«Кровь, или Семьдесят два часа»

ГРИГОРЬЕВ Дмитрий Николаевич "КРОВЬ ИЛИ СЕМЬДЕСЯТ ДВА ЧАСА"

Посвящается моей жене Виктории

Об авторе

Автор в течение трех пятилеток грыз гранит медицинской науки, начиная с медучилища в Петергофе и заканчивая аспирантурой кафедры фармакологии и экспериментальной терапии университета штата Мэриленд.

В настоящее время руководит геномным проектом центра новаторской медицины при университете им. Джонса Хопкинса в Балтиморе.

Пролог

Сидония

В тот день вся древняя Померания, простиравшаяся вдоль южного побережья Балтики, была покрыта туманом. Такого густого марева не помнили даже самые старые ее обитатели.

— Не лучше ли остаться дома? — поеживались ее жители. — Не иначе, это проделки сатаны.

Но любопытство и тяга самолично лицезреть ужасную казнь брали верх. Восточная окраина государства вот уже несколько дней была взбудоражена поимкой Сидонии, прозванной в народе янтарной ведьмой. Не добавляла спокойствия и продолжавшаяся охота за ее отпрысками. Неслыханно щедрое вознаграждение тому, кто их изловит, не давало спать даже самым ленивым. А платить было за что. Эта прекрасная фаворитка младшего сына герцога своими проклятиями сгубила отказавшегося от нее жениха, а вместе с ним и его братьев. Оставшийся без наследников правитель восточной Померании жаждал крови и не скупился на посулы. Пока добровольные охотники шерстят земли герцога вплоть до самой границы с Польшей, на городской площади будет сделан первый шаг на пути к жестокому возмездию за его убиенных сыновей. Главную виновницу его несчастий сегодня наконец-то сожрет священный огонь и избавит землю от этого исчадия ада.

Уже с утра на городской площади негде было яблоку упасть. Толпа гудела как встревоженный улей. Торговцы разной снедью шныряли среди зрителей, предлагая свой вкусно пахнущий товар, но к их разочарованию желающих перекусить в ожидании казни находилось не много. Все с неприкрытым ужасом смотрели на привязанную к столбу ведьму в окровавленных одеждах, и последнее, о чем они думали, так это о еде. Теплый августовский ветер ласкал черные как смоль кудри женщины с вкраплениями редких ниточек седины. Она с наслаждением подставляла свое изуродованное пытками лицо влажному дыханию спокойного в это утро моря. Безмятежность едва видимой водной глади с каждым вздохом передавалось и ей. Она смотрела в туманную даль единственным глазом, и чуть заметная улыбка играла на ее измученном лице.

— Зачем ее не ослепили? — содрогалась толпа.

Люди прятались друг за друга, боясь попасть под ее взгляд.

Им казалось, что она усмехается, и от этого становилось еще жутче.

— Наш господин приказал не выжигать один глаз, — тихо поведал сведущий стражник. — Он хочет, чтобы вид самой казни приумножил ее мучения, — прошептал он, оглядываясь на стоявшего подле столба герцога.

Повелитель восточной Померании был неспокоен. Он нервно ходил вокруг кучи хвороста и долго разглядывал приговоренную, пытаясь увидеть хоть какие-то признаки страха. Но, к его великому разочарованию, ни один мускул не дрожал на ее задумчивом лице. Сидония смотрела вдаль, ничего не замечая.

Ее замутненный взор плыл поверх толпы в ту жизнь, где она была молода и счастлива…

Еще маленькой девочкой все семейство графа Ван-Борка умилялось ею. Все подворье души не чаяло в этой миленькой и умненькой озорнице. Никто не сомневался в том, что в один прекрасный день она станет невестой одного из сыновей правителя. И тогда богатеи Ван-Борки наконец-то породнятся с могущественным вассалом и займут достойное положение в правящей иерархии. Сам граф считал, что они давно заслужили это.

Уже второе поколение его рода было на службе у любимого наместника короля. С тех пор немало графского золота перекочевало в казну герцога, а тот все не спешил приблизить поселившегося в его владениях богатея ко двору. Ван-Борки до сих пор слыли чужаками. Никто толком не знал, откуда появились новые обитатели заброшенного замка в дельте Одера. Ходили слухи, что они прибыли из окрест туманного Альбиона, то ли из Шотландии, то ли из Ирландии. Но в тех землях слыхом не слыхивали о Ван-Борках, зато знали об одном исчезнувшем семействе, имя которого было запрещено даже произносить вслух.

Как гласила легенда, ее глава был околдован девушкой неземной красоты, которая была на удивление легко принята домочадцами и вскоре родила ему троих наследников. Семья разрасталась и процветала. Соседние землевладельцы самым чудесным образом уступали им свои бескрайние луга и угодья за ничтожную плату. Их сыновья и внуки женились на самых богатых невестах в округе, получая неслыханные по тем временам приданое. Все было хорошо да ладно до тех пор, пока дом Ван-Борков не решил породниться с королевской кровью. Стая тайных поверенных была послана для проверки претендентов на родство с царствующей династией и лишь немногим из них удалось вернуться. Они-то и поведали о том, что мать семейства несет в себе неисчерпаемую магическую силу.

— Эта колдовская мощь будет до скончания веков прибывать и приумножаться в их потомках, — с дрожью в голосе наушничали оставшиеся в живых счастливчики. — Каждая новорожденная из этого бесовского гнезда таит опасность нашему богоугодному укладу жизни.

Напуганные церковники призвали под свои знамена отборных охотников на ведьм из Эссекса и направили их в дьявольский замок. Под покровом ночи те проник дения, и нашли лишь голые стены. Они бродили по безлюдному замку, и черные глаза пустых бойниц пристально следили за ними, источая невидимые флюиды. Последовавшая цепь роковых случайностей привела к тому, что до епископальных слушаний не дожил ни один из доносчиков. Оставшись без свидетелей, церковь огульно придала анафеме исчезнувшую семью. Было оглашено, что все обитатели го замка провалились в преисподню.

— Ворон ворону глаз не выклюет, — смеялись над глашатаями безбожники. — Может, их и поглотило чрево земное, да, погостив у сатаны, они благополучно вернутся на свет божий, уж и не сомневайтесь! Ну да кто будет слушать бредни богохульников, которым скоро самим гореть в гиене огненной? Как оказалось позже, не такие это уж были и бредни. Церковь держала под строжайшим секретом доносы тех, кто видел членов опальной семьи на огромном испанском галеоне, отплывающем в новые земли. Корабль так низко сидел в воде, что было бы не мудрено найти на нем весь беглый двор. Но шло время, а известий о прибытии подозрительного галеона в Америку не приходило. Засим все и успокоились. Не иначе как все дьявольское семя пошло ко дну или попало в лапы к пиратам, что, в общем было одно и то же. И о них вскоре забыли.

С момента появления Ван-Борков в Померании семейная тайна хранилась за семью печатями. Генеалогическое древо перекроили, а истинные летописи сожгли. Те же, кто пытался передать историю рода из уст в уста, таинственным образом исчезали. А сама виновница гонений растворилась в лесах близ пустынной дельты Одера во время разгрузки громадного галеона.

Благодаря обету молчания наложенному главой вновь прибывшего семейства, никто из последнего поколения Ван-Борков не знал о существовании сгинувшей прародительнице-ведьме, и уж тем более не догадывался о той черной силе, что таится в их крови.

В счастливом неведении находился и отец Сидонии. Его память, конечно, еще хранила какие-то обрывки детских страхов перед грозной и всемогущей бабкой, которая все видит из лесной чащи, но эти давние легенды ныне не вызывали ничего кроме удивления. Глядя на озорующую дочурку, граф вдруг вспомнил странные россказни своей престарелой тетушки. — Зачем было пугать нас какой-то лесной бабкой? — думал он, слушая, как нянька стращает разбаловавшуюся девочку злым волком. — Серый разбойник куда как страшнее. Недалекий граф не понимал, что его тетка, рискуя жизнью, пыталась донести до его сознания какую-то жуткую тайну.

— А я приручу волка и он тебя саму схватит за бочок! — заявила Сидония, спрыгнув с рук опешившей няньки.

Отец с умилением глядел на непокорную дочурку: «Бог даст, вырастет в настоящую принцессу».

Однако семья не полагалась только на волю божью и по мере сил помогала провидению. Девочку с малых лет готовили к дворцовому укладу жизни. Няньки и гувернантки муштровали ее денно и нощно. А маленькой непоседе хотелось играть с детьми челяди, которые веселой гурьбой носились по двору замка. Никакие правила придворного этикета не могли одолеть тягу к сверстникам, и Сидония все чаще убегала на двор. Там она с опьяняющим восторгом гонялась, глотая пыль, с ватагой бесшабашных юнцов. За те короткие минуты, что ей удавалось избежать присмотра, она становилась такой же чумазой, как и все дети. Няньке потом стоило больших трудов отыскать благородную мадмуазельку в прыгающей и бегающей ораве ребятишек.

— Не пристало придворной даме общаться со слугами на равных! — выговаривала она воспитаннице и тащила ее обратно в опочивальню.

— Я хочу друзей! — требовала упирающаяся девочка.

— Вот когда будешь жить при герцогском дворе, тогда дружи с кем хочешь.

Несмотря на слова няньки, желание Сидонии все-таки исполнилось, и у нее появился друг. Незнакомый молчаливый подросток каждый раз словно в сказке возникал ниоткуда. Он как будто проходил сквозь стену и всегда одиноко стоял в тени высокой башни замка. Его небесно-голубые глаза притягивали Сидонию всякий раз, когда она вырывалась на свободу пыльного подворья. При виде таинственного незнакомца она забывала все правила хорошего тона, которые в нее вдалбливали с утра до вечера, и, нисколько не смущаясь, отвечала взглядом на взгляд. Однажды она решилась заговорить с ним. Минуя разгоряченную толпу детворы, гоняющую по двору сбежавшего поросенка, она направилась прямо к незнакомцу. Он тоже двинулся ей навстречу. Не спуская с Сидонии своих чарующих глаз, он словно на привязи повел ее в сторону северной башни. В это время потерявшая воспитанницу нянька ринулась в столпотворение ребятишек, пытаясь отыскать сбежавшую подопечную.

Сидония глянула через плечо на тщетные попытки гувернантки

и незаметно скрылась в тени башни. Но незнакомца там уже не было. Он словно сквозь землю провалился. И неудивительно: прямо под ногами зиял покрытой зеленым мохом лаз.

Так она впервые оказалась за пределами замка и узнала тайную лесную тропинку в деревню, где жили подданные ее отца.

Там, вдали от нянек, она могла наиграться вволю и предаться детским забавам, не думая о своем высоком предназначении. В те далекие годы она была так счастлива, как только бывают счастливы дети. Деревенские жители не одобряли ее визитов и, боясь гнева графа, все чаще загоняли своих озорников домой при появлении Сидонии. Страшась господской немилости, слуги не решались докладывать о непонятных исчезновениях своей подопечной. Сам же граф не мог нарадоваться на повеселевшую дочь и знай нахваливал нянек.

Шло время. Юная графиня взрослела, и вскоре замок облетела весть о том, что Сидония стала девушкой. Спустя месяц гордый отец семейства устроил пир, где его ненаглядная красавица-дочь восседала во главе стола и правила своим первым балом. В тот вечер она была необычайно возбуждена. Но не обязанности королевы бала были тому виной…

Еще днем таинственный незнакомец позвал ее на их первое ночное свидание. Она не помнила, как очутилась на заветной тропинке. Словно во сне Сидония со сладостной покорностью следовала за своим кавалером. В этот раз они свернули с тропинки раньше обычного и, оставляя деревню в стороне, углубились в густую чащу. Лунный свет не пробивался сюда, и кромешная тьма поглотила их. Не замедляя шага, юноша вел Сидонию сквозь непроглядную темень. Ее сердце радостно билось от его близости. Она могла бы вечно вот так идти рядом с ним, рука об руку. В какой-то момент девушка потерялась в пространстве и времени. Душа ее парила где-то в вышине, а от сладостного замирания в груди кружилась голова. Когда грезы рассеялись, Сидония оказалась одна перед ветхой лачугой. Не чувствуя усталости, она впорхнула внутрь и очутилась перед дряхлой бабкой. На девушку глядело морщинистое лицо со следами былой красоты. Старуха восседала на стуле с высокой резной спинкой, на которой каким-то чудом устроилась кошка и грациозно возлежала, свесив вниз одну лапу.

«Такой же точно стул стоит у нас в рыцарском зале», — подумала Сидония.

— Подойди ко мне, сестра, — прошепелявила старуха, сверкнув на удивление молодыми глазами.

— У меня нет сестры.

— С сегодняшнего дня у тебя будет много сестер. Покажи мне свою ладошку.

Древняя бабка подалась вперед, и в глаза сразу же бросился ее огромный горб. Сидония в нерешительности подала горбунье руку. Тонкие пальцы девушки слегка дрожали в тусклом свете лучины.

«Как ей не страшно одной в этой глуши? — внутренне ужаснулась Сидония. — И куда делся мой прекрасный провожатый? Без него мне неуютно и боязно».

— Когда-нибудь вы снова встретитесь, — будто читая ее мысли произнесла отшельница. — А до тех пор он будет незримо следовать за тобой. Такова ваша судьба.

В глазах у старухи неожиданно промелькнул знакомый огонек, несущий материнское тепло. Так светился взор матушки, когда та пыталась развеселить свою часто грустившую, дочку.

На душе у Сидонии потеплело, страхи улетучились, и темные углы лачуги уже не пугали.

— Сядь ко мне на колени, — притянула ее к себе горбунья. — Поцелуй меня на прощанье. Я передам этот поцелуй твоей бабушке.

— Вот еще, — заартачилась Сидония. — Когда моя бабушка вернется из-за моря, я сама ее поцелую.

— Глупое дитя, не ведающее печали, — услышала девушка ласковый ответ. — Из-за того моря не возвращаются. Наступает пора и мне туда отправляться. Так не задерживай же меня. Позволь мне исполнить свой последний долг.

Сидония только успела открыть рот, чтобы возразить этой дряхлой лгунье, как почувствовала влажное прикосновение ее губ. Что-то горячее и липкое просочилось в рот и стекло под язык. Солоноватый привкус заставил Сидонию отдернуть голову. Красный ручеек на подбородке старухи подтвердил ее страшную догадку. Из прокушенной губы горбуньи вытекала кровь.

— Волею судеб я не смогла научить тебя нашему искусству, — тоном заговорщицы прошептала она. — Но я не могу уйти, не высвободив спрятанную в тебе силу.

Словно сквозь сон Сидония слушала слабеющий голос старухи. А та рассказывала о каком-то сестринстве и многих его представительницах, которые прожили свой век, так и не узнав о своих скрытых колдовских возможностях. О том, что сила эта передается из поколения в поколение и дремлет в телах ее обладательниц. И только кровь тех, в ком эта сила разбужена, может освободить такую же силу, спрятанную в других.

— Через шесть дней ты познаешь свой дар, — произнесла напоследок горбунья. — И станешь одной из нас.

Как и предрекала старуха, на шестую ночь это случилось.

Сидония неожиданно проснулась от необъяснимого беспокойства и нехватки воздуха. Она тихо поднялась и прокралась мимо мирно спящей няньки на портик. Перебравшись на стену замка, она закрыла глаза и подставила лицо ласковому ветру, несущему шум далекого моря. Чувства и мысли смешались в голове.

Тело ломило от боли, как тогда, когда она в первый раз упала с лошади.

— Но ведь я еще ни разу не сидела в седле!? — удивилась девушка. — И почему шум моря такой грозный? Превозмогая боль, Сидония попыталась приоткрыть глаза.

Одно веко отказывалось подниматься. Сквозь щелку другого глаза она вдруг увидела море, море людей, которому не было края. Над колышущимися головами в густом тумане висело восходящее солнце. Холодная слепящая белизна небесного светила заставила ее зажмуриться…

Смутное видение исчезло так же внезапно, как и появилось.

Боль и страх отступили. Она с трепетом разомкнула веки. На нее смотрела полная луна, висящая над серебристым лесом. Неожиданно вихрь чувств ворвался в нее и закружил в бешеном танце. Радость, печаль, любовь и ненависть сменялись как в калейдоскопе. То она была на небесах счастья, то на дне моря слез, то в пожаре ярости, то под моросящим дождем грусти. Когда она очнулась, окружающий мир изменился. Он ошеломил ее новыми красками и запахами. Даже прозрачный воздух вокруг стал осязаем. Повинуясь минутному порыву, Сидония спустилась с крепостной стены и сквозь знакомый лаз бросилась в лес.

Она пробиралась сквозь густую чащу и безошибочно находила скрытые проходы. Девушка ничуть не удивилась своим вдруг открывшимся способностям.

— Как я раньше не замечала, что природа — это открытая книга, которая всегда укажет путь тому, кто умеет ее читать, — размышляла она, подбегая к обветшалой лачуге.

Свет догорающей лучины выхватывал из мрака горбунью, все так же сидевшую в кресле. Надвигающаяся темнота сужала кольцо вокруг обмякшего тела, стараясь погасить отблески пламени в ее гаснущем взоре. Сидония встала на кучу хвороста, сложенную подле кресла, и крепко обняла свою прабабку. Она вбирала остатки ее тепла и готовилась исполнить безмолвную просьбу одинокой ведьмы. Нежно закрыв ее потухшие очи, девушка вставила все еще тлеющую лучину в сухие ветки и не оглядываясь покинула последнее пристанище одинокой ведьмы.

От занимающегося зарева пожара отделились две искорки кошачьих глаз, которые проводили Сидонию до самого замка, блеснув напоследок знакомым огоньком. Няньки только удивлялись неожиданной перемене юной графини. Из озорной непоседы она за одну ночь превратилась в рассудительную даму. Лишь однажды, по старой памяти, она сбежала к северной башне, но не смогла найти секретного лаза.

На его месте была лишь груда зеленых ото мха валунов. Глубокая печаль наполнила сердце девушки. Но это была не детская грусть о веселых играх с деревенской детворой. Она думала о том голубоглазом лесном жителе, имя которого она так и не узнала. Долгими теплыми вечерами она теперь часто стояла на крепостной стене, вглядываясь вдаль. Сидония искала среди листвы голубые огоньки его прекрасных глаз, и иногда ей казалось, что она видит их блеск. Тогда ее сердце замирало в сладостной истоме. Она не знала, как дать выход своим чувствам, да и не хотела лишаться этих блаженных мучений.

Но от природы не убежишь, и вскоре ей довелось отведать иных ощущений, которые захлестнули ее ошеломляющей новизной. Ее отец полагал, что будущая герцогиня должна обладать искусством обольщения и услады своего высокородного господина. Не было на свете более искушенных в этом мастерстве девиц, чем арабские наложницы. Одну из них и заполучили для графа у турецких работорговцев. После завоевания Египта Османской империей наложницы из разоренных гаремов были ходким товаром. Владельцы этих дорогих игрушек взахлеб рассказывали об их непревзойденном искусстве в любовных утехах. Этому-то искусству и предстояло обучиться еще неокрепшей девушке.

— Не рано ли? — упреждала-упрекала графиня с нотками неприкрытой ревности.

— Ничего-ничего, — успокаивал ее граф. — Няньки будут всегда рядом.

Когда Сидония впервые увидела укутанную в белый шелк новую наставницу, ей сразу же бросился в глаза странный мешочек в ее руках. Он был сделан как будто из кожи ящерицы, но весьма необычной расцветки. Тонкая и проворная наложница сама походила на ящерицу, а ее непонятный шипящий говор только добавлял сходства. Скосившись на подслеповатую няньку, египтянка открыло свое лицо. Перед Сидонией стояла арабская красавца, за девичьей фигурой которой скрывалась весьма зрелая женщина. Из мешочка она извлекла рог неведомого зверя и, хитро улыбаясь, поместила его себе между ног. Затем, выпятив вперед грудь и надув щеки, она начала смешно изображать надменного господина. Юная ученица проворно выхватила у импровизированного кавалера рог и приставила его к своей голове.

Призывно замычав, она вопросительно посмотрела на египтянку. В ответ та начала корчиться, как в предсмертных муках.

Женщина держалась руками за низ живота и с ужасом смотрела на то место откуда только что был вырван рог. Обе прыснули со смеху. Сидевшая в углу нянька слабо улыбнулась, хотя и не разглядела происходящего. Взяв кусок угля, наложница нарисовала быка с необычно толстыми и короткими ногами и двумя рогами.

К удивлению Сидонии эти рога росли не на голове животного, а на его носу. Женщина указала на маленький рожок, что сидел поза, и забрала предмет обучения из рук юной графини.

Последующие дни были посвящены трюкам в обращении со столь важной в жизни мужчины частью тела. Гладко отполированная поверхность рога говорила о многократном его применении. Когда упражнения с наглядным пособием порядком поднадоели, наложница решила развлечь заскучавшую ученицу.

