«Ряд волшебных изменений»

- 6 -
Harry Games

на нас, на солдат, не глядят.

А поле клевера было под нами,

тихое, как река.

И волны клевера набегали,

и мы качались на них.

И Мария, раскинув руки,

плыла по этой реке.

И были черными и бездонными

голубые ее глаза.

И я сказал медсестре Марии,

когда наступил рассвет:

- Нет, ты представь: офицерские дочки

на нас и глядеть не хотят.

Татьяна Александровна сладко потянулась и покосилась через плечо:

- Стихи-то вы, Михал Аркадьич, с нарастающим намеком читаете. Ну что, раз уж вам так приспичило, удовлетворить вашу юношескую сексуальную озабоченность?

- Спасибо, - чуть помолчав, сухо ответил Миша. - Моя сексуальная озабоченность как-нибудь обойдется без такого благодеяния.

И попытался встать с диванчика.

Татьяна Александровна, мгновенно повернувшись к нему лицом, схватила его за руку и привлекла к себе:

- Мишенька, не обижайся, прости старую дуру!

Миша улыбнулся и обнял ее:

- Вы совсем не старая. И очень красивая.

- Однако изящное умолчание дает понять, что все-таки дура, - рассмеялась Татьяна Александровна.

- И совсем не дура, а очень умная. У меня аж мозги пухли над конспектом. Но давайте помолчим...

*****

- Михал Аркадьич, извините, помолчать не получилось. Громко кричала? - спросила Татьяна Александровна.

- Ну, так, слегка покрикивала.

- Знаешь, у меня до тебя было... дай посчитаю... восемь мужчин, и ни с кем ничего, заслуживающего внимания, не получалось. Вроде и оргазмы были - но хорошая отбивная вкуснее тех оргазмов. Я уж лет десять думать забыла про все эти глупости. Как это вы умудрились меня раскачать, серебряный мой?

- Не знаю, Татьяна Александровна, у меня женщин было меньше, чем у вас мужчин. И даже на золотого я не тяну.

- Зильбер - на немецком и, наверное, на идиш серебро. Ничего не могу сделать, будешь серебряным. Терпи.

- А-а. Не знал. Ладно, придется терпеть.

- Так не будет проблем с соседями из-за моих кошачьих воплей?

- Эта квартира, кроме моей комнаты, - бордель, на крики страсти здесь внимания не обращают.

- 6 -