«Черный истребитель»

- 5 -

— Ну и посмотри на себя. Вон в тот вот бак поглядись, он как раз за зеркало сойдет. Хочешь вместо вылета полежать, отдохнуть?

Кэни чуть шевельнул губами в подобии улыбки. Разговор был знаком обеим сторонам от первой до последней реплики. И велся скорее по привычке. Кэсс привыкла доверять своим ребятам — сбегали ли они из медицинских капсул, шли ли на безрассудные действия в бою. Она доверяла им.

Доверяла…

Может быть, именно он, зеленоглазый, сливает противнику информацию?

Зачем? За деньги? Ему не удастся потратить годичное жалованье, даже вздумай он покупать каждый месяц по коллекционному флаеру. За идею? Какую идею он мог найти для себя, и где — идею всеобщей унификации и стандартизации, столь почитаемую в Олигархии? Или он мечтает стать депутатом от захудалой планеты в составе какой-нибудь маленькой, но гордой федерации? Желание отомстить? Кому — ей? Их эскадрилье? Полковнику?

Кэсс вздрогнула и поняла, что задумалась, стоя столбом посреди улицы. Алонна стоял перед ней и смотрел на нее с недоумением.

— Иди, Кэни, все в порядке.

Кэни, Истэ, Эрин — кто? Или — Рон Анэро, Эрти, Сэлэйн? Или Ристэ с Эрмианом, ее ведомые?

Каждый из них приходил в Корпус, в ее эскадрилью зеленым новичком. Не новичком, на самом деле — в Корпус «Василиск» никогда не брали сразу после летного училища, и у всех за спиной было и училище, и годы службы в других подразделениях, и «закрытое» высшее училище, куда брали только лучших из лучших, и несколько прошений о переводе в Особый Корпус. Но в Корпусе все они становились салагами — большинство не видело экспериментальных истребителей, которыми был оснащен Корпус, и на картинках. И Кэсс делала из них пилотов, асов. Долгие месяцы на учениях — пять, десять «учебных» подъемов в воздух, кровь и пот, боль в затекающих мышцах, приступы нестерпимого ужаса или отчаяния из-за недавно поставленных особо жестких контрольных цепей имплантов…

Даже подумать о том, что она водила за руку и отправляла в небо того, кто тогда уже был или стал потом предателем, было невыносимо. Кэсс сплюнула на землю, растерла плевок ботинком, огляделась.

Временная, на скорую руку развернутая база — не самое уютное место, даже если за всю операцию успеваешь выучить только один маршрут: медкорпус — тактический класс — летное поле. Суета и неразбериха, бардак, к которому нельзя привыкнуть, даже сталкиваясь с ним из года в год. Это каждый раз новый бардак.

- 5 -