Стоило Сидонии в очередной раз потянуться к рогу, как изображавшая кавалера женщина грациозно извернулась и поймала руку ученицы своими крепкими бедрами. Та растерялась и застыла, не зная, как поступить. Пробивающиеся сквозь шелковое одеяние кончики волос египтянки приятно щекотали зажатую ладонь. Смутившись, девушка попыталась высвободиться из ловушки, безуспешно стараясь вытянуть начавшие неметь пальцы.

Лишь после того как Сидония завертела пойманной кистью в разные стороны, она почувствовала, что сможет освободиться.

В ответ на эти движения на щеках прекрасной наложницы вдруг заиграл румянец, в глазах появился похотливый блеск. Девушка теперь ощутила не только легкое покалывание волос, но и горячую влагу, проступившую сквозь тонкую материю. Вдоволь наигравшись, разгоряченная египтянка решила научить свою подопечную игре в три ядрышка. Как и всякая обитательница гарема, она владела этой игрой в совершенстве.

Эта было одним из приятных времяпрепровождений в огромных сералях Востока, особенно для тех, кто месяцами не знал мужниной ласки. Жарко дышащая женщина отвела свою растерявшуюся ученицу в дальний угол и, что-то горячо нашептывая, помогла ей разоблачиться. Оглянувшись на дремлющую няньку, она уложила Сидонию на скинутые одежды. Не мешкая, проворно размотала облегающую свой гибкий стан ткань и накинула ее на дрожащую от волнения девушку. Обнаженная египтянка легла подле ученицы и начала ласкать трясущееся тело юной графини. Руки наложницы плавно скользили по тонкому шелку. Каждый раз, достигая груди, ее ладони ощущали, как неокрепшие соски девушки все больше наливаются соком и становятся твердыми как камень. Когда два верхних ядрышка были готовы, женщина принялась за нижнее. Едва осязаемыми движениями она медленно прокралась к животу своей трепещущей жертвы. Мягко соскользнув на бедро, ладонь наложницы незаметно перебралась на другое. Несущие страсть пальцы соблазнительницы теперь плыли вверх по внутренней поверхности бедра и, обогнув возвышенность, где обитало третье ядрышко, вернулись на живот. Эти круговые путешествия кончиков нежных пальцев постепенно сужались приближаясь к заветной цели.

Путь к третьему ядрышку указывал проступавший сквозь воздушную ткань островок внизу живота. Своими очертаниями он напоминал наконечник стрелы от лука пущенной вдоль стройных ног девушки. Как только восточная красавица прикоснулась к острию стрелы, последнее ядрышко налилось желанием. Девушка оказалась в полной власти искушенной наложницы. Магический треугольник между ядрышками был замкнут, и тихий стон сорвался с губ юной графини. Ей вторила лежащая подле египтянка. Растворившись своей смуглой наготой в полумраке покоев, наложница творила что-то невообразимое. Отдавшись неведомому прежде блаженству, Сидония не заметила, как египтянка погрузила в себя рог невиданного животного и изогнулась дикой кошкой. Победный вопль тигрицы заставил вздрогнуть подслеповатую няньку. Она попыталась открыть глаза, но ее веки вдруг налились свинцом, и она вновь окунулась в сладкую дрему.

Хотя сам граф и оставался в полном неведении о проделках арабской наложницы, присутствие прекрасной египтянки в замке не давало покоя его жене. Не в силах больше выносить ее постоянные упреки, он отправил египетскую красавицу в дар герцогу. Бурный протест герцогини не шел ни в какое сравнение с недовольством графини, так что и у герцога искусница любовных утех долго не задержалась. Несмотря на недолгое пребывание наложницы в замке, ее новый хозяин не упустил возможности насладиться своим подарком. Пресытившись восточными изысками, утомленный вассал препроводил любвеобильную искусительницу во дворец короля. Там она обрела окончательное пристанище в роли превосходной утешительницы многочисленных фавориток монарха. Судьба же ее прилежной ученицы еще только решалась. Сидония стояла на пороге своего первого выхода в свет.

В шикарном экипаже она подъезжала к владениям правителя восточной Померании. Еще издали молодая графиня заметила необычно светлое от изобилия огней небо над замком герцога. Вдоль дороги стояли слуги с факелами. Пляшущие огни проносились за окном кареты, выхватывая из глубины экипажа напряженное лицо пассажирки. Краем глаза она заметила, как к мягкому свету факелов добавился колючий металлический оттенок. Он-то и вернул янтарную ведьму в ее последнее утро в этом жестоком мире.

Набирающее силу солнце отражалось от серебряных пряжек, которыми изобиловали туалеты местной знати. Несметная стая солнечных зайчиков прыгала вокруг Сидонии. Осужденная ведьма взглянула на близлежащий балкон, забитый сливками общества. Она с отвращением смотрела на это скопление благородных дам и кавалеров, у которых от благородства если что и осталось, так только кровь. Она узнавала многих из них, несмотря на то, что их лица были скрыты тенью полей модных шляп и шляпок. Нет, не так они вели себя на том первом балу у герцога. Тогда они все откровенно пожирали юную графиню глазами. Немало придворных повес желало потанцевать с ней, но грозный вид ее отца останавливал их. Граф Ван-Борк выжидал. Не для этих пустышек он растил свою дочь. Он помышлял о лучшей доле для своей красавицы, и роль очередной придворной игрушки была не для нее. Он с удовлетворением заметил как Эрнест, самый молодой из сыновей правителя Померании, постоянно косится в сторону Сидонии, и лишь строгий взгляд герцога удерживал его на месте. Графу было известно, что для двоих из своих семи отпрысков хозяин замка никак не мог найти невест. И не мудрено. Где, скажите на милость, набрать в округе столько девиц высокородных кровей? Конечно, не было этих кровей и в родословной графа, но он свято верил, что они там скоро появятся. И его богатство играло в этом не последнюю роль.

Сидония сияла не только красотой, но и изобилием алмазов и дорогих украшений, которые отец заставил ее надеть. Особенно выделялось янтарное ожерелье. Каждую его бусину населяло какое-нибудь древнее насекомое, что говорило о безмерной цене украшения. Но сыновья герцога были неприступны. Они делали вид, что ни драгоценностей, ни их умопомрачительной хозяйки просто не существует. Зато ее показная роскошь не прошла мимо острых глаз слуг. Не минуло и двух месяцев, как многие из них стали лучшими друзьями Сидонии. Она безошибочно угадывала скрытые слабости челяди герцога и не скупилась на подарки. Теперь обо всем, что происходило в стенах замка она узнавала из первых рук. А вскоре проницательная графиня и сама стала объектом сплетен и пересудов. Юную красавицу не раз замечали в неурочный час около покоев одного из младших сыновей герцога. Для многих оставалось загадкой, как она умудрялась проникать в так хорошо охраняемые покои. Не иначе, это происходило с молчаливого согласия самого хозяина замка, который относился к этому снисходительно: — Молодая кровь, — смеялся он в кругу друзей-вассалов. — Уж пусть лучше тешится с дочкой графа, чем с какой-нибудь служанкой.

Клауд, слуга его младшего сына, уже давно доложил герцогу об этих невинных забавах. Клауд был из семьи оружейного мастера и сходил с ума по старинным клинкам и доспехам. Ради малых подарков из оружейной палаты герцога он был готов на все. Из подслушанных Клаудом разговоров герцог узнал о том, что Сидония была без ума от небесно-голубых очей своего высокородного любовника. Никто не знал что, оставаясь с Эрнестом наедине, Сидония представляла себе того голубоглазого лесного жителя, который навсегда запал в ее девичье сердце.

Именно из-за этих глаз она ослушалась отца и не ответила на притязания Отто, старшего из неженатых сыновей герцога. По уразумению графа, тот уже давно засиделся в женихах и был легкой добычей, но его мутные белесые глаза сразу оттолкнули Сидонию. Самолюбие отвергнутого кавалера было задето, и Отто ждал удобного случая, чтобы отомстить любовнице брата.

Первым делом, он поведал матери о тайных свиданиях Эрнеста.

Зная жажду графа до высокого родства, герцогиня попыталась образумить своего младшего сына.

— Будь аккуратней с этой вертихвосткой, — наставляла она. — Ей нужен не ты, а наш титул.

Сидония чувствовала, что Эрнест ускользает от нее, но ничего не могла поделать. Удержать его оказалось намного труднее, чем соблазнить. Уроки египетской наложницы не пропали даром, и молодой повеса был в полной власти Сидонии. Она догадывалась, что, несмотря на юный возраст, ее любовник уже познал не одну женщину. Но она была уверена, что так хорошо, как с ней, ему ни с кем не было, да, пожалуй, и не будет. Ну, а в искусстве угождения, равных ей просто не было. Полученный по наследству дар помогал Сидонии предугадывать все желания Эрнеста. Она знала, когда он хочет пить, есть или заняться любовными утехами. Она покидала его, когда чувствовала, что он хочет побыть один, и веселила, когда улавливала первые признаки подступающей хандры. Сидония читала своего Эрнеста как открытую книгу и потакала ему во всем. Но этого было мало. Сам дар, без умения пользоваться им, был бесполезен. Девушка мечтала приворожить его, но не ведала, как. Самоизгнание ее прабабки лишило Сидонию шанса овладеть этим искусством. Ей нужен был учитель, и она все чаще вспоминала своего голубоглазого лесного жителя. Уж он-то наверняка знал секреты колдовства. С каким бы удовольствием она бросила все и отправилась на поиски своего тайного друга детства, но интересы семьи вынуждали ее следовать планам отца. И вскоре чаяниям графа суждено было сбыться. Провидение наконец-то смилостивилось над его семьей. Сидония понесла от юного герцога. Эта новость привела Ван-Борка в восторг, а герцога в бешенство. Но не успел слух о внебрачном наследнике облететь замок, как слуга Эрнеста Клауд покаялся в том, что это он отец ребенка.

— Распутным девкам не место в нашем замке! — преградил дорогу Сидонии знакомый стражник.

— Да как ты смеешь так обращаться с дочерью графа! — опешила та от неожиданности. — Я сейчас же пожалуюсь Эрнесту и он закует тебя в кандалы.

— Не думаю, что наш благородный наследник будет разговаривать с тобой, — ухмыльнулся тот памятуя приказ герцога. — Он теперь даже не плюнет в твою сторону.

У Сидонии от волнения закружилась голова. Она не понимала, что происходит.

— На, возьми! — в отчаянии девушка сняла браслет и протянула стражнику.

— Мне ничего не нужно от подстилки для черни, — ответил тот и быстрым движением выхватил у нее серебряную вещицу.

Воровато оглянувшись, он спрятал украшение за пазуху.

В вечерних сумерках он не заметил, как лицо Сидонии перекосилось от ярости. Она словно тигрица бросилась на стражника и вцепилась в его довольную рожу. Оправившись от неожиданности, тот грубо оттолкнул разъяренную девушку и она полетела в грязь разъезженной колеи.

К сожалению, эта грязь была не единственная, что выпала на ее долю. С того злополучного вечера ее жизнь превратилась в сплошной кошмар. По городу поползли непристойные сплетни о том, что дочь графа предпочла высокородному красавцу Эрнесту его слугу. Слухи эти подогревались сальными шутками о мужских способностях сына властителя.

Сидония пряталась от людской молвы в своем поместье и непрестанно доказывала отцу, что в ее будущем ребенке течет благородная кровь. Однажды, среди ночи служка из замка принес весть о том, что Эрнеста тайно отправляют к пруссакам на западную окраину Померании. Разгневанный герцог надеялся, что отсутствие объекта насмешек остановит расползающиеся по городу слухи.

Утром из замка вышел обоз с дарами для вассала, согласившегося принять опального сына повелителя. Никто не обратил внимания на необычно большое количество слуг с пиками и мушкетами. Защита от разбойников была обычным делом. Одетый в простолюдина, Эрнест сидел на мягком тюке с парчой и грустно смотрел на удаляющийся замок. Он не верил в распутство Сидонии, но сомнения не оставляли его. Развеять их мог только Клауд, который был не просто слугой, а еще и другом поверенным во все его тайны. Сколько Эрнест себя помнил, они никогда не расставались. Этого крепыша взяли из семьи придворного оружейника-кузнеца и с раннего детства приставили к младшему сыну герцога. Они росли и мужали вместе и нигде не появлялись в одиночку. Сейчас же, опозоренный Эрнест впервые покидал стены замка без Клауда. Конечно, он не остался без слуги. Его добрый брат Отто одолжил ему своего верного дворового.

«Неужели мой друг мог предать меня? — терзался Эрнест. — Неужели Сидония и вправду соблазнилась размерами этого верзилы?» Он вспоминал, как его возлюбленная появлялась в покоях в сопровождении Клауда. Раньше он не обращал внимания на их веселые и разгоряченные крутым подъемом потайного хода лица.

«Что происходило между ними в тех узких переходах, никому не ведомо», — травил он себе душу.

С такими черными мыслями Эрнест устраивался на ночлег в придорожном постоялом дворе, когда в дверь тихо постучали.

На пороге стояла Сидония. Неожиданная встреча вызвала двоякие чувства. Сначала он хотел броситься к ней и заключить в объятья, но неугомонный червячок нашептывал ему: «Смотри вот она, источник всех твоих злоключений».

Сидония как будто читала его мысли.

— Твой слуга виноват в том, что случилось, — не дала она ему открыть рот. — Он оклеветал меня перед богом и людьми за какой-то кусок железа из оружейной палаты твоего отца.

Она упала ему на грудь и разрыдалась. Он гладил ее волосы и чувствовал знакомый запах ее тела. Она ласкала его в ответ, и неудержимое пламя сладострастия разгоралось в нем. Когда огонь желания помутил разум, молодая любовница вдруг вырвалась из его жадных объятий. Взглядом потерянного теленка Эрнест наблюдал за тем, как Сидония собрала его одежду и бросила ему на колени.

— Одевайся. Нас ждут! — скомандовала она.

— Кто? — растерянно промямлил он.

— Мои люди отвезут нас в церковь соседнего графства, где мы обвенчаемся.

— Но ни один священник не пойдет против воли моего отца, — начал приходить в себя Эрнест.

— Не переживай, твой отец нажил врагов даже среди духовенства! Давай поторапливайся! Такая перспектива совсем не устраивала будущего вершителя судеб восточной Померании. Его виды на герцогство как самого младшего сына и так были иллюзорными. А после венчания с опозоренной Сидонией он может об этом просто забыть.

— Я никуда не пойду, — тихо произнес он.

Чувствуя его нерешительность, Сидония продолжала наседать. Она умоляла, запугивала, плакала, угрожала, что наложит руки на себя и на их будущего ребенка, но все было бестолку.

К утру она возненавидела этого жалкого папенькина сыночка.

Выбежав в темный коридор, она с размаху налетела головой на что-то твердое, и свет померк в ее глазах.

В предрассветном тумане невыспавшийся Эрнест в одиночестве продолжил путь в далекий замок. Утром он не обнаружил ни Сидонии, ни своего нового слуги. Боясь выдать себя расспросами, он тихо залез в повозку и погрузился в мысли о неопределенном будущем в незнакомом месте. Рассеянно глядя на убегающую вдаль колею, он не обратил внимания на всадников, мелькнувших среди деревьев. Люди графа Ван-Борка тайно следовали за обозом, не подозревая, что дочери их господина в нем уже нет. Сидония в это время лежала связанная, с кляпом во рту поперек лошади, которая неслась во весь опор к ближайшему охотничьему домику герцогских угодий.

Отто с радостью встретил своего слугу и отсыпал ему полную пригоршню монет за удачное похищение блудницы. Отверженный жених оставил Сидонию под присмотром ее похитителя, а сам поспешил в замок с доброй вестью.

Целую неделю пленница провела в одиночестве, пока на пороге не появилась пожилая знахарка, привезенная по приказу герцога из соседнего графства.

— Давай-ка, детка, я тебя посмотрю, — мягко сказала старуха и, не мешкая, приступила к делу.

Знахарка откинула длинный подол платья девушки и начала ощупывать живот. Ее быстрые движения становились все медленнее, а вскоре она и вовсе замерла в молчаливом напряжении.

Почувствовав неладное, Сидония выглянула из-под подола.

— Со мной что-то не так? — с тревогой спросила она.

— Ты в большой беде сестра, — услышала она тихий ответ.

Эти слова вернули девушку в далекое детство. Сестра! Именно так ее называла прабабка.

«Так вот у кого я смогу научиться ворожбе!» — обрадовалась Сидония и тут же попросила: — Возьмите меня к себе в ученицы.

— Я боюсь, что у герцога другие планы. Но я постараюсь помочь тебе. Не пройдет и дня, как сестры узнают о твоей беде.

— Хватит здесь шушукаться, — ввалился в охотничий домик стражник, привезший знахарку.

Пленница тут же одернула платье и забилась в дальний угол лавки.

— Давай, старая, шевелись! Тебя ждут в замке.

Снова потянулись долгие одинокие дни заточения. Сидония не ведала о том, что разгневанный сообщением знахарки герцог выставил старуху из замка на ночь глядя, а сам поспешил во дворец.

«Избавляться от ребенка уже слишком поздно», — всю дорогу будоражили герцога слова целительницы.

Последняя надежда оставалась на чернокожую ворожею, которую недавно преподнесли в дар королю Померании испанские купцы. Ходили слухи, что ее специально привезли из Нового Света для устрашения врагов короны. Герцог вез с собой богатые подарки, чтобы умилостивить своего повелителя. Отец Сидонии даже в дурном сне не мог представить, что сила того золота, коим он одаривал герцога, будет когда-нибудь направлена против его дочери. Многие ювелирные украшения, подаренные той ночью королю, отличались тонкой работой и имели клеймо Ван-Борков.

Золотые побрякушки пришлись королю по вкусу, и он не отказал своему вассалу. И вот, разбуженная среди ночи, Сидония уже смотрела в страшные глаза горгоны Медузы, как она окрестила чернокожую женщину. Голова заморской гостьи была усеяна тонкими черными косичками. Они торчали во все стороны, словно тысячи гадюк и шевелились при каждом ее движении. Черная ворожея что-то шептала на непонятном языке и пускала клубы резко пахнущего дыма в лицо сонной пленницы.

Страх Сидонии постепенно сменился беззаботностью. Ступка с тлеющей травой под самым носом уже не раздражала ее. Теперь живые косички горгоны вызывали безудержный смех. Сидония бездумно жевала странные пятнистые колоски, не заботясь о черной плесени покрывавшей пшеничные зерна. Она не чувствовала ни запаха, ни вкуса, а вскоре и вовсе впала в блаженное забытье.

— В ночь, когда на небо взойдет полная луна, ваши чаяния сбудутся, — перевел слова чернокнижницы толмач. — Но если ты упустишь эту ведьму, великая беда опустится на твое семейство, — с изумлением услышал Отто.

Ворожею не медля подсадили к всаднику на вороном коне, и черная кавалькада растворилась в ночи так же внезапно, как и появилась.

Стражникам был оставлен кувшин с каким-то варевом и целая корзина заплесневелых колосков, которые стали единственной пищей Сидонии. Их разрушительное действие не заставило себя долго ждать. Одной из душных ночей девушка вдруг проснулась от ощущения горячего и липкого потока, окутывающего ее бедра. Силы покинули ее — она лежала без движения, глядя в окно. Сквозь застилающую глаза пелену она с трудом различала звездное небо и запутавшуюся в соснах круглую луну. Громкие песни и смех стражников, сидевших вокруг костра, еле долетали до нее. В ушах Сидонии стоял лишь слабый затихающий звон. А разгулявшиеся вояки совсем позабыли о наставлениях заморской ворожеи. Сегодня на рынке они наткнулись на пришлого продавца браги. Этот недотепа с наивными голубыми глазами даже не попытался защитить свой товар. Надавав продавцу тумаков, они отняли у него кувшин и теперь с наслаждением упивались добытым трофеем. Пьяный балаган понемногу стихал, а вскоре напиток, крепко сдобренный маковым отваром, свалил стражников с ног.

Когда Сидония с трудом разлепила глаза, перед ней были все те же нетесаные стены, с которых куда-то исчезли головы лосей и медведей. Вместо них появились бесчисленные пучки сухих трав и корений. Прямо на нее глядели небесно-голубые глаза, которые когда-то давно поселились в ее девичьем сердце.

Их возмужавший хозяин превратился из нескладного лесного жителя в мудрого бородатого молодца. Его длинные локоны ласкали ее лицо и могли сравниться по красоте с ее собственными.

Сидония попыталась что-то сказать, но он приложил пальцы к ее губам.

— Тебе не нужно пока разговаривать. Ты еще слишком слаба.

Несколько дней Сидония находилась между жизнью и смертью, но ее спаситель сумел выходить обескровленную девушку, и вскоре она стала понемногу подниматься с постели.

