окровавлено лицо…

Сначала я испытала испуг, который молниеносно завладел моим рассудком, но затем…, шок…

Я ощутила внеземной шок, когда поняла, что кровь этого человека не вызывает во мне бурю эмоций….

Я не хотела подойти и выпить всё до единой капли из этого парня, как было с Бренданом, я не хотела растерзать его тело на клочья, как это было с миссис Черчилль, и, самое главное, именно сейчас, я не сказано радовалась тому, что я вампир…

В конце концов, а как я должна была отогнать всех парней от лежащего без чувств на земле Калеба?!

Анна

Александра

Калеб

Ивейн Иргебол

Глава 9

Парень резко подорвался на кровати, и испуганно раскрыл глаза, которые были такими же мутными, как мыльная вода. Его голова начала нервно вертеться в разные стороны, мышцы все напряглись, словно он готовился к атаке…

Я быстро подскочила к своей постели, и плюхнулась рядом с Калебом, аккуратно придавливая его обратно вниз.

— Тшш…, не бойся это я…

— Анна? — удивленно воскликнул он, и недоуменно поддался моим рукам. — Что я…?

— Я нашла тебя в парке…, Ник, Коул и Джон…, они тебя…

— Били…, точно…, это я помню…

Я расстроено выдохнула, и медленно провела рукой по шелковистым волосам парня, потом прошлась пальцами по рассеченной брови и небольшому синяку на щеке…

— Сильно? — осторожно поинтересовался он.

— Нет, — уверенно соврала я, и поспешно убрала руку, которая так и норовила вновь притронуться к гладким волосам. — Это ужасно…

— Да…, я даже не дал им сдачи…

— Я не про это! Их было трое, а ты один!

— И сейчас я лежу у тебя дома с разбитым лицом…, разве это нормально?!

Калеб резко приподнялся и, не взирая на мои упреки, облокотился спиной о стену.

— Я просто жалок…

— Не заставляй меня разубеждать тебя в этом…

— Я и не заставляю…

— Тогда зачем такое говоришь?! — с горячностью воскликнула я, и ближе подсела к парню. — Они просто идиоты, и в этом твоей вины нет…

— Ладно, давай просто забудем…

— Как хочешь…

Я медленно встала с кровати, и подошла к окну, которое так часто спасало меня от «домашней тюрьмы». Скрестив руки на груди, я невольно вспомнила, как избила троих огромных парней. Это было не трудно сделать, учитывая то, как «умело» дрались Ник, Коул и Джон. Видимо, они спецы только в том, как бить лежачего…

— Спасибо тебе, Анна, — неожиданно прошептал Калеб, и я услышала, как тихо скрипнула моя кровать.

— Не за чем меня благодарить…

— Ещё как есть за что, — усмехнулся парень, и я услышала его голос у себя над ухом. — Ты спасла меня…

— Я? — я смышлено фыркнула. — Да, я просто выбежала из леса, дико крича, как сумасшедшая с палкой в руке. Моему образу не доставало только пены изо рта, а так…, в общем, я была сама собой…

— Не сомневаюсь, что выглядела ты просто превосходно!

— А то, — рассмеялась, я и почувствовала, как рука Калеба легла мне на плечо.

Сотни электрических зарядов пробежало по моей спине, и дыхание резко остановилось, заставляя замереть сердце. В полном оцепенении, я тупо пялилась в окно, пытаясь понять, что же делать дальше, но…, мысли кружились в голове так быстро, что я не успевала разобраться…

— Правда, спасибо…

Наконец, я взволнованно выдохнула, и смущенно повернулась лицом к парню. Его взгляд был направлен ровно на меня, будто он сейчас видел мои красные щеки и испуганные глаза…

Черт, с каких это пор я веду себя, как недотрога с парнями, которые мне нравятся?! Ну же, Анна, давай! Он же совсем рядом! Просто признайся, что Калеб — это единственный человек, с которым ты сейчас хочешь находиться, с которым ты хочешь быть всегда вместе…

— Если бы не ты, я даже не знаю, чтобы бы случилось, — шепотом проговорил парень, чуть наклонившись ко мне.

Теперь мои колени и вовсе дрожали, как у первоклассницы, и я неуклюже пошатнулась в сторону, пытаясь совладать со своими эмоциями.

Он был так близко…, так опасно близко…

— Калеб, я…

— Ты?

— Да, я…, - я нерешительно придвинулась к парню, и прерывисто выдохнула. — Я хотела сказать…

— Что именно?

— Просто ты…

Калеб подвинулся совсем близко…

— Просто ты…, ты…

Неожиданно дверь в комнате открылась, и нашу идиллию нарушила, появившаяся в ней мама…

— Эээээ…, Анна…, - недоуменно протянула мама, и ошеломленно вскинула брови. — Это…?

— Это Калеб, — быстро выпалила я, и интуитивно стала за мускулистую спину парня. — Мой одноклассник…

— Здравствуйте, — робко воскликнул он, и неуклюже почесал затылок.

— И что вы тут делаете?

— Мы…, - я испуганно посмотрела на Калеба, и нерешительно отрезала. — Мы занимались…

— Чем же?!

— Историей! — будто так и должно было быть, заверила маму я. — Нам задали огромные сочинения, а ты знаешь, в каких я отношениях с этой гуманитарной наукой…

— А не поздновато ли для занятий?

— А я уже ухожу, — уверенно заявил Калеб.

Я расстроено посмотрела на парня, потом обижено покосилась на маму. Ну, родители, зачем же вы всегда входите именно тогда, когда входить не нужно?! Что за жизнь…

— Стоп, подожди, не уходи — я посадила Калеба на стул, а сама, подхватив маму под локоть, поволокла вон из своей комнаты. — Я сейчас…

Когда дверь за нами была закрыта, я округлила свои голубые глаза, и умоляюще посмотрела на маму.

— Мы просто разговаривали…

— Ну, конечно…

— Я серьёзно!

— Анна, я прекрасно слышала все твои мысли, и…, - Керолайн резко запнулась, увидев, как моё лицо побагровело. Вот только из-за чего?

Из-за смущения, которое покрыло меня с ног до головы, или из-за злости, которая мгновенно вскружила мне голову.

— Что. Ты. Слышала?!

— Прости, я просто не сдержалась…

— Это же отвратительно! — обижено крикнула я, и отступила на несколько шагов назад. — Никогда больше не лезь в мою голову! Ясно?! Это моя жизнь, и я хочу, чтобы все мои желания и прихоти не выходили за рамки моего идеального ровного черепа!

— Прости, меня…

— А я ещё и хотела тебя просить о чем-то…

Я бесцеремонно отвернулась от мамы, и вернулась в свою комнату, где возле стола заинтересованно стоял Калеб. В руках он вертел какую-то тонкую книжку, и я чуть в обморок не упала, когда узнала в ней свой личный дневник.

— Ты читал? — зло заорала я, и резко выдернула из рук парня тетрадку. — Вы, что все сегодня сговорились лезть туда, куда не надо?!

— Анна, я…

— Всё, что там написано это бред! — поспешила оправдываться я, и неуклюже забросила книжку в шкафчик. — Когда я пишу, что у тебя обворожительная улыбка, это…, это значит, что она пресная!

— Послушай, ведь я…

— Да, и вообще, с чего ты решил, что буква «К» — это Калеб? У меня в старой школе был друг…, Кевин!

— Остановись, прошу! — взмолился парень, но я даже не собиралась обращать на его слова какое-либо внимание.

— И…., и кто тебе вообще разрешал лазить по моим шкафчикам?!

— Тетрадь лежала на столе…

— Ну, да…, конечно!

— Анна, я не читал твой дневник! — решительно отрезал Калеб, и рассмеялся.

— Что…, чего смешного? — растеряно поинтересовалась я, и недовольно поджала губы.

— Я ведь не мог, это сделать…

— Почему же? Докажи, ведь в комнате ты был один, книжка была перед тобой, да и вообще…, вообще…

Я начала постепенно замедлять свою тираду, пока я и вовсе не поняла, что сейчас натворила…

Испуганно подняв глаза на Калеба, я увидела, как он до сих пор смеется, и тяжело выдохнула, прикрывая руками лицо.

— Да, ты, наконец, вспомнила, что я слепой…

— Господи, я дура…, самая настоящая дура…

— Почему же? Это было довольно-таки мило, — самодовольно протянул парень, и тяжело выдохнул, будто осознав что-то очень грустное, или печальное…

— А ты, наконец, понял, что я идиотка?

— Нет, — Калеб, уверенно сделал шаг ко мне навстречу. — Я лишь в очередной раз убедился в том, какая ты замечательная…

У меня дыхание перехватило после его слов, и поэтому моё сердце с грохотом свалилось вниз, создавая приятно теплое ощущение внутри.

Я мечтательно улыбнулась, и…

— Я…, я, пожалуй, пойду, — внезапно серьёзно отрезал Калеб, и я ошеломленно уставилась в его мутные глаза.

— Что?!

— Мне пора…

— Но почему? — не унималась я. — Что-то не так?

— Нет, просто…, - Калеб вновь сделал шаг ко мне, а потом резко замер. — Просто…, я не могу…

— Что не можешь?

— Прости…

Я ошарашено отошла в сторону, когда парень, словно пуля, выскочил из моей комнаты даже не попрощавшись, и недоуменно нахмурилась, не понимая, что это было. Меня, ещё никогда никто не отшивал, хотя я примерно представляла, что это такое…, но всё же…

Оказалось, это гораздо больней, чем я думала…

— И тебе до свидания, — глупо прошептала я, и удивленно уставилась в окно.

Глава 10

Сегодня был выходной. Я и Хейла стояли в очереди за билетами в кино, и продвигались очень, очень медленно, словно перед нами стояло не четыре человека, а пятьдесят…

— Странно, Анна…, что ты в нем нашла…, - задумчиво протянула подруга, и сделала малюсенький шажок вперёд.

— Я ещё никого не находила, просто…, просто он иной, не такой как все…

— Чужой, иными словами, — буркнула Хейла и провела рукой по золотистым волосам.

— Ну почему все люди, которые не похожи на нас, сразу становятся чужаками?! — недовольно воскликнула я, и нахмурила брови. — Это абсурд!

— Это истина! Жизнь так устроена, и не нам с тобой суждено изменить принципы окружающих в совершенно другую сторону…

— Да, он слепой, но это не делает Калеба плохим человеком! Ты хоть раз с ним разговаривала?!

— Люди смотрят на обложку, а не на содержание…

— Отвратительно…

— Ты бы лучше…, лучше бы просто нашла себе парня, похожего на Джеймса, — предложила Хейла и мило улыбнулась. — Это твой тип, поверь мне…

— Этот «тип» — я поморщилась, и недовольно выдохнула. — Уже в прошлом. Я не собираюсь больше смотреть на пафос человека, с которым хочу находиться. Поверь, Брендан был как раз тем, кого ты так рьяно хочешь мне всулить…

— Брендан?

— Да, мой бывший парень. В последний раз я его чуть не убила…

— Неужели? — удивленно вскинула брови Хейла и хитро улыбнулась.

Как же хорошо, что она даже не догадывается об истине сказанных мною слов. Ведь я и правда чуть не лишила этого парня жизни…

— Да…, и…, знаешь, я больше не хочу к этому возвращаться…

— Вот и правильно! — ободрительно заявила подруга, и легонького толкнула меня в бок. — Всё что было, то прошло. Сейчас у тебя совершенно другая жизнь. Нет времени оглядываться назад…. И знаешь, если уж тебе и, правда, так нравиться Калеб, то пойди и скажи ему об этом…

— Что?! — усмехнувшись, воскликнула я, и подошла чуть ближе к кассе. — Признаться первой?! Ну, уж нет…

— Но почему?

— В этом я старомодна, как и тетя, с которой мне приходится жить…

— На дворе 21 век! Пора брать инициативу в свои руки!

— Да, брось, — отрезала я, и рассмеялась. — Сколько раз ты первая подходила к парню и признавалась ему в своих чувствах?

— Ммм…, ни сколько…

— Вот об этом я и говорю!

— Надо быть уверенней в себе, — решительно отрезала Хейла, и серьёзно вздохнула. — Жизнь коротка…, надо от неё брать всё, что только можно …

— Коротка? — усмехнулась я, и положила руку на хрупкое плечо подруги. — Что за пессимистичные фразочки?

— Не обращай внимания, у меня длительная депрессия в честь отъезда отца…

Я спокойно выдохнула, и повернулась обратно в сторону очереди.

— Но всё же…, - вдруг протянула Хейла. — Не теряй времени…

Я недоуменно посмотрела на подругу, и удивленно вскинула брови.

— К чему такая настойчивость? — настороженно поинтересовалась я, и недоверчиво прищурила глаза.

— Просто…, возможно ты потом не сможешь этого сделать…

Озадачено нахмурив брови, я не понимающе покосилась на Хейлу и подозрительно всмотрелась в её лицо. Почему она так волнуется за меня? Неужели это искренняя забота?

— Анна, счастье не вечно…, - прошептала подруга, и горько улыбнулась. — Воспользуйся им, пока оно не улетело прочь к другому человеку…, иначе потом будет поздно…

Я вернулась домой часов в шесть, и поэтому довольная своим столько ранним приходом, направилась на кухню. Светлые стены слегка осветляли эту мрачную комнату, но, наверно, такой жуткой она мне сейчас показалась, из-за родителей, которые мирно пили чай, изредка поглядывая друг на друга.

Я медленно подошла к столу, и аккуратно опустилась на стул, который прекрасно гармонировал с столь темной обстановкой. Неуверенно откашлявшись, я с отчаянием выдохнула:

— Ладно, я прошу прощения за то, что сделала вчера, просто у меня сейчас стресс, и я не могу достаточно хорошо контролировать свой язык…

— И? — ожидая продолжения, протянул папа.

— И я больше не буду очертя голову выпрыгивать из окна, и приводить в свою комнату неизвестных вам парней…

— Что?! — ошеломленно воскликнул отец, и резко поставил кружку на стол. — Ты что?!

Я недоуменно вскинула брови, и глупо уставилась в сторону матери. Та грустно улыбнулась, и, не хотя, перевела взгляд на газету.

— Я не говорила ему, — наконец, выдавила из себя Керолайн, и я тяжело выдохнула, поникнув на стуле.

— Окно, парень…, Анна…

— Прости, я просто пыталась ему помочь! Калеба били и…

— И ты решила вмешаться? Участвовала в драке людей?!

— Но его могли убить! Те парни, они…

— Ты что совсем не понимаешь, что происходит? — зло крикнул папа, и резко поднялся из-за стола. — Это опасно! Что если бы ты не рассчитала силу, и убила кого-то?! Анна, ну пора начинать думать головой!

— Его били! — в оправдание воскликнула я, и так же поднялась со стула. — Неужели я должна была остаться в стороне?!

— Да, именно это ты и должна была сделать…

— Но, папа…!

— Я всю жизнь разделяю удел быть вампиром, но всё равно не могу бороться с этой сущностью! До сих пор я каждый месяц запираю себя в подвале, лишь бы не причинить людям боль, страдания, муки, смерть! А ты….!

— Что?! Я никого не убивала!

— Но можешь! Ты ведь совершенно не контролируешь себя!

— Не правда! Просто сейчас, вместо того, чтобы помогать мне, вы нагнетаете обстановку! И у меня нет укрытия, нет убежища! Я с одного поля боя, прихожу на другое, и это значительно усугубляет положение. Так что сначала сами изменитесь, а уж потом чего-то требуете и от меня!

Я быстро понеслась вон из кухни, как вдруг отец, словно из-под земли вырос у меня на пути.

— Опять собираешься убежать?! — недовольно проштудировал он. — Это не игры!

— Я просто хочу побыть одна…

— Что ж…, отлично…

Я недоуменно посмотрела на папу. Сейчас его глаза горели ненавистью и злобой, превращаясь из всегда ясных в карие полные недовольства и презрения. Испуганно попятившись назад, я оперлась о стол, и в предвкушении чего-то плохого затаила дыхание. Какое наказание на сей раз, придумал мой отец?

— Иди в свою комнату, и больше не выходи из неё…

— С удовольствием…. — устало протянула я, и направилась вон из кухни.

— Никогда не выходи…

Я резко замерла и недоуменно покосилась на отца.

— В смысле?

— Ты выйдешь оттуда только тогда, когда я разрешу, а пока…, пока можешь побыть одна, как ты страстно желала…

— Но сейчас выходные?! Я два дня буду сидеть взаперти?!

— Даже больше милая…, в школу ты тоже пойдешь только с моего разрешения…

— Тоже мне, нашел наказание, оставлять ребенка дома, не пуская в школу! Это рай, папа…

— Значит, тебе должно понравиться…, а теперь…, иди, займи свой пост…

Я недовольно выдохнула, и нервно скрестила на груди руки. Вот уж не думала, что окажусь запертой в собственном доме!

«Вызов принят…» — обижено подумала я, и понеслась в свою комнату.

Я расстроено плюхнулась на кровать, и тяжело выдохнула, словно только что лишилась свободы на всю жизнь. Хотя, а вдруг это так? Вдруг папа больше никогда не разрешит мне выходить из дома?

Ну, нет…, это невозможно…

Пусть порой его методы воспитания жестоки, папа у меня самый добрый на земле. И вряд ли ему по душе ситуация, в которую мы попали…

Неожиданно дверь в мою комнату открылась, и внутрь прошла мама. Он медленно села рядом со мной на кровать, и усмехнувшись, вздохнула.

