«Форпост. Найди и убей»

- 4 -

Девчонки оказалась на редкость лёгкими в общении. Маляренко с удовольствием перебрасывался с ними шутками. Наконец, получив самыми последними какие-то громадные рюкзаки, все пошли наружу, радуясь, что переждали толкучку на выходе.

Как оказалось, такими умными были не они одни – компанию им составили еще с десяток таких же «умников», в том числе Николай и соседка по самолету. Судя по ошарашенным физиономиям они тоже не ожидали облома от местных таксистов и теперь растеряно топтались перед входом в старое здание местного аэропорта ожидая какой-нибудь транспорт.

Дождь усилился. Народ дружно развернулся и потопал обратно, громко выражая свое отношение к такому сервису и отношению к людям. Маляренко шёл молча, коньячные пары ещё клубились в голове и возмущаться не было никакого желания.

– Вот это да! Не ожидал такого! Единственный вечерний рейс! – громыхал в пространство один из пассажиров – да таксисты должны рвать друг у друга клиентов. Им что – деньги не нужны?

– Может, случилось что? – раздалось с другой стороны.

– Да что может случиться? – раздраженно отмахнулся ещё один бывший пассажир, здоровый дядька лет пятидесяти. – Тут дорога хорошая, до города тут всего двадцать километров будет, никак не больше.

Народ собрался в круг, все загомонили. Сборище начало напоминать митинг. Иван стоял у самой двери, глядя сквозь стекло на улицу и слушая вполуха людей. Несмотря на идиотскую ситуацию ему было хорошо. В конце концов – романтика, блин. Всё же какое-то разнообразие в жизни. После развода с женой вся жизнь Маляренко сосредоточилась в треугольнике квартира – офис – пивбар. И выхода оттуда пока не находилось.

– Народ! – Иван развернулся к людям, улыбнулся и продолжил: – Да приедет сейчас кто-нибудь, никуда они не денутся. Не надо шуметь. Давайте у дежурной поинтересуемся!

И действительно, не прошло и двух минут, как в темноте за окном замелькал свет автомобильных фар – транспорт прибыл.

Транспорт оказался не один, а целых три: новенькая маршрутная «Газель», блестящий почти новый «Ниссан Цефиро» и древняя желтая с шашечками «Волга». При взгляде на нее у Маляренко в голове всплыло слово «рыдван». Что конкретно оно означало – Иван не знал, но другого определения этому чуду советского автопрома он подобрать не смог.

- 4 -