Лишь когда Сидония окрепла, знахарь с горечью поведал о случившемся. В ту полнолунную ночь, когда ее спасли из плена, она потеряла не только много крови, но и своего будущего младенчика. Давняя боль утраты вновь защемила сердце: «Не долго мне осталось мучиться тяжкими воспоминаниями».

Внизу, у ног Сидонии, копошился палач, раскладывая орудия своего страшного ремесла. Вот он взял огромный меч и начал водить по нему точильным камнем. Звук показался знакомым. Такое же повизгивание затачиваемых кос разносилось над угодьями ее отца во время сенокоса. Рядом с работающим палачом стоял виновник гибели ее неродившегося первенца и с ненавистью пожирал ее взглядом. Но не этот взгляд беспокоил Сидонию. Ее обжигал другой, быстрый и колючий взгляд со стороны королевской свиты. Несколько экипажей с золотыми вензелями стояли посреди площади. Целый отряд охранников отделял их от простолюдинов и удерживал толпу на почтительном расстоянии. В окне одной из карет промелькнула и скрылась тень горгоны. Однако не от нее исходил этот испепеляющий взгляд. На коленях у ворожеи сидел черноволосый мальчик. Горгона придерживала его единственной рукой, не давая ему далеко высовываться из окна. Несмотря на темный цвет кожи, ребенок имел точеные германские черты лица. Его сверлящий безумный взгляд нес неисчерпаемую ненависть своей матери. В груди у Сидонии похолодело. Она по-настоящему испугалась. Но не близкая смерть была тому причиной. Будущее ее сестер было в великой опасности. Черные ведьмы уже прорастили семя на их земле, и не далек тот час, когда они оплетут своими корнями весь свет. Мелькнувший страх в глазах обреченной был бальзамом на сердце горгоны. Она до сих пор терзалась нелегкими думами: «Как могло случиться, что начатая мною цепь событий замкнулась на мне самой и лишила меня не только руки, но и магической силы?» Во время уже такого далекого визита в охотничий домик она распознала в Сидонии будущую ведунью и наложила на нее связывающее проклятие. Это проклятие должно было навечно запереть колдовскую силу, и никто кроме ведьм заморского племени не мог отпереть ее.

«Как ты избавилась от моих чар? — вопрошал полный ненависти взгляд горгоны. — Теперь уже никому не узнать твоего секрета. Так умри же вместе с ним!» Побежденная ворожея не знала, да и не могла знать, что эта тайна не умрет вместе с казненной. Жил на свете еще один человек, знавший ответ на этот вопрос.

Поначалу он приводил к Сидонии многих ведуний, и первой была та самая, что поведала ему о пленнице герцога. Но никто из колдуний так и не смог снять эту порчу.

— Мы не можем распознать энергии этого сглаза, — с удивлением и страхом говорили они знахарю. — Видно, это заморские чары и они неподвластны нам.

— Время все лечит, — успокаивал он Сидонию. — С годами связывающее проклятие ослабнет, и твоя сила вернется. А пока ты должна познать естество течения черной энергии. Людские порывы, несущие гнев, печаль или черную зависть не проходят бесследно. Они изливаются в окружающий мир в виде сгустков невидимых флюидов, — говорил он, охватывая руками небо. — Нескончаемые потоки этой черной энергии вертятся вокруг нас и горе тому, кто случайно попадется на их пути.

С замиранием сердца Сидония слушала своего названного мужа.

— Кто владеет искусством управлять этими потоками, тот владеет миром, — продолжал он. — Ведьмы издревле пользуют жертвоприношения и ритуалы для привлечения и направления черной энергии. Придет время, и ты оседлаешь эти потоки. А пока проклятие не падет, тебе нужна помощница. И никто не будет лучшим подспорьем, чем наша будущая дочь. Соединив в себе наши корни, она превзойдет нас по силе. Наша кровь несет два начала — доброе и злое. Мы оба можем как помогать людям, так и наводить порчу. И поэтому каждая из наших способностей ровно в два раза ослаблена присутствием другой. Ребенку же, который унаследует два одинаковых начала, суждено стать либо великим лекарем, либо всемогущей ведьмой. Именно так и не иначе! Не нами заведено, но только в мальчике могут встретиться два добрых начала и только в девочке — два злых.

— Когда же появится моя помощница?! — с надеждой спросила Сидония.

— Непременно среди наших первых четырех детей! Посвященные колдуны и алхимики еще задолго до монаха Менделя знали основы генетики. Они рачительно скрывали свои знания от всех, а особенно от церковников. Еще в семьях первобытных скотоводов из поколения в поколение передавались навыки скрещивания домашних животных для улучшения выживаемости породы. Свободомыслие отлученных от церкви знахарей позволило им перенести опыт скотоводов на людей, ибо они понимали, что человек хоть и создан по подобию божьему, по своей сути является животным.

Сидония верила и ждала. Шли годы, а предсказания мужа не сбывались. Природа сопротивлялась как могла. У них было уже пятеро детей, но ни один из них не встретились два одинаковых начала. Однако события стали развиваться стремительно после того как она явила миру своего шестого ребенка.

Их будущее чадо долго отказывалось появляться на белый свет и пересидело в утробе почти целую луну. Родители уже начали бояться, что природа пытается разрешить Сидонию под самый шабаш. Была середина апреля, и беспорядочные вихри черных флюидов уже начинали собираться в потоки, которые вскоре потекут на юг. К концу месяца все они будут стянуты далеко за речные просторы Эльбы к самой высокой в их землях горе.

От постоянных визитов темной энергии все живое давно покинуло ее склоны, и гора красовалась своей гранитной наготой, наводя ужас на заплутавших путников. Испокон веков окрестные жители пугали де стом и обходили его десятой дорогой. Сидония давно мечтала побывать там. Она надеялась, что сила лысой горы ускорит ее избавление от заклятья заморской ворожеи.

— Такой тебя гора не примет, — не одобрял ее рвения муж. — Еще не время.

Вот и этой весной Сидонию вновь тянуло туда, вслед за воздушными струями, которые уносили вдаль последние сгустки черных флюидов из их леса. Вместе с ними улетучивалось и спокойствие знахаря.

— Если младенец сразу же не познает темной энергии, то уже никогда не сможет чувствовать ее и управлять ею.

Его беспокойство только усиливало безотчетный страх Сидонии. Сердце матери бешено колотилось под самым горлом и ощущение постоянной морской качки не покидало ее. Она никогда не была на море, но последние дни снова и снова видела себя на палубе огромного корабля. Могучие волны все сильнее раскачивали тяжело нагруженный галеон. Но не просторы бескрайнего океана страшили ее. Глядя на исчезающий за горизонтом берег, она чувствовала, как вместе с землей исчезает и ее магическая сила. Клубком скрученной энергии Сидония катилась прочь от родной земли разматываясь и уменьшаясь с каждым новым оборотом. Не в силах бороться с нарастающей тошнотой и пугающими видениями, она окунула голову в бочку с дождевой водой.

Распрямившись, Сидония отрешенно смотрела на маленькие круги, расходящиеся от звонких капель стекающих с ее волос.

Когда водная гладь успокоилась, на ней плавно колыхалось два отражения. Отражение незнакомой красавицы ласково смотрело на Сидонию глазами прабабки. Когда их отражения слились они уже вместе умоляли капитана галеона развернуть корабль в сторону родных берегов. Мощные волны атаковали подставленный борт меняющего курс судна, вызывая невиданную доселе качку.

Сидонию отделило от прабабки и швырнуло в бушующий океан. Она начала захлебываться, но тут пронзительный крик вырвал ее из лап соленой бездны. Она открыла глаза, все еще не понимая, где находится. На ее груди лежала новорожденная девочка и громко возвещала мир о своем прибытии. Не успела малютка появиться на свет, как все тревоги и волнения словно рукой сняло. Знахарь склонился над дочкой и вместе с измученной женой блаженно улыбался. На душе у родителей было легко и радостно как никогда в жизни. Тихие споры под окном неожиданно смолкли. Братья новорожденной разом позабыли о своих разладах и с неведомым прежде интересом прислушивались к сердитым крикам их долгожданной сестренки.

— Это она! Это она! — возбужденно шептал знахарь.

— Да, это она! — вторила ему Сидония, — моя помощница.

Я назову ее Венди и мы вместе совершим нашу вендетту.

Дочки— матери

С появлением Венди мир вокруг маленькой крикуньи сразу же изменился. Как только была перерезана пуповина, необъяснимое спокойствие и радость жизни окутали светлицу.

— Чувствуешь, как она впитала плохую энергию? — осязая очищенный от черных флюидов воздух восхищался отец. — Смотри, не спускай с нее глаз, пока она не научится ходить.

Он взволнованно объяснял жене, что маленькая чародейка еще не может управлять темными потоками и что ее нужно оберегать от их излишков.

— Когда она подрастет, будет обходить чрезмерное скопление черных флюидов стороной, а сейчас ты должна оберегать ее от их переизбытка.

Повинуясь мужу, Сидония никогда не расставалась с дочуркой. И в тот злополучный день она тоже взяла ее с собой. Уложив младенца спать под большим дубом, она начала собирать шапочки от опавших желудей для отворотного зелья. Местные жители обходили этот дуб стороной и только самые отчаянные юнцы, несмотря на запрет взрослых, иногда прибегали сюда, чтобы потом похвастаться своей отвагой перед сверстниками.

Стоявший на пригорке дуб был виден издалека, и властители окрестных земель издревле использовали его толстые ветви для назидательных расправ. А с недавних пор, по примеру английских судов, здесь стали вешать и пойманных по наветам ведьм.

Старики частенько поговаривали о душах казненных, посещающих это жуткое место. Сюда даже дикие звери редко заглядывали, и Сидония не сразу обратила внимание на небольшое семейство кабанов, семенившее к дереву. Она медленно поставила корзину на землю и подняла свой посох. Увидев увесистую палку в руках у женщины, животные неохотно развернулись и лениво скрылись в чаще. Через какое-то время упрямый вожак вновь появлялся из леса, но уже с другой стороны. Отгоняя секача, Сидония не сразу почувствовала неладное. Еле уловимый хлюпающий стон дочурки донесся из-под дуба. Острый слух кабана уловил не только этот странный звук, но и что-то большее.

Непреодолимый страх погнал его прочь от дуба, который вдруг стал источать дух смерти.

Женщина кинулась к младенцу. Личико Венди синело прямо на глазах. Встревоженная мать выкатила малютку из пеленок и припала к ее груди. Холодный ужас охватил ее. Она прижала к себе дочурку и пулей полетела в сторону оврага. Щупальца стекавших из кроны дуба черных флюидов тянулись вслед за ними. Огромное облако энергии висельников было вытянуто из своего обиталища. Впервые за долгие годы потревоженные флюиды казненных покидали насиженное место, устремляясь за таким необычным и почему-то очень желанным человеческим детенышем. Неожиданно их цель исчезла. Застывшее в открытом пространстве облако было подхвачено ветром и неохотно поплыло ввысь, растворяясь в воздушных потоках кружащихся над землей.

Сидония скатилась на чавкающее дно оврага. Поднявшись из затхлой жижи, она что было сил сжала грудь малышки. Та всхлипнула и зашлась в отчаянном кашле. Вскоре ее личико порозовело и она как ни в чем не бывало залепетала и стала играть с выбившейся из-под платка прядью маминых волос. Счастливая Сидония стала выбираться из оврага, но крутые и склизкие края не выпускали ее. После нескольких неудачных попыток, она решила идти к устью оврага. Укутав Венди в свой головной платок, Сидония отправилась по вязкому дну в сторону реки. С приближением шума большой воды, края оврага стали ниже, а жижа под ногами превратилась в грязный ручей. Вода уже была выше колен и Сидония все чаще спотыкалась о подводные камни. Силы ее были на исходе и споткнувшись в очередной раз она не устояла и рухнула в мутную воду. Раздался громкий всплеск, и звуки леса скрылись за глухим бурлящим шумом.

Сидония выдернула голову из воды и, не вставая с колен начала судорожно искать в грязном потоке выскользнувшую из рук малышку. Она нервно шарила руками по сторонам, но кроме скользких камней ничего не находила.

— Венди! Венди! — билась в истерике отчаявшаяся мать.

В безрассудном порыве Сидония вскочила на ноги, чтобы посмотреть, не всплыла ли ее несчастная дочурка где-нибудь внизу по течению. И о чудо! Из мутной воды показалось испуганное личико Венди. Ее маленькие ручонки цепко держались за мамины волосы. Оказывается, все это время малышка была под самым носом у Сидонии и ни на минуту не выпускала из рук спасительные пряди. Второй раз за последний час счастливая мать благодарила небеса…

Сидония решила не пугать мужа и скрыла от него свои злоключения, но с тех пор не спускала дочку с рук. Со временем она стала замечать, что чем дольше она носила на руках свою чудо-малютку, тем глубже осязала окружающий мир. Возрождающаяся в ней сила вновь позволяла бродить по глухой чаще, не боясь потеряться. К ней вернулись ощущения нежнейших оттенков запахов и звуков. Сидония снова могла видеть еле заметные движения воздуха, недоступные глазу простого смертного.

И благодарить она должна была свое творение, свою Венди.

Она, Сидония, дала жизнь невиданной доселе силе и горе тому, кто теперь попадется на их пути.

А в замке герцога уже давно позабыли о дочери графа ВанБорка. Эрнест женился на дочери вассала, к которому он был сослан от людской молвы. Его бывший слуга Клауд получил место придворного оружейника. Он все так же сходил сума по старинному оружию и гордостью его мастерской были древние рыцарские доспехи, полученные от одного из сыновей герцога.

Под настроение Клауд любил облачаться в них и красоваться перед друзьями и городскими зеваками. Сегодня его почему-то особенно тянуло к ним. С самого утра он любовно надраивал медные латы. Никто не знал, за какие такие заслуги ему была дарована эта сияющая на солнце амуниция. Сам он не любил вспоминать о той услуге, которую много лет назад оказал старшему брату Эрнеста. Отбросив неприятные воспоминания, Клауд вышел на мост, переброшенный через окружающий замок ров. Гремя железом, он с гордостью прохаживался перед завороженной публикой. Неожиданно, сквозь узкую щель шлема он заметил огромную матерую волчицу. Она сидела на краю моста и щерилась, отпугивая всех от спящего в ее ногах волчонка. С пожелтевших от времени клыков на деревянный настил капала кровь покусанных ею зевак. Защищенный доспехами Клауд смело направился к волчице и пнул лесную тварь медным остроносым сапогом. Закованная в металл нога со свистом распорола призрак и, не найдя препятствия на своем пути, взмыла вверх. Потеряв равновесие, средневековый рыцарь с громким лязгом рухнул с моста. Невыносимый смрад, проникший сквозь отверстия в шлеме, привел Клауда в чувство. Он с отвращением понял, что лежит в трясине, заполнявшей ров, куда веками сливались помои и опорожнялись ушаты из отхожих мест. То, что эта вязкая масса спасла его при падении, уже не радовало.

«Почему я сразу не убился?» — думал он, чувствуя как погружается в зловонную топь.

Стражники оставили крепостные ворота и отчаянно тянули к тонущему длинные древки копий. Но жесткие доспехи не давали оружейнику ухватиться за спасительные копья. Заклинивший шлем не давал шевельнуть головой. Он не видел подступающую к горлу смердящую жижу, но уже чувствовал ее холодные объятия на своих плечах. В расширенных от ужаса глазах стражников Клауд читал свой близкий конец. Вокруг него хлюпали вязкие пузыри выходившего из доспехов воздуха. Один из них надулся прямо перед глазами и долго не лопался, словно дразня его. Грязь стекала с тонкой поверхности мутного шара, и тот постепенно становился прозрачным. Внутри пузыря начало проступать знакомое лицо. В появившейся женщине угадывался озорной блеск глаз молодой Сидонии. Она тянула к рыцарю тонкие губы и шептала: — Ну поцелуй же свою любовь. Ведь ты объявил меня своей полюбовницей перед богом и людьми. Не так ли? Зачарованный Клауд послушно разомкнул дрожащие уста, чтобы принять ее поцелуй, но вместо тепла прекрасных губ он ощутил ледяной холод вонючей жижи, хлынувшей ему в рот.

Видение красавицы зловеще расхохоталось, сотрясая тонкие стенки прозрачного шара. Пузырь громко лопнул и огласил окрестности о начале расплаты за поруганную честь. Из-за возникшей на мосту суматохи никто не обратил внимания на стоявшую в стороне нищенку, кутавшую в отрепье златокудрую малышку. Никто кроме стражника, пытавшегося выловить алебардой тонущие доспехи с оружейником внутри. Он уже зацепил латника под мышку, и это на какое-то мгновенье остановило погружение. Но тут на стражника напала тягучая сонливость. Чавкающий всплеск выскочившей из рук алебарды вывел его из оцепенения. Не понимая, что происходит, стражник огляделся вокруг. Его взгляд задержался на нищенке. Под изношенным черным балахоном он неожиданно встретил взгляд той блудницы, которую он когда-то давно толкнул в грязь и забрал серебряную безделушку. На ее руках сидела малышка и сверлила его буравчиками шаловливых изумрудных глаз. Потеряв голову от необъяснимого ужаса, стражник влетел в замок и с остервенением начал закрывать неподдающиеся многопудовые ворота…

Слухи о возвращении Сидонии не заставили себя долго ждать. Они росли как снежный ком, наполняясь новыми пугающими деталями. Когда они достигли герцога, уже никто не мог отличить правды от выдумки. Хозяина замка тут же вспомнил предостережения черной ворожеи, и страх расплаты обуял его.

Но этим страхам не суждено было сбыться. Случилось так, что Сидонии стало не до тщеславного семейства герцога. У нее тяжело заболела дочурка.

Как только мать начала отнимать Венди от груди, та принялась хворать. Малютка хрипела по ночам и обливалась потом, который к утру превращался в соляную корку.

— Похоже, что природа испугалась своего творения, — глядя на мучения малышки кручинился муж. — И вместе с силой наградила ее неизвестной доселе хворобой, чтобы век ее был недолог.

Знахарь скрыл от жены то, что его не раз звали к младенцам с такими же признаками таинственной и смертельной болезни.

Он пытался лечить несчастных детишек и уже научился очищать их легкие от вязкой флегмы и облегчать им дыхание. Но церковники, как только узнавали о соляных кристаллах на тельцах малышей, отнимали их у родителей.

— В ваших младенцев вселился дух морского дьявола! — заявляли они рыдающим матерям. — Поэтому они и задыхаются на суше.

Под покровом ночи священники вывозили несчастных крох в открытое море и оставляли на волю волн.

— На этот раз никто не помешает мне бороться с твоим загадочным недугом, — шептал знахарь дочурке. — Здесь, в глухом лесу, вдали от церкви и ее соглядатаев ты будешь в безопасности.

И дело заспорилось.

— Природа пытается погубить тебя, — любил говаривать отец, держа дочку над парами морской воды, сдобренной травяными отварами, — но знания, отнятые у нее, помогут тебе выжить.

Ежедневные вдыхания соленых паров благотворно влияли на маленькую Венди и она уже шла на поправку, как неожиданно навалилось другое несчастье. Дражайшая мать семейства как-то в одночасье захворала и слегла.

— Пришла беда, отворяй ворота, — закручинился знахарь.

Что бы он ни пробовал, ничего не помогало. Его ненаглядная жена сгорала прямо на глазах. Отчаявшись, он послал за целительницей в соседнее графство. Так состоялась повторная встреча лесных сестер.

— Принеси-ка мне ушат родниковой воды! — приказала она убитому горем мужчине. — И оставь нас одних.

Знахарь исполнил волю старухи. Поставив воду в дверях, он собрал сыновей, и вся мужская половина уселась в томительном ожидании на дальнем краю опушки. Бабка молча смотрела на усыхающую мать с насупившейся малышкой лежавшей рядом. Целительница взяла на руки девочку и от неожиданной лавины энергии, исходящей от ребенка, у нее захватило дух. Она застыла в изумлении и никак не могла прийти в себя. Старуха переводила взгляд с матери на младенца, и осознание происходящего медленно нисходило на нее.

— Эта чудо-малышка вернула тебе единение с природой, — тихо обратилась она к Сидонии, — но взамен забрала твою силу.

Теперь вы одно целое и без нее твои чары бесплодны.

С этими словами старуха с благоговением отдала девочку матери. У дверей она пошептала над кадушкой с водой и тихо удалилась. Выйдя из избы, она поманила главу семейства: «Ты будешь обтирать свою жену три раза на дню той водой, что придушки».

Все еще под впечатлением от увиденного, старуха медленной поступью растворилась в лесу, не проронив больше ни слова. Знахарь с недоумением посмотрел ей вслед, но выполнил все, как было наказано. Не прошло и трех дней, как Сидония уже хлопотала по дому, позабыв о своей странной хворобе.

Вслед за мамой потянулась и дочурка. Папины снадобья пошли впрок, и вскоре никто не мог даже и заподозрить смертельного недуга в этом жизнерадостном бесенке. Венди стала заводилой у деревенских ребятишек, которые каждый день с нетерпением ждали ее прихода. Их любимица всегда появлялась из чащи в сопровождении своих братьев. Старшие отходили в сторону и, подражая взрослым, важно вели беседы со сверстниками. Младшая же половина лесного семейства весело носилась с деревенскими сорванцами. Поначалу дети побаивались странных ногтей Венди, казавшимися непомерно большими на фоне ее тонких пальцев, а необычная выпуклость придавала им вид звериных когтей. Дети с опаской косились на руки своей подружки.

Эти ногти-когти наводили на них безотчетный страх, навеянный бабушкиными сказками о волках-оборотнях. Но во время игр все тревоги улетучивались. Когда Венди была рядом, все ссоры и разлады забывались и казалось, что весь мир наполнен радостью и счастьем. Но однажды дети воочию убедились в том, что их лесная гостья неспроста носила такие ногти. В ту пору герцог со своей свитой потешились охотой. Лес был взбудоражен лаем собак, криками загонщиков и выстрелами мушкетов. Со стороны этой кутерьмы на опушку, где вовсю резвились малыши, выползла раненая волчица. Насмерть перепуганные дети спрятались за спинами взрослых ребят. Старший брат схватил Венди на руки и начал пятится в лес. Притихшая сестренка крепко держалась за его шею. Вдруг она увидела что-то в зубах у зверя. На глазах у изумленных ребят Венди соскочила с рук брата и побежала навстречу хищнице. Волчица приподнялась на передние лапы и злобно ощерилась. Из ее пасти на землю выпал маленький волчонок и жалобно заскулил. Мать лизнула его и из последних сил вновь подняла оскаленную морду. Венди присела подле нее и протянула открытые ладошки к раненой волчице с детенышем.

Покачивающийся на некрепких лапках волчонок подозрительно обнюхал кончики ее пальцев и весело заковылял прямо к девочке. У истекающей кровью хищницы уже не было сил ползти вслед за ним, и она завыла от отчаяния и боли. Венди бережно взяла щеночка и поднесла его к морде зверя. Глаза волчицы потеплели. Умирающая мать нежно облизала своего детеныша, даря ему последние ласки. Наконец, силы оставили ее. Дети видели, как волчица с благодарностью ткнулась носом в руки их лесной подружке и уронила свою безжизненную голову прямо ей на колени. Девочка прижала щеночка к мокрому от слез лицу, и никто на свете не смог бы отнять его у нее.

Венди выкормила волчонка, и теперь он неотступно бегал за ней по лесу, где шло ее обучение лекарским и чернокнижным премудростям. Девочка уже хорошо разбиралась в травах, кореньях, отварах и настоях, но душа ее лежала к другому. Управление темными флюидами — вот, что доставляло ей истинное наслаждение. Вместе с матерью они часто бродили по лесу с пустыми корзинками. Но искали они не грибы и не ягоды, а сгустки черной энергии, запутавшиеся в густых ветвях сосен. Корзины же служили для отвода глаз случайных охотников и собирателей лесных даров.

— Места, где много темных флюидов, — учила ее мама, — люди называ. С них-то мы и начнем.

— А, что мы будем делать, когда соберем всю энергию? — А тогда мы отыщем новые скопления флюидов. И поможет нам в этом кошка. Сегодня ночью я научу тебя, как.

Когда стемнело, Сидония повела дочь к самому высокому холму. В руках она снова несла корзину, но на этот раз не пустую. На дне, свернувшись калачиком, уютно дремала их черная мурлыка. Взобравшись на вершину холма, мама с дочкой с наслаждением подставили свои лица морскому бризу. Это открытое место насквозь продувалось свежим соленым ветерком, и Венди здесь необычно легко дышалось.

— Сегодня я научу тебя определять, где скопились темные флюиды, — начала мама. — Кошки лучше всех животных чувствуют черную энергию и по их глазам можно узнать, где она скрыта.

Сидония достала из корзинки их черную помощницу и начала учить Венди искусству чтения по кошачьим глазам.

— Лишь левое око скажет тебе правду. Кошка плохо видит вблизи, поэтому твой взгляд в упор не будет отвлекать ее.

С этими словами Сидония так близко поднесла мурлыку к лицу дочери, что нос девочки уткнулся в мохнатое ухо кошки.

Венди погрузилась в зеленую пучину кошачьего глаза и с интересом блуждала по ней, ища темные пятна, расположение которых показывало места скоплений черной энергии. Волчонок ревниво урчал рядом и недовольно скалил зубы. Сидония с укоризной глянула на него, и тот сразу же заинтересовался полной луной, как будто он тут был совсем нипричем.

За такими вот уроками и шло взросление Венди. Она все реже показывалась в деревне. А вскоре ее встречи с деревенскими подростками и вовсе прекратились. И причиной тому стала маленькая красная звездочка, появившаяся на ее правой щеке.

Приняв ее за комариный укус, Венди поначалу не обращала на нее внимания. Но время шло, а пурпурное пятнышко со щеки не исчезало, а наоборот, становилась все заметнее. Повзрослевшая Венди все чаще заглядывалась в зеркало, и ее взгляд непременно натыкался на неприятный прыщик. Не скрылось это и от окружающих. Девушка стала замечать, что местные жители начали сторониться ее.

— Метка ведьмы, метка ведьмы, — перешептывались они.

Венди знала, что ее отца многие за глаза величали колдуном, но ее саму еще никогда не называли ведьмой. По возвращении домой она уединилась и прижгла ненавистную метку раскаленным серебряным порошком, превратив ее в маленькую черную родинку. В деревню она больше не заходила, а затем и вовсе исчезла из леса…

Наступал час расплаты с герцогом и Венди предстояло поселиться в логове врага. Перед тем как покинуть родные места она вместе с волчком в последний раз углубилась в густую чащу, где и распрощалась со своим серым другом. Возмужавший звереныш лизнул ее напоследок в лицо и отправился на поиски сородичей.

На следующий день женская часть лесного семейства пустилась в дальний путь. Долго ли, коротко ли, но мать с дочерью наконец добрались до городка, что ютился подле замка герцога.

На Сидонии было ее единственное дорогое платье, в котором она была спасена из заточения. В этом наряде она выглядела прислугой знатной особы, донашивающей вышедшие из моды вещи своей госпожи. Венди была одета деревенской простушкой и, играя роль помощницы, тащила за ряженой матерью огромную корзину. Девушка с трудом узнавала в этой чопорной морщинистой бабке свою красавицу-маму. Смесь патоки и травяного настоя сделали свое дело. Перед выходом из леса Сидония нанесла это месиво себе на лицо. По дороге в город маска высохла и стянула кожу, превратив благородное лицо колдуньи в моченое яблоко.

Попав на городской рынок, бабка с помощницей сели при входе. Они с наслаждением вытянули уставшие ноги и жмурились, глядя на ласковое весеннее солнышко. Венди то и дело прыскала при взгляде на сморщенную мать и игриво прикрывала рот ладошкой.

Как только появилась стряпуха герцога, отдых закончился.

Путницы смешались с толпой и вынырнули прямо перед величаво шествующей кухаркой. Сидония капризно указывала на овощи, и продавцы покорно складывали покупки к Венди в корзину. Когда самовлюбленная хозяйка с хрупкой девушкой прошли мимо кухарки герцога, ту вдруг обуяла неожиданная ревность.

«Мне просто необходима помощница, — пришла неожиданная мысль. — И сейчас же!» — Эй, любезная! — обратилась она к морщинистой тетке. — Чья это служка? — Ничья, — вежливо ответила Сидония. — Она подрядилась носить мои покупки за ломоть хлеба.

При виде худенькой девушки, ревность стряпухи сменилась жалостью, а затем не пойми откуда взявшейся материнской лаской.

— Хочешь жить в замке и есть от пуза? — потрепала она девушку за щеку.

— Да, тетенька.

— Верни корзину этой сушеной грымзе. Людям герцога не пристало обслуживать простых горожан.

Венди послушно отдала корзину матери, едва сдерживаясь от смеха. Сидония весело подмигнула в ответ, и ее морщинистое лицо тут же растворилось в толпе.

Венди В замке никто не удивился появлению новой помощницы на кухне. Приближалась пора свадеб подросших внуков герцога и скоро каждая пара рук будет на счету. Приготовления к торжествам шли полным ходом. По утрам хрупкая девушка сопровождала стряпуху на рынок, усердно таская за ней корзину со свежей зеленью. Обитатели замка быстро привыкли к новенькой, и перестали замечать эту серую мышку, которая вечно пряталась за огромным капюшоном своей бесформенной накидки. Однако некоторым миловидное личико Венди не давало покоя. Один из стражников мог поклясться, что уже где-то видел его.

— Где мы могли встречаться? — мучительно пытался вспомнить он.

При виде девушки его рука каждый раз тянулась к ужасному шраму на щеке, и невесть откуда берущийся страх холодил грудь. Здесь было что-то нечисто, и он решил не спускать глаз с новой помощницы кухарки.

Совсем иные чувства двигали другим жителем замка. Однажды, во время обучения верховой езде, молодой внук герцога чуть не наехал на Венди. Испуганно отпрыгнув в сторону, помощница кухарки выронила корзину, а низко надвинутый капюшон соскользнул с ее головы. С тех пор вид рассыпанных по плечам золотых кудрей девушки и горящий взгляд ее прекрасных глаз не давали юнцу покоя. Венди все чаще ловила на себе взгляд неприятных белесых глаз внука герцога и старалась реже показываться на улице.

Она все так же покорно прислуживала кухарке и вела себя тише воды, ниже травы. Никто и не заметил, что с момента ее появления в замке уже не только купленная зелень подавалась к столу большого герцогского семейства. В рационе знати теперь неизменно присутствовали сушеные ростки люцерны и лепестки красного клевера. Отвар из тех же трав можно было найти и в сосудах с вином, которое лилось рекой в трапезных залах. Кухарка же не могла нарадоваться на свою помощницу.

— Доброе у тебя сердце, — говорила она, отпуская Венди на городскую площадь и давая с собой полную корзину объедков для нищих.

Откуда стряпухе было знать, что среди попрошаек толкалась и мать ее помощницы. Помимо трав, предназначенных для семьи правителя, Сидония приносила дочери так необходимые ей грудные сборы. Живя на кухне, Венди было не трудно готовить себе отвары и украдкой дышать их целебными парами. Но как она ни старалась, недуг брал свое, и раз за разом кухарка водила девушку к придворному лекарю. Только толку от тех визитов было мало. Эскулап герцога не встречал такой болезни и лечил ее как обычную чахотку. Но зато там Венди встретила Дерека, сына лекаря. Это был тихий и задумчивый юноша, который прилежно постигал семейное искусство врачевания и редко появлялся в компаниях подростков, живущих в замке.

Они с отцом тоже появились в замке недавно и Дерек не успел обзавестись друзьями. Ученика лекаря сразу же очаровала эта златокудрая худышка с огромными зелеными глазами. Ему казалось, что они излучают неведомую силу и придают какую-то загадочность ее прекрасному лицу. Дерек радовался каждому ее приходу и без конца мог болтать с ней о чем угодно. Однажды он поведал Венди о том, что его отец был приглашен на службу к герцогу после побега предыдущего придворного лекаря.

— Это темная история, — пугающим голосом рассказывал он, изображая ужас на своем лице.

— Тогда не надо, — наигранно испугалась девушка, — а то мне будут сниться кошмары.

Он замялся, не зная, продолжать или нет.

Повисшая тишина вдруг разорвалась веселым смехом Венди.

— Отомри, — толкнула она его игриво. — Страсть как люблю темные истории! И тут Дерек поведал ей о том, как придворный эскулап пригласил погостить своего старинного приятеля. Тот когда-то обучался у французов мастерству вырезания мочевых камней и теперь путешествовал, предлагая свои услуги страждущим. Брат правителя уже давно маялся мочевым пузырем, и лекарь порекомендовал ему своего дружка.

— Но говорят, что француз был со странностями, — продолжал Дерек. — Как только он появился в замке, герцог тут же отправил двух своих верных стражников на кладбище.

— А когда это было? — вдруг заинтересовалась его слушательница.

— Незадолго до нашего приглашения сюда. Около года назад. А, что? — Да так, просто. Ну, что там дальше? — быстро протараторила Венди, пряча свое волнение.

— В ту ночь герцог так и не дождался их возвращения. А под утро крестьяне привели одного из стражников к воротам замка.

Он был так напуган, что не смог толком рассказать, что с ним случилось. Половина его лица была покрыта кровавой коростой, сквозь которую зияла рваная рана во всю щеку. Да ты наверняка не раз видела этого стражника на воротах.

Венди кивнула в ответ.

«Когда-нибудь я тебе поведаю о том, что произошло», — подумала она.

— Этот бедолага до сих пор не может вспомнить, кто его ранил, — продолжил Дерек. — А конец у этой истории грустный.

Видно, таинственные злоключения стражников дурно повлияли на француза. Вырезая камень, он напортачил, и брат герцога умер. Боясь гнева родственников высокородного пациента, оба эскулапа бежали под покровом ночи и с тех пор о них никто больше не слышал.

«Как странно устроен мир, — размышляла Венди. — Не будь тех темных событий на кладбище, она бы не встретила Дерека».

Задумчивость Венди озадачила юношу, он подошел к ней и потрепал по плечу. Она вдруг прильнула к нему и спрятала свое лицо у Дерека на груди. Теплая нежность растеклась по его телу. Он прижал ее к себе и стал гладить шелковистые локоны, приговаривая: — Успокойся, малыш. Это всего лишь пустая болтовня прислуги.

Ей было хорошо в его мягких и теплых руках. Они напоминали ей руки отца, которого она не видела уже целый год. Венди боялась, что ее ворожба однажды принесет неприятности новому придворному лекарю, а вместе с ним и его сыну. Пока никто не заметил, что ни одна из женщин семейства герцога не смогла понести за последний год, но скоро этому неведению должен прийти конец. Приближался сезон охоты, который обернется для семейства герцога большой бедой. Венди знала, что после этого их жизнь уже не будет прежней. Ну, а пока они с Дереком сидели, обнявшись, в нише огромного окна и любовались многоцветием наступающей осени. Во дворе весело копошились обитатели замка, готовя герцога и его сыновей к походу в дальний лес. Разодетые девушки стояли в сторонке и перешептывались, бросая зазывные взгляды на играющих мускулами молодцев. А те с важным видом укладывали тюки с экипировкой, оружием и провиантом на спины нервно фыркающих лошадей. Возбужденная свора охотничьих псов, не переставая лаяла на дразнящих их ребятишек. Там внизу царила манящая атмосфера праздника, но Венди и Дереку было хорошо здесь, вдали от шумной толпы. Их уединение нарушал лишь отделившийся ото всех всадник. Один из внуков герцога гарцевал прямо под их окном, то и дело бросая наверх откровенные взгляды. Его выцветшие глаза пожирали наряженную по случаю праздника Венди.

— Пойдем к другому окну, — тихо попросила она.

Дерек взял ее на руки и перенес к окну, что смотрело на дорогу ведущую к замку. Здесь их уже никто не побеспокоит и не нарушит их тихий и чудесный праздник души. Отъезд хозяев обещал много свободного времени, которое они смогут посвятить друг другу. Они вслух мечтали о ближайших днях, наперебой предлагая, как лучше их провести. Отец Дерека должен был сопровождать охотничью экспедицию, и его покои оставались в полном распоряжении влюбленных. Они смотрели вслед удаляющейся кавалькаде, и их сердца бились в унисон, замирая от безмерного счастья.

После двухдневного перехода уставшая и поутихшая высокородная компания разбила лагерь вокруг того самого охотничьего домика, где когда-то держали Сидонию. Герцог с сыновьями расположились в доме, оставив огромную орду стражников и слуг под открытым небом. Пока кашевары разводили костры, плотники отправились в лес, чтобы осмотреть дощатые настилы, сооруженные в кронах деревьев для удобства охотников. Когда осмотр закончился, по поляне уже разносился аппетитный запах готовящегося ужина. Старший плотник доложил о том, что все площадки подлатаны и почищены и поспешил присоединиться к своим набивавшим утробу сотоварищам.

Благородные охотники тоже не мешкали и не хуже плебеев уплетали все, что было на столе. Во время трапезы герцог распределял охотничьи места. Самый лучший участок возле водопоя он как всегда оставил себе. Сыновья знали, что отец любит выслеживать зверя в одиночку, поэтому не боялись попасться ему завтра на глаза и пирова лодцы угомонилась только под утро. Но не они мешали герцогу спать. Лежа в комнате, где много лет назад томилась Сидония, он то и дело пробуждался в холодном поту. Бесконечная череда кошмаров мучила его до самого рассвета. В одном из них он увидел юную графиню в волчьем обличии. Хищница раздирала его младших сыновей и бросала куски окровавленной плоти к его ногам.

Сердце герцога ныло от горьких предчувствий, и он решил присмотреть за Эрнестом и Отто. На рассвете, когда все охотники разъезжались по своим местам, полусонные братья еле держались в седле.

«Черт меня дернул взять их с собой», — злился герцог, глядя на клюющих носами наездников.

Бодрящий лесной воздух на какое-то время привел братьев в чувство, но как только они взобрались на высокую площадку и залегли за своими мушкетами, их глаза снова стали слипаться.

Разбудил их оглушительный выстрел отца. Прямо под деревом, в кроне которого они укрывались, каталась огромная медведица, оставляя кровавые следы на пожухлой траве. От ее наводившего ужас рычания у полусонных братьев зашевелились на голове волосы.

— Добейте ее! — кричал в азарте отец, перезаряжая мушкет.

Первым пришел в себя Эрнест — он подполз к самому краю настила, пытаясь взять раненного зверя на мушку. С трудом разомкнувший глаза Отто потерянно оглядывал окрестности. На мгновенье ему показалось, что в глубине чащи стоит стройная женщина в черном облачении. Ее взгляд непреодолимо манил его. Что-то неуловимо знакомое было в том взоре. Чтобы получше разглядеть таинственное видение, он вслед за всеми подполз к переднему краю площадки. Под весом трех тел настил угрожающе накренился. Герцог метнулся назад, к стволу дерева, но было уже поздно. Дощатое сооружение со страшным треском опрокинулось вниз, увлекая за собой охотников. Ближе всех к раненной медведице упал Отто. Перед тем как могучая лапа зверя обрушилась на него, он встретился глазами с той, которую он так хотел разглядеть поближе. Хруст ломающихся ребер заглушил крик ужаса, вырвавшийся из его глотки. Леденящий душу взгляд Сидонии разрывал его на куски. Появившиеся из леса загонщики, увидев происходящее, не мешкая спустили собак. Вожак своры в несколько прыжков оказался возле медведицы. Его огромные клыки погрузились в занесенную над Отто лапу. Не отпуская своей жертвы, хищница стряхнула могучего пса. Отлетевший волкодав уже через мгновение снова висел на хищнице, вцепившись ей в бедро. Медведица наконец отпустила еле дышащего человека и стала кататься по земле, пытаясь раздавить назойливого пса. Быстро приближавшаяся свора вселила надежду на спасение. Но вдруг вожак бросил раненного зверя и, вильнув обрубком хвоста, побежал на другой край опушки. Остальные собаки остановилась в нерешительности.

Этой короткой заминки хватило, чтобы хищница завершила начатое. Обезумевший герцог не мог смотреть, как медведица разрывает его сына. Он поднял к небу глаза, но вместо всевышнего увидел свежий распил на балке, крепившей настил к дереву.

— Притащить сюда того негодяя, который проверял эту площадку, — прорычал герцог. — Я его повешу на этих обломках.

— Плотник здесь нипричем, — вдруг прозвучало из чащи. — Ты попытался взять у природы то, что тебе не принадлежит, и был наказан за это.

— Кто это смеет тыкать здешнему повелителю? Кто бы ты ни был, ты уже покойник! Загонщики кинулись в чащу, пытаясь отыскать говорившего. Как только они скрылись за деревьями, на другом краю опушки раздвинулись кусты. В них стояла сгорбленная женщина, одетая во все черное. Подле нее сидел вожак своры и тыкался окровавленной мордой в ее руки.

— Ты зашел в чужой лес, — тихо произнесла она. — Убирайся отсюда и больше никогда не возвращайся.

— Это мой лес! — проорал герцог. — Всегда был мой и всегда будет. Мои прадеды владели им и мои внуки и правнуки унаследуют его.

— Я открою тебе маленькую тайну, — зловеще произнесла незнакомка. — Тебе не доведется больше нянчить ни внуков, ни правнуков. Я прокляла все твое семейство.

— Ты сама не знаешь, о чем говоришь, сумасшедшая горбунья, — рассвирепел герцог. — У меня семь сыновей и целая орава подрастающих внуков, так что без наследников я не останусь.

Он хотел еще что-то добавить и уже потянулся к валявшемуся на земле мушкету, когда женщина распрямилась и сбросила черный балахон. Перед ним стояла Сидония.

— Ты разучился считать, — с усмешкой произнесла она. — У тебя только шесть сыновей. Или ты думаешь, что этот мешок костей способен дать тебе наследников? Да и тот, кого он уже успел тебе подарить, тоже не жилец.

— Ты сам подписал себе приговор, — спокойно продолжала она. — Ты убил во мне своего будущего внука. Эта часть леса теперь принадлежит его убиенной душе, и лишь погибель ждет здесь виновников его смерти. Эти куски разодранной плоти уже никогда не смогут творить зло. Забирай же их и убирайся отсюда вместе со своими отпрысками! — Заткнись, мерзкая потаскуха! — в отчаянии выкрикнул герцог.

Но его голос утонул в пустоте. В кустах уже никого не было, и лишь огромный пес продолжал зачарованно сидеть на краю опушки и влюбленными глазами смотреть вглубь леса…

По дороге домой тревожные думы не давали покоя герцогу: «Почему за последний год ни одна из молодых жен моих внуков не смогла понести? И что эта ведьма поминала о проклятии моего рода?» По возвращении в замок герцог оставил хлопоты по погребению Отто на своего старшего сына и немедля вызвал к себе лекаря. Тот еще не успел переодеться и появился в покоях повелителя в походном облачении.

— Закрой поплотнее дверь, и смотри, чтобы ни одна душа не узнала о нашем разговоре.

У смертельно уставшего лекаря не было сил даже испугаться, и он безо всяких эмоций выслушивал недовольство хозяина по поводу неожиданно напавшего на его семью бесплодия.

— Я постараюсь сделать все, что в моих силах, — пообещал лекарь, покидая покои герцога.

Но ни одно из известных ему средств не помогало. Приближалось лето, а новых наследников так и не предвиделось. Опасения герцога начинали сбываться. Обычно после долгих и скучных зим сразу по несколько благородных обитательниц замка обращались к лекарю с первыми признаками беременности. Этой же весной его не позвали ни в одни покои, где бы барышни страдали от утренней дурноты.

— Без сглаза здесь не обошлось, — как-то полушутя бросила юная пассия его сына. — Верно, наши господа кого-то сильно разгневали.

Слова Венди упали на благодатную почву. Лекарь и сам уже размышлял о загадочности происходящего и, не долго думая, поделился своими тревогами с герцогом. К удивлению эскулапа хозяин такое предположение не высмеял.

— Держи эти сомнения при себе, — сухо приказал он, заканчивая короткую беседу, а сам начал в строжайшем секрете готовиться к приезду темнокожей ворожеи короля.

Никто из челяди не знал о предстоящем визите. Никто кроме помощницы кухарки. Она об этом узнала от матери во время их очередного свидания. Мать, как обычно, передала Венди травяные сборы и поведала о своей давней встрече с черной колдуньей.

— Сделай, как я сказала, и ничего не бойся, — напутствовала Сидония дочь. — Я буду рядом.

Тем же вечером из рациона благородного семейства исчезли люцерна и красный клевер.

Мистическая гостья появилась в замке после захода солнца.

Ворота открыли сыновья герцога и под покровом ночи препроводили черный экипаж на каретный двор. Убедившись, что вокруг никого нет, заморскую ворожею быстро провели во внутренние покои. Тускло светящийся факел выхватывал из темноты лишь несколько каменных ступеней, и никто не заметил щуплую служанку, спрятавшуюся в одной из ниш второго этажа.

«Она и вправду похожа на горгону», — думала Венди, вспоминая полный страдания голос матери.

Девушка с ненавистью смотрела на показавшуюся внизу голову с пучком змеевидных волос. Их шевелящиеся тени походили на расползающихся от света гадюк. Обладательница устрашающей копны волос замедлила шаг. С каждой ступенькой гостья чувствовала сгущение энергии местной природы. Она не умела управлять ею, но это было и ни к чему. Вокруг кружилось достаточно черных флюидов, приносимых воздушными потоками с ее далекой родины. Над ее родным островом, на другом краю света, всегда висело облако этих флюидов. Дующие оттуда ветра подхватывали их и приносили сюда для нее и ее соплеменниц, армия которых начинала наводнять Старый Свет.

«Не удивительно, что первый вассал короля не может дождаться наследников», — не на шутку встревожилась колдунья.

Поднявшись на второй этаж, она почувствовала резкую слабость, и прыгающее пламя факела начало меркнуть в ее глазах. Покачнувшись, гостья опрокинулась назад и упала в руки одного из сыновей герцога. Ворожея очнулась от того, что ее щеку грел близко поднесенный факел. Встревоженные лица сопровождающих белели в темноте. Но не к ним был направлен блуждающий взор ведьмы. Она вглядывалась в тень ниши за их спинами. Там стояла худенькая девушка в фартуке и смотрела на нее своими огромными, полными ярости, глазами. Как только их взгляды встретились, худышка неестественно широко открыла рот, и чернокожая ворожея вновь начала проваливаться в темноту. К своему удивлению, она вдруг ощутила сгусток знакомой энергии, искусно вплетенный в окутавшее ее облако черных флюидов. И это была не просто энергия ее племени, это была энергия ее собственного проклятия. Много лет назад с его помощью она отняла силу у будущей ведьмы из этих мест.

«Как наложенное мною проклятье могло освободиться и попасть в стены этого замка? — ужаснулась колдунья. — Оно должно было исчезнуть со смертью той девицы, которая его получила!» Вместо ответа поднявшаяся черная круговерть в голове разогнала все мысли. Колдунья осела на пол и больше уже ни о чем не думала. Прибежавший герцог в сердцах плюнул под ноги лежавшей без чувств ворожее и послал за лекарем. Вне себя от гнева, он крепко выругался и удалился в свои покои. Наутро обессилевшая заморская гостья в спешке покинула замок. Рассекая толпу нищих и попрошаек, ее карета с грохотом пролетела по мосту. Чернокожая пассажирка с неприкрытым злорадством смотрела на бросившихся в рассыпную неопрятных людишек.

И лишь одна нищенка даже не шелохнулась. Она в упор смотрела на черную колдунью, и что-то знакомое было в этом взгляде.

Где-то ведьма уже видела эти глаза, и непреодолимое желание вспомнить, где, подняло ее с парчового сиденья. Экипаж уносился прочь, но взгляд нищенки не отпускал пассажирку кареты. Расстояние между ними росло и вместе с ним росло и беспокойство горгоны. Она должна была узнать, чей это взгляд! Толпа исчезла за краем окна кареты. Не в силах больше сопротивляться, ворожея распахнула дверцу. Теперь она снова видела нестройную группу людей, c любопытством смотревших ей вслед.

Глаза укутанной нищенки вновь нашли ее. Позабыв обо всем, заморская ворожея шагнула в сторону этого притягивающего взора. Нищенка неожиданно скинула капюшон и победно улыбнулась. Черная ведьма вспомнила эту улыбку. Она принадлежала той молодой и неопытной обладательнице скрытой силы по имени Сидония, которая должна была истечь кровью много лет назад.

«Так вот чья всепоглощающая аура висела над замком, — с ужасом подумала ворожея короля. — Какова же ее сила, если она смогла тогда выжить? Скорее, бежать из это та!» Но быстро покинуть наводненный черной энергией край ей было не суждено. Душа ведьмы рвалась прочь, а тело тянуло назад. На глазах у удивленной толпы чернокожая женщина балансировала на пороге кареты. Встречный ветер подтолкнул ее в спину и лишил последнего шанса зацепиться за распахнутую дверцу. Она успела выбросить вперед руки, чтобы смягчить падение, но по воле злого рока ее правая рука коснулась не пыльной дороги, а спиц бешено крутящегося колеса. Уже начавшая было расходиться толпа вдруг замерла от страшных воплей и хруста ломающихся костей. Сопровождавшие карету всадники были сброшены на землю вставшими на дыбы скакунами. Подбежавшие зеваки окружили выпавшую женщину. Они с удивлением смотрели, как какая-то нищенка склонилась над упавшей и что-то шептала в ее необычно смуглое лицо.

— Передай своим черноликим сестрам, чтобы они забыли дорогу в наш мир, — было последнее, что услышала в тот день побежденная ведьма.

Сброшенные всадники уже пришли в себя. Они подняли бесчувственное тело ворожеи и занесли в карету. Подоспевший придворный лекарь нашел лишь следы крови в дорожной пыли, а черная свита со своей страшной ношей уже неслась во весь опор прочь от заговоренного замка. Не прошло и недели, как по всей Померании разошелся слух о проклятии рода герцога. Соседи стали объезжать их замок стороной. Весть о бесплодии его обитателей расстроила готовящиеся свадьбы и собственные внуки начали открыто обвинять деда во всех своих несчастьях.

Последней каплей, стала гибель сына Отто. После одной из майских гроз, идущие на реку прачки нашли его тело придавленное огромной сосной. Необъяснимое выражение злорадства застыло на лице погибшего, а его белесые глаза продолжали остекленело источать ненависть. Так сбылось еще одно предсказание Сидонии. Гневу герцога не было предела. Доведенный до бешенства, гла клятого семейства объявил охоту на свою обидчицу.

Реки доносов потекли в замок. Но каждый раз, когда стражники герцога прибывали в указанное место, они находили там пустые жилища.

Сидония все реже появлялась в толпе нищих на городской площади, и запасы трав у Венди начали истощаться. Девушка стала чаще недомогать и в один из визитов к лекарю открыла ему тайну своего недуга.

— С такой хворью ты бы не протянула и трех лет, — высмеял ее лекарь. — У тебя обычная чахотка и смирись с этим.

Дерек не спорил с отцом.

«С сегодняшнего дня я сам буду заботиться о своей малышке», — решил он.

С тех пор Дерек стал чаще ходить в лес без отца и собирать травы для Венди. Когда ей становилось лучше, они вместе бродили по лесу, наслаждаясь последними теплыми деньками. Она учила его чувствовать природу и показывала новые растения, о целебных свойствах которых он даже не догадывался.

«Сможет ли она пережить зиму?» — с тревогой думал Дерек, глядя, как его любимой становилось хуже день ото дня.

Вместе они собрали достаточно трав, чтобы протянуть до весны, но, к сожалению, грудные сборы уже не помогали. Венди теперь проводи льшую часть дня в постели и стала редко появляться на кухне. Кухарка поначалу была недовольна, но вскоре успокоилась. После отмены всех свадеб и пиршеств работы было немного, а на рынок, сгоравшая на глазах помощница уже давно с ней не ходила. И все же, несмотря на покидавшие ее силы, Венди каждый день выбиралась из замка в надежде встретиться с мамой. И ее упорство было вознаграждено. Когда она в очередной раз плелась вдоль нестройного ряда попрошаек, ее вдруг окликнул проворно хромающий замарашка.

— Пойдем со мной, красавица, — услышала она знакомый голос.

Венди с трудом узнала в говорившем самого младшего из своих братьев. Ее глаза на миг загорелись радостью, но тут же в них промелькнула тень тревоги: — А где же мама? — Она прячется в лесах вместе с отцом, — как-то слишком быстро заверил он. — Давай уходить, сестренка. Отец наказал нам бежать в сторону восхода солнца.

— Я не смогу далеко уйти и буду только задерживать вас.

— Ничего! Мы будем нести тебя по очереди.

— Без своих отваров я не протяну и дня. А потом, я не могу не попрощаться с Дереком.

— Мы будем ждать тебя всю ночь на берегу реки, — упавшим голосом произнес брат и заковылял прочь.

Но ни в эту, ни на следующую ночь их сестренка так и не появилась. Да и как она могла уйти, когда тем же вечером в замок приволокли их маму.

Венди всеми правдами и неправдами пыталась проникнуть в подземелье, где держали Сидонию, но все ее попытки были тщетны. Едва дождавшись утра, девушка собрала последние силы и отправилась в лес за дурманящими грибами. Сначала она решила отыскать ведьмин круг. Так мама называла скопление грибов, образующих замкнутый овал, встав в середину которого, можно была заглянуть в будущее. Пыхтя и задыхаясь, она бродила по чаще в поисках заветного круга. Но грибы прятались от Венди. Они щадили эту милую девушку. Не надо ей было знать, что ждет впереди. И только симпатяги с залихватскими красными шляпками в белый горох не таились. Они выскакивали на каждом шагу, облегчая еле дышащей красавице задачу. Не успела Венди обойти небольшую полянку, как ее холщовый мешок уже сочился от набитых доверху грибов-красавцев. Отвар из них был готов как раз к пиршеству в честь поимки Сидонии. Кухарка была поражена преобразившейся помощнице. Глаза девушки блестели, а на щеках играл яркий румянец. Она без устали наполняла и таскала кувшины с вином в трапезную залу.

Но когда весь отвар закончился, Венди потеряла интерес к сосудам с хмельным. Она прокралась на верхнюю галерею и стала наблюдать за набирающим ход пиром. Увлеченные своим бахвальством гуляки не замечали худенькую девчушку, прятавшуюся наверху. Сквозь балюстраду она следила за происходящим внизу, зевая во весь рот.

К удивлению прислуги благородное семейство быстро хмелело. Видно, без пиршеств и балов они успели отвыкнуть от вина. Герцог первым покинул стол, оставив своих наследников радоваться редкой возможности повеселиться. Ему же не терпе-

лось навестить виновницу преследовавших его бед. Наслаждаясь пытками ненавистной Сидонии, герцог не слышал сквозь толстые стены подземелья звуки развернувшейся наверху бойни. Обнажив ножи и шпаги, его сыновья и внуки безжалостно кромсали друг друга, мало что соображая. Эрнест с ужасом смотрел на окружающих его свиноподобных химер, машущих острыми клыками-клинками. Не раздумывая, он схватил старинный двуручный меч, висевший на стене, и ближайшая к нему голова хряка покатилась с плеч, весело похрюкивая. Он задумчиво глядел вслед катящейся голове, не понимая, почему она так похожа на одного из его братьев. Из раздумий его вывел окрашенный кровью клинок, медленно растущий из его груди.

Резкая боль в спине выгнула его в дугу. Падая, он встретился взглядом с изумрудными глазами кухаркиной помощницы.

— Почему я раньше не замечал, как она похожа на… — удар затылком о каменный пол прервал его мысль.

Сосредоточенная Венди слишком поздно услышала торопливое шуршание платьев позади себя. Она напряглась и вжала голову в плечи. Слугам запрещалось быть наверху в такой поздний час. Если ее обнаружат возле покоев знати, то наказания не избежать. К счастью, ее не заметили. Герцогиня в сопровождении фрейлины быстро прошла к лестнице и стала торопливо спускаться.

— Прекратите, дети мои! — кричала она разбушевавшимся молодчикам.

Венди во все глаза смотрела на хозяйку замка. Но не бледное от ужаса лицо герцогини привлекло ее внимание. Взгляд девушки был прикован к янтарному ожерелью, принадлежавшему ее матери. Неудержимая волна ненависти сотрясла Венди. Остатки черной энергии рвались наружу из самых дальних уголков ее хрупкого тела. В этот момент фрейлина замерла от удивления. Она тоже смотрела на янтарное великолепие на шее своей госпожи и не верила глазам. Внутри одной из бусин огромный комар вдруг ожил и начал неистово молотить крыльями. Ожерелье медленно приподнялось и потянуло свою новую владелицу вперед. Шея герцогини напряглась. Скрепляющая украшение нить натянулась словно струна и со звоном лопнула. Остолбеневшая фрейлина заворожено глядела на янтарный дождь, падающий под ноги ее госпоже. Бусины с насекомыми внутри весело скакали перед герцогиней, чем доставляли явное удовольствие сидевшим внутри янтаря пленникам. Ожившие комары, жуки и блохи смотрели на свою жертву сквозь медовую дымку и поджидали ее следующего шага. Ждать пришлось не долго. Янтарная лавина ринулась вниз по каменным ступеням, увлекая за собой поскользнувшуюся на бусинах женщину. От увиденного, фрейлина тут же лишилась чувств.

Венди дождалась, пока все стражники сбежались на шум бойни, и осторожно спустилась вниз. У подножия лестницы лежало безжизненное тело герцогини. В складках ее бархатного платья застряло несколько янтарных бусин. Девушка быстро схватила их и спрятала в карман фартука. Никем не замеченная, Венди прошмыгнула к входу в подземелье. В лицо пахнуло холодом и сыростью. Она тихо спустилась и, привыкая к полумраку, огляделась. В дальнем каземате свет факелов выхватывал фигуру герцога.

— Ваши сыновья убивают друг друга! — что было сил прокричала она.

Под глубокими сводами раздался зловещий женский хохот.

— Ты променял жизни своих отпрысков на удовольствие поиздеваться надо мной, — не затихал гулкий смех Сидонии. — Ты получил то, чего хотел.

Не помня себя от ужаса, герцог выскочил из пыточной и ринулся наверх, не замечая сбитую по дороге девушку. Оправившись, Венди бросилась к прикованной к стене матери. Она повисла у нее на шее и заплакала.

— Где все? — тихо спросила Сидония.

— Пробираются на восток.

— Уходи с ними. Беги немедля, пока темно.

— А как же ты!? — еще сильнее заплакала дочь. — Скажи, как освободить тебя, и я все исполню.

— Ты сделала больше чем могла. Убегай. У меня довольно своих сил, чтобы спастись.

Стоявший в полумраке палач напряженно прислушивался к их разговору, но треск поленьев в горниле для пыток каленным

железом заглушал шепот женщин.

— О чем вы там шепчетесь? — схватил он сзади девушку.

— Отпусти ее! Иначе я прокляну твой род и ты пойдешь по стопам своего хозяина, — прошипела Сидония.

Венди резко обернулась, и сердце палача на миг остановилось. На него в упор смотрело мертвенно бледное лицо помощницы кухарки. С ее дрожащих губ окаймленных легкой синевой слетели еле слышные слова, которые разорвались в его голове пороховым зарядом: — Если ты сделаешь моей маме больно, я превращу твои кишки в змей и они будут медленно жрать тебя изнутри! Заплечных дел мастер выпустил девушку и схватился за живот. Маленькая ведьма уже давно скрылась в полумраке лестницы, а он все стоял и прислушивался к необычно громкому урчанию в своем брюхе.

Еле передвигая ноги по крутым ступеням, Венди услышала приближающиеся сверху шаги. Она замерла и вжалась в стену, пропуская несущегося вниз герцога. Подлетев к Сидонии он выхватил из огня раскаленный железный прут и прорычал: — Низкая тварь, я убью тебя! — Ловите ее дочь! Быстрее! — в страхе прокричал ему в ухо палач. — Она только что убежала наверх.

— Какую дочь?! — Помощница кухарки, что была здесь, и есть ее дочь.

Венди в это время из последних сил сражалась с боковой лестницей, ведущей в покои лекаря. Она запнулась на верхней ступеньке и упала прямо в руки Дерека, который мгновеньем раньше услышал сквозь дверь шумные хрипы своей любимой.

Юноша устроил ее на широком подоконнике и расстегнул ворот платья. Снаружи донесся скрип закрывающихся ворот и грохот цепей поднимаемого моста.

— Нас захлопнули как в мышеловке, — еле расслышал он.

— Что? — не понял Дерек.

— Сидония — моя мать! — не вдаваясь в долгие объяснения, выдохнула Венди.

Сердце юноши оборвалось. Он застыл, оглушенный этим известием. Его любимую ждала лютая смерть. В голове всплыли рассказы о ведьминых семьях, сожженных на очищающем огне.

— Мы спрячемся во вшивой комнате, — пришел он в себя. — Там нас никто искать не будет.

Вшивой комнатой они прозвали огромную кладовую с нарядами знати. В обязанности лекаря входило время от времени вытравливать из них платяных вшей. Среди множества громоздких туалетов можно было легко затеряться. Дерек поднял свою малышку на руки и тут услышал быстро приближающийся топот.

Он успел шагнуть за колонну, пропуская стражников, несущихся в лекарские покои.

— Я знаю, кто нас укроет, — встрепенулась отдышавшаяся Венди.

Она спрыгнула с его рук и повела вниз по лестнице, которая еще не успела остыть от сапог стражников. Задний двор встретил их спасительной темнотой. Не раздумывая, Венди повела Дерека в сторону приглушенных голосов, доносившихся с другой стороны замка. Они крались вдоль крепостной стены и нагретые за день камни успокаивали их своим безмятежным теплом. Выглянув из-за угла, беглецы увидели играющие в бликах огней ворота. Свет факелов выхватывал большую группу вооруженных людей.

— Вся стража на ногах, — прошептал Дерек. — Не лучше ли нам вернуться? Но Венди уверенно повела его к приютившимся у ворот сарайчикам. Услышав гулкий лай растревоженных собак, Дерек оторопело замедлил шаг.

— Я надеюсь, нам не туда? — с ноткой удивления указал он на псарню.

— Туда, туда, милый.

— Нас же разорвут в клочья. — Не бойся. Я защищу тебя.

С этими словами Венди отодвинула задвижку и юркнула внутрь, увлекая испуганного Дерека за собой. В небольших загонах бесновались охотничьи псы. Беглецы прокрались мимо жилища тощих гончих и направились прямо к здоровенным волкодавам.

— Подсади меня, — дернула она за руку ошалелого спутника.

— Даже и думать не смей! Но девушка уже сама начала неуклюже карабкаться через загородку. Вожак волкодавов был удивлен не меньше Дерека.

Он перестал лаять и с интересом наблюдал за хрупкой девушкой, висевшей на краю загона. Он вдыхал волны страха, исходящие от помогавшего ей юноши, но ничего кроме любви и нежности не истекало от маленькой человеческой самки. Когда она спрыгнула на покрытый соломой пол, пес уже обожал ее. Он подбежал и ткнулся огромным носом в ее ладошку, моля о ласке. Венди почесала его за ухом, и псу уже не было никакого дела до лезущего вслед за ней парня. Сородичи вожака мирно устроились рядом, больше не заботясь о сумятице, творившейся за стенами псарни.

Вдруг за стеной послышался топот сапог. Дверь распахнулась, в сопровождении стражников появился псарь. Венди схватила Дерека за руку и они юркнули в дальний угол загона. Матерый вожак почувствовал, что непрошеные гости напугали его добродейтельницу. Он ощерился, и вся стая, как по команде, ринулась к загородке. Оглушительный лай мешал говорить. Громадные псы один за другим поднимались на задние лапы и высовывали морды в проход поверх загородки. Стражники безуспешно пытались отогнать их факелами. Собачья слюна разлеталась и шипела в ярком пламени. Огромные клыки угрожающе клацали, хватая пустой воздух.

— Я же вам говорил, — ныл разбуженный псарь. — Какой сумасшедший полезет сюда? — Проверяй и не разговаривай! — грубо оборвали его.

— Куда уж теперь? Гляди, как вы их озлили.

Холодное лезвие кинжала у шеи сделало псаря сговорчивее.

Собаки не тронули своего кормильца, и лишь вожак-великан отошел в дальний угол и продолжал скалиться. Его глаза горели необычно теплым изумрудным огнем, но вид огромных клыков отбивал всякую охоту приближаться. За его могучей спиной прятались беглецы. Они пригнулись, крепко обнявшись, и лишь предательские золотые кудри Венди светились в темноте. Но не на них смотрел псарь. Взгляд его был прикован к безумно счастливым глазам волкодава. Только два раза в жизни он видел его таким. Первый раз, когда у того еще щенком едва прорезались глазки-бусинки. И второй, на той злосчастной охоте, где был задран сын герцога.

— Нету тут никого, — проворчал псарь, и ему показалось, что глаза пса засветились такой теплотой, что даже защемило сердце.

Обыскав весь замок, стражники доложили, что Венди нигде нет. Герцог вернулся в пыточную и что было сил ударил Сидонию: — Жалкая ведьма! Куда ты отправила свое дьявольское семя? — Моя дочь приведет сюда германцев, и они сравняют твои владения с землей! — прохрипела Сидония сквозь боль, направляя преследователей по ложному следу.

За поимку Венди были обещаны немалые деньги, и люди герцога без устали бороздили дороги, ведущие в немецкие владения. Целая экспедиция стражников была отправлена в земли воинствующих германцев. Весь отряд бесследно сгинул, и лишь двое стражников смогли избежать такой незавидной участи. Отстав от погони, старый десятник скакал обратно в сопровождении своего племянника.

«Без нечистой силы здесь не обошлось, — размышлял он, пощипывая свой ужасный шрам на щеке».

С самого первого дня вид новой помощницы кухарки не давал ему покоя. Что-то неуловимо знакомое было в этой худышке, и он не спускал с нее глаз. И вот теперь его старания принесут ему богатое вознаграждение и благосклонность герцога.

— Может, она и отправится к германцам, — говорил он племяннику, — но без своего голубка она последнее время и шагу не ступала.

— А что если он тоже сбежал? — тревожился молодой стражник. — Тогда нам не сносить головы.

— Ворота затворили слишком быстро. Он не успел уйти.

На подъезде к замку их ждало разочарование. Мост был опущен, а распахнутые ворота зияли пустотой. Охраны нигде не было видно.

— Похоже, наши голубки упорхнули, — с досадой проворчал десятник. — Боже праведный, помоги в нашем святом деле, приведи нас к маленькой ведьме, — прошептал он, подняв взор к полнолунному небу.

Лучше бы он промолчал в ту ночь. Ибо не зря говорится: «Будь осторожен в своих желаниях. Они могут сбыться!..» А наши беглецы уже третий день пробирались на восток.

Они шли ночами, скрываясь от посторонних глаз. Днем Дерек ходил в близлежащие деревни в поисках провианта. Придворный лекарь умолчал о пропаже сына, и его пока не искали. Но это неведение не могло длиться вечно, им нужно было спешить. Однако их продвижение замедлялось с каждым часом. Венди уже еле шевелила ногами, и ее любимый все чаще нес ее на руках.

У девушки начался жар, не отпускавший даже ночью. Целуя Венди, Дерек все чаще ощущал привкус крови на ее потрескавшихся губах. На последнем переходе он истратил остатки монет на коровье масло и аккуратно смазал ее покрытые кровяной коростой губы. Венди слабо улыбнулась в ответ и поцеловала его заботливые пальцы, несущие облегчение. Устав от ночного перехода, они теперь отдыхали на цветущей поляне. Несмотря на припекающее солнышко, девушку бил озноб. Дерек сидел, прислонившись к дереву, и смешно морщил нос, жмурясь на яркое небо. Прижавшись к нему, Венди смотрела в эти любимые глаза и не хотела покидать мир, в котором жил ее единственный.

— Если мой недуг спалит меня, — шептала она в горячке, — обещай, что ты в ответ спалишь его вместе со мной.

— Тебе еще рано об этом думать, — ободрял он ее.

Но то, что он видел, наводило на мрачные мысли. Ему не хотелось признаваться себе в том, что дни его малышки сочтены и никакие силы на свете уже не смогут спасти ее.

К концу недели они добрели до большой реки и в изнеможении уснули, прижавшись друг к другу. Дерек проснулся от необычно шумного, прерывистого дыхания. Его любимая дышала через силу. Она вся горела огнем и металась в бреду. Не дожидаясь темноты, рискуя быть замеченным, он вынес Венди на берег реки, положил у воды и начал обкладывать ее тело прохладным песком. Медленно текущая вода омывала ей ноги и тоже вытягивала жар.

— Я знаю, что тебе больно и тяжело, — шептал он в те минуты, когда сознание возвращалось к ней. — Но постарайся выдавить из себя эту липкую флегму. Не дай ей задушить тебя.

— Не могу, — только и прохрипела она, вернувшись на какой-то момент из забытья.

Дерек сидел, положив ее голову себе на колени, и без устали расправлял ее слипшиеся от горячки кудри. Его молодой организм стойко выдерживал невзгоды последних дней, но душевных сил становилось все меньше. Собственное бессилие убивало его веру в лекарское ремесло.

— Какой же я лекарь, если не могу спасти свою любимую? — задавался он горьким вопросом. — Уж коль никто не знает, как исцелить мою малышку, то я сам должен был найти средство.

Еще весной Дерек предвидел грядущую беду. Рецепты отца Венди перестали помогать. Тогда они сами стали изменять составы микстур, отваров и дыхательных паров. Иногда ей становилось легче от новых травяных сборов, и душа юноши наполнялась радостью за нее и гордостью за лекарское искусство. Но эти просветления были недолгими и наступали все реже.

Осознав свое бессилие, Дерек сдался на милость божью. Он выложил свои небольшие накопления за два места на шхуне, везущей семейство герцога в западную Померанию. Каждую весну весь двор отправлялся в церковь святых Джеймса и Николса, чтобы насладиться органной музыкой и причаститься в этом духовном храме. Но ни священные литургии под божественные звуки органа, ни бесконечные молитвы не помогли его любимой. Бог был глух к его просьбам. Дерек остался единственным воином и проиграл сражение с недугом своей малышки.

Его горькие мысли могли сравниться лишь с чернотой предрассветной ночи. Речная вода сбила жар, и Дерек отнес Венди обратно в прибрежный лес. Он сидел прислонившись спиной к широкой сосне. Все еще мокрая голова Венди покоилась на его коленях. В забытье она беззвучно шевелила растрескавшимися губами. Ее прерывистое дыхание походило на пыхтение потухающего возле ног костра. Умирающие язычки пламени едва пробивались сквозь обгорелые ветки, выхватывая из темноты прекрасные черты его возлюбленной. Дерек нагнулся и нежно поцеловал Венди в потрескавшиеся губы. Привычный уже привкус крови вдруг перевернул внутренний мир юноши. Неожиданно он почувствовал присутствие любимой в себе, и наступающее одиночество уже не так пугало его. Он взял обессиленные руки Венди и поднес к губам. Ее маленькие кулачки крепко сжимали янтарные бусины.

— Ты не будешь скучать, — прошептал он, глядя на играющие в янтаре отблески гаснущего костра. — Твоя мама будет ждать тебя.

Дерек утаил от своей малышки страшную весть, услышанную им на рынке два дня назад. Вернувшись в лес к ожидавшей его Венди, он был как никогда оживлен. За наигранной веселостью скрывалась надвигающаяся беда. В деревне, где Дерек добывал провизию, только и разговоров было, что о предстоящей казни. Днем раньше янтарную ведьму приговорили к повешению. Ее тело должны были предать земле на перекресте двух дорог, положив лицом вниз. Никто кроме могильщиков не мог знать места погребения, а те под страхом смерти должны были держать его в тайне. Но неумолимая церковь настояла на публичном сожжении.

Лесной костер еще тлел, когда далекий город начал наполняться зеваками. Казнь известной ведьмы привлекла в то утро жителей даже самых отдаленных уголков Померании. К полудню городская площадь была забита до отказа. Все было готово, и по сигналу герцога палач занял свое место перед приговоренной. Вдруг Сидония встрепенулась. Ее взгляд потемнел, и крупная слеза скатилась из ее единственного глаза. Она почувствовала, как давно забытая колдовская сила возвращается к ней. Это означало лишь одно — та, что владела этой силой, стала слишком слаба, чтобы удержать ее. Непомерное горе наполнило сердце матери.

— Венди! — прошептала она.

Довольная ухмылка расплылась по лицу герцога.

— Умри же в страданиях! — воскликнул он и подошел вплотную к привязанной к столбу ведьме.

Их взгляды встретились и от улыбки герцога не осталось и следа. Убийственный взор Сидонии словно пригвоздил его к месту. Герцог застыл, как вкопанный не слыша нервного шепота зевак. Он не видел, как толпа расступилась и пропустила вперед неизвестно откуда взявшегося знахаря. Стоявший спиной к зрителям палач принял многоголосый ропот за удивление. В его руках вместо ожидаемого факела появился двуручный меч. Из уважения к заслугам Ван-Борков было объявлено о снисхождении. Вопреки желанию герцога, король соблаговолил разрешить перед сожжением отрубить янтарной ведьме голову. Меч свистнул, рассекая воздух. Перевернувшись несколько раз, голубое небо застыло и смотрело на Сидонию своим бездонным взглядом. Налетевший ветерок трепал ее волосы, ласкал лицо, убаюкивал и нашептывал о том, что сохранит ее силу, за которой прилетел. Когда ветер стих, уже не голубое небо, а небесно-голубые глаза мужа смотрели на нее. Знахарь убрал смоляную прядь, закрывающую еще теплящий взор, и в последний раз погладил ее кудри. Ниточки седины окрасились всполохами алой крови, что делало ее моложе и еще прекрасней. Он целовал ее остывающие губы и шептал в залитые кровью уши, о том, как он ее любит.

— Мы скоро обязательно увидимся, — не прощался он.

Стражники с трудом оттаскивали упирающегося знахаря, а Сидония смотрела ему вслед, безмолвно расставаясь и отпуская его. Ее угасающий взор рвался на волю, в те края, куда ветер унес ее силу, туда, где кружатся вихри колдовской энергии, ждущие своих новых повелительниц. Замершая в ужасе толпа, не дыша, смотрела на шевелившую губами Сидонию. Из привязанного к столбу тела все еще извергались алые пульсирующие гейзеры, пытаясь достичь лежавшую внизу голову. Не выдержав этого зрелища, герцог схватил горящий факел и бросил в неумирающую ведьму.

До конца своих недолгих дней повелитель восточной Померании будет сожалеть о том, что приказал оставить один глаз ведьмы нетронутым. Со дня казни, этот слезящийся от дыма взгляд непрестанно сверлил его, обжигая и днем и ночью. Он преследовал герцога повсюду, не отпуская ни на миг. С каждой новой бессонной ночью страдания, когда-то первого вассала короля, усиливались. Он смог избавиться от мучившего его видения, лишь сбросившись с самой высокой башни своего замка…

Деяния и смерть янтарной ведьмы были настолько ужасны, что последующие поколения долгие годы боялись даже произносить ее имя вслух. На продолжавшуюся охоту за ее детьми отважились немногие. Те же, кто, преодолевая страх, решались порыскать по окрестным дорогам, особенно не усердствовали, дав отпрыскам янтарной ведьмы раствориться в соседних лесах русского царства. Выполняя волю отца, дети Сидонии разбрелись по разноязыкой западной Руси, отдыхающей от смутных времен. Вместе с занимающейся зарей ее последней царствующей династии здесь пускали корни и потомки древней колдовской ветви. Не прошло и года после описанных событий, как Померания была захвачена войсками германского императора.

Страдая под гнетом завоевателей, жители страны не раз вспоминали проклятие янтарной ведьмы. Никто из них не сомневался в том, что сбежавшая Венди околдовала Фердинанда Второго и натравила его на страну казнившую ее мать, завершив таким образом вендетту своей семьи.

«Чтобы ужаснуться, не нужно придумывать монстров — достаточно взглянуть на реальные события в другой плоскости»

Глава 1. Познание себя

Она начала ворочаться в четыре часа утра. Или ночи? Понятие это было относительное и зависело от распорядка дня. Для нее, просыпавшейся обычно в десять, это определенно была еще глубокая ночь. Но ее злая судьба так не думала. Потому что спустя всего два часа она уже сидела в кровати, с трудом воспринимая окружающее. Буквально минуту назад она проснулась от громкого бульканья в груди и испуганно прокричала: — Кровь! Сердце бешено колотилось, перед глазами все плыло.

Сквозь быстро надвигающуюся пелену она видела, как вскочил ее муж и, не надевая очков, вылетел в коридор к кислородному агрегату. Последнее время она себя неплохо чувствовала и в состоянии покоя обходилась без кислорода, поэтому аппарат был выключен. Врубив кислородный генератор на полную мощность, он понесся обратно в спальню. Она сидела, бледная, пытаясь вставить хомуток, подающий кислород, в свой прекрасный носик. Ее ноздри судорожно раздувались, из них уже показались красные ручейки. Насквозь пропитанная кровью салфетка, упавшая на одеяло, ничего хорошего не предвещала. Муж рванулся в ванную, где были все медицинские принадлежности.

Щуря свои близорукие глаза, он нашел почкообразный тазик и, вернувшись, всунул его в дрожащие руки жены. Без очков он плохо видел ее лицо, и вся серьезность ситуации еще не дошла да него. Ощупью он отыскал очки и трясущимися руками усадил их на вспотевший от волнения нос.

— Почему я не сделал этого сразу? — пытал он себя потом. — Если бы я пораньше понял всю серьезность ситуации, все могло быть по-другому! Прояснившаяся картина происходящего заставила его выкрикнуть: — Нет! Только не это! Изо рта его маленькой жены фонтаном била кровь. Побелевшая женщина не успевала откашливать нахлынувший алый поток, и тот искал выхода через нос. Кислородный хомуток был полностью залит кровью. Давления, создаваемого генератором, уже не хватало, чтобы вытолкнуть забившую трубку красную массу. Поняв катастрофичность положения, муж подкатил резервный баллон с чистым кислородом. Это был неприкосновенный запас на случай отключения электричества. Он открыл вентиль на полную мощность. Сжатый газ превышал возможности генератора втрое. Сильная струя кислорода вырвала хомуток из рук мужчины, но он молниеносно поймал его и вставил жене в нос.

— Дыши носом! — прокричал он в ее звенящие от нехватки воздуха уши.

— Не могу, — задыхаясь, прошептала она и начала клониться вперед.

Он не раздумывая схватил с прикроватной тумбы телефон и набрал 911. Разговаривая с диспетчером, он прижимал к себе жену, ощущая, как дрожит от страха ее хрупкое тело.

— Моя жена умирает! — прокричал он в трубку. — У нее открылось легочное кровотечение! Пока он называл адрес, жена перестала трястись и затихла.

Ямки над ключицами резко запали. Она судорожно пыталась сделать пусть самый ничтожный, но так необходимый глоточек спасительного воздуха.

— Умница моя. Сейчас все пройдет, — успокаивал он и ее, и себя. — Я мигом.

Он слетел на первый этаж и распахнул настежь дверь. Вернувшись, он с ужасом увидел, как жена в бессильной ярости била своим маленьким кулачком по одеялу. Сил у нее хватило ровно на три удара, после чего ее тело обмякло и завалилось вперед. Он подхватил ее, не давая упасть, и жестокая действительность обожгла его сердце.

— Быстрее! — Заорал он в лежащую на одеяле трубку. — Она уже не дышит.

Кровь уже не хлестала, а тихо вытекала из уголка ее посиневших губ. В телефоне звучал нервный голос диспетчера: «Положите ее на спину и поверните голову набок, чтобы кровь не попала в легкие и она не захлебнулась».

— Какое не захлебнулась! — истерически прокричал мужчина в ответ. — Кровь идет из самих легких! В их разговор ворвалась отдаленная сирена приближающейся машины службы 911.

— Не вешайте трубку, я буду с вами до приезда парамедиков, — пыталась успокоить его диспетчер.

Но он уже не слушал ее. Подняв бездыханное тело легкой, как пушинка жены, он нежно положил ее на пол, охватил ее маленький ротик своими губами и выдохнул что было сил. Бурлящий поток воздуха вырвался из ее носа, раздувая красные пузыри. Поняв свою ошибку, он закинул ее голову еще больше назад и, сжав ее ноздри пальцами, вновь с силой выдохнул. На этот раз ее грудная клетка ответила глубоким вдохом.

Минутой позже прибыли парамедики. Они застали пугающую картину. На залитом кровью ковролине лежала хрупкая женщина, почти девочка. Ее золотые кудри были рассыпаны по полу, прикрывая растущее алое пятно. Над ней склонился взъерошенный мужчина в окровавленной футболке с какой-то глупой надписью на спине. Все его лицо было в красных разводах, а с его дрожащих губ капала бордовая кровь. Он продолжал делать искусственное дыхание, игнорируя клокочущую пену, которая розовой шапкой поднималась из легких женщины.

— Нам нужен аппарат для аспирации жидкости! — закричал первый вбежавший в спальню парамедик.

Упирающегося мужчину силой оттащили от окровавленной жены и увели на кухню.

* * *

Парамедики суетились вокруг погибающей пациентки. Необъяснимое чувство тревоги росло с каждой секундой. Ощущение чего-то непоправимого вызывало в них не то панику, не то злость. Панцирь бездушия, взращенный ежедневной встречей со смертью, вдруг лопнул. Руки спасателей позабыли годами отработанные движения, а голос старшего по бригаде предательски дрожал.

Виновница этой необычной нервозности не замечала происходящего. Она лежала и чувствовала, как теряет то небольшое количество черной энергии, которую смог накопить ее ослабленный организм. Она излучала ее всем телом, чего раньше никогда не случалось. Кто-то разрезал на ней сорочку. Отсутствие последнего препятствия только ускорило потерю черных флюидов. Необычайная легкость и спокойствие начинали окутывать ее, и лишь отдаленному подсознанию чего-то не хватало.

— Тяжесть! Тяжесть в груди исчезла! С раннего детства она сроднилась с ощущением тянущего комка внутри.

— У меня там живет злая болячка! — делилась своими наблюдениями неунывающая шалунья, показывая себе на грудь Уже подростком она узнала, что всему виной генетический дефект, который не только поражал легкие, но и открывал путь для тяжелой черной энергии. Поначалу эта энергия гуляла сквозь нее сама по себе, меняя настроение от пасмурного и злого к жизнерадостному и добродушному. Когда же она научилась управлять энергетическими флюидами, их выброс всегда приносил облегчение. Но такую легкость и безмятежность, как сейчас она еще никогда не испытывала. Ее ощущения лишь слабо напоминали те, что наступали после освобождения от темных флюидов. Обычно это происходило на пике злости, граничащей с яростью. Первый раз на ее памяти это случилось исподволь, в далеком детстве, когда она отдыхала с мамой и ее подругой в Гаграх.

Как-то раз, по пути к морю, к ним пристал один кавказец, назвавшийся гордо Георгием. Он возбужденно тараторил: — Только посмотрите, готовая жена-красавица и дочка лапочка.

С тех пор он не оставлял их в покое. На следующее же утро он ждал их на том же месте.

— Как тебя зовут, чудо природы? — спросил он девочку и протянул ей конфету.

— Вика, — ответила та и, взяв конфету, потребовала: — А маме? Тот рассмеялся и насыпал ей полную пригоршню барбарисок. Уж он-то, как искусный дамский угодник знал, что путь к сердцу женщины лежит через ребенка. Гоги, так прозвали его мама с подругой, теперь подкарауливал их каждое утро на тропинке к пляжу и неизменно заводил свою песню о готовой для него семье. Чтобы не встречаться с назойливым поклонником, женщины искали другие пути к морю. Новые маршруты были длиннее прямого спуска, и маленькая Вика приходила на пляж, выжатая как лимон. Раньше она прыгала от нетерпения и рвалась в море еще до того как взрослые успевали расстелить покрывало. Теперь же, не дожидаясь подстилки, она плюхалась на гальку и сидела, замерев, как налетавшаяся за день чайка, с тоской глядя на зовущие барашки набегавших волн.

Несмотря на старания женщин, спрятаться от назойливого аборигена было невозможно. Он неизменно находил их, и песня про белого бычка начиналась сначала. И вот однажды выдохшаяся от долгого перехода Вика не выдержала. В очередной раз увидев на своем пути улыбающегося Гогу, она отпустила мамину руку и пыхтя, как паровоз, ринулась к нему. Набросившись на опешившего мужчину, она принялась дубасить его маленькими кулачками по гордо надутому животу и зло приговаривала: «Отстань от нас, дядька, у нас есть папа и сестричка, и ты нам вовсе не нужен!» После этого девочку как подменили. На щеках появился румянец, вернулся аппетит, и до конца отпуска она летала как на крыльях. Совсем другое настроение было у Георгия.

В тот день он, ничего не видя вокруг, возвращался домой по знакомой горной тропинке. Из головы не шла противная девчонка, которая все время путалась под ногами и мешала охмурять двух симпатичных курортниц. Вот и сейчас она, как ангелочек назойливо порхала перед ним, закрывая путь наверх. Два буравчика ее изумрудных глаз пробивались сквозь поднимавшийся из ущелья туман и обжигали душу ледяным холодом. Зло отмахнувшись, от назойливого видения, Гоги продолжал свой путь пока другой, колючий и далеко не детский взгляд не заставил его остановиться. Только тут местный ловелас понял, что девочка вовсе не парила над пропастью. Она сидела на руках у грациозной длинноволосой брюнетки. Стройная фигура женщины теперь отчетливо проступала сквозь вечерний туман. Гогину злость как рукой сняло. В его масляных глазках загорелся знакомый похотливый огонек.

— Я потерял голову от твоей красоты, — выскочила одна из беспроигрышных фраз. — Пойдемте ко мне! Выпьем вина и уладим все недоразумения.

Горячий поток исковерканных русских слов, льющийся из Гоги, похоже, потихоньку смягчил женщину. Она поставила девочку на землю и та, весело припрыгивая, скрылась в тумане над ущельем. Взгляд черноволосой красавицы потеплел, а лица коснулась многообещающая и влекущая за собой улыбка. На душе у Георгия стало легко. Он с замиранием сердца потянулся к своей очередной добыче и с наслаждением отдался неописуемому чувству полета. Он снова был гордым орлом, готовым парить в облаках рядом с манящей чаровницей.

До конца отпуска Гоги больше не надоедал женщинам, и они даже стали немного скучать по нему. Мама с подругой шутили, что их Вика лучше всякого отворотного зелья. Они не знали, что Георгий исчез не только из их жизни. Родственники и друзья тоже давно не видели беспутного гуляку. Первое время они не придавали этому значения, предполагая, что тот в очередной раз подался за какой-нибудь юбкой. Да и что могло с ним случиться в городке, где его знала каждая собака? Он здесь родился и вырос, и любая тропинка была знакома, как свои пять пальцев. Тем больше было удивление, когда узнали, что с ним случилось.

Осенью, сквозь поредевшую листву, односельчанин Георгия заметил на дне ущелья странное оранжевое пятно. Им оказалась любимая рубашка его соседа. Она была теперь явно велика своему хозяину, тело которого усохло со времени падения. Застывшая на мумифицированном лице улыбка не оставляла никаких сомнений в том, что пострадавший до последнего момента не осознавал происходящего. Об убийстве в курортной зоне не могло быть и речи. Участковый милиционер припугнул родственников наркотической статьей и предложил все списать на пьянку, и те, скрепя сердце, согласились. Таким образом, кончина Гоги стала обычным несчастным случаем, каких в нашей жизни превеликое множество.

Тем временем, женщины с девочкой вернулись в Ленинград и лишь изредка вспоминали смешного грузина из Гагр, а потом и вовсе про него забыли. Но однажды дождливым вечером образ Гоги неожиданно всплыл в памяти подросшей Вики. Случилось это в летние каникулы на даче. Ливень разогнал веселую детвору по домам, и теперь Вика сидела со старшей сестрой Яной и слушала мамины рассказы о ее нелегком послевоенном детстве. Один из них и всколыхнул воспоминания о Гоге…

Во время войны мамины родители погибли, и осиротевшую Ванду отправили жить к родной тетке, в небольшой поселок под Ленинградом. К великой радости девочки у тетки жил кот, и она всем сердцем привязалась к нему. Тот платил тем же и ходил за ней по пятам.

Все любили этого худого облезшего прохвоста, все, кроме самой зажиточной по тем временам соседки. Не проходило и дня, чтобы она не орала через забор: «Вот же гад! Опять распугал всех моих кур. Да этот шелудивый паразит хуже фашиста! Кто мне теперь заплатит за те яйца, что мои несушки не додали из-за этого паршивца!» — А нечего выпускать своих дурных кур на улицу, — защищала своего любимца маленькая Ванда. — Держите их у себя в огороде, так никто их гонять и не будет.

И вот однажды кот пропал. Девочка искала своего полосатого друга по всему поселку, но его нигде не было. Она уже потеряла всякую надежду, как однажды среди ночи услышала приглушенное мяуканье. Девочка вскочила и в одной ночной рубашке выскочила на улицу. Звук доносился из-за забора соседки. Легкая как пушинка Ванда одним махом перелетела через ограду и упала прямо на куст смородины. Не обращая внимания на царапины, она понеслась на призывное мяуканье. Спотыкаясь в темноте, Ванда наконец добралась до высохшего колодца.

Сорвав крышку, она увидела в глубине колодезного сруба огоньки кошачьих глаз. Девочка не знала чей это был кот, но сердце подсказывало, что это именно ее проказник. Желтые огоньки то приближались, то вновь удалялись. Кот пытался выпрыгнуть из колодца, но ему не хватало сил. Ванда начала метаться в поисках чего-нибудь, что бы помогло вызволить друга.

Тусклый блеск купавшейся в облаках луны был плохим подспорьем. Зато белая сорочка девочки ярким пятном светилась в ночи. Со стороны соседкиного дома послышался скрип открываемой двери. Не замечая приближающейся угрозы, Ванда судорожно шарила руками в траве. Наконец под руку попалась сломанная жердь. Схватив палку, девочка подбежала к колодцу и протянула ее к горящим в глубине глазам. Кот вцепился в спасительную жердь и та резко потяжелела. От неожиданности Ванда чуть не выпустила ее из рук. Занозы впились в ее ладошки, но она еще крепче сжала палку и, не замечая боли, ласково позвала: — Кис, кис, кис.

— Я тебе дам кис, кис, кис! — прогремело над самой головой, и как будто огромная оса впилась в ее ухо.

Слезы боли смешались со слезами радости. Ее кот-котофеич уже сидел у нее на руках и радостно мурлыкал. Разгневанная соседка, не отпуская уха, дотащила обоих до калитки и вытолкала на улицу.

— Чтоб вам пусто было! — слышала Ванда истерические крики вослед.

— Чтоб все твои куры передохли! — со злостью бросила в ответ девочка, трогая горящее ухо.

Еще не успели зажить следы от глубоких заноз на ладошках Ванды, как соседские куры стали дохнуть одна за одной и в течение трех дней все передохли. И хотя ветеринар объяснил это птичьей чумкой, с жиличкой из Ленинграда в поселке больше никто не связывался, а дети за глаза прозвали ее ведьмой.

— Так вот почему кошки в нашем доме не переводятся! — улыбнулась Яна и подтолкнула сестренку.

Вика ничего не ответила. Она никак не могла прийти в себя от маминой истории.

— А не навела ли и я какую-нибудь чумку тогда на этого Гогу? — с неспокойным сердцем подумала она. — Да и не только на него.

Не раз в ней закипали детские обиды, и она давала им выход, совсем не подозревая о возможных последствиях. В тот далекий вечер ее так и подмывало спросить маму, не помнит ли она непонятной легкости после перебранки с соседкой. Но так и не решилась.

Однако с тех пор у Вики засела мысль об их семейной способности к сглазу. Червячок-искуситель время от времени просыпался и подмывал проверить свои подозрения. Но каждый раз она загоняла его поглубже и ругала себя за такие помыслы. Однако шила в мешке не утаишь, и однажды она сорвалась…

Приближались майские праздники, и молодым комсомольцам поручили выступить на школьном вечере. Это был год сорокалетия прорыва блокады Ленинграда, и героизм защитников города был главной темой постановки ко Дню Победы. Гвоздем программы должны были стать стихи о Тане Савичевой, на глазах у которой от голода умерла вся семья. Эта маленькая девочка нашла в себе мужество вести дневник в то страшное время.

После окончания войны о ее лаконичных записях узнал и содрогнулся весь мир.

Донести эту историю до беззаботных школьников и предстояло Викиному классу. Исполнительницу главной роли долго искать не пришлось. Быть Таней предложили самой хрупкой девочке в классе. Вика с гордостью согласилась. С ее стихотворным талантом выучить длинный отрывок из поэмы не составило большого труда. И вот настало время генеральной репетиции.

После вступительных слов о начале войны зал вдруг потемнел. Участники постановки медленно отошли в глубину сцены.

С потолка медленно сполз экран и отделил актеров от зрителей.

Застрекотал кинопроектор, и на белом полотне появились кадры военной хроники. Командующий германскими войсками отдавал приказ фюрера о взятии колыбели революции. За его спиной висел портрет Гитлера, который уничтожал своим взглядом врагов третьего рейха. На задней поверхности экрана та же хроника выглядела туманным вывертом. Немецкие полчища шагали справа налево, и фюрер смотрел не на восток, а на запад. Тихие смешки послышались среди заскучавших без дела школьных актеров.

Вика была в середине группы. Полотно экрана было так близко, что она не могла охватить его взглядом. Уставившись в центр, она вдруг заметила, как лицо Гитлера стало уменьшаться и смуглеть. Сквозь дымку тумана она видела его не в резной раме на стене немецкого штаба, а в золоченом окне кареты, украшенной вензелями. В глубине экипажа угадывалась черная тень женщины, на коленях у которой и сидел Гитлер-ребенок. В его необычно смуглом лице уже угадывались черты будущего фюрера. Конечно, усики еще не отросли, но характерную челку и сверлящий безумный взгляд вселенской ненависти ни с чем нельзя было спутать. Осознание какой-то всемирной беды ледяной струйкой просочилось в сердце Вики. Необъяснимый великий страх овладел ею. Тысячи шагающих солдат вдруг превратились в серую толпу, которая простиралась перед ней в ожидании чего-то ужасного. Топот кованых солдатских сапог теперь напоминал знакомый с детства металлический звук. Так крестьяне затачивали свои косы перед выходом на графские поля. Одно веко вдруг налилось свинцом и медленно опустилось. Другим глазом она отрешенно смотрела в туманную даль, ожидая скорого избавления от мук. Все ее тело ломило, как будто в нем не осталось ни одной целой косточки. Откуда-то дохнуло свежестью и приятно охладило ноющие суставы. Ласковый ветер обдал лицо. Он принес запах моря, и на губах появился солоноватый привкус брызг прибоя. Пробившееся сквозь туман солнце вдруг ослепило ее.

Поднятый экран впустил волну свежего воздуха из зала и, все еще работающий проектор, ярким лучом выхватил из темноты стоявших на сцене артистов. Вика медленно возвращалась из своего видения. Она смахнула капельки моря с губ и с удивлением увидела на пальцах кровь. Ее нижняя губа была прикушена. Быстро облизав губы, она шагнула вместе со всеми вперед и приготовилась к выступлению.

— На берегу Невы… — начала она, позабыв о своем странном видении.

В этот момент она была там, в умирающем от голода Ленинграде, рядом с таким же хрупким подростком, как и сама.

Рядом с Таней, которая писала сведенными от холода исхудалыми пальцами свои страшные строки…

Вика шла по школьному коридору все еще под впечатлением от пережитого, когда услышала брошенное в спину: «Ты зачем ела собак!?» Она обернулась и увидела предводителя группировки неприкасаемых старшеклассников. Благодаря шишкам-родителям им все сходило с рук, и они считали себя королями школы.

— Каких собак? — опешила она.

— Ну как же. Все умерли, а ты осталась, значит, ты ела кошаков да барбосов! — поддерживаемый хохотом своих сотоварищей, заявил он.

— Да я лучше умру, чем обижу собаку! — А если мы ее тебе поджарим?! — О чем говорить с дебилами? — покрутила она пальцем у виска.

На следующий день, на большой перемене, Вика вместе с подругами вышла понежиться в лучах весеннего солнышка. Ни о чем не подозревая, девочки прогуливались среди начинающих цвести тополей.

— Скоро от пуха будет не спрятаться, — сказал кто-то.

— Ага! У нашей математички опять начнется аллергия. И прямо перед экзаменом. Вот будет лютовать! — прозвучало в ответ.

— Это ничего. Зато будет легче списывать. Она сквозь свои опухшие зенки ничего не заметит.

Их разговор прервала группа мальчишек, преградивших путь.

— А мы тебе полдник приготовили! — вышел вперед главарь.

За его спиной дружки кормили бездомного пса. Это был общий любимец, который, как на работу, приходил к школе во время второго завтрака и никогда голодным не оставался. Вот и сейчас он тянул морду к недоеденному бутерброду в чьих-то руках. Подростки окружили девчонок, а их вожак достал зажигалку.

— Я обещал тебе жаркое из барбоса? — ехидно спросил он. — Так получи! Он поймал весело вертящийся хвост псины и щелкнул зажигалкой. При виде этого Вика почувствовала, как необычайной силы ярость забурлила где-то в глубине и на какой-то момент сковала ее. Громкий визг и запах паленой шерсти вывел ее из оцепенения. Пес пулей унесся прочь, а дебил со своими дружками давились от хохота.

— Тебе бы, безмозглой обезьяне, самому хвост подпалить! — перекрывая смех, прокричала она.

И было в ее голосе столько угрозы и ненависти, что веселье тут же прекратилось. Взбешенная Вика была готова вцепиться в наглую рожу живодера и уже сделала шаг вперед, как раздался звонок. Напуганная шайка быстро ретировалась, как будто важнее следующего урока ничего на свете не было. Подруги вернулись в класс с мыслями о предстоящем диктанте и лишь защитницу собак ничто не тревожило. Во всем теле появилась та самая легкость из далекого детства.

— Чему бывать, того не миновать, — с облегчением подумала она и начала списывать у соседки пропущенные предложения из диктанта.

Домой она шла взбудораженная случившимся. После стольких лет страхов и сомнений это наконец произошло. Скоро она узнает ответ на так долго мучавший ее вопрос.

«Если я владею сглазом, сегодняшний случай не должен пройти бесследно».

Герой дня и его дружки были не менее возбуждены. Сегодня по их планам был день эротики. После уроков веселая компания побежала к новым многоэтажкам. Нужно было спешить занять зрительские места до того, как одноклассницы пойдут домой. Разбившись по парам, они разошлись по парадным.

В полутемном подъезде веяло прохладой и, как во всех новостройках, пахло свежими бетонными блоками. Поджигатель собачьих хвостов первым спустился в подвал. За ним прокрался его верный подпевала. Встав на колени, они начали пробираться под площадку парадной. При входе в подъезд в пол была вделана чугунная решетка, сквозь которую пробивался тусклый свет и служил маяком. Заботливые архитекторы применили это новаторское решение для повышения чистоты в доме. Грязь и слякоть с обуви входящих сваливалась в подвал, а не разносилась по лестницам и лифтам. Проектировщикам и в голову не могло прийти, что этому приспособлению найдется несколько иное применение. Наполненные до ушей половыми гормонами подростки удобно улеглись прямо под решетчатым полом, и эротическое реалити-шоу началось. С каждым открыванием дверей новый персонаж появлялся над головами затаивших дыхание зрителей. Проплывающие в вышине брюки вызывали лишь короткий вздох разочарования, в то время как развевающиеся на сквозняке юбки встречались немым, но от этого не менее восторженным улюлюканьем. В течение получаса им удалось выяснить, у каких из живущих в этом подъезде старшеклассниц какого цвета нижнее белье. Однако поток школьниц скоро закончился, да и холод подвала уже давал о себе знать. По всему выходило, что пришла пора второй части эротической программы.

Но как только они стали выползать из своего убежища, как в подъезд, хихикая и целуясь, вошла сладкая парочка. Молодой человек закрыл дверь и тут же начал пылко ласкать свою спутницу.

— Не надо! Увидят! — нервно прошептала она.

— Да не увидят. Рабочий день еще не закончился.

Он взялся одной рукой за дверную ручку, а другой прижал к себе девушку.

— Расслабься, я держу дверь. Если, что, мы сделаем вид, что выходим.

Позабыв о холоде, подвальная публика осталась на второй акт. Их привыкшие к темноте глаза жадно всматривались в происходящее наверху. В полумраке подъезда раздавались звуки поцелуев и шорох нейлоновой куртки пэтэушника. Снизу были плохо видны руки влюбленных, и лишь по протестующим девичьим возгласам завороженная публика могла догадываться о происходящем. Они не могли видеть, как свободная рука кавалера отправилась в одиночное плавание по вздымающимся волнам груди девушки. Зато зрители видели как та нервно перебирает ногами, то и дело проваливаясь тонкими каблучками в щели решетки. Ее стройные ноги простирались далеко вверх и терялись где-то в темных контурах облегающих трусиков. Поцелуи становились все громче, а шепот все жарче. Наплававшись на поверхности, любознательная рука парня погрузилась в глубину и отчетливо предстала перед взорами зачарованных школьников. Коснувшись бедра девушки, рука начала медленно всплывать, поднимая вслед за собой волнистый край юбки. Вот она достигла задних округлостей и плавно заскользила по ним.

Протесты обладательницы аппетитных «подводных» холмов усилились, но были тут же потушены глубоким поцелуем. Тем временем рука перебралась вперед, и темная полоска материи между бедер девушки исчезла из виду. На ее месте появились жадные пальцы пэтэушника. Задохнувшиеся от возбуждения подростки не верили своему счастью. Сначала один, а затем и другой полезли к себе в штаны. Сверху донесся томный приглушенный стон.

— Не надо! Не здесь! — прорвался сквозь поцелуй прерывистый шепот.

Но слова так и остались словами. Замершие в ожидании зрители не увидели ни малейшей попытки прекратить якобы нежеланное вторжение. Скорее наоборот. Девичьи ноги медленно согнулись и чуть раздвинулись. Пальцы парня напряглись стараясь удержать насевший на них вес. Где-то на верхнем этаже хлопнула дверь. Заурчал мотор лифта и провозгласил о завершении горячего выступления молодого дуэта. Зрители с неохотой покидали належанные места. Позабыв отряхнуть друг другу спины, они скрылись в подвальном сумраке.

Наступала кульминация вечера. Друзья разошлись по разным секциям подвала и предались взрослым мечтаниям. Главарь, как и положено, занял самый сухой и теплый закуток. Он присел на место стыка горячих труб, где не было изоляции, и с наслаждением ощутил разливающееся по всему телу тепло. В нетерпеливом порыве он расстегнул ширинку и закрыл глаза.

Перед ним стояла длинноногая красавица на высоких каблуках, и уже не пэтэушник, а он сам ласкал ее манящие формы. Он откинулся назад и, оторвав ноги от бетонного пола, прислонился спиной к стене. Труба под ним мягко качнулась и начала медленно провисать. Установленные на скорую руку крепежи с трудом выдерживали дополнительную нагрузку. Но погруженному в мечты подростку было не до этого. Покачивающаяся под ним труба создавала ощущение божественной невесомости. Переполнявшее его сладострастие рвалось наружу, и он не собирался противиться этому. С каждой минутой желание усиливалось и распирало его, как паровой котел. Спускающий пар клапан напрягся и манил к себе. Он нежно освободил его и с любовью погладил раз-другой. Волна наслаждения подкатила под самое сердце. Он уже не мог остановиться. Его тело раскачивалось в такт ускоряющемуся движению руки. Приближающееся блаженство затмило все. Еще мгновенье, и пар будет выпущен.

И пар действительно появился. Откуда-то снизу поднялось легкое белое облачко. Жгучая боль в ягодицах выдернула его из плотских грез. Как ошпаренный он соскочил с прогнувшейся трубы. Треснувший стык был окутан горячим туманом, сквозь который пробивался бурлящий гейзер. Школьные брюки на удивление быстро пропитались крутым кипятком, в котором теперь варилась упитанная задница их хозяина. По подвалу разнеслись дикие вопли. Прибежавший приятель ничего не мог разглядеть сквозь густой пар. Он не видел, как их главарь безуспешно пытался стянуть обжигающие тело штаны. Торчащее из ширинки мужское достоинство грозы школы зацепилось за ремень и не давало спустить брюки. Пока тот судорожно расстегивал модную пряжку, ягодицы благополучно проварились почти до самых костей…

Вика в это время задумчиво брела в свою хрущевскую пятиэтажку. Мимо промчалась «Скорая» и скрылась в направлении нового микрорайона.

«Как бы я хотела работать на «Скорой»!» — посмотрела она вслед удалявшейся машине.

Следующим утром вся школа гудела. На переменах только и разговоров было, что о странном происшествии в подвале. Несмотря на авторитет, к бывшему вожаку хулиганов не замедлила приклеиться кличка «макака с красной какой». В школе он появлялся все реже, а вскоре и вовсе переехал в другой район.

Так Вика убедилась в своих возможностях, но то, что она узнала о себе тем летом от старой знахарки, было просто уму непостижимо…

Многие годы минули с тех пор. Еще не раз она испытывала необычайную легкость после сброса черной энергии. Но та воздушная эйфория не шла ни в какое сравнение с тем, что она чувствовала сейчас. Какие-то люди в униформе суетились вокруг нее и встревожено говорили на знакомом, но почему-то малопонятном языке. Ее любимые собачки забились в угол, и полными отчаяния глазами наблюдали за происходящим. Вот их хозяйку пристегнули к носилкам широкими ремнями и подняли высоко в воздух. Вика оторвалась от земли и безмятежно поплыла по своему дому. Непередаваемая легкость и спокойствие усиливались с каждой минутой. Это ощущение было совершенно ново для нее. Теперь она конечно же не побоялась бы спросить об этом маму или знахарку, но они были далеко за океаном. Да и язык ее уже почему-то не слушался и, похоже, что не только язык…

* * *

Краем глаза мужчина видел, как в спешке выносят из дома его жену. Он тоже торопился. Дрожащими руками он собирал все ее медицинские справки и показывал бутылочки с лекарствами, перечень которых потребовали парамедики. Реанимационная машина с ревом сирен умчалась в ближайшую больницу.

Когда опись медикаментов закончилась, его повезли следом за мелькающими вдали огоньками на второй «Скорой». Регистраторша приемного покоя сообщила, что Викторию все еще пытаются спасти, и нужно терпеливо ждать и надеяться. Его онемевший от горя мозг плохо воспринимал окружающее и отказывался верить в происходящее. Он сидел в пустом холле и мысленно изо всех сил помогал жене бороться со смертью.

— Давай, малыш, возвращайся! — молил он ее. — Я рядом! Как спасение от жестокой действительности память вернула его в прошлый декабрь. Ровно год назад он уже сидел в этом же приемном покое и терзал себя мыслями, о том, что во всем виноват сам. В том декабре они попали сюда с похожим, но не таким страшным кровотечением. Тогда он забрал жену из этой лечебницы, несмотря на уговоры врачей. Забрал, чтобы вернуться обратно спустя сутки.

«Как мог я пойти у нее на поводу и отказаться от госпитализации?» — упрекал он себя тем декабрем.

Днем раньше у нее тоже хлынула горлом кровь, причем в самый неподходящий момент. Пока он на нижнем этаже запускал в дом собак, она захлебывалась кровью в ванной комнате наверху. У нее не было ни времени, ни сил позвать на помощь, и она одна мужественно сражалась с кровотечением. Когда он поднялся на второй этаж, она уже в полуобморочном состоянии висела над полной крови раковиной и шептала: — Димочка, я умираю.

Его имя прозвучало непривычно из ее уст. Он даже не помнил, когда она его в последний раз так называла. Они с незапамятных времен звали друг друга Дича и Вича. Причем его ласковое обращение к ней вызывало недоумение у знакомых американцев, которые к разряду ласковых имен его ну никак не относили. Дича с Вичей поняли недоумение американцев после просмотра очередного ужастика, из которого узнали, что поанглийски «Вич» означает ведьма.

— Подумаешь, немножко кровки. — с наигранным спокойствием произнес он, выводя жену из ванной комнаты — В первый раз, что ли? А ты тут помирать собралась.

Дича усадил ее на кровать, подпер спину подушками и включил ингалятор с бронхо-расширяющим раствором. Вича успокоилась, но каждый вдох давался ей с большим трудом и синева вокруг губ не хотела проходить.

— Вызывать 911? — спросил он, глядя в ее теряющие фокус глаза.

— Не знаю, — неопределенно пожала она плечами.

Это и был ответ. До этого дня, как бы плохо ей не было, она всегда стойко сражалась со своим недугом и за все их годы жизни в Америке они ни разу не вызывали службу 911. В самых крайних случаях муж сажал ее в машину и они ехали в госпиталь сами. Но раз Вича не сказала «нет», значит, чувствовала себя совсем плохо.

Вскоре дом наполнился парамедиками, которые, померив уровень кислорода в крови, сразу же надели на пациентку кислородную маску. Не прошло и двух минут, как порозовевшая Вича спросила: — А может, не надо никакой больницы? А когда она услышала, что повезут ее в ближайшую, пользующуюся дурной славой лечебницу, то заупрямилась еще больше.

— Ну давай съездим только на рентген, — уговаривал ее Дича, — если все нормально, я сразу же заберу тебя домой.

На рентгене ничего страшного не нашли, но и домой тоже не отпустили. Виче все назначали и назначали бесконечные анализы и тесты, и конца и краю им не было видно. Они уже давно привыкли к этой практике вытягивания денег из страховых компаний. Больница, в которую они попали, соседствовала с негритянскими кварталами, где медицинский полис имели считанные единицы. В неотложной помощи здесь никому не отказывали.

Можешь ты платить или нет, умереть тебе в этой стране не дадут. Поэтому больницы в нищих районах еле сводят концы с концами и пытаются компенсировать расходы на бесплатных больных за счет тех, у кого есть медицинские страховки. И уж если им попался пациент с хорошим полисом, как у Вичи, то будьте уверены, больница попытается высосать из него все, что можно, а порой и что нельзя. Уже наступало утро, а беготня вокруг выгодной больной не прекращалась. В какой-то момент терпение задерганной пациентки лопнуло, и она выдвинула ультиматум: — Или меня сейчас же переводят туда, где я постоянно наблюдаюсь и где есть специалисты по моему заболеванию, или я одеваюсь и ухожу домой.

Ажиотаж как-то сразу стих и до утренней пересменки их больше не трогали. Новая дежурная врачиха с неохотой сообщила, что Викторию смогут перевести в Балтимор, в ее родную больницу имени Хопкинса, как только все бумаги будут готовы.

Однако к тому времени Вича уже полностью оклемалась и загреметь в больницу на выходные ей совсем не хотелось.

— Ну, что мы там будем делать? — убеждала она Дичу. — Посуди сам. Сегодня суббота. Вместо моего лечащего будет только дежурный врач. А просто валяться там до понедельника нет никакого смысла.

Слишком легко он дал себя уговорить в тот раз, и это была его первая ошибка, которая потянула за собой цепь последующих событий приведших год спустя в тот же приемный покой.

Конечно, прошлой зимой ему и самому не хотелось оставлять жену в больнице. Он пошел у нее на поводу и позвонил другу из соседнего дома с просьбой забрать их домой. Вича демонстративно подписала отказ от госпитализации и быстрым шагом покинула приемное отделение. Такая бравада не прошла даром.

Уже сидя в коридоре она начала ощущать нехватку воздуха, но не показывала виду, что ей плохо.

— Давай пойдем обратно, — предложил Дича. — Меня же не обманешь, я вижу, что тебе нехорошо.

— Ничего страшного, просто я провела всю ночь на кислороде и еще не настроилась дышать без него. На свежем воздухе должно пройти.

Он посадил ее в инвалидное кресло и вывез на улицу. Пока они ждали соседа, Вича действительно раздышалась и ее щек коснулся легкий румянец.

— Ну, что болячка? — приветствовал ее приехавший Шура. — Домой или в «Биби» за очередной кофточкой? — попытался пошутить он.

Последнее время это был любимый бутик Вичи. Одежда из него составляла почти весь ее гардероб. — В следующий раз, — слабо улыбнулась она.

Да, муж ее баловал, и хотя одеваться в «Биби» было не дешево, все шкафы в их доме были завешаны нарядами из этого магазина. Все тот же сосед временами ее подначивал: — Сколько одному человеку нужно одежды!? — спрашивал он, наблюдая, как она выбирает себе очередную блузку для покупки через Интернет.

Дича прекрасно понимал, что это расточительство, но отказать своей Викуле не мог. Он видел, как все труднее и труднее дается ей каждый новый день, и не мог лишать ее этих маленьких радостей, которых было не так уж и много в ее нелегкой жизни.

На ту субботу у Вичи были совсем другие планы, нежели болтаться по больницам. Она всю неделю с нетерпением ждала выходных, чтобы поехать за новогодней елкой. До католического Рождества оставалось чуть больше недели, и пока выбор был еще богатый, она хотела найти самое красивое деревце. Но самой поехать в тот день сил уже не осталось, и она оправила мужа с соседом, полагаясь на их вкус. Когда мужчины вернулись с добычей, дом наполнился пьянящим духом хвойного леса. Елку положили оттаивать на пол в столовой, и Вича, преодолевая отдышку, подошла к ней и стала гладить пушистые ветки, приговаривая: «Завтра я тебя, красавица, наряжу, и ты у меня будешь самая распрекрасная на свете».

Только в тот год этим обещаниям не суждено было сбыться, как и другим ее планам. С утра, как всегда по выходным, Дича должен был приготовить завтрак, после которого они бы закинули белье в стиральную машину и занялись елкой. Нужно было достать из подвала подставку и многочисленные коробки с гирляндами и игрушками. У них там было столько украшений, что хватило бы нарядить целый лес. После Рождества Вича всегда таскала мужа по распродажам и скупала самые красивые новогодние украшения, которые оказались непроданными и отдавались за бесценок.

Каждый год она наряжала елку по-разному. В этот раз она решила, что елка будет серебренной, и ей не терпелось окунуться в свои елочные богатства в поисках подходящих игрушек и мишуры. К вечеру Виче совсем полегчало, и они даже немножко выпили за Вичино здоровье и наступающие праздники. После своего любимого Кампари с апельсиновым соком она отправилась в спальню делать дыхательную гимнастику и ингаляции.

Эти процедуры помогали очищать легкие от накопившейся за день мок нимали немало времени. Дича, как обычно, прилег рядом и подремывал под убаюкивающий звук телевизора и привычный уху кашель жены. Очнулся он от резкого толчка в бок.

— По-моему, опять кровь!? — с испугом произнесла Вича и показала ему алое пятно в контейнере для мок.

Не прошло и минуты, как все дно контейнера стало красным. Ослабленная передрягами предыдущей ночи, Вича недолго боролась с потоком крови, которая подходила к горлу быстрее, чем она могла ее откашлять. В этот раз она ни с кем не спорила и не просилась остаться дома, она просто потеряла сознание. Вича пришла в себя на пути в ненавистную лечебницу, из которой только утром сбежала. Мольбы Дичи отвести их любую другую больницу, были проигнорированы. С собой парамедики его в этот раз не взяли. Он не стал спорить и побежал заводить Вичину машину. Конечно, сама Вича не водила, но машину купили по ее выбору, поэтому она и считалась Вичиной.

Прибежавший на шум Шура предложил свою помощь, но чем тут можно было помочь? Приехав в больницу, он влетел в приемное отделение и нашел свою малышку в одной из смотровых комнат. Его сразу же окружили дежурные врачи и начали наперебой убеждать, что его жену нужно срочно подключать к аппарату искусственного дыхания: «Мы можем ее потерять! Если снова откроется кровотечение, будет очень сложно установить дыхательную трубку».

— Я попробую с ней поговорить, — испугался Дича.

Разговор получился коротким.

— Как тебе дышится? — бодрым голосом спросил он Вичу, пытаясь скрыть свой страх.

— Ничего, — сквозь кислородную маску прошептала она.

— Они хотят тебя интубировать, чтобы не дать тебе захлебнуться, если кровотечение, опять повторится.

В Союзе они оба были фельдшерами, и ей не нужно было на пальцах объяснять сложный процесс установления дыхательной трубки в трахею, который и назывался интубацией.

— А надо? — тихо спросила она.

— Говорят, что надо.

— Ну, надо, так надо, — услышал он на удивление смиренный ответ.

Часом позже он ругал себя за поспешное решение. С чувством вины он смотрел, как Вича порывалась встать и выдернуть раздражающую горло трубку. Умом он понимал, что внутривенный наркоз сотрет это из ее памяти, но его сердце с трудом выдерживало такое зрелище.

«Перед тем как дать согласие, нужно было позвонить ее лечащему врачу и спросить его совета. Как долго она будет на этом аппарате? Как перенесут ее легкие механическое раздувание? Не выбрал ли я из двух зол худшее?» — роились невеселые мысли…

Но это все было в прошлом году. А сейчас он сидел в этом, ставшим уже до ненависти знакомым коридоре, и думал, с каким бы удовольствием он поменял свои мысли теперешние на те, годичной давности.

— Я бы все отдал за то, чтобы стоять сейчас рядом с заинтубированной Вичей, чем сидеть здесь и ждать сурового вердикта врачей. Не зря говорят, что все познается в сравнении. Пусть опять будут мучительные дни привыкания дышать самостоятельно, пусть она будет долго сипеть как последний куряка изза поврежденных трубкой голосовых связок, пусть за ней надо будет ходить как за малым дитем. Пусть! Лишь бы она выжила!..

А над Вичей в это время колдовали врачи. Их речь была непонятна ей, совсем как в далеком младенчестве, когда у нее, еще семимесячной, остановилось сердце. Тогда никто не знал причины ее болезни. Ее легкие все время были забиты вязкой мок. Постоянная лихорадка вызывала обильное потоотделение, и ее худенькое тельце покрывалось белым кристалликами соли. Но в тот момент врачам было не до этих странных симптомов, они боролись за жизнь маленькой Вики. А она барахталась в воде перемешанной с грязью и никак не могла выбраться на поверхность за живительным глотком воздуха. Ее ручки запутались в тонких нитях водорослей, но страха не было. Эти водоросли несли что-то мягкое, родное и влекли за собой. Черный холод бурлящей воды отступал назад. Вокруг становилось светлее, голубые проблески безмятежного неба все чаще пробивались сквозь мутное месиво. Наконец спасительные нити вытянули ее из бурлящего ручья. На свету они оказались вовсе не водорослями, а черными, как смоль локонами лесной красавицы.

Маленькой Вике улыбалась незнакомая, но почему-то очень родная тетенька. Вид счастливых глаз женщины заставил сердечко малышки радостно забиться.

С тех пор сердце Вичу не подводило. Но годы борьбы с инфекциями и кислородным голоданием взяли свое, и наступил момент, когда оно не выдержало. Еще год назад ее сердце из последних сил работало даже тогда, когда легкие уже сдались и перестали дышать. То мизерное количество кислорода, что еще оставалось в крови, было отдано мозгу, и вместе они отстояли свою хозяйку. Но в этот раз истощенные недугом редуты рушились один за другим. Уже шла тридцатая минута, как остановилось сердце пациентки, и, несмотря на все усилия врачей, оно не хотело заводиться. Приближался момент, после которого успех возвращения больного к жизни равнялся нулю. С приближением развязки напряжение в реанимационном боксе нарастало.

Чувство горечи от неминуемой потери такой молодой еще пациентки наполнило комнату. Но вдруг, как по мановению волшебной палочки, нервное напряжение спало, и воцарилась спокойная рабочая атмосфера. Именно в этот момент на кардиомониторе появились признаки хаотичных сокращений отдельных волокон сердечной мышцы. Воспрянувший руководитель реанимационной бригады резко скомандовал: — Приготовиться к дефибрилляции! Одного электрического разряда хватило, чтобы завести отдохнувшее сердце пациентки. Ликующий реаниматолог вылетел с радостной вестью в коридор и начал оживленно описывать мужу больной геройские усилия всего персонала. Не веря своему счастью, мужчина смотрел на него с глупой улыбкой, и по его лицу текли тихие слезы радости. Врач приобнял его одой рукой и повел к жене. Вича лежала в центре комнаты под яркими лучами операционной лампы, и два санитара убирали разбросанные по всему полу причудливой формы пакеты и упаковки от одноразовых инструментов и шприцев.

— А почему у нее на глазах липкая лента? — с тревогой спросил Дича, показывая на тонкие полоски скотча, державшие ее веки закрытыми.

— Чтобы не повредить роговицу во время реанимации. Если хотите, вы их можете уже снять, — сказал врач и быстро вышел.

Дича аккуратно, чтобы не сделать Виче больно, отлепил скотч от век. Взглянув в ее открывшиеся глаза, он почувствовал резкую слабость, и его колени задрожали. Он машинально оперся о стол, на котором лежала его любимая, и земля начала уходить из-под ног.

— Только не это! — второй раз за последний час взмолился он, и с силой зажмурился, пытаясь заслониться от увиденного.

На него смотрели невидящие любимые глаза с широко расширенными зрачками, которые не реагировали на слепящий свет операционной лампы.

Глава 2. Приобщение

Яркое летнее солнце никак не давало заснуть. После бессонной ночи мучавший Вику кашель отступил, и мама отправила ее спать на свежий воздух в беседку. Теплая нега дремоты уже несколько раз пыталась окутать ее, но налетающий порывами ветер, качал кроны деревьев, то и дело открывая путь слепящим лучам солнца. С каждым пробуждением видения виновников ее ночных мучений всплывали перед глазами. Их лица были такого неестественно вишневого цвета, что нельзя было различить губ. Они судорожно хватали ртом воздух и походили на морских окуней. Их выпученные, налитые кровью глаза довершали сходство.

«Не зря говорят, что рыба снится к болезни», — подумала Вика, крепче сжимая веки.

Она надеялась, что эти морские гады еще крепко пожалеют о содеянном. Ведь именно они помешали ее вечерним процедурам, что привело к обострению болезни.

Каждый вечер Вика исчезала куда-то на пару часов, но всегда возвращалась к тому времени, когда дачные друзья были готовы к очередным проделкам. Иногда сотоварищи собирались чуть раньше и забегали за ней, но ее комната неизменно была пуста. Поначалу ребята шутили меж собой, строя всякие глупые предположения.

— Я думаю, она потерялась в шкафу и не может решить во, что бы принарядиться, — с нотками зависти начинали девчонки.

— Да нет, зачиталась где-нибудь на озере, — продолжал ктото, зная ее любовь к книгам.

— А что, если бегает на свидание к лешему? — засмеялись братья-близнецы, которые как-то видели ее под вечер выходящей из леса.

Сама Вика отмалчивалась или коротко бросала: — Бродила в поисках вдохновения.

Друзья знали ее склонность к стихоплетству и не стремились попасть на ее острый язычок. Про особо настырных она как-то насочиняла смешных четверостиший, и те теперь предпочитали помалкивать. Так что дальше осторожных догадок дело не шло. И только Яна знала, что в это время ее младшая сестренка изнуряла себя дыхательной гимнастикой, очищая свои больные легкие от скопившейся за день мок. Вика скрывала свою болезнь о друзей и всегда уходила вглубь леса, чтобы никто не слышал ее надрывного кашля. Какофония ее свистящего и хрипящего придыхания отталкивала окружающих, и она не раз испытывала это на своем горьком опыте. Только вдали ото всех она могла спокойно освободиться от вечно сопутствующей ее мок. Каждая капля