— Ты очень везучая…

— Неужели? А я-то думала, что тот факт, что я сама сдала себя минуту назад, опровергает это утверждение…

— Гарольд разрешил тебе выходить, но…

— Но? — удивленно протянула я.

— Но только в определенное время, и под его четким наблюдением…

— Я же не в тюрьме, почему со мной обращаются как с маленьким ребенком, не понимающим, как жесток мир вокруг? Я знаю, что всё плохо…, я знаю, что должна быть ответственной, серьёзной…

— И, тем не менее, ты ведешь себя совершенно по-другому…

— Но я, же подросток?! Чего вы хотели?

— Анна надо думать головой, а не разыгравшимися гормонами…

— Мам, я стараюсь, честно, просто трудно внушить себе в голову то, что в принципе не может быть реальностью…Полжизни я одна, а теперь…

— Ты всё та же Анна Локвуд, которой была раньше, просто с чуть-чуть изменившимся отношением к миру…

— С чуть-чуть?! — с сарказмом переспросила я и усмехнулась.

— Так…, с этого дня думай, что делаешь, договорились?

— Договорились.

— И не влезай туда, куда не надо! Люди и сами способны постоять за себя, поверь.

— Но Калеба били! Я не могла остаться в стороне…

— Посчитаем это исключением…

Я улыбнулась, и довольно захлопала ресницами.

— Единственным исключением!

— То есть это значит, что я могу пойти прогуляться? — осторожно поинтересовалась я, и мило выпучила глаза.

— Да…

Я резко подорвалась с кровати и побежала к выходу.

— Только не долго!

— Yes, mum…

Парк, по которому я шла, был старым, так как, был основан в 1736 году, и темным, из-за сплетенных между собой ветвей деревьев. Медленно переставляя ноги, я ритмично отбивала тихие стуки древними кедами, и, блаженствуя, дышала свежим воздухом, которого сегодня меня чуть не лишили. Погода стояла отличная…, ну, не совсем отличная…

Просто мне — девушке привыкшей к холодным морозным денькам, температура выше минус двадцати пяти казалась раем! Так что, радости моей не было предела. Почему-то именно сейчас я почувствовала свою прилежность к этому городу, этому парку, этому месту. Вокруг ветер играл с сухими листьями, подбрасывая их вверх и разбрасывая по неровной тропинке, а вдалеке слышался шум реки, соединяющей Интернешнл-Фоллс и Форт-Франсэз. Тихие голоса прохожих едва ли доносились до моего сознания, воспринимающего всё, что только можно, и я наслаждалась тем временем, которое могла провести спокойно, без ненужных происшествий.

Парк постепенно превращался в лес, обставляя тропинку со всех сторон мощными столетними дубами. Солнце едва согревало землю, свет становился мутным и серым…, приближался вечер….

Я уже собиралась разворачиваться к дому, когда заметила знакомое лицо.

Этот человек сидел на скамейке, рядом с огромной статуей взрослого волка. Архитектор явно был настоящим профессионалом, ибо ему удалось передать все тонкости изображения этого животного: и шерсть, и морду, и мускулистые лапы. А глаза…, эти глаза казались настоящими! И если бы мне довелось пройтись по парку ночью, я бы непременно перепутала этот взгляд, с взглядом живого серого волка.

— Калеб, — довольно воскликнула я, и подошла ближе к парню. — Что ты тут делаешь?

— Гуляю, — довольно протянул он, и тихо вздохнул. — А ты?

— Я…, я, как не удивительно, тоже…

Последовала неловкая пауза, во время которой вся моя кровь вскипела до неопределенной температуры. Не удивлюсь, если мои щеки стали такими же красными, как моё зимнее пальто.

— Может, присядешь? — неожиданно прохрипел Калеб, и я растеряно приземлилась рядом с парнем, не уверенно выдавив из себя:

— Конечно…

Вокруг стремительно темнело, и я невольно замечталась, будто это не случайная встреча, а я и Калеб должны были увидеться. А почему нет? Этот парень явно таит в себе что-то магическое, не поддающееся объяснению. А иначе, стали бы мы общаться?! Нет…, он был бы, таким как все вокруг: мелочным, эгоистичным, самовлюбленным индюком, но…, Калеб иной… Его присутствие заставляет меня задуматься о своей сущности, и на удивление сделать вывод: не всё потеряно! Ради этих встреч я буду бороться с собой! Ради этих встреч, я буду пытаться держать себя в руках!

Эх…, если бы ты знал, Калеб, как несравненно дорог мне, но…, ты не знаешь…, да и вряд ли я тебе об этом скажу…

— Ты часто гуляешь по парку? — неожиданно спросил меня парень, и я неуклюже заерзала на скамейке.

— Нет…, то есть да…, ну…, - я резко замолчала и пару раз вздохнула, пытаясь взять под контроль свой язык. — Я ведь здесь относительно недавно…. А ты?

— Это моё любимое место…

— Правда?

— Тут очень красиво, и как-то спокойно. Нет суеты, лишних посторонних звуков, да и вообще…

— Я здесь могу расслабиться, — одновременно выдохнули мы, и робко посмотрели друг на друга.

Глаза Калеба неестественно сильно округлились, и я готова поклясться, что уже увидела этот зеленый цвет радужки! Но…, когда рассудок вернулся ко мне, то пришлось осознать, что глаза такие же мутные, как и были раньше…

— Анна…

— Это сложно объяснить, — одновременно начала говорить я.

— И кажется, что всё просто но…

— Есть что-то иное, странное. Что-то…

— Неподдающееся моему пониманию, и я…

— Потеряна, как будто девица в первом классе!

— Ощущение не из легких, ведь я должен признаться…

— Что трудно контролировать себя, когда я нахожусь рядом с тобой, — вновь вместе проговорили мы, и я почувствовала, как голова пошла кругом.

— Калеб…

— Ты не понимаешь! — горько выдохнул парень. — Я…, я не могу…

— О чем ты?

— Это трудно объяснить, но Анна…, я не могу быть с тобой, вопреки моему желанию…, я просто не могу…

— Объясни! — растеряно потребовала я. — Я хочу знать…

— Это не возможно! И…, и нам нельзя больше видится!

— Что?!

— Это ошибка! Одна огромная ошибка!

— Калеб…

Но не успела я произнести его имя, как парень уже подорвался со скамейки.

— Прости, но у меня нет выхода…

— Но постой! — воскликнула я, и так, же поднялась с места. — Что ты скрываешь?

— Анна, умоляю, прости…

— Объясни!

И вдруг я поняла, что кричу в пустоту. Калеб, словно провалился сквозь землю. Вот он был рядом со мной, вот его нет…

Ошарашено поднявшись со скамьи, я растеряно огляделась вокруг, и осознала, что едва сдерживаю слезы.

Этого человека я знаю всего пару недель, но уже успела так к нему привязаться, что расставание на несколько часов уже вызывает депрессию, не говоря о таком ужасном слове, как «навсегда»…

— Калеб, — беззащитно выдохнула я, и потеряно схватилась рукам за голову.

Черт, что же со мной происходит?!

Я сидела на физике и тупо пялилась на стену, словно это было очень интересно. Выходные пролетели в довольно-таки странном состоянии, и я не знала, как сейчас охарактеризовать своё настроение. Плохое? Жуткое? Отвратительное?

Почему Калеб так себя повел? Что происходит? Неужели я ему столь противна?!

— Анна!

Нет, ну почему тем парням, которые нравятся мне, не нравлюсь я?! Так…, стоп…., это не та жалоба….

На этот счет у меня всё было прекрасно, до сегодняшнего момента…

— Анна!

Разве так поступают нормальные парни? Как можно было развернуться и уйти, когда я была так близко…, мы сидели в нескольких сантиметрах друг от друга, и…, и НИЧЕГО! Может, я постарела? Даже не внешне, а физически…, может, я больше не привлекаю парней?! Какой ужас…

— Я сколько раз должна кричать твоё имя?!

Испуганно вздрогнув, я очнулась от омута мыслей и посмотрела в лицо настороженной Хейлы. Так…, мы в кабинете физике, сейчас перемена, это моя подруга…, кажется, я задумалась…, самую малость…

— Ты что-то хотела? — неуверенно спросила я, и нервно почесала затылок.

— Хвала небесам! ТЫ меня услышала! — с притворным величаем, воскликнула Хейла.

— Давай к делу…

— У меня мама уезжает на несколько деньков в Америку, так что…, можем устроить девичник!

— Эээээ…, ты серьёзно?

— А почему бы и нет? — решительно возмутилась подруга. — Будет весело! Поговорим о том, о сем…, посплетничаем…

Я нахмурилась и неуверенно посмотрела на свои бледные руки. Хочу ли я сейчас куда-то ходить? Моё состояние явно кричит о постельном режиме…

— Давай, я закажу пиццу…

— Знаешь, как уговорить, — с сарказмом подметила я, и довольно выдохнула. — Что ж, девичник, так девичник…

— Вот и отлично. Будет весело, я обещаю…, ведь со мной не соскучишься…

— Я в этом не сомневаюсь…

«А так же я не сомневаюсь и очень сильно надеюсь, что это отвлечет меня от душевных терзаний. Ведь обычно девичники помогают? Ведь так?!»

Глава 11

Просто не могу в это поверить! У меня появилась единомышленница! А возможно, даже подруга! Думала я, стоя вместе с Хейлой возле ее дома. Конечно, я могла сама пригласить ее к себе, но, боюсь, что мой устрашающе-готический коттедж не вызовет у нее положительных эмоций, к тому же, родители сегодня дома, вдруг мы неожиданно захотим сожрать бедняжку всей семьей? Нет, уж лучше я буду приходить к ней в гости, хотя бы посмотрю, как живут нормальные люди…

— Проходи, Анна, — весело произнесла Хейла, приоткрыв рукой резные ворота. Мы вместе зашли во двор, здесь было очень живописно. Аккуратно подстриженные кустарники, деревья, разнообразные орнаменты, широко простирались на обширные территории перед домом.

— Очень красиво, — протянула я и внезапно заметила непонимающий взгляд Хейлы. Ах, да, конечно, так же живут обычные люди, у которых все в порядке с денежным достатком, нужно было сделать вид, будто я нисколько не удивлена этой обстановкой.

Хейла медленно открыла входную дверь и мы с ней оказались в гостиной ее прекрасного дома.

— Моих родителей сегодня нет, — пояснила она, — поэтому весь дом в нашем распоряжении.

Я улыбнулась в ответ. Как же здорово, жить так, как Хейла. Наверняка, многие ученики школы ей завидуют. Ну, может, кроме Александры? Я внимательно начала осматривать помещение. Может, это не так уж прилично, но в то же время, когда я еще смогу насладиться красотами обычного дома? Видимо, Хейла заметила мою странную реакцию.

— Этот дом сделан по проекту известного архитектора Джона Смита. — с умным видом сказала девушка, — родителям нравится греческий стиль.

— Я заметила, — отозвалась я, глядя на всевозможные скульптуры героев Спарты, — здорово.

Мы проследовали с Хейлой дальше, прошли по белоснежной витой лестнице на второй этаж. Там также было выдержан один стиль. Светлые стены, кремовая плитка на полу с очень красивым узором виноградной лозы, и конечно, окна! Окна составляли, наверное, большую часть всего дома. Широкие, с золотой тесьмой по краям. Они впускали в особняк огромный поток солнечного света, на секунду мне показалось, что я действительно нахожусь на Олимпе… или в Раю…

Но вот показалась дверь в комнату Хейлы. Она была черная с бирюзовыми вставками, чем вовсе не вписывалась в красоту интерьера. Такое чувство, что девушка пытается выразить своим родителям какой-то протест, возможно, они и не такие уж дружные, как я себе навыдумывала.

Хейла жестом пригласила меня войти и в одно мгновение, мы очутились с ней в каком-то необыкновенном месте. Светлые тона быстро растворились и к ним на смену пришли темные краски. Комната была выполнена в старинном стиле. Серые стены нисколько не портили настроение, как, например, у меня дома. Здесь, наоборот было все как-то загадочно что ли? Всюду висели картины в черно-белых тонах. На которых красовались, то люди, которые бродят по Лондону 50-х годов, то ночной Лас-Вегас, а то и Хейла собственной персоной. Огромные витые торшеры, стоящие по углам комнаты придавали еще большего шарма. А черный рояль просто привел меня в дикий восторг!

— Ты умеешь играть? — поинтересовалась я, глядя на глянцевее сокровище.

— Да, — устало бросила Хейла, — мама настояла, чтобы я закончила музыкальную школу, но знаешь, особого удовольствия от игры я не испытываю…

Конечно, меня поразило признание подруги, надо было сказать Что? Да как же так? Тебе не нравится музыка? Но с другой стороны, если у меня свои тараканы в голове, так зачем же людей мучить…

— Понятно, — вздохнула я.

— Есть хочешь? — поинтересовалась Хейла, усаживаясь на черный кожаный диван.

— Да, нет, — я опустилась рядом с ней и откинулась на мягкую спинку.

— Как же я устала, — прохныкала она и вытянула ноги на пуфике.

— Отличная у тебя комната, сразу видно, что у хозяйки хороший вкус.

— Да, спасибо, родители хотели ее тоже превратить в свой греческий ужас, но я отвоевала свою территорию, теперь сделаю здесь, что хочу.

Я провела рукой по волосам:

— Знаешь, мне вдруг показалось, что у тебя с родителями ну, как бы…

— Да, напряг, — согласно кивнула Хейла, — мы совсем не понимаем друг друга, но я сейчас не хочу об этом говорить, может, лучше сменим тему?

— Прости, — я прикусила нижнюю губу, — давай сменим, только о чем…

— Александра! — Неожиданно выпалила Хейла и рассмеялась, — как тебе такое предложение?

Я улыбнулась:

— Согласна.

— Я вижу, что ты ее тоже недолюбливаешь…

— Я уже успела ее возненавидеть, — поправила я Хейлу, — и давно вы с этой выскочкой…

— С первого класса, — выдохнула девушка, — правда строить из себя стерву Алекс начала где-то в классе седьмом.

— О, сочувствую, — прискорбно сообщила я.

— Знаешь, Анна, я бы все отдала, чтобы она исчезла из моей жизни. Серьезно, я больше не могу видеть ее, находиться с ней в одном помещении. Александра ужасный человек. Ведь только самая настоящая стерва может поступить так со своей лучшей подругой!

— Лучшей? — Глупо переспросила я.

— Я уж не знаю, как для нее, но я считала Александру своей сестрой. Верила ей, доверяла тайны, а теперь… — Хейла выдохнула и замолчала.

— А почему ты не хочешь ей отомстить?

— Хочу! Еще как хочу, просто это практически невозможно.

— Почему?

— Анна, неужели ты не видишь? Алекс всеобщая любимица школы, даже отъявленные лузеры, над которыми она ежедневно издевается, не смеют ее ненавидеть!

— Значит, нужно брать дело в свои руки, — с улыбкой заметила я, — я ведь тоже кое-что умею, ну в смысле, тоже есть некоторые умения в стервозных делах.

— Ты думаешь, мы могли бы…

— Абсолютно уверенна, — рассмеялась я, — Хейла, да за одну неделю мы сможем опозорить Александру так, как ей не удавалось поступить ни с одним из учеников!

Глаза девушки сверкнули каким-то дьявольским огоньком:

— Знаешь, спустя несколько лет общения с Александрой, я теперь много, очень много знаю о ней. Она ведь могла доверить мне и свои секреты… Алекс без ума от Джеймса Хиллоу.

— Да, брось, — ответила я и с умным видом и резко вскинула волосы, — это же прекрасно видно, неужели другие в вашей школе не догадываются?

— А ты и вправду спец, — ответила Хейла и восхищенно посмотрела на меня.

Я улыбнулась:

— Мстить, зная о безответной любви, конечно, здорово, только это так старо и неинтересно, что…

— Тогда как?

— Ох, Хейла, — протянула я, — мир стал настолько жестоким, думаю ты меня понимаешь.

— Ты предлагаешь избить Алекс? — Ужаснулась девушка.

— Нет, что ты! Мы же цивилизованные люди, здесь нужно…

— Ты ведь участвуешь с Александрой в одной постановке! Это ведь отличный шанс!

— Да, это верно, — ответила я и невольно взглянула на стол Хейлы. На светло-серой дубовой громадине прямо по середине лежал небольшой синий шарик, из которого медленно вытекала ярко-голубая краска, — Это?

— Майкл! — внезапно вскричала Хейла и подлетела к столу, — мой младший братец со своими дурными шутками! Ну, что мне делать?

Спросила она, аккуратно взяв шарик в руку. — Прямо на мои любимые журналы!

— Ужас, — согласно кивнула я, подойдя к столу, — хорошо, что моя младшая сестра ничего подобного не вытворяет,…подожди-ка, а, сколько у твоего братца подобных вещей?

— Тысячи! — гневно выдохнула Хейла.

— А он не может одолжить нам парочку штук?

— Ты хочешь, чтобы…

— Да, чтобы Алекс находила подобные игрушки в своих сумках, в школьном шкафчике, возможно, даже в своем новеньком автомобиле!

Хейла усмехнулась:

— Она так бесится, когда портят ее вещи.

— А мне так нравится, когда она бесится, — рассмеялась я.

— Только этого будет мало, нужно, что-то еще…

— Во-первых, мы должны перестать терпеть ее выходки, — заявила я, — Хейла, если тебе захочется в столовой плеснуть, что-нибудь Александре в лицо, — так не сдерживай своих порывов! Мы должны показать всем, что она ничего из себя не представляет!

— Да начнется война! — радостно воскликнула девушка.

Глава 12

В половине девятого утра я нервно кружила возле школьной стоянки. Хейла взяла на себя работу со шкафчиком Александры, а мне досталась задача посложнее. И как я могу залезть в ее автомобиль? Ну, ладно, если я решила брать инициативу в свои руки, значит, нужно действовать.

Неожиданно на горизонте показался шикарный красный кабриолет мисс популярности. Я тяжело вздохнула, мысленно проштудировав несколько молитв. Тем временем автомобиль приблизился к своему обычному месту и Александра ловко припарковалась прямо возле меня. Выйдя из машины, она небрежно бросила на меня свой взгляд. И на какое-то мгновение мне показалось, что она все прекрасно поняла. Конечно, моя раскрасневшаяся физиономия просто не могла меня не выдать! Первая мысль, которая промелькнула в голове, — это все бросить и убежать, но через несколько минут я собрала волю в кулак и еще раз посмотрела на Александру. Теперь мне было как-то спокойнее. Она привычно ухмыльнулась и прошла мимо. Я нервно выпустила край сумки из своих рук, вроде бы все обошлось…

Глупо осмотревшись по сторонам, я подошла ближе к автомобилю. Так, что же мне делать? Взломать ее машину? От этой мысли мне стало не по себе. Я еще раз внимательно осмотрела кабриолет. Жаль, что Александра подняла крышу.… Неожиданно я заметила, что стекло на месте водителя слегка опущено. Бинго! Только я не профессиональный угонщик и не знаю, как действовать дальше. А вдруг машина на сигнализации? Сейчас все завизжит, запищит, вся школа выбежит во двор и… мне можно будет попрощаться со своим планом, а также отправится на поиски нового учебного заведения. Я снова огляделась вокруг, вроде бы никто не видит. Так, спокойствие, только спокойствие. Я медленно потянулась дрожащей рукой стеклу и засунула ее в щель. Потом, слегка поднажала, но ничего! Дверь не поддавалась. Я надавила сильнее, Господи, Господи, Господи, только бы ничего не сломать! Потом еще сильнее и… о, чудо! Стекло медленно поехало вниз. Остановившись на середине окна, я облегченно выдохнула и полезла в свою сумку за шариками. Ну и что, что ничего умнее я придумать не смогла! Зато эта детская шалость просто выведет Александру из себя, тем более, что это только начало грандиозного плана мщения! Я достала четыре разноцветных шара и со всей силы запустила их в салон. Яркие краски в один момент вырвались на свободу, и белоснежные сидения кабриолета превратились в веселую палитру. Вот тебе подарочек Алекс, весело подумала я и мигом, схватив сумку, побежала в школу. Я молодец!

В коридоре меня поджидала Хейла, она испуганно посмотрела на мой растрепанный вид:

— Ну, что? — с тревогой спросила она.

Я же сказала, что смогу, значит смогу, — самодовольно ответила я.

— Вот это да! — Восторженно отозвалась Хейла, — а я все сделала в шкафчике.

— Значит, приступаем ко второму шагу…

— КАКОГО ЧЕРТА В МОЕЙ СУМКЕ ДЕЛАЕТ ЭТА ДРЯНЬ!!!!! — завопила Александра размахивая испачканными руками.

Мы с Хейлой мирно стояли в стороне, смотря, как вокруг Алекс скачут ее подруги и взволнованно теребят ее сумку.

— Я спрашиваю, кто это сделал? — не унималась белокурая девушка.

Все, кто находился в классе, дико захохотали, глядя на беспомощный вид Алекс.

— Это не смешно, — пропищала ее подруга с огромными карими глазами, — это идиотская шутка!

Александра вытрясла содержимое своего багажа. Все учебники были залиты оранжевой краской, а ее косметичка плавала в голубом «море». Ее просто колотило от злости, и я еле удержалась от того, чтобы не умереть от смеха.

— Я сказала, что этого так просто не оставлю! — визжала Алекс, сжимая зеленые кулаки, — тот, кто это придумал, еще дорого поплатится! Девочки, пойдемте, — добавила она, обернувшись к подругам, — мне надо переодеться!

С этими словами Александра и ее свита резко развернулись и пошагали вон из кабинета

— Бедняжка, — шепнула мне Хейла, — она еще не знает, что одежда теперь тоже выглядит в цвет ее сумки.

— Это точно, — кивнула я, — по-моему, эта идея с шарами просто беспроигрышная.

— Эх, Анна, где ты была раньше, — выдохнула подруга, — мне жить стало гораздо веселее.

Я похлопала Хейлу по плечу и глупо улыбнулась в ответ.

Когда урок французского окончился, я и Хейла пошли в столовую. И не, потому что жутко хотели, есть, а потому что коротать время за обедом гораздо веселее, чем сидеть на лавке или бродить во дворе школы. Множество учеников уже примерно сидели в огромном, светлом помещении. Кто-то нехотя жевал салат, кто-то судорожно перечитывал реферат, а кто-то просто делился со знакомыми последними новостями. Мы с Хейлой с трудом отыскали свободные места, сегодня в столовой было на удивление многолюдно.

— Ты будешь, что-нибудь есть? — заботливо поинтересовалась я.

— Не знаю, если только сандвич, — промямлила Хейла, глядя на пачку салфеток.

— Так, два сандвича и, пожалуй, две минералки, — заправски добавила я и направилась к прилавку с едой.

Через несколько секунд, я уже сидела рядом с подругой. Мы вместе жевали бутерброды и улыбались. Сегодня, как ни странно, день был довольно сносным, если учесть все предыдущие. К моему имиджу, то есть довольно неброскому стилю уже стали относиться поспокойнее. И вообще, мне кажется, что ко мне многие привыкли, больше не пялятся на меня, как идиоты и не тычут пальцем. Просто не замечают, и мне их позиция очень даже нравится. Еще один плюс-это Хейла. Отличная девчонка, гораздо лучше Клер. А еще и Калеб… не знаю, что-то в нем такое есть, и мне иногда кажется, что я…

Неожиданно мои мысли прервал какой-то странный гул, прокатившийся по столовой. Я обернулась и увидела, что прямо по курсу Александра! Она еще толком не смыла с себя краску и поэтому выглядела довольно смешно. Но вот ее лицо. Оно просто пылало от злости. Алекс и ее подруги шли прямо к нашему столику. Я нервно взглянула на Хейлу, та взволнованно теребила бутылку из — под минералки, опустив глаза в пол. И я поняла: сейчас будет просто грандиозный скандал, Александра обо всем догадалась… так, что мне говорить? Ха, скажу, что она сумасшедшая, раз думает, что мне больше заняться нечем, как подкидывать ей глупые игрушки, посмеюсь над ней и выставлю полной идиоткой… да, подумаешь….

— Локвуд! — Заорала Алекс на всю столовую, — ты вообще, в своем уме?

Заметив, что все в столовой уставились на нас, я сделала глупое, непонимающее лицо, что ж, Алекс, держись…

— Я, конечно, знала, что ты особо не блещешь умом, но, чтобы так!

— В чем дело, Александра? — мило спросила я.

— ВОТ, В ЧЕМ ДЕЛО! — заревела она и, швырнула прямо на стол подушку, которая лежала в ее кабриолете, облитую оранжевой краской, — какого дьявола, ты это делаешь? Как ты могла залезть в мою машину, тварь!!!!

— Та-а-ак, спокойно, — протянула я, встав из-за стола, — какое право ты имеешь, чтобы оскорблять меня?

— А какое, ты…

— Подожди, подожди, — перебила я ее, — то есть, ты думаешь, что я буду заниматься этой ерундой, только, чтобы тебя разозлить?

— Это сделала ты! — не унималась блондинка, — ты за это ответишь, я…

— У тебя паранойя, милая, — ласково ответила я, — думаешь, мне больше заняться не чем? Думаешь, у меня нет дел поважнее? Думаешь, ты такая важная персона, чтобы об тебя руки марать?

Внезапно, я поняла, что в столовой воцарилась полная тишина, все смотрели на нас и ждали драматической развязки.

Александра хотела открыть рот, чтобы еще, что-то сказать, но я решила действовать:

— Эй, ребята, вы только послушайте, что она несет! — повысила я голос, осмотревшись вокруг, — у нашей мега-звезды обострилась мания преследования!

Некоторые, сидящие подальше от нас тихо засмеялись.

— Послушай, деточка, — я грозно взглянула на Алекс, — прежде чем кидаться такими заявлениями, подумай своим куриным мозгом, что в этой школе еще тысяча учеников, которые не против поиздеваться над такой, как ты. Да, да, над такой как ТЫ! Высокомерной, глупой, просто невыносимой идиоткой! Да, каждый здесь присутствующий, за редким исключением, готов треснуть тебе по голове!

Вся столовая заполнилась каким-то непонятным шебуршанием. Некоторые смеялись, а другие просто удивленно смотрели на меня.

— Но они боятся, Алекс! — воскликнула я, — боятся последствий, и, признаюсь, я тоже боюсь. Так, что могу тебе прямо в глаза сказать: это сделала не я. Но я безумно рада, что нашелся такой человек, который хотя бы немного утихомирил твой пыл. Александра, ты не идол и не богиня, ты… никто…

— Да, как ты смеешь! — заорала она и резко подлетела ко мне.

Я уже готова была принять оборону, как вдруг Хейла, схватив бутылку с водой, окатила Алекс с головы до ног. В столовой все захохотали, нет, серьезно, так поступают только с отъявленными неудачниками.

— Охладись, подруга, — процедила девушка, поставив, пустую бутылку на стол.

Я думала, что Алекс накинется на нее или заплачет, или просто уйдет, но она спокойно вытерла лицо, словно только что прошел мелкий дождь, и сказала:

— Хейла, Хейла, ты решила, что у тебя хватит сил, тягаться со мной? Я слишком много знаю о тебе, чтобы ты была уверенна, что сможешь меня победить. А как там поживает Джастин?

Хм, вот так глупый ответ, я спокойно посмотрела на подругу, надеясь, что она сейчас разнесет Алекс в пух и прах. Но вместо этого я увидела, что лицо девушки исказилось какой-то странной гримасой отчаяния, она молча развернулась, и, не сказав ни слова побежала в коридор.

— Хейла, Хейла, стой! — кричала я, пытаясь догнать подругу.

Но та не останавливалась. Как можно так быстро бегать на высоченных каблуках? Я прибавила скорость и не заметила, как Хейла скрылась за поворотом. Этот ход вел только в одну сторону: в школьную оранжерею, поэтому я остановилась и решила, что лучше продолжить свой путь, не спеша. Тяжело дыша, я добрела до заветной двери и вошла в огромное стеклянное здание. По гулким всхлипам, которые разносились по оранжереи, я поняла, что Хейла где-то рядом. Что ее так расстроило в словах Александры?

— Уходи, — неожиданно услышала я голос подруги, — я не хочу никого видеть.

— Хейла? — я медленно прошла среди длинных стеллажей с цветами и в дальнем углу, возле огромных фикусов я увидела ее, сидящую на полу, — Хейла, что произошло? Я ничего не понимаю…

— Уйди, прошу тебя, — сквозь слезы повторила девушка.

— Я никуда не пойду, — серьезно заявила я и присела рядом, — что случилось? Кого Алекс имела ввиду?

— Моего бывшего парня, — прохрипела Хейла.

— Мы с тобой подруги, — осторожно заметила я, — ты можешь рассказывать мне обо всем…

— Я итак, много кому обо всем рассказывала и…

Я обняла Хейлу:

— Я не такая, как она, — ответила я, — ты можешь…

— О, Анна, — всхлипнула девушка, — это ужасно…

— Что произошло?

— Джастин… м-мой бывший парень, — срывающимся голосом начала она, — мы познакомились с ним, когда, когда мне было пятнадцать. Он был старше меня на три года,… у нас все было прекрасно, если бы не одно но.… Джастин был из бедной семьи. Когда мои родители узнали о том, с кем я встречаюсь, то были просто в бешенстве. Сколько я не пыталась их уговорить, все напрасно. Они твердили, что Джас мне не пара… но, Анна, говорят, если любишь, запреты не страшны, правда?

Я согласно кивнула.

— Так вот, мне было совершенно все равно, что они говорят о Джастине, мы собирались уехать вместе, но они поставили меня перед фактом, сказали, что если так будет продолжаться, то отправят, меня учится в какую-то глухую деревню и мне придется забыть о красивой жизни…а я знаю, им это ничего не стоит… и я… я не могла отказаться от денег. Я продала свою любовь за тряпки, за обеспеченное будущее… На следующий день я сказала Джасу, что мы больше не будем вместе, я сказала… что… что не люблю его…

Хейла уткнулась мне в плечо и разразилась рыданиями.

— Ну, престань, — прошептала я, — я уверенна, что у Джастина все хорошо, он…

— Он погиб! — закричала Хейла, задыхаясь от слез, — Анна, его больше нет! Я узнала об этом, через три дня после нашей встречи, он повесился! Покончил с собой… и все из-за меня! Из-за денег, которые я так любила!

Я ошарашено взглянула на подругу. Какой ужас! Я жалуюсь на свою жизнь, а Хейла пережила настоящую драму! Я хнычу из-за того, что не человек, а на самом деле, вот, что случается с людьми! Им выпадают сложнейшие испытания, бедная, Хейла! Я даже не знаю, что сказать ей, как утешить. Это просто немыслимо!

Мы молча просидели с ней в оранжереи до конца занятий, пока она не выплакалась и не затихла, опустошенная.

Глава 13

Я шла по коридору школы, всё ещё думая о рассказанном Хейлы. Её судьбе не позавидуешь… Конечно, проблема, касаемая меня тоже не простая, но…, если бы я была всё тем же человеком, случай с моей подругой повергнул бы меня в шок. Самое ужасное в том, что я никак не могла поддержать Хейлу. А что я ей скажу, если единственная проблема, которая есть у меня в жизни, связана с вампиризмом? У неё реальная ситуация, настоящая боль…, и я просто не могу догадываться, как это чувствовать себя такой одинокой и беззащитной…

Неожиданно вдалеке коридора я заметила Ивейн Иргебол. Она с трудом пыталась прикрепить какой-то плакат. Кажется, это была реклама танцев, которые должны были состояться через неделю. Платья, пунш, шары, музыка — как же это по-человечески! Наверно, именно поэтому я страстно желала поскорей приближения очередной субботы. В конце концов, мне же нужно будет, да когда-нибудь расслабиться?!

— Давайте, я помогу, — мило предложила я, и придержала вверху плакат.

Ивейн благодарно поджала губы, и с силой вдавила последнюю скрепку в стенд.

— Спасибо, я бы сама не справилась…

— Да, не за что.

— Сегодня отличная погода, не правда ли?

— Да, — неуверенно протянула я, не понимая, зачем Иргебол завязывать со мной разговор, ведь обычно тема про погоду всегда самая крайняя и банальная.

— Такое яркое солнце,… ты любишь свет?

«О, да!» — усмехнулась я, и удивленно посмотрела на женщину стоящую передо мной. Неужели эти вопросы, Ивейн задает только для того, чтобы узнать, кто я на самом деле? Смешно…, просто смешно…

— А кто его не любит?

— Да…, правда, сейчас очень большой риск заболеть…

— Неужели?! — с притворным удивлением воскликнула я.

— Нужна профилактика, лекарства…

— Чеснок…, — не выдержав, выпалила я, и, усмехнувшись, осмотрелась вокруг.

— Да, было бы не плохо, но я придерживаюсь старых методов…

— Каких же?

— Настойка осины…, знаешь, она…

— Да, бросьте! — рассмеялась я, и уверенно посмотрела на Иргебол. — Вы же шутите? Раз уж решили задавать такие «интересные» вопросы, то хотя бы продумали их заранее…

— Я не понимаю…

— Хватит, Ивейн! Это смешно…

— Анна…

— Нужно поговорить, — решительно вставила я, и серьёзно нахмурилась.

— Нам? Зачем?

Мне показалось, или в её голосе просквозили нотки паники?

— Ты прекрасно знаешь, зачем…

— Я не…

— Пойдем.

Женщина подозрительно прищурила глаза, но когда я недовольно вскинула брови, сразу спокойно выдохнула, и её плечи резко опустились вниз.

— Пойдем…

Иргебол послушно последовала за мной в кабинет французского, и когда за нами закрылась дверь, резко подбежала к столу, и решительно открыла один из шкафчиков. Заметив это, я быстро подлетела к ней, и грубо отпихнула назад к стене, уверенно прижав одной рукой её за шею.

— Нет-нет-нет, — игриво прошелестела я, и чуть приподняла тело женщины над полом. — Тебе же не нужны проблемы…

— Анна, отпусти…

— Зачем же?! Чтобы ты вновь потянулась к осиновому колу в столе? Нет уж…

— Я…, я не буду…, обещаю, — задыхаясь, прохрипела Ивейн, и беззащитно задергала ногами в разные стороны. — Прошу…, пожалуйста…

— Где гарантия, что ты не захочешь вновь убить меня?

— Мне всё равно это не под силу…

— Что ж, — выдохнула я, и резко разжала пальцы. — Логично…

Иргебол неуклюже упала на пол, и схватилась руками за горло, на котором остались отпечатки моих пальцев. Тяжело дыша, женщина поднялась на ноги, и, пошатнувшись, села на один из стульев. Тем временем, я с интересом открыла шкафчик, который должен был по сюжету спасти жизнь Ивейн, и обнаружила в нем два осиновых кола, крест, чеснок…, дальше даже смешно продолжать…

— А никто не против, что ты носишь эти вещи в школу? — с сарказмом спросила я, и усмехнулась, резко захлопнув шкаф. — Разве ношение острых предметов не запрещено?

— Мне нужно обороняться…

— От кого?

— От вас…

— Нас? Хочу заметить, что у меня нет раздвоения личности…

— Не за чем скрывать от меня правду! — с горячностью воскликнула женщина, и подорвалась со стула. — Я знаю, кто вы…, вся ваша семья!

— Неужели? — с притворным ужасом прошептала я. — И кто же мы?

— Вампиры…

— Умничка!

— Так это правда?!

— Ты не знала точно кто мы, но, тем не менее, удосужилась задавать мне такие нелепые вопросы, как «Люблю ли я свет?» Ты вообще осознаешь, как рисковала?!

— Это того стоило…

— Нет! — зло выкрикнула я, и начала стремительно приближаться к Иргебол. — Это не стоило ничего! Я бы могла тебя убить, как и вся моя семья, и на наших руках остались бы отпечатки твоей крови! И знаешь, я не хочу жить, вспоминая, как выпила всё до последней капли из тела своей учительницы по французскому!

— Но ты же не убила, — не уверенно прошептала Ивейн, когда я была всего в шаге от неё.

— И в этом твоё невероятное счастье…

— Вы не такие, какими я вас представляла…

— Да, что ты?! Тебя удивило то, что мы не спим в гробах? Или то, что я не выхожу ночью на охоту?!

— И это тоже…

— Да, брось! Откуда учитель французского знает про вампиров? Кто ты, Ивейн?

— Человек…

— Кто ты? — требовательней воскликнула я, и остановилась в нескольких сантиметрах от женщины.

— Человек!

— Я не верю…

— Придется…

— И как же так получилось, что ты поставила целью своей жизни умереть от клыков вампира?

— Это не цель моей жизни! — недовольно отчеканила Иргебол. — Просто…, просто мой отец был помешан на вашем виде.

— А твой отец, случаем не Ван Хельсинг? — саркастически, усмехнулась я.

— Нет!

— Ну, хоть что-то радует…

Я спокойно уселась на стул, и, перекинув ногу на ногу, посмотрела на Ивейн.

— Рассказывай…, я хочу узнать всё, что ты скрываешь…

— Тут нечего рассказывать.

— Я жду.

Иргебол тяжело выдохнула, и закатила глаза к небу.

— Мой отец проводил опыты, был ученым-неудачником, которого вокруг все гнобили и считали сумасшедшим. Его теория о существовании ламий, то есть вампиров, не вызывала ни у кого доверия, а лишь подтверждала его нездоровые отклонения, так что, когда он в очередной раз потерпел поражение, рассказывая о существах, пьющих человеческую кровь, унижение захлестнуло его с головой и он просто не выдержал. Скинулся со старой многоэтажки, в которой мы в то время жили…

— Очень драматично…

— Не смейся! Это всё же был мой отец…

— Ладно, прости, — тяжело выдохнула я, и устало протерла рукам лицо. — Продолжай.

— Папа умер, я и мама остались. Честно, было очень трудно жить, заработав себе репутацию свихнувшейся семьи, но, как бы то ни было, только сейчас я понимаю, каким гениальным человеком был мой отец. Однажды в его кабинете я нашла записи. Это были различные гипотезы, предположения, теории, и все связанные с миром, который в принципе не мог существовать! — глаза женщины неестественно сильно округлились, и Ивейн тяжело вздохнула. — Я тогда не знала, что всё это правда. Сидела часами на пролет в его кабинете и читала, читала, читала…, это было нечто. Люди, которые для выживания каждый месяц должны были пить человеческую кровь, существа, превращающиеся в животных, едва на небе появлялась полная луна, женщины, обладающие сверхспособностями — просто волшебство…

— Это не сказка, Ивейн, — серьёзно прошептала я. — Здесь нет ничего хорошего…

— Я поняла это, — уверенно отрезала женщина. — Правда, только, когда мне исполнилось девятнадцать. Через месяц умерла моя мама, квартиру конфисковали, меня вышвырнули на улицу, и я осталась одна. Это было ужасно…, у меня не было ни семьи, ни дома, ни друзей, никого…, лишь папин дневник и легенды, которые я, к тому времени, уже знала наизусть…

— Мне очень жаль, — искренне прохрипела я, и грустно посмотрел на Ивейн.

— Пойми, Анна, я всю свою жизнь посвятила тому, что нельзя назвать реальностью! — горячо воскликнула Иргебол. — Ведьмы, вампиры, оборотни, русалки — я только и жила колеся по свету, и узнавая всё больше о существах, населяющих нашу землю. Найти ведьм оказалось проще всего, оборотни — задача посложней, но вот вампиры…. Вы ведь ничем не отличаетесь от обычных людей! Такой же цвет кожи, глаза, образ жизни, даже еда, и та идентична рациону обычного человека…

— И что же меня выдало?

— Эмоции…

— Да, ладно, — усмехнулась я, и недоверчиво покосилась на женщину. — Ты серьёзно?

— Ты плохо контролируешь себя, вот я и заметила что-то неладное, но…

— Но…?

— Случай с Александрой полностью сбил всю мою теорию…

— А при чем тут эта стерва?!

— Ты не убила её.

— И?

— Но почему?! — восторженно вскрикнула Ивейн и резко подошла ко мне. — Ты ведь её ненавидишь, терпеть не можешь, но Александра бегает на свободе, покачивая бедрами. Я начала сомневаться…

— Я не убийца! — решительно выплюнула я. — И кем бы не была Алекс, убивать её я не собираюсь…

— Именно в этот момент, ты решила взять себя в руки, стала контролировать эмоции, и я растерялась. Может, это не правда, и я взяла ложный след?

— А откуда этот «след» начинался?

— У моего отца в дневнике было написано имя — Джаспер Локвуд…

— Мой дед?! Но откуда…?

— Я приехала в Интернешнл-Фоллс и наткнулась на парня, у которого выпили почти всю кровь…

— Брендан, — прошептала я, и удивленно вскинула брови.

— Он рассказал мне о том, что сначала был с его девушкой, а потом…, потом пустота…

— Брендан назвал меня по имени?

— Именно поэтому, я последовала за вами в Форт-Франсэз…

— Просто не верится, — тяжело выдохнула я, и поникла на стуле. — Не слишком ли всё гладко? Оказалось, что нас так просто вычислить…

— Поверь, это совсем не просто…

— Но зачем тебе это? — ошеломленно прошептала я. — Этот мир опасен, каждый день может оказаться последним! Зачем, Ивейн?!

— Просто…, просто так я доказываю самой себе, что мой отец не был сумасшедшим. Это реальность, вампиры существуют! То из-за чего папа сбросился, оказалось правдой, и я виновата…

— Ты? Это не твоя вина…

— Нет, — горько протянула Иргебол. — Я не верила в него…, никто не верил. Он остался один в мире, куда жестче, чем мир, в котором живешь ты, Анна…, и он умер.

— Это стечение обстоятельств, — уверенно заявила я.

— Ты не понимаешь…

— Но это вздор! Конечно, ты не поверила, а как может быть иначе?! Даже когда мне сказали, что я вампир, я отказывалась принимать истину. И кровь Брендана не убедила меня в этом…, даже сейчас, всё это кажется чушью, бредом, один жутким кошмаром…

— Анна, это был мой отец. Я должна была верить.

— Ты не…

— Должна была, и не спорь! Просто запомни, семья — это всё, что у тебя есть. Я сейчас оглядываюсь назад и осознаю, сколько глупостей натворила. Прошло двадцать восемь лет со дня смерти моего отца, но я до сих ощущаю его присутствие…, будто он рядом, смотрит на меня, иногда подсказывает, помогает, или наоборот останавливает… Если бы у меня была возможность, я бы всё изменила…

— Ты не можешь утверждать, что сделала бы именно так. Люди в одинаковых ситуациях могут повести себя совершенно по-разному…

— Люди должны слушать своё сердце, а оно всегда подсказывает правильный путь…

— Идти на поводу у сердца глупо и легкомысленно, — решительно отрезала я.

— Поверь, если бы я послушала себя, и поддержала отца, несмотря на мнение окружающих, то сейчас он был бы жив…

— Не факт, — тихо прошелестела я. — Учитывая ту часть жизни, с которой он сталкивался…

— Пойми, некоторые моменты никогда не повторяться в жизни. Ты больше никогда не будешь такой молодой, этот разговор больше никогда не повториться, весна больше никогда не будет такой, какая она есть сейчас…, так что всегда нужно прислушиваться к своему сердцу, чтобы не совершать ошибок, которые потом не сможешь исправить.

Я задумчиво посмотрела в окно, и неожиданно вспомнила разговор с Хейлой. У моей подруги была совершенно другая жизненная ситуация, но почему-то вывод оказался таким же: надо слушать своё сердце. Так может это, правда? Может, и я должна прислушаться к своему внутреннему «я» и предпринять то, что я могу именно в этот конкретный момент? Ведь, возможно, у меня больше никогда не будет шанса совершить то, что я хочу сделать именно сейчас…

— Так, — я медленно поднялась со стула, и посмотрел на Ивейн, которая неуверенно стояла около стены. — Я, наверно, пойду…

— Как скажешь…

Я робко направилась к двери, но потом резко остановилась. Недоуменно нахмурившись, я тяжело выдохнула и повернулась к Иргебол.

— Спасибо тебе…

— Мне? — удивленно воскликнула женщина. — За что?

— За то, что ты открыла мне глаза на самые порой простые вещи…

— Ну, я…, это как бы…не за что…

Я довольно улыбнулась и заметно расслабилась.

— Если тебе что-то нужно, спрашивай, ведь гораздо лучше услышать важную информацию из первых уст, — хитро улыбнулась я и, оттолкнув дверь, вышла из кабинета.

Наверно я шла слишком быстро, но ноги сами несли меня вперёд по парку, совершенно не обращая внимания на то, что твердил мой рассудок. А он говорил довольно-таки грустные вещи. Например: «Не иди туда!» или «Он же сказал тебе, что вам больше нельзя видится!». Но, тем не менее, я не останавливалась, потому что какие бы причины не имела моя голова, сердце явно перевешивало его доводы, твердя только оптимистичные оправдания.

Наконец, я вышла к тропинке, ведущей к статуе волка. Сейчас я не волновалась, ведь была уверена в том, что совершаю правильный поступок. Жизнь одна — шанс один. Так что выхода другого у меня не было…

Как я и ожидала, парень был здесь…

Калеб стоял напротив статуи и мечтательно смотрел в небо, ну, по крайней мере, его голова была вздернута вверх. Руки в карманах черного пальто, волосы неуклюже свисали на лицо, школьная сумка переброшена через мужественные плечи. Парень был высоким, накаченным, и поэтому я сразу чувствовала себя защищенной, когда находилась рядом. Лишь один недостаток был в нем…, и было ли это недостатком?

Калеб, наверно, услышал, как я подошла, так как, едва между нами оставалось несколько метров, он уверенно развернулся и посмотрел в мою сторону.

— Анна? Что ты тут делаешь? — с отчаянием спросил он.

— Откуда ты знаешь, что это именно я? — тихо спросила я, и подошла чуть ближе.

— Только ты могла забрести в самую глубь парка, лишь бы повидаться со слепым недотепой…

— Возможно, — я тяжело выдохнула, и попыталась взять себя в руки. — Калеб, я не просто так пришла…, дело в том, что я…

— Остановись, — шепотом попросил он. — Не надо…

— Но почему?

— В этом нет никакого смысла…

— То есть, — я запнулась, и ошеломленно осмотрелась вокруг. — То есть я тебе не нравлюсь?

— Нет! Тут дело в другом…

— В чем же?

Калеб неуверенно сделал шаг назад, и нервно поправил одной рукой каштановые волосы.

— Ты просто не оставляешь мне выбора, — растеряно прошелестел он.

— Выбор? Какой выбор? Прошу объясни, потому что я ничего не понимаю!

Я решительно подошла к парню, и уверенно схватила его за руку, которая была такой теплой, что мои пальцы моментально согрелись.

— Калеб, просто скажи мне, — наши лица были так близко, что я чувствовала его дыхание у себя над головой. — Объясни, пожалуйста, потому что я так не могу…

— Анна, ты мне очень нравишься, но это…, - парень запнулся и наклонился ближе ко мне. — Это невозможно…

— Что невозможно? — дрожащим голосом поинтересовалась я, внимательно наблюдая за его губами.

— Невозможно то, что я хочу сейчас сделать…

— А что ты хочешь сделать?

Так… земля кружиться, она кружиться!

— Что-то очень плохое…

— Что же?

— Это…

Не успела я опомниться, как Калеб уже целовал меня. Медленно и нежно, словно в каждом из нас сосредоточилось чувство, куда больше, чем ощущение влюбленности. Парень увереннее прижал меня к себе, и я осознала, что потерялась во времени…, оно просто исчезло…, исчезло всё…, остались только мы вдвоем…

Когда Калеб оторвался от моих губ, у меня всё ещё кружилась голова, не говоря о сердце, которое стучало так быстро, что его звук сливался в один, слегка дрожащий. Парень уверенно притянул меня к себе, и я нежно прижалась к нему всем телом, наконец, ощущая себя защищенной и нужной. Неприятности отошли на второй план, проблемы и вовсе исчезли, и это чувство удовлетворенности теплым одеялом накрыло меня с ног до головы. Я стояла в объятьях человека, в котором нуждалась так сильно, что порой не могла больше ни о чем думать. О чем же мне ещё остается мечтать? Калеб зарылся лицом в мои волосы, и крепко сцепил руки за моей спиной…, а я бы так и стояла целую вечность, не обращая внимания на окружающий меня мир, ведь теперь всё сосредоточилось только в нем, только в человеке, стоящем рядом со мной…

— Прости, что не сделал этого раньше, — неожиданно прошептал Калеб.

— Тогда это было бы не так замечательно, как происходит сейчас…

Парень сильней прижал меня к себе.

— Что же мне теперь делать?! — потеряно прошептал он.

Я не сразу поняла, к кому был обращен этот вопрос, но, тем не менее, решила, что лучше потом задумаюсь над этим…

— Я думаю, ты можешь ещё раз меня поцеловать…

Калеб усмехнулся, и я довольно приподняла голову. Парень аккуратно убрал локон волос упавший мне на глаза, и прошелся пальцами по холодной щеке.

— С удовольствием…

Глава 14

— Таким образом, цитоплазма играет важную роль в строении клетки, и…

Неожиданно в кабинет кто-то постучал, и мистер Боримаз резко замолчал. Он лениво положил мел на стол, и медленно осмотрел класс.

— Читаете параграф.

Я мечтательно подперла подбородок, и тяжело выдохнула. Что-что, а вот биология точно не мой предмет. Эти занудные рассказы так и заставляют заснуть прямо на уроке! Правда…, вряд ли учитель это одобрит…

— Мисс Локвуд? — внезапно окликнул меня Боримаз, и я резко перевела взгляд в его сторону. — Вас зовут.

— Меня? — удивленно воскликнула я.

— Да, — он ещё раз внимательно посмотрел на листочек, который ему только что принес кто-то из учеников и уверенно кивнул. — Кажется, это ваша мама.

У меня в горле пересохло, и я испуганно съежилась. Так, что я уже успела натворить? Постель заправила, помогла Кэсси сделать поделку на какой-то школьный конкурс, за разбитую чашку извинилась…

Глупости, из-за этого мама бы не забирала меня с урока! Наверно, что-то серьёзное. Может, мы опять переезжаем? Ну, нет. Я не хочу! Тут Калеб, и…

— Анна, вас ждут, — неожиданно отрезал Боримаз, прервав мои рассуждения, и вновь принялся чертить на доске строение растительной клетки.

Дрожащими руками я покидала все учебники в портфель, и тихо поплела к выходу. Когда за мной захлопнулась дверь, сотни мурашек пробежались по спине, и заставили меня испытать холод, ужасный холод. Я неуклюже поправила сумку и побрела по коридору, пытаясь понять причину сего недоразумения.

Может, всё из-за того, что я не помыла посуду? Или не вытерла пыль со шкафа, хотя мама уже давно просила меня сделать это…

— Ты долго, — внезапно протянул чей-то до боли знакомый голос, и я, вздрогнув, нервно отпрянула к стене. — Чего ты?

Тяжело выдохнув, я растеряно осмотрела, стоящего передо мной парня, и закатила глаза к небу.

— Больше никогда ко мне не подкрадывайся, — серьёзно сказала я, и разжала кулаки, которые уже были готовы к атаке. — Калеб, это опасно…

— Опасно? — удивился он, и невинно заулыбался. — Что именно?

— Ну…, в общем…, дело в том, что… — я резко запнулась, не зная, что сказать. А что я могу ответить?

«Прости, Калеб, но я могла тебя убить?» или «В следующий раз выпрыгнет из груди не моё сердце, а твоё…, в прямом смысле…»

Чертовщина, какая-то…

— Просто больше так не делай. Договорились? — на выдохе прошептала я, и робко посмотрела в мутные глаза столь дорогого мне человека.

— Как скажешь.

Парень аккуратно обнял меня за плечи, и мы двинулись дальше по коридору.

— И что всё это значит? — недоуменно спросила я. — Записки от мамы не было?

— Нет, — самодовольно отрезал Калеб.

— Это не правильно…, у нас могут быть проблемы…

Парень резко остановился, и прижал руку к моему лбу.

— Ты здорова? — с сарказмом пролепетал он, пробежав пальцами по горящим щекам. — Может, у тебя температура?

— Да, брось, — усмехнулась я, отбросив его теплую ладонь. — Просто, мои родители…, они против прогулов…

— А есть такие родители, которые бывают «за»?

— Нет, но…

— Тшш…, - тихо прошептал Калеб, и медленно притянул меня к себе. — У нас на сегодня другие планы…

— И какие, хотелось бы узнать? — дрожащим голосом протянула я, заворожено наблюдая за лицом парня.

— Каток…

Я удивленно вскинула брови, и невольно отстранилась.

— Каток?!

— Ты…, ты не хочешь? — засомневался парень, и растеряно заморгал глазами.

— Просто, — я тяжело выдохнула и намеренно отвернулась в другую сторону. — Просто я не умею…

Последовала пауза, во время которой у меня бешено, забилось в груди сердце. Сейчас ведь можно встречается с парнем, и при этом быть отвратительной фигуристкой?

— Серьёзно? — недоверчиво протянул Калеб.

Я молчала.

— Ну…, ничего…мы можем пойти в другое место…

Я опять же никак не отреагировала. Это уже странно, не так ли?

— Хей! — недоуменно воскликнул парень, и аккуратно повернул меня к себе. — Это всего лишь каток…, к тому же, — он игриво накрутил на палец локон моих волос — я смогу научить тебя…

— Встречаться с неуклюжей бегемотихой, наверно, совсем не весело? — растеряно пролепетала я, и недоверчиво покосила на парня.

— Это равносильно тому, как встречаться со слепым недотепой…

— Мы просто замечательная пара! — минуту промолчав, заявила я, и улыбнулась.

— Полностью с тобой согласен…

— Нет, нет, нет! — панически заорала я, понимая, что совершенно не могу контролировать свои ноги, а они уверенно несли меня на середину льда, напрочь отказываясь слушать мои душещипательные визги.

Хорошо, что мы с Калебом были только вдвоем…

Да, именно одни, ведь, как мне объяснил парень, здесь работает его хороший друг, так что… до… 16:30 лед полностью в нашем распоряжении.

— Калеб! — закричала я, неуклюже выставив вперёд руки. — Калеб, помоги!

— Я еду, — усмехнувшись, прошелестел он, и тут меня резко подхватили на руки.

Я с силой вжалась в мускулистое тело парня, испуганно зажмурив глаза, которые так и норовили выпрыгнуть из орбит. Господи, как же мне было страшно! Я даже слышала то, как сильно стучало в груди сердце.

— Отлично! Теперь мы упадем вдвоем! — жалобно простонала я, но Калеб отлично держал равновесие, и поэтому мы благополучно остановились у бортика.

— Ты себя недооцениваешь, — легко дыша, рассмеялся парень.

— Я? — ворча ему в плечо, вскрикнула я. — Это ты меня переоцениваешь, и уж никак не наоборот…

— Ну, конечно.

— Да! Ужас, просто…

— Не бойся…, ведь…, ведь я с тобой…

Я обескуражено замерла, почувствовав неожиданный прилив тепла. Сердце оттаяло, как лед в раннюю весну, и я медленно подняла голову, чтобы сейчас, именно в этот момент посмотреть на человека, который заставляет трепетать всё моё существо, без исключения.

А Калеб просто стоял, молчал…. Его глаза были закрыты, волосы неуклюже падали на лоб, рот чуть приоткрыт…

Так…

Всё плывет…, медленно, плавно…, кажется, каток двигается?

— Ты со мной, — еле слышно прошептала я, не веря своим словам. Неужели после Брендана мне посчастливилось найти человека, который на самом деле готов делить со мной жалкое существование? Влачит нелегкий жизненный путь?

— Да…

— Да? — растеряно переспросила я, пытаясь вспомнить, задавала ли я вопрос.

— Эээ…, - Калеб неуклюже поставил меня на каток, и взволнованно выдохнул. — Да…, в смысле, да! Я с тобой…

— Честно, я не думала, что смогу ещё с кем-то встречаться… — тааак…, и к чему я сейчас это сказала?!

— Почему же?

— Просто, в моей жизни произошло много плохого, и я не хотела, чтобы кто-то смог пострадать из-за меня…

— Пострадать?

Я удивленно расширила глаза, не понимая, зачем рассказываю Калебу то, что в принципе никому не должна рассказывать.

— Брендан, — вновь выпалила я. — Я его чуть не убила…

— Убила?! — ошеломленно вскрикнула Калеб, и тут я осознала, что кто-то копается у меня в голове! Я не могу контролировать свой язык!

Испуганно съежившись, я, резко прикрыла руками рот, и отвернулась от парня, пытаясь понять, что же происходит.

— Убила, но как?

— Долгая история, — нелепо усмехнулась я, стараясь не поворачиваться к нему лицом.

— Но…, - Калеб недоуменно остановился, а потом тяжело выдохнул. — Как?

— Я…, - я сильно сжала свой рот, понимая, что ещё одна минута, и я выложу парню все карты на стол. — Проклятье!

— Что ты…

— Давай…, давай поговорим о чем-то другом?

— Ты меня пугаешь…, Анна, что произошло?

Калеб недоуменно положил руки на мои плечи, ошарашено наблюдая за тем, как я борюсь сама с собой. Тоже мне зрелище…

— Брендан… Я его…

— Что?!

— Я…

— Анна, что ты с ним сделала?!

— Я…, я его…, достала своим тяжелым характером! — наконец, выговорила я, сумев взять свои мысли под контроль.

Калеб недоуменно уставился мне в спину, а затем нелепо усмехнулся.

— Тяжелым характером? С трудом вериться…

— Ты меня совсем не знаешь, — успокоившись, выдохнула я, и повернулась лицом, обхватив руками его широкие плечи. — Я убила его…, в переносном смысле…, убила своим тупизмом и нечеловеческой ревностью…

— Ревностью? — подозрительно прищурился Калеб. — Мне стоит этого бояться?

— Ещё как!

— Можешь не волноваться…, я однолюб…

— Я тоже, — серьёзно выпалила я, осознав, что, может, я и правда могу стать такой. Любить только одного человека, доверять ему всю свою жизнь…

— Приятно это слышать, — на выдохе произнес Калеб. — Очень приятно…

Затем губы парня прикоснулись к моим, и весь мир канул к черту…

Резко вбежав в комнату, где сидел папа, я быстро плюхнулась на диван, и испуганно раскинула руки в стороны.

— Кто-то пытался залезть ко мне в голову! — недовольно отчеканила я. — Они контролировали все мои мысли! Заставляли говорить то, что я бы никогда и никому не сказала!

Папа обескуражено вскинул брови, и озадачено уставился на меня.

— Не может быть…

— Ещё как может! Я почти выложила своему парню про то, как выпила кровь у Брендана и тем самым чуть не убила его!

— Черт, — резко выругался папа, и поднялся с дивана. — Они уже здесь…

— Кто они?

— Охотники…

— Опять эти загадочные парни…, - тяжело выдохнула я.

— Это не смешно, Анна…

— Тогда объясни мне, кто они такие?

Папа подошел к окну, и резко задернул тюль, словно так смог бы нас отгородить от опасности.

— Охотники не просто так появились здесь, — медленно начал он. — Так было всегда — где есть вампиры, там есть и охотники… Их миссия проста, их нрав хладнокровен, охотник никогда не оставит в живых, никогда не смилуется…, он всегда достигает своей цели…

— А цель…? — осторожно прошептала я.

— Цель — наши головы!

Испуганно съежившись, я вдавилась в диван, и растеряно оглянулась, будто выискивая источник опасности.

— Охотники обладают способностью читать чужие мысли, влезать в головы вампиров…, возможно, это сделали именно они…

— Папа, а что если…

— Но! — перебил меня он, и грозно пригрозил пальцем. — Мы не может точно утверждать, что они здесь…, возможно…

— Возможно, я ударилась головой, — с сарказмом предположила я, и усмехнулась. — А что? Такое часто случается…

— Анна…, - тяжело выдохнул отец.

— Что? Надо же как-то разряжать обстановку…

Папа усмехнулся, и тяжело приземлился в кресло, сцепив перед собой огромные ладони.

— И что же теперь делать? — невинно поинтересовалась я, пытаясь держать себя в руках.

— Ждать…, - неожиданно выпалил отец, и я удивленно вскинула брови.

— Бездействовать? Просто сидеть?

— Да…

— Глупости! Они сегодня проникли в мою голову, разве этого не достаточно для того, чтобы разобраться с ними раз и навсегда?!

— Это не так-то просто сделать.

— Но как они меня нашли?

— Они тебя чуют, — серьёзно отрезал папа. — Это очень просто сделать, поверь…

— То есть теперь моя жизнь под угрозой? — с частичкой паники спросила я, и мило захлопала ресницами.

— Теперь жизни всех людей, которые находятся с тобой рядом в опасности, ибо охотники ещё никогда и никого не щадили…

Глава 15

— Ты уверена, что это пройдет? — неуверенно отрезала я, всматриваясь в пузырек, который протянула мне Хейла.

— Да, — буркнула она, и подняла глаза к небу. — Насыпь совсем немного…, чтобы не было проблем…

— Они и так будут…

— Но не на столько большие!

Я упрямо поджала губы.

— Мы не перегибаем палку?

— Слушай, ты сама недавно мне сказала, что пора поставить Александру на место! Так давай! Действуй!

— Ладно.

Я неуверенно забрала из пальцев подруги пузырек, и медленно побрела к столику, за которым сидела Александра и её свита.

«Так, главное не волнуйся…, что может случиться? Это всёго лишь слабительное!»

Я повторяла себе эту фразу так часто и так упорно, что сомнения постепенно начали отступать на второй план, и когда между мной и мисс «Самонадеянность» оставалось несколько шагов, страх и вовсе исчез. Решительность, злость и невероятное желание насолить — вот, что сейчас я испытывала.

— Александра! — наиграно пропела я, и плюхнулась на рядом стоящий с ней стул.

— Что за…?

— Ты прекрасно выглядишь…

— Что? Ты ударилась головой? — язвительно отрезала она. — Или в гробнице, в которой ты живешь не достаточно кислорода?

— Ты как всегда превзошла себя, но я по другому вопросу…

— Мне не за чем с тобой разговаривать.

— А мне есть за чем, так что слушай, — ну вот, выполнение плана начинается. — Театр — Иргебол дала мне главную роль…. Я слышала, ты так хотела сыграть Бианку.

— Слушай, отвали! Иначе придется разговаривать с тобой по-другому…

— Алекс, я же со всей душой…, да и к тому же…, О Боже, Джеймс! — внезапно заорала я, направив голову в сторону двери.

— Где? — озадачено, вскрикнула Александра и как по команде отвернулась, вместе со всей своей свитой. Это так предсказуемо, лишь одно слово на букву «Д» способно подпортить Алекс всю её жизнь. Пока блондинки недоуменно пялились в другую сторону, я подсыпала в стакан сока главной заводиле слабительное. Надеюсь, не переусердствовала? А то…, хотя, а то что? Ну, посидит она в туалете чуть больше времени…, ну что из этого?

— Эээ…, кажется, мне показалось…

Александра зло повернулась ко мне, и недовольно поджала губы.

— Ещё раз повторяю, свали отсюда, нищенка!

— Что ж, с удовольствием, — обижено пролепетала я, и поднялась со стула. — А я же хотела помириться!

И с наигранным расстройством я выбежала из столовой, где меня возле шкафчика поджидала Хейла.

— Ну, как?

— Всё отлично! — довольно заявила я. — Миссия выполнена.

— Ты просто молодец.

— Да, знаю я, знаю…

Урок физкультуры обещал быть самым скучным и тоскливым уроком за весь день, но я шла в приподнятом настроении. В конце концов, мне удалось обвести вокруг пальца саму Александру, а это дорогого стоит.

К счастью, тренер не заставлял одевать нас страшную вшивую форму, и я обошлась обычными штанами с борцовкой.

В раздевалке было полно девушек, но никто даже не торопился пойти в зал: в конце концов, физкультура была придумана только для того, чтобы успеть сделать все те задания, которые ты не выполнил… Вот только я стала правильной девочкой, и меня угораздило решить всю домашнюю работу, так что, тяжело выдохнув, я пошла к выходу.

— Эй, ты, — внезапно воскликнул чей-то до боли знакомый голос, и я остановилась прямо перед дверью. — Ничего не хочешь мне сказать?

Я медленно развернулась, и увидела лицо Александры, на котором явно было написано: я убью тебя стерва.

— В смысле?

— Что за концерт ты сегодня устроила?

— Концерт? — недоуменно повторила я, пытаясь понять, про что она говорит. Может, слабительное не подействовало? — Я не…

— Какого черта ты это делаешь? Решила затеять войну? — перебив меня, заорала девушка. — Эти тупые шуточки просто выводят меня из себя! Краска, шары…, тебе сколько лет?!

— Алекс, прекрати…

— Да, меня тошнит, когда я вижу твою физиономию! — взорвалась Александра. — Ты просто идиотка, раз решила, что я ничего не вижу!

— Да, что ты о себе возомнила? — теперь кричала и я. Злость бурным потоком разнеслась по венам, и моё тело чуть подалось вперёд. — Кто ты такая, чтобы повышать на меня голос?

— В твоем понимании я идол, так что…

— Слушай, ты, «идол» закрой свой рот, и иди, ори на своих безмозглых подружек! Поверь, мне ничего не стоит сейчас сломать тебе пару ребер!

— Оооо…., - расхохоталась девушка. — Так ты мне ещё и угрожаешь?! Да, я размажу тебя, как последнюю дрянь, — она решительно сделала шаг ко мне навстречу, и грубо отпихнула рукой. — Я сделаю так, что ты забудешь собственное имя, и будешь молить меня о быстрой смерти!

— Не преувеличивай! Как же ты всё это будешь делать, с разбитым черепом?!

В раздевалке повисла тишина. Девушки изумленно пялились на нас, едва не перепутав это место с кинотеатром. Что ж, наверно, я и Алекс просто «замечательно» выглядели со стороны…

— Клянусь, я сделаю так, что твоя жизнь превратится в ад! — гневно отчеканила Александра.

— Что ж, раз уж мы даем взаимные клятвы, то я пообещаю, стереть такую высокомерную тварь, как ты с лица земли!

— Ты просто жалкий отброс общества! Посмотри на себя! Уродка и нищенка!

— Да, что ты говоришь?! — с притворным ужасом воскликнула я. — Поверь, даже когда я покроюсь плесенью, и мне будет за семьдесят, я буду в сто раз лучше тебя выглядеть…, хотя…, стоп…, может у тебя комплекс? Наконец, в школу пришла девушка, которая превосходит тебя, Алекс, и в красоте, и в уме…, ты наверно находишься в глубокой депрессии…

— Заткнись! Ты никогда не будешь лучше меня, хотя бы потому, что никогда не сможешь, просчитывай свой план на несколько шагов вперёд…. Мне ничего не стоило догадаться о том, кто подбрасывает мне в машину шары с краской, или кто оставляет в шкафчике пакеты с какой-то жидкой дрянью…

— Неужели ты и правда думаешь, что это я? — язвительно улыбнулась я, и в немом ужасе прикрыла рот рукой. — Упс!

— И что же ты ещё придумала? Что? Я убью тебя, я сотру тебя с лица земли, я…, - внезапно девушка резко замолчала. Она испуганно расширилась глаза, и нервно схватилась рукой за горло. — Что ты…, что ты сделала…

— Алекс? — озадачено спросила я, увидев, как она начинает задыхаться. Девушка недоуменно отпрыгнула назад, и её тело прорезала судорога.

— Боже, — прошептала Александра, и неожиданно из её рта полилась пена.

Раздевалка просто взорвалась истерическими криками. Девушки испуганно сорвались с мест, и начали нервно кружить вокруг нас.

— Что с ней? — закричал кто-то.

— Почему она трясется в судорогах?!

— Александра! — проревела одна из её подружек, и ошеломленно схватилась руками за голову. — Господи! У неё припадок!

Я недоуменно вылупилась на Молли.

— Какой к черту припадок?! — просто проорала я.

— Алекс…, у неё аллергия! Наверно…, наверно она…, господи…

Я ошарашено схватила Александру за плечи, и начла испуганно трясти в разные стороны, осознавая, что сделала нечто ужасное…, ведь именно я подсыпала в стакан сока слабительное…, вдруг у неё аллергия на лекарства?! Вдруг…

— Алекс?! Посмотри на меня?! — начала нервно штудировать я, еле удерживая трясущееся тело девушки. — Господи! Открой глаза! АЛЕКС!!??

Но она не откликалась…

Судороги сковали всё её тело, и она, испустив тихий стон, упала на пол.

— То есть вы утверждаете, что не имеете понятия, почему это произошло? — в который раз спросил меня директор, и серьёзно нахмурил брови.

— Нет, сер, — вновь соврала я. — Я ничего не знаю…

— Что ж…, тогда можете идти…

— Спасибо.

Я ошеломленно поднялась со стула, и медленно вышла из кабинета. Мысль о том, что с Александрой может случиться что-то ужасное, просто сжигала меня внутри. Господи, что же я натворила? Как могла? Теперь…, теперь Алекс может умереть?!

— Анна, — тихо прошептала Хейла, и я заметила испуганную подругу, стоящую около стены. — Ты как?

— Я в порядке…

— Правда?

— Я…, я…, черт! Мы же её чуть не убили! — ошарашено заорала я, и испуганно округлила глаза. — Александра лежит без сознания, и может в любую минуту покинуть этот мир, из-за того, что мы с тобой решили поразвлечься!

— Не кричи! — недовольно скомандовала Хейла. — Хочешь, чтобы тебя кто-то услышал?

— Да…, прости…

— Ты не виновата. Кто знал, что у неё аллергия? К тому же…, может это вовсе не из-за слабительного?

— Тогда почему? Только не строй выдуманных иллюзий! Я не верю в совпадения…

— Но, ты даже не видела, как она пила тот сок.

— Хейла…

— Просто надо узнать, ты виновата, или нет…

— Я? — ошеломленно воскликнула я. — Я?! Мы вместе это сделали!

— Да, я…, ты права, мы виноваты вдвоем…

Испуганно выдохнув, я нервно прикусила губу.

— Я должна поговорить с ней…, извиниться…

— Ты спятила? Хочешь рассказать ей правду?!

— А что мне остается?

— Просто забыть.

— Забыть? Такое нельзя просто вычеркнуть! Это всегда будет преследовать меня…, всю жизнь!

— Но тогда тебя исключат!

— И пусть…, я должна сходить к ней…

— Наверняка, Александра ещё без сознания.

— Ничего я подожду, когда она проснется…

— Ты сошла с ума, — прошелестела девушка.

— Я не дружу со своей головой ещё с того момента, когда решила, что могу остаться безнаказанной…

— Ты, правда, этого хочешь?

— Да.

Хейла тяжело выдохнула, и нервно протерла руками лицо.

— Пойдем…., я отведу тебя к ней…

Медсестра недовольно приподняла очки, когда я и Хейла показались на пороге. Она недоверчиво поджала губы, и медленно сплела вместе свои короткие пухлые пальцы.

— Что вы хотели?

— Мы…

— Я хочу увидеть Александру, — перебив подругу, сообщила я. — Это срочно.

— К ней нельзя.

— Почему же? Она сама так сказала?

— Нет. Так сказала я, а мисс Смит отдыхает.

— Она очнулась? — с надеждой прошелестела я.

— Боюсь, что всё гораздо хуже…, она даже не шевелилась…

Я почувствовала, как внутри что-то оборвалось. Страх и вина полностью подчинили меня своей власти, и я уже слышала, как мне напевают похоронную мелодию на кладбище…

— Хейла, подожди меня снаружи, — уверенно попросила я подругу.

— Но…

— Пожалуйста.

— Как хочешь…

Девушка грациозно повернулась на каблуках и медленно вышла из кабинета.

Что ж, теперь можно действовать, свидетелей нет….

Я резко подлетела к медсестре, и оказалась с ней так рядом, что наши лбы едва ли не соприкасались.

— Сейчас ты пропустишь меня к Александре, а сама будешь сидеть здесь тихо и смирно, словно никто и не заходил. Ясно?

Женщина медленно кивнула, и я недовольно отпустила её круглое лицо.

— Вот и отлично.

Быстро и решительно я отошла от стола, и уверенно распахнула дверь в школьную палату. Александра лежала на кушетке. Её руки безвольно свисали вниз, а кожа была такой же бледной, как и стены в этой комнате. Шелковые прозрачные шторы, пушистый бежевый ковер, мягкий диван и два кресла — казалось, это самая лучшая палата, из всех, что мне когда-либо доводилось видеть, но сейчас это было не важно. Я робко приблизилась к девушке, и виновато приземлилась на рядом стоящий стул.

— Алекс, ты меня слышишь? — глупо поинтересовалась я, всё ещё надеясь, что она волшебным образом очнется. — Прости…, мне так жаль…Я…, я правда не знала, что такое возможно, и…, черт я даже не знаю, зачем пришла, — голос нелепо сорвался, и я испуганно поджала губы. — Александра…, наверно, я и правда заслужила твою ненависть…, так что,…пожалуйста…, прости меня за всё…

— Бог простит, — внезапно прошептала она, и я недоуменно округлила глаза. — Но всё же это очень мило с твоей стороны…, не думала, что ты решишься на извинения…

Девушка резко распахнула глаза, и я почувствовала, как смятение одолевает душу. Что за черт? Почему она со мной разговаривает, когда должна лежать при смерти?!

— Бедная Анна, — протянула Алекс и легко вспорхнула с кушетки. — Перепугалась, наверно…, я, конечно, понимала, что обычным удивлением не обойдется, но всё же…

— Что? — истерично воскликнула я. — Это всё шутка? Ты не отравилась?!

Александра подошла к зеркалу, и, достав из кармана платок, аккуратно протерла рот, стирая с него остатки пены. Затем девушка, элегантно, села на диван, и закинула одну ногу на другую.

— Ну и как тебе? Удивлена?

Я ошарашено отошла к стене, не веря глазам. Неужели, это всё розыгрыш…, нет…, такого просто не может быть!

— Ты! — закричала я, и яростно оскалилась. — Ты дрянь!

— Спасибо, спасибо, — высокомерно проштудировала Алекс и наиграно поклонилась. — Я рада, что тебе понравилось…

— Да я…., я думала, что умираешь!

— С чего бы?

— Но Молли сказала…

— Ах, Молли, — мелодично протянула девушка. — Она получает третье место в конкурсе лучшая актриса этого розыгрыша…

— Что?

— Её роль была слишком короткой, но, по-моему, она отлично справилась…

— Ты сумасшедшая! Зачем тебе это?

— А зачем тебе было придумывать эти тупые детские приколы? — вопросом на вопрос ответила она.

— Это другое!

— Если бы! Просто ты проиграла, Анна…, я с самого начала знала, что и где мне поджидать. Шар в машине, пакет в шкафчике…, я осознанно шла именно туда, куда меня уверенно вела ты.

— Но…, но зачем? — ошеломленно воскликнула я.

— Чтобы сейчас, сидя здесь, получать грандиозное удовольствие, видя недоумение на твоем ангельском личике…, но как бы хорошо я не притворялась, что ничего не понимаю, мне всё же достается второе место…

— Неужели? — саркастически улыбнулась я. — Значит, всё же есть люди лучше тебя…, интересно узнать кто…

— Ооооо…, - усмехнулась Алекс. — Поверь, ты совершенно не хочешь знать, кто это…

— И тем не менее…

— Да, я всё равно тебе скажу, — довольно улыбнулась девушка. — Хочу полностью ощутить победу во всех её вкусах…

Я недовольно скрестила на груди руки, и гордо выпрямилась.

— Ну, давай! Удиви меня!

— Уверена?

Я молчала.

— Что ж…, первое место в конкурсе лучшая актриса занимает…, Хейла!

Мои руки так же уверенно как поднялись вверх, упали вниз, и я почувствовала, как внутри всё съежилось.

— Что? — недоуменно прошептала я.

— Да, она просто молодец! Оказывается, её рассказы были правдивы, и Хейла замечательная актриса.

— Я тебе не верю…

— Ну, так спроси у неё! — решительно заявила блондинка и резко поднялась с дивана. — Кто тебя подтолкнул к этому грандиозному плану, кто говорил, где лежат вещи, кто предложил добавить слабительное в мой сок, и, в конце концов, кто привел тебя сюда! Очнись, Анна, ты вела игру, думая, что держишь всё под своим контролем. Но ты ошибалась…. С самого начала, я была впереди на несколько шагов, а ты довольствовалась малым, наблюдая за моей испачканной машиной. И что теперь? Что?! Признай это, ты проиграла, и так будет всегда…, я умней, быстрей и хитрей…, я — это Александра Смит…, а кто ты?

Я унижено сконфузилась, и отрешенно посмотрела в окно.

— Тебя вокруг все ненавидят, родители издеваются, лучшая подруга предает…, ты просто пустое место, хотя…, даже, чтобы быть пустым местом надо занимать пространство, а ты…, в общем, ты поняла, о чем я…

Я почувствовала, как к глазам подкатили слезы, а сердце судорожно сжалось, доставляя невыносимую боль, боль от предательства…

Что может быть хуже? Что может быть ужасней? Так хочется убежать, разреветься и не выходить больше на свет, но…, я не такая…

Плакать?

Ни за что! Только не перед Александрой…, я не Хейла, и не позволю собой манипулировать…, я сильней…, и я справлюсь…

— Браво, Алекс, — неожиданно услышала я свой хриплый голос. — Твой план великолепен, и…, признаюсь, ничего подобного я не ожидала…

— Хорошо, что ты это видишь…

— Да, но ты выиграла лишь одну битву…

— В том-то и дело — я выиграла!

— Но проиграешь войну, — не обращая внимания на её восклицание, продолжила я. — Со мной лучше не связываться, но для тебя я сделаю исключение…, можешь позабыть о спокойной жизни…

— Упаси, Боже! Что же придумала коварная Анна! Опять шары мне будешь в сумку подкладывать?! — съязвила девушка и улыбнулась.

— Молились, чтобы всё было именно так…, потому что…, тебе конец…

Глава 16

Вырвавшись из палаты, я изо всех сил рванула по коридору. Злость пылала во мне ярым пожаром, ненависть заставляла слепнуть и бежать на ощупь. Я была вне себя от ярости.

Никто, НИКТО! не имеет право меня унижать! Я — Анна Локвуд. Я — девушка, которой все подражают, которой все завидуют, которой не мыслимо отчаяние.

И мне плевать на Александру, плевать на Хейлу, теперь прежняя Анна вернется, теперь всё будет по-другому…

Когда я оказалась дома? Честно, я даже не заметила, как с силой оттолкнула входную дверь и пулей бросилась в свою комнату. Рванув на себя дверцы деревянного шкафа, я резко выбросила пару больших коробок, перетянутых прозрачным скотчем.

Раз — и все они открытые валяются на полу.

Ненавистно вытаскивая из «бездны» короткие юбки, обтягивающие блузы, туфли на высоченных каблуках, я чувствовала несоизмеримое чувство власти. Я снова могу быть той девушкой, которой была раньше…, черт, как же я соскучилась за этой хладнокровной стервой, с золотистыми длинными волосами, выразительными глазами и идеальной фигурой…

Всё!

С меня хватит!

С этого дня больше нет серой мышки, изгоя, наивной идиотки…

Теперь я та, кем должна быть. Я АННА ЛОКВУД!

Я шла медленно, тщательно прокручивая бедрами полукруги. Каблуки цокали по школьному линолеуму, в плеере играла песня Three days grace — The good life, короткая юбка едва прикрывала колени, обтягивающая блузка, с глубоким декольте, казалась прозрачной…

Лица людей, провожающих меня взглядом, были просто шокированными. Их маленькие глазенки не знали, на чем именно остановится, но вот я прекрасно осознавала, чего хочу…

Я должна найти Александру…

Черные короткие волосы аккуратно уложенные, блестели в неяркие лучах солнца, синие глаза, подведенные черным карандашом, казались в два раза больше…

Прощай, недотрога!

Да здравствует новая Анна!

Преодолев очередной поворот, я оказалась в классе полном людей.

Ничуть не смутившись, я вздернула подбородок вверх, и грациозно продефилировала прямо перед носом Смит. Что ж, мне удалось кое-что прочитать на её перекошенном личике:

— Кто это такая?

— Ещё одна новенькая?

— Так эти волосы…

— ЧЕРТ, ЭТО АННА!?

Да, именно это я и увидела. Торжествующе втянув воздух, я медленно опустила на стул, и элегантно перекинула одну ногу на другую. Я совсем не удивилась, когда мисс «Лучше всех», подскочила к моему столу.

— Что это значит?! — яростно выпалила она.

— Что именно? — спокойно поинтересовалась я, и мило улыбнулась.

— Твой наряд…, ты с ума сошла?!

— Чего ты так взъелась? Не нравится, что теперь в школе есть девушка гораздо красивее тебя?

— НЕ угадала! — язвительно ухмыльнулась она. — Не нравится, что теперь у нас в классе появилась потаскушка!

— Раньше надо было бить тревогу, детка! — уверенно отчеканила я. — Ещё когда твоя «наипрекраснейшая фигурка» показалась на пороге этого кабинета…

— Ой-ой-ой! Решила съязвить?! Очнись, Анна, ты уже проиграла, к чему лишние колебания…

— Послушай меня внимательно, — убийственно четко отрезала я, и посмотрела в глаза Александры так, что у девушки пробежали мурашки по спине. — Я буду делать то, что захочу, и ты, со своей идиотской тупостью, ничего не сможешь исправить. Просто прими то, что больше нет той мисс Смит, которая была раньше. Теперь есть я, и твоя упругая задница нам ни к чему, так что…, можешь, смело выметаться отсюда…

— Что? — рассмеялась Алекс, чем не мало меня удивила. Я думала, что мой вампирский взгляд сумеет напугать кого угодно, но…, видимо он берет лишь уравновешенных людей…, - Заткнись, деточка! Выметаться? Мне?! Да ты видно рехнулась, раз решила, что я так просто сдамся!

— Неужели? Тогда всё будет гораздо сложней…

— Сложней?! Ни вижу ничего сверхъестественного в том, что завтра ты не будешь учиться в этой школе…, это как, само собой разумеется!

— Попробуй!

— Пробую, не сомневайся!

— А я и не сомневаюсь! Никогда не сомневаюсь, так что просто отойди в сторону, и не мешай мне! Иначе последствия будут ужасными…

— Запомни раз и навсегда, — зло прохрипела Алекс. — у меня никогда не бывает последствий. Я всегда первая! Я всегда лучшая! Так что…, да пошла ты!

— Контролируй себя, Александра, — с презрением выпалила я и резко вскочила. — Я ведь могу постоять за себя…

— Я тоже.

— Не уверена, что такая тупица как ты, может противиться мне!

— А ты не думай! Просто пожимай плоды неудач и унижений, а там…, я сама разберусь…

— Дрянь!

— Шлюха!

— Стерва!

— Спасибо, — улыбнулась Алекс. — Это моё главное достижение…

— Да, ты больная! — с абсурдом вскрикнула я, разведя руки в стороны. — У тебя вообще извилины работают?! Ты просто жалкая потаскушка, и гордишься этим…

— А разве ты — нет? — с укором спросила она, и довольно скривила лицо в улыбке.

Я уже открыла рот, чтобы воспротивится, но вдруг замолчала. Не мои ли мысли говорили о том, что я жутко соскучилась за хладнокровной стервой, которая дремлет внутри?! Просто супер, я такая же дрянь, как Алекс…

Получается, ненавидя её, я ненавижу саму себя…

«Так Анна, соберись! Сейчас не время для того, чтобы сдаваться…»

— Алекс, отвали от меня, иначе война начнется прямо здесь.

— Что ж, жду с нетерпением…, знаешь, мне порядком уже и надоело это безделье.

— Тогда я с радостью его нарушу, — довольно отрезала я.

— Хотелось бы узнать как?

— Как? — уверенно переспросила я, осматривая глазами класс, и тут мой взгляд остановился именно на том человеке, который мне был нужен. — Вот так…

Я решительно оттолкнула девушку от себя, и грациозно направилась к Джеймсу…

Парень в недоумении смотрел прямо мне в лицо, и никак не мог понять, кто перед ним стоит. Что ж…, мне это было и не нужно…

Театрально засмотревшись в потолок, я элегантно «подвернула» ногу, и упала в объятья загорелого красавца. Его руки крепко обвили мою талию, и решительно придвинули к себе, словно я была такой же легкой, как пушинка.

— Ой, — протянула я, уже чувствуя жар, исходивший от Александры. — Прости…, я такая неуклюжая…

— Да, ничего, — неуверенно ответила парень. — Я рад, что ты упала…

Я недоуменно вскинула брови.

— То есть…, я рад, что я тебя подхватил, когда ты падала, или…, ну…

— Я поняла, — мелодично рассмеялась я, с сожалением наблюдая за мозговым штурмом Джеймса. Что ж, парень…. Можешь не напрягаться. Моё сердце уже занято, а ты всего лишь пешка…, не справедливо, но…

— Убери от него свои руки! — внезапно послышался неприятный визг, и меня с силой откинули назад.

Я ошеломленно посмотрела перед собой и увидела пылающие лицо Алекс.

— Никогда не прикасайся к нему!

— Александра, ты чего?! — недоуменно вскрикнула парень.

— Да, это же та ненормальная! Анна! Ты что не видишь?!

— Это она…?

— Да, идиот!

— Алекс, да у тебя проблемы с психикой, — вставая со стула, на который меня только что откинули, ответила я. — Нервишки шалят…

— Заткнись, ради бога! Всё равно язвить ты не умеешь…

— Всё приходит с опытом…

— Анна?! Это ты?! — всё не верил Джеймс.

— Да, и у меня к тебе есть предложение, — игриво протянула я, решительно приближаясь к парню.

— Не слушай её!

— Может, сходим куда-нибудь? В бар, например…

— Я…, я бы с удовольствием, — заикаясь, пролепетал Джеймс, едва дыша.

— Отлично.

— Что?! — взревела Алекс. — Ты не посмеешь! Ты…, ты!

— Поезд уехал, детка, — усмехнулась я, и взяла парня под локоть.

— Джеймс, неужели ты пойдешь с ней? — со светящимися от безысходности глазами прохрипела Александра.

Повисло молчание…

Парень посмотрел сначала на меня, потом на бедную блондинку, на класс, парты. В общем, осмотрел всё, что только можно, и, наконец, выговорил:

— А почему бы и нет?

Волосы девушки встали дыбом, щеки окрасились в красный цвет, а глаза…, ох, лучше бы я

этого не видела…

— Ненавижу! — закричала блондинка. — Ненавижу тебя, и всю твою семью!

— У нас это взаимно…

— Я сравняю тебя с землей! Ты будешь молить меня о прощении!

— Наконец, заучу хотя бы одну молитву…

— Ненавижу! НЕ-НА-ВИ-ЖУ!

— Пока, Алекс, — мило пропела я, и помахала девушке рукой. — Пойдем Джеймс, у нас тяжелый день…

— А как же уроки?

Я удивленно вскинула брови, и глубоко вдохнула.

— Парень, забудь сегодня про школу…, мы идем развлекаться…

«И за одно выводить из себя мисс Александру Смит…»

Глава 17

Просто невероятно! Я стояла в своей комнате, глупо уставившись в зеркало. Что с моими волосами? Я медленно взяла пряди в руки. Они снова стали прежней длины и, главное, вновь обрели золотистый оттенок! Видимо, пока я ковыляла до дома, мои локоны медленно меняли цвет. Неужели это видели прохожие? От этой мысли меня передернуло. Но в любом случае, я снова неотразима, а это как раз кстати, ведь сегодня за мной должен зайти Джеймс и мы вместе отправимся в клуб, чтобы продолжать злить нашу королеву. Хорошо, что Калебу я ничего не сказала! Конечно, совесть меня нещадно мучала, но месть-дело чести!

Я воинственно прошлась по комнате. Верно, говорят люди: девушки пытаются что-то изобразить и чем-то удивить окружающих не ради парней, а ради других девушек. Ох, это вечное стремление обезоружить потенциальную соперницу живет в нас испокон веков. Так в чем же я буду блистать перед Александрой? Сегодняшний образ девочки-разбойницы, конечно, сразил всех на повал, но я ведь не хочу прослыть дешевкой? Мне нужно, что-то более интересное, а главное, чтобы марка дизайнера была посолиднее…

На новый имидж у меня было всего несколько часов, поэтому я, словно ошпаренная металась по городу в поисках магазинов. Хорошо, что по приезду я сразу присмотрела несколько прекрасных местечек, поэтому время было сэкономлено. Итак, в одном из павильонов я приобрела мини-юбку небесно голубого цвета. Оны была вся такая воздушная, поэтому я не казалась в ней уличной девахой. Потом я нашла бледно-розовый топ, который также придавал моему образу миловидность, и синий атласный жакет с рукавами в три четверти, чем сделал меня стильной штучкой. Все это творение завершала миниатюрная шляпка белого цвета, купленная в модном отделе аксессуаров. Она помогла мне справиться с одной большой проблемой-беспорядком на голове…

Когда я вернулась домой с огромными пакетами, у меня в запасе оставалось меньше часа. Я быстро облачилась в свой наряд, навела марафет на лице и вуаля! Я просто королева бала. Теперь Александра сойдет с ума от гнева, а Джеймс… ох, бедный Джеймс, того гляди и сделает мне предложение. Мои мысли полностью поглотили меня, пока сознание не отрезвил звонок в дверь. Я вся при параде побежала к выходу, и что же я там увидела? Конечно, же за дверью стоял Джеймс. Как только его взгляд встретился с моим, он просто оторопел. Перед ним стояла прежняя Анна Локвуд, не та простушка с темными волосами и заниженной самооценкой, а совершенная блондинка, которую он встретил в день моего переезда.

— Ты… ты просто потрясающе выглядишь, — восхищенно выпалил он и улыбнулся во все тридцать два зуба.

— Спасибо, — мило бросила я и заправски схватила его под руку, — ты теперь мой кавалер на этот вечер?

— Я бы хотел им быть намного дольше, — очаровательно подыграл мне Джеймс и мы пошли с ним по узким улицам города.

Признаться, Джеймс хороший парень, он красив, обаятелен и все такое, но в нем не было чего-то большего, что могло привлечь такую девушку, как я. Он мне ужасно напоминал моего бывшего из Интернешнл-Фоллс. А с ним я не очень хорошо рассталась. Но с Джеймсом, как ни крути было весело, признаться, они бы с Алекс спелись. Два подростка, родившихся с серебряной ложкой во рту, два карьериста, два довольно симпатичных человека. Я бы была счастлива их союзу, но не сегодня! Сегодня мне надо доказать Александре, что теперь она проиграет!

Клуб располагался в самом центре города. И, признаться меня сразу же расположила обстановка. Роскошно, весело и безбашенно. Самое место, чтобы свести счеты с врагом. Мы с Джеймсом заняли место над танцполом, чтобы видеть всех окружающих, а главное, чтобы все смогли пялится на нас. Я то и дело выглядывала с балкона в поисках Александры. Но нужный объект пока не появлялся. Джемс в это время пытался произвести на меня впечатление. Он все спрашивал, как мое настроение, ежеминутно интересовался моим мнением об этом клубе. Я одобрительно кивала в ответ. Вскоре нам принесли бутылку дорогого шампанского, и я не удержалось. С каждым глотком я чувствовала, как пузыри дурманят мой мозг, а глаза начинают слезиться. Я хохотала над шутками Джеймса и рассказывала ему истории о своей жизни, кажется, я постепенно начинала забывать, зачем сюда пришла. С другой стороны, действительно, зачем, что-то делать? Я прекрасно выгляжу, в одном из самых дорогих мест в городе, а рядом сидит симпатичный парень. Мне весело и хорошо. Чего еще можно желать? Но внезапно я увидела, как на середину танцпола вышла худощавая блондинка с длиннющими ногами и в обтягивающем сиреневом платье. Не оставалось никаких сомнений: Александра здесь! Она начала плавно двигаться в такт музыке, чем сразу же собрала вокруг себя толпу фанатов. Я сидела на балконе и пристально наблюдала за девушкой. Что эти психи на нее глазеют? Сами, что ли хуже танцуют? В любом случае, мне нужно прямо сейчас спуститься вниз, желательно с Джеймсом. Ну, что же друзья, попрошу поднять занавес! Шоу начинается! С этим кличем внутри себя я снова осушила бокал и поднялась со своего места, меня слегка качнуло в сторону:

— Джеймс! Пойдем потанцуем!

Парень просветлел:

— Я полностью тебя поддерживаю.

Он обхватил мою талию, а я обняла его за шею, как давнего друга. Мы выглядели очень угрожающе, в самый раз для Александры. Когда мы оказались внизу, вокруг мисс популярности уже собрался довольно внушительный круг, внутри которого девушка выдавала ритмичные па.

— Чего это они? — слабым голосом поинтересовалась я.

— Это просто дань уважения нашей королеве, — усмехнулся Джеймс, — люди совсем с ума по сходили.

— Правда! — Поддержала его я.

Неожиданно, кто-то толкнул меня в плечо. Я обернулась и увидела Хейлу

— Ой, прости, я тебя даже не заметила, — с издевательской усмешкой крикнула она.

— А чего ты улыбаешься? — вызывающе спросила я, — признаюсь, мне понравилась ваша шутка с Алекс, даже скажу, что я проиграла, но только, Хейла, не стоит брать на себя слишком много, дорогая, выиграла битву Александра, а ты была всего лишь пешкой, — я вскинула светлую прядь ее волос, — и если точнее белой пешкой, с ужасно прокрашенными корнями.

Джеймс расхохотался.

— Просто признай, что ты никто, — резко бросила Хейла, — что ты думала? Вырядившись сейчас и схватив под руку симпатичного парня, ты что-то сможешь исправить? Посмотри, в этом мире тебе нет места!

Я наигранно огляделась по сторонам:

— А ты можешь мне показать свое?

— Не смеши меня, — ответила Хейла, — я с самого рождения принадлежу ему, а вот ты…

— А я, думаю, что тоже вольюсь в ваш «дружный» коллектив, — улыбнулась я и резко развернувшись, направилась к барной стойке.

Хейла, что-то крикнула мне в след, но я не услышала, я просто следовала к своей цели.

Взобравшись на стойку, окруженную яркой подсветкой, я раздавила несколько бокалов каблуками. Все, кто находился рядом отошли на безопасное расстояние и одобрительно закричали, они же ждали шоу, да будет так! Я схватила рядом лежащий микрофон:

— Вы… вы не могли бы сделать музыку потише! — заорала я, что есть силы.

Люди, постепенно поворачивали головы в мою сторону и подходили к барной стойке. Вскоре на танцполе не осталась ни одной живой души. Кроме Александры. Она, скрестив руки на груди, смотрела прямо мне в глаза, лицо ее светилось негодованием.

Вскоре клубная музыка, которая недавно разрывала это здание стихла. И я смогла говорить.

— Итак, спасибо, я хочу попросить немного внимания и аплодисментов.

Все восторженно завизжали.

— Дело в том, — продолжила я, — что моя лучшая подруга попросила станцевать для нее, не могли бы вы, — я повернулась к ди-джеям и улыбнулась, — поставить, что-нибудь более интересное.

Те улыбнулись и через несколько секунд в колонках послышались знакомые басы. Да это же Good life! Как кстати!

— Александра! — неожиданно крикнула я и ткнула в сторону девушки пальцем. — Этот танец для тебя!

Как только песня набрала свои обороты, я стала, словно сумасшедшая двигаться в такт, то и дело перебирая ногами по барной стойке. Все вокруг орали, аплодировали, многие косо смотрели на Александру, которая недоуменно пялилась в мою сторону. Я привлекла к себе все внимание клуба Вот так то! Потом я спрыгнула вниз и продолжила свой танец, люди двинулись за мной. Я подошла к Джеймсу и схватила его за руку. Он не отказался от такого поворота событий. Мы двигались в унисон из нас бы вышла отличная танцевальная пара. Правда я чувствовала, как он делал несколько попыток, чтобы поцеловать меня, но я не давала ему этого сделать. Конечно, было бы намного круче, если бы это произошло прямо перед носом Александры, но мне не хотелось так далеко заходить. Вокруг творилось, что-то невероятное, все неожиданно стали скандировать мое имя. Как только песня подошла к концу я снова взобралась на стойку и отвесила сценический поклон. Люди понимали, что я была невероятно пьяна, но эта выходка их очень поразила. Александра стояла с открытым ртом, вся побагровевшая от злости.

— Я тебя люблю, Алекс!!!!!! — Заорала я. Все засмеялись.

Внезапно, я потеряла равновесие и, замахав руками в разные стороны полетела за стойку. Я уже была готова к болезненному удару, как вдруг меня подхватили чьи-то крепкие руки.

— Абсолютная победа, — шепнул кто-то мне на ухо.

— Спасибо! — захохотала я,

— Неожиданно все поплыло перед глазами и, мое тело обмякло в объятиях незнакомца. Я блаженно закрыла глаза, больше ничего не помню….

…Пусть музыка пройдет сквозь моё тело…

…Хочу, чтобы алкоголь, полностью подчинил меня своей власти…

…Картинки…, всё смазано…, ничего не вижу…

…Моя голова…, она кружится…

…Я…, я… теряю равновесие и…

— Где я? — резко подскочив, вскрикнула я, и растеряно огляделась вокруг. Неуклюже протерев глаза, я ещё раз осмотрелась и вдруг поняла, что нахожусь в своей комнате.

— Но…?

— Я рад, что ты очнулась, — внезапно произнес чей-то голос, и я, схватившись руками за простыню, испуганно взвизгнула.

— Тшш! Это я.

Из темного угла ко мне навстречу сделал шаг, размазанный силуэт. Его руки потянулись вперёд, тело чуть наклонилось…

— Калеб?! — ошеломленно прохрипела я, недоуменно встряхнув головой. — Что ты тут делаешь?

— Было бы разумней спросить, как ты здесь оказалась…

— Эм…, не понимаю…

— Может, я и слепой, но прекрасно знаю, чем ты занималась в клубе. Что ж, поздравляю, ты совершенно не контролировала себя, когда я тащил тебя домой.

— Ты? Ты тащил меня?!

— А ты думала этим займется твой новоиспеченный кавалер?

Я растеряно нахмурилась, и медленно привстала с кровати.

— Кавалер? О чем ты?

— Джеймс…, ему тоже было весело…

— А! Так ты про этого чудака?! Брось…, он лишь пешка в моем коварном плане, — язвительно усмехнулась я, и уверенно приблизилась к парню. — К счастью, мне он мне больше не нужен.

— Неужели?

— Да, думаю, с Александры достаточно, — я обвила руками шею Калеба, и устало откинула голову назад. — Как ты оказался в баре? Я не хотела, чтобы так вышло, просто…

— Просто можно было меня предупредить о том, что вечером будут танцы на столе…

— Извини…

— И ты делаешь всё это только ради того, чтобы насолить Алекс?!

— Нуууу…, да…

— Сумасшествие какое-то, — недовольно прохрипел парень. — Это глупо.

— Почему же? Я просто хочу поставить её на своё место.

— Таким образом?

— А что тебе не нравится? — уже с частичкой раздраженности воскликнула я. — Она меня опозорила! Унизила у всех на виду! Конечно, я должна дать отпор!

— Ты делаешь только хуже…

— Да? — расстроено вскрикнула я, и убрала руки с плеч Калеба. — Правда?! Что ж, значит, так нужно…

— В том то и дело — это никому не нужно! Ты…, ты теряешь саму себя, пытаясь быть похожей на Александру…

— К чему ты это говоришь? Очнись парень, ты должен быть на моей стороне!

— Оооо…., - протянул Калеб, и нелепо улыбнулся. — Видимо алкоголь ещё не полностью испарился из твоего организма…

— Просто он в моей крови.

— Раньше я этого не замечал.

— Ну, теперь ты знаешь, — я недовольно скрестила руки на груди, и встряхнула волосами. — Что тебе ещё не нравится?

— Перестань…

— А что? Давай! Отчитай меня!

— Анна…

— Да, я поступила, гадко пользуясь Джеймсом, скрывая от тебя свои планы, но всё это было сделано не просто так! Александра унизила меня!

— Да, ты сама себя унижаешь! — горячо воскликнул Калеб. — Что с тобой такое? И…, и эти волосы…

— Так тебе уже и это не нравится?! Отлично!

— Хватит! Просто выслушай меня! — Калеб подошел ближе ко мне, расцепил скованные в замок руки и неожиданно сказал. — Доверься мне!

— Ты о чем?

— Просто…, просто…

— Ты нервничаешь? Что случилось? Ведь дело не в клубе…

— Нет, я…, - парень провел рукой по шелковистым волосам. — Давай покончим с этим!

— С чем? — озадачено спросила я, вскинув брови. — Всё в порядке?

— Надо уехать…, прямо сейчас!

— Что?! Уехать из-за того, что я танцевала на столе? Ты не перегибаешь палку? — нервно усмехнулась, я.

— Послушай! — парень резко схватился руками за мои плечи, посмотрел мне прямо в глаза, и тут я увидела зеленый цвет его радужки…

— Калеб, твои глаза…

— Надо уехать!

— Они…, - продолжила я. — Они видят…

— Анна!

— Что это значит?! — ошарашено вскликнула я. — Ты зрячий?!

— Нет! Это не важно, главное, нам нужно убираться отсюда!

Я растеряно отцепила от себя руки парня и сделала шаг назад.

— Калеб, что ты скрываешь?

— Послушай, нам надо…

— Я чувствую ложь, — тихо прохрипела я, ощущая всеми клеточками своего тела обман, исходящий из тела человека, стоящего напротив. — Калеб…

— Просто верь мне! У нас нет времени, Анна я…

Внезапно внизу раздался грохот, и в доме повис странный запах, от которого моя голова пошла кругом.

— Что это было? — едва стоя на ногах, прошептала я. — Что…, что это…

— Анна! — прокричал парень, и тут же оказался рядом со мной. — Держись! Просто возьми меня за руку!

— Калеб, я…, я не чувствую своего тела…

Конечности словно парализовало. Едкий запах заполнял легкие, и я уже осознавала, что мой организм не подвластен мне. Ноги подкосились, и я, обмякнув, упала прямо в руки парню.

— Черт! Только…, только не спи!

— Я не понимаю…

— НЕ спи, не…, - Калеб резко замолчал, увидев, как мои зрачки закатывают под веки. — Анна! Нет! Слушай мой голос! Анна!

— Прости я…, - глубоко вдохнув воздух, я потерялась в пространстве. — Я засыпаю…

Глава 18

Я распахнула глаза. В ту же секунду свет настолько яркий, что сравнить его можно только с сиянием звезды, обжег роговицу. Резко схватившись руками за лицо, я испуганно выдохнула.

— Что, черт возьми, происходит?

Ныло все тело, словно были переломаны кости! Вот только я толком не могла понять, где именно возникал источник. Боль разносилась настолько стремительно, что я не успевала осознавать, что именно будоражит рассудок. И когда в очередной раз судорога сковала голову, мои пальцы резко вцепились в простыню, и сжали её настолько сильно, что ногти продырявили матрас.

— Не стоит сопротивляться, — неожиданно прохрипел низкий голос. — Этот препарат реагирует на эмоции. Чем ты спокойней, тем боль меньше…

Я попыталась побороть страх, и, сделав глубокий вдох, открыла глаза. Теперь свет не был таким убивающим как впервые, но, тем не менее, всё вокруг до сих пор было огромным сплошным белым пятном.

Недоуменно прищурившись, я рассмотрела перед собой мужчину с темным цветом кожи. Черные глаза смотрели прямо на меня, словно изучали каждый сантиметр моего тела…

— Кто вы? — болезненно спросила я, и медленно выдохнула. — Что происходит?

— Ты в штаб квартире…

— Эм…, ещё раз…

— Меня зовут Грекхем, — мужчина подошел ближе, и я автоматически попыталась протянуть ему свою руку, но не тут-то было. Моя кисть была крепко привязана к постели.

— Что за…? Я не поняла…! Какого черта?:!

— Тихо, не кричи!

— Почему я привязана!? — панически закричала я, нервно дергаясь в разные стороны. — Отпустите!

— Бесполезно… Эти оковы сдержат кого угодно…, даже вампира…

Я озадачено замерла и недоуменно нахмурилась.

— Откуда вы знаете? Вы тоже…

— Нет, — рассмеялся Грекхем. — Упаси Боже.

— Тогда, кто?

— Я охотник на таких, как ты…

— Охотник? То есть, вы те, кто должен был…

— Да-да-да, твоя мама рассказывала тебе именно про нас…

Я испуганно расширила глаза, и осознала что нахожусь в какой-то чертовой белой комнате в штаб квартире у охотников, которых так сильно боялась моя семья. Что ж, сейчас наверно, как раз время для паники…

— Помогите! — заорала я, пытаясь сорвать оковы.

— Только не кричи…, всё равно тебя никто не услышит…, ну твои родные уж точно…

— Что вы имеете в виду? — осторожно поинтересовалась, настороженно посмотрев на мужчину.

— Твоя семья мертва…

Приговор — вот что я услышала в этой фразе. Осознание истины пришло чуть позже. Сначала я просто не поняла смысла этих слов. Мертва- что это вообще означает? И только потом, когда стены начали давить на меня, словно напоминая о том что я нахожусь в засаде, мой рассудок опомнился.

— Нет! Я не верю! — закричала я, и вновь рванула цепи. — НЕТ!

— Хватит!

— КАЛЕБ!

— Оооо…, просто смешно…

— КАЛЕБ! — не обращая внимание на его смех, продолжила вопить я.

— Он не придет на помощь…, детка тебя обманули…

— Где моя семья? Где мама, папа… где Кэсси?!

— Наверно, наслаждаются огненным пламенем в аду…

— НЕТ! МАМА!

Я с такой силой рванула руку, что цепь предательски скрипнула, и одна моя кисть оказалась на свободе.

— Охрана, — спокойно проштудировал Грекхем, и отошел назад.

— НЕТ!

— Связать её…

В ту же секунду на меня накинулось пять мужчин, и придавило к постели. Я изо всех сил пыталась оттолкнуть их, но тщетно. Мои силы против них приравнивались к нулю…

— Анна Локвуд…, знаешь ли ты, кто ты такая?

Мужчина медленно опустился на стул, стоящий у стены, в то время как я разразилась истеричным плачем.

— Тебя никогда не мучили вопросы? Почему я не такая как все? Почему мои способности проявились только сейчас? Почему волосы меняют цвет, и я могу чувствовать эмоции других? Почему, почему, почему?! Что ж, я готов ответить на все скопившиеся вопросики, но только при одном условии…

Я упрямо закусила губу, пытаясь держать себя в руках, но из этого ничего не выходило. Грудная клетка то и дело взрывалась плачем.

— Ты будешь молчать, а я буду поведывать тебе историю твоей же интереснейшей жизни…

Судорожно вдохнув, я набрала в легкие побольше воздуха, и крепко зажмурила глаза.

— Когда тебе исполнилось все три года, ты уже обладала феноменальными способностями, — начал рассказ Грекхем, и задумчиво улыбнулся. — Такой ребенок, как ты должен был превзойти по мощи любого охотника. Что…, в прочем, никак не шло нам на руку. Мы решили сделать то, что ещё никто не пытался осуществить: мы захотели смешать кровь. Что же случится, если ген вампира и его злейшего врага — охотника — воссоединятся?! — мужчина замолчал, и тяжело выдохнул. — Получилось существо, обладающее и теми и другими качествами, так сказать универсальное оружие…, осталось только переманить его на нужную сторону. Но…, твои родители вновь забрали тебя у нас, и надежно укрыли, всячески заметая за собой следы…Так начался глобальный поиск по всем свету девушки, по имени Анна Локвуд. Ген охотника подействовал на тебя весьма странно, учитывая, что почти все первые десять лет у тебя отсутствовали способности, но сейчас… Черт, подери, если я солгу, сказав, что ты можешь заменить целую армию…

— Просто идиотизм, — убийственно четко отрезала я, и открыла глаза. — Вы болван…

— Нет, я гений! Я создал существо самое сильное на земле! И теперь…, теперь ты вновь дома и можешь делать то, что я тебе скажу…

— НЕ обольщайтесь. Я девушка с характером…

— Это было видно, учитывая то, как ты жила, а об этом мне всё известно, — Грекхем поднялся со стула и подошел к кровати. — Уже целый месяц за тобой следил самый высококвалифицированный из молодых охотников, человек…

Я апатично вскинула брови.

— Калеб…

Сначала моё сердце разорвалось на мелкие кусочки, а потом, я вдруг поняла, что совсем не удивлена. Я знала, что он что-то скрывает. Почему же этому не быть истиной?! Калеб охотник…, это многое объясняет…

— Вы…, - прохрипела я, и медленно закрыла глаза. — Вы отняли у меня всё…

Мужчина недоуменно нахмурился, и тяжело выдохнул.

— Никогда не плач при мне…, вампиры не умеют чувствовать…, и своими слезами ты заставляешь меня ощущать вину и ответственность….

— Я…, я просто прошу…, скажите правду…, где мои родные?

Последовала пауза, Грекхем вздохнул, и посмотрел в потолок.

— Они мертвы…, я не соврал тебе…

Слезы новым потоком хлынули из глаз, и я осознала, что больше не могу дышать. Задыхаясь в приступах истерики, я поняла, что меня предали…

Моих родных больше никогда не будем со мной рядом…, и всё потому, что я связалась с Калебом…

— Ненавижу…, - тихо прошептала я, глотая соленые слезы. — Ненавижу вас всех…

— И правильно делаешь…

— Когда-нибудь я выберусь отсюда, и…, и убью вас…

Грекхем замолчал, и резко подлетел ко мне, схватившись рукой за мои волосы.

— Завтра ты умрешь…, всё что нам нужно, мы уже сделали. Твоя кровь в сотнях пробирок…, ты нам больше не нужна…

— Вы думаете, мне страшно? — с сарказмом поинтересовалась я, смотря прямо в глаза мужчине. — Да, пошел ты!

— Я лично прослежу за твоей кончиной…

— А я за твоей!

Резко отбросив мою голову назад, Грекхем презрительно улыбнулся.

— Говорят, вампиры практически не ощущают физической боли, — медленно прошептал он у меня над ухом. — Думаю…, стоит это проверить…

Дальше что-то с силой врезалось в мой висок, и наступила тьма.

Я проснулась от того, что кто-то изо всех сил дергал меня за руку. Мне хотелось открыть глаза, но это было непросто. Все мое тело болело, я лежала ничком на каком-то матрасе.

— Я прошу тебя, очнись, — взмолился знакомый голос.

Мои веки с трудом разлепились. Калеб! Я словно ошпаренная подскочила на ноги и попятилась назад. Все вокруг плясало перед глазами. Я оступилась и с грохотом упала на пол. Калеб мигом подбежал ко мне. Он обхватил меня за талию и вновь поднял:

— Прости, мне очень жаль, что так вышло, — шептал он, — но я знаю, как нам выбраться, мы сбежим…

— Тебе не жаль, — прохрипела я, пытаясь не смотреть ему в глаза, — посмотри на меня, во, что я превратилась?

— Я никогда себе этого не прощу, когда я получил задание я не знал, что полюблю…

— Не смей так говорить! — Неожиданно взревела я и изо всех сил ударила его в грудь. Его объятия ослабли и я вырвалась на свободу, — я ненавижу тебя! Ты отобрал у меня все, что было дорого, те кто любят по-настоящему, никогда бы так не поступили!

— Потише, прошу, они ведь…

— Мне плевать! — Я еле держалась на ногах, сжимая кулаки от боли и обиды, — Я никуда с тобой не пойду! Я не верю тебе! И спасать меня больше не надо!

Неожиданно воздух пронзил разрывающий гул сирены. Я закрыла уши и закричала.

— Это они! Они узнали! — выдохнул Калеб, — нельзя терять ни минуты!

Он резко схватил меня за руку и одним движением взвалил к себе на плечо. Мне стало еще хуже, не было сил отбиваться, и больше не было сил кричать. Он несся со скоростью света, то и дело дергая запертые двери. Он что-то отчаянно бормотал себе под нос, а я беспомощно болталась на его плече. Вскоре мы с Калебом оказались на улице. Я подумала, что все кончено, потому что в лицо ударил свежий ветер, но его фраза полностью разрушила мои иллюзии:

— Приготовься, — шепнул мне Калеб, — последний шанс сбежать- это крыша.

Я поняла, что мы стоим у самого края, внезапно мне тряхнуло изо всех сил, а после я почувствовала невесомость. Неужели он прыгнул? В мгновение ока я услышала удар о землю, плечо Калеба со всей силы уперлось мне в грудную клетку. Я вскрикнула от боли.

— Еще немного, — бросил он.

Оказавшись на свободе, Калеб прибавил скорости. Я вцепилась в него руками, отчаянно жмурясь, надеясь, что это все просто кошмарный сон. Он бежал, бежал, бежал, а позади все еще слышались крики разъяренных охотников, они преследовали на, но Калебу удалось оторваться. Неожиданно он споткнулся и я слетела с его плеча. Ударившись о землю я покатилась по темно-зеленому склону. По лицу хлестали ветки, а тело рвали камни. Мне хотелось кричать, но сделать этого я просто физически не могла. Было больно и страшно.

Наконец, я остановилась. Я лежала на животе, уткнувшись лицом в сырую землю. Я слышала, что где-то вдалеке меня зовет Калеб. Он кричал мое имя, в надежде, что я услышу его. У меня еще оставались силы подать сигнал, но делать это я не собиралась, я не хочу, чтобы Калеб нашел меня. Слезы снова хлынули из глаз, я сжимала в руках грязную траву и истерично рыдала.

Неожиданно прямо надо мной послышался голос:

— Анна!

Я перекатилась на спину и посмотрела прямо ему в глаза.

— Слава Богу, ты жива! — Выдохнул Калеб, — нам удалось! Мы сбежали! Теперь…

— Теперь уходи!

Он поднял меня на ноги и неожиданно прижал к себе. Я грубо оттолкнула его в сторону:

— Не прикасайся! Ты предатель! Убийца! Я ненавижу тебя! Ты отобрал у меня все! Всю мою жизнь! А я тебе доверяла! Слышишь? Я верила тебе! — я орала, что есть силы, вытирая горячие слезы.

— Послушай, Анна! Я виноват перед тобой, но я люблю тебя! Понимаешь? Я полюбил по-настоящему, как об этом пишут в книгах! Ты стала единственной, для которой мне хочется жить! Я предал тебя, но я не хотел,… черт возьми! Ты для меня всё в этом мире, мне никто не нужен!

— Ты убил моих родных! — Словно не слыша, повторила я.

— Я был лишь…

— Ты убил их!

— Анна! Мы ведь не обычные люди! В нашем мире не все так просто! Каждый день нам приходится видеть горе, разочарование, видеть смерть! Ты вампир, ты должна знать это, ты должна быть готова,… я только прошу, чтобы ты пошла со мной! Клянусь, я не причиню тебе зла, я огорожу тебя от проблем. Ты будешь чувствовать себя в безопасности. Прошу, пожалуйста, дай мне еще один шанс, — он медленно подошел ближе ко мне, — ты моя жизнь, Анна…

Я отступила назад.

— Я прошу, у нас мало времени…

— Что?

— Я преступил закон, наш закон. Охотник, который предал семью, навсегда будет изгнан из стаи… но, Анна. Я готов понести любое наказание, я лишь хочу, чтобы ты была рядом, поверь, ты лучшее, что осталось в мое жизни. Мы нужны друг другу, пойми…

Внезапно в моей голове что-то перевернулось, мне стоило бы просто уйти, но мои глаза наполнились слезами и я внезапно ринулась в объятия Калеба. Он прижал меня к груди, я почувствовала непреодолимую радость, словно так и должно было быть, словно я должна принадлежать ему. Он зарылся лицом в мои волосы и шептал, что-то ласковое, я обвила его мускулистый торс руками и разразилась рыданиями. Он прав, мы вместе! Мы должны быть рядом! Это высшая награда для нас обоих!

— Калеб, — проревела я, сжимая в тиски его кофту. — Зачем же ты лгал? Зачем скрывал от меня правду?

— Прости, прости, прости…

— Я так хочу тебя ненавидеть! Но…, но не могу…

— Я заслуживаю этого, — хрипло прошептал парень. — Я знаю, ты в праве уйти…

— И так же ты знаешь, что я никогда не сделаю этого….

— Впрочем, как и я…

— Я люблю тебя, — сквозь слезы выдохнула я. — И от этого так больно…

— Не хочу, чтобы тебе было больно, — взволнованно проговорил Калеб.

— Поздно…, любовь этого всегда страдания и муки…

Калеб не ответил.

Вдруг внезапно я почувствовала, что-то не ладное. Тело парня напряглось, мышцы стали твердыми, как камень. Он неожиданно отпрянул от меня и схватился руками за голову.

— Калеб?!

— Черт…, что…, что это такое?! — панически прокричал он, и нервно сдавил свои виски.

— Что с тобой?

Неожиданно ноги парня подкосились, и он с грохотом упал на колени.

— Калеб?!

— Беги, Анна! — внезапно закричал он, чем окончательно запутал меня.

— Что? Ты…, ты серьёзно?!

— Уходи, СКОРЕЙ!

— Но ты говорил….

— Прошу тебя!

Внезапно я увидела, что Калеб наклонился к земле и испустил болевой стон.

— Калеб! Калеб!

— АННА!

— ГОСПОДИ! — заорала я, и кинулась к нему. — КАЛЕБ?!

— АННА! БЕГИ!

Но мои мысли совершенно не совпадали с его словами. Я не собиралась его бросать! Никогда! Ни за что!

— Посмотри на меня! — скомандовала я, и упала на колени рядом с парнем. — Сейчас же, посмот…

Резко подняв его лицо, я запнулась, увидев необычайно красные глаза и длинные клыки выглядывающие наружу.

— Анна…, - судорожно прохрипел он, сотрясаясь в судорогах. — Ради меня…, прошу, ради…

— Перестань! — испуганно взревела я, нервно поглаживая его лицо. — Не говори ничего!

— Оставь меня…

— Нет!

— Уходи, скорей…

— НЕТ!

— Анна! — его крик мгновенно перерос в громкий вой, и я поняла: Калеб говорит правду, я должна бежать…

Но что с ним?! Почему ему плохо?!

— Черт, — испуганно расплакалась я, не зная, что делать. — Калеб?

— УБИРАЙСЯ! — заорал парень и с силой оттолкнул меня от себя.

Я неуклюже откатилась назад, и растеряно протерла рукой лицо, куда только что ударил меня Калеб.

— ПОШЛА ВОН!

Боль ядом растеклась по телу, и я почувствовала, как закружилась голова. Не хочу жить…, не хочу…

— ВОН!

Собрав все силы в кулак, я развернулась и побежала прочь, разрываясь истеричным плачем. Я старалась не оглядываться. Изо всех сил я перебирала ногами, хвойные ветки деревьев затрудняли мой путь, но я не останавливалась. Мой разум был полностью затуманен, а рассудок мне не поддавался. Куда я бегу? Зачем? Что происходит? Что с Калебом?!

— Анна! Анна Локвуд!

Я обернулась. Прямо за своей спиной я увидела небольшой дом. На пороге стояла женщина, которая подавала мне сигналы руками. Только пристально всмотревшись в темноту, я узнала ее.

— Иргебол? — все еще не веря, спросила я.

— Анна, заходи в дом, — скомандовала она, — нам нужно о многом поговорить…

Я подбежала к ней.

— Ты как? И…, и что произошло?!

— Калеб, он…, он…

— Господи, у тебя кровь…

— Он в опасности, и я…

— Анна?!

— Мне некуда идти…

Перед глазами всё поплыло, и я мгновенно потеряла сознание.

Конец 1 части…

Оглавление

  • Эшли Энн Дьюал Роуз Уэйверли Во мраке ночи
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Реклама на сайте