«Человек человеку волк, или Покорение Америки»

- 309 -

— Вы собрались шантажировать этим меня? Зря. Вам это не по силам. Вы уйдете отсюда в наручниках, как ушли другие, приходившие с подобными заявлениями. Видите этот колокольчик на столе. Сейчас в нем заключена ваша судьба. Кроме него, у меня в стол встроена кнопка. Нажимаю, и в кабинет вбегают вооруженные люди, которые не только схватят вас и обвинят в попытке покушения на меня, но и дадут показания против вас в суде. Теперь, мы, похоже, уровняли наши позиции, мистер шантажист и можем перейти к делу, — тут он сделал паузу, тем самым, приглашая меня высказаться по поводу его ума и изворотливости. Но, так и не дождавшись, продолжил. — В вашем письме, приложенном к копии, было сказано, что вы дали убежище Грину и Торнтону, для того чтобы они смогли дожить до суда. Это похоже на правду. Мои люди так и не смогли найти нигде следов ни адвоката, ни Грина. Предположим, что они выступят в суде против меня. И что? Неужели вы думаете, что их слов хватит, чтобы выиграть дело? Или вы думаете, что в нашем городе больше нет адвокатов, кроме Торнтона? А сколько людей за деньги согласятся лгать и лжесвидетельствовать против вас и ваших свидетелей, вы даже себе не представляете! Процесс против меня не будет стоить и выеденного яйца! Да вы и сами это прекрасно знаете! Вам, также как и другим, нужны деньги, поэтому вы здесь! Или я не прав?! Вы знаете, почему я с вами еще разговариваю?! Потому что в данный момент мне не нужна подобная огласка. Я сейчас нахожусь в стадии переговоров с двумя крупными компаниями, и мне не хотелось бы, чтобы они закончились неудачей. Поэтому я хочу знать, сколько вы хотите, чтобы похоронить это дело. Окончательно и бесповоротно. Но предупреждаю сразу, не пытайтесь играть со мной. Мое терпение не беспредельно. Итак: сколько?

Усмехнувшись, причем я постарался сделать это наиболее нагло, после чего я сел в кресло без приглашения. Закинул ногу за ногу, некоторое время смотрел, как начало каменеть его лицо, только потом сказал: — Убийца и шантажист — неплохая пара, не правда ли, господин Маршалл.

Мне хотелось позлить его, вывести из равновесия, потому что он заслужил это своим наглым поведением. И мне это удалось. Лицо железнодорожного магната потеряло невозмутимость, глаза метнули молнии.

— Шут гороховый, ты, что себе позволяешь!! Я же тебе сказал мое терпение…!!

— Заткнись!

Достав из внутреннего кармана пакет с бумагами, бросил его на стол перед наливающимся кровью и бешенством лицом хозяина кабинета.

- 309 -