«Пишущая судьбы»

- 5 -

— Да, — раздался голос из трубки, и я отключился.

Поднявшись с кресла, я налил себе виски и оглянулся вокруг. Роскошь моего кабинета уже не радовала, а скорее раздражала, потому что жизнь в очередной раз показала, что даже за деньги невозможно купить самое нужное.

Глядя на свой стол из морёного дуба, кожаное кресло, шкафы с книгами, я испытывал отвращение. Подойдя к окну, я невидящим взглядом посмотрел на огни ночного города, расстилавшего у моих ног, и задался вопросом: "Неужели разочарование это плата за богатство? Чем больше богатство, тем больше пустоты в жизни?".

В дверь тихонько постучались, и я бросил:

— Войдите.

На пороге появилась моя секретарша.

— Всеволод Петрович, я вам сегодня ещё понадоблюсь?

— Нет, Анастасия Сергеевна, можете быть свободны, — ответил я, не поворачиваясь.

Она аккуратно прикрыла за собой дверь, и я опять остался наедине со своими мыслями. "Итак, с Ингой всё решено, теперь надо спасать весь бизнес. Четыре тендера проиграно, и это ощутимо бьёт по моему карману, но впереди ещё один контракт, и он очень важен. Вчера закрыли приём заявок и сейчас я уже ничего переиграть не смогу. Если Инга слила и те мои цифры, то и тот тендер я проиграю, а соответственно потом мне придётся долго восстанавливать свои позиции в бизнесе. Очень долго!".

Кризис разорил многих моих заказчиков, а я смог продержаться наплаву только за счёт накопленных резервов, и сейчас, когда экономика опять оживилась и пошла в рост, было самое время зарабатывать деньги. Эти контракты мне нужны были как воздух, особенно последний из них, и если я его не получу, то на мне, как на бизнесмене, можно ставить крест.

"Меня может спасти только чудо" — подумал я, делая глоток и глядя на панораму ночной Москвы. "Если это чудо не произойдёт в ближайшие две недели, до объявления результатов тендера, то я разорюсь в ближайшие полгода".

Простояв у окна двадцать минут, и допив виски, я решил ехать домой. Но пока спускался в лифте на подземный паркинг, где меня ожидал шофёр, понял, что не хочу метаться по своей квартире, как загнанный в клетку зверь, и изводить себя мыслями о той твари, которая предала меня.

Увидев меня, мой шофёр Борис открыл заднюю дверь и я, садясь в машину, бросил ему:

— В клуб "Пять королей".

- 5 -