«Ряд волшебных изменений»

- 5 -
Harry Games
- Со мной просто никакого сравнения. У Светлова ведь была масса почитательниц. Иногда случались забавные ситуации. Я в детстве был знаком с одной поэтессой, Ольгой Кильчевской, она часто бывала у нас, играла со мной. Мне почему-то запомнились у нее такие строчки:

Я приду по печальной дороге дождей

к человеку, который от меня отмахнется.

Мы друзьями останемся. У меня будет много друзей.

Одиночества нет. И не надо эмоций.

...Он болтается около. Он повисает над.

Он становится призраком дальнего, нужного счастья...

Но придется понять, обязательно нужно понять,

что он сам по себе и ни в чем я к нему не причастна...

- Трогательные стихи, - помолчав, сказала Татьяна Александровна.

- Так вот, рассказывали, что Оля пришла к Светлову как к мэтру стихи показать. Тот лениво послушал пару вещей и сказал: "Ну, ничего. Раздевайся".

Еремеева засмеялась:

- Все-таки вы со своим тезкой похожи.

- Клевета, вы разделись сами. Ну, Оля вылупилась на Светлова, а тот сам начинает раздеваться и уже слегка раздраженно говорит: "Чего стоишь столбом? Давай-давай, раздевайся". Оля ка-ак устроила ему выволочку на тему, что надо иметь стыд, совесть и уважение к талантам молодых поэтов - только искры летели. А кончилось тем, что они даже подружились. Вполне платонически.

- Еще что-нибудь почитаете?

- С удовольствием:

Эта песня посторонним не слышна,

эта песня - нам, мы встретились вчера.

А сегодня - а сегодня

бродим вместе дотемна.

Ничего-то я не знаю о тебе,

Ничего-то ты не знаешь обо мне.

Светит нам вечерним солнцем

желтый свет в чужом окне.

Эта песня до смешного коротка,

по перрону сто шагов ее длина.

Этой песни нам досталось два глотка.

А в конце у этой песни

только снег, да тишина.

(стихи Н.Белова)

- А еще?

- Вот вам немножко классики - ранний Окуджава:

А что я сказал медсестре Марии,

когда обнимал ее?

— Ты знаешь, а вот офицерские дочки

- 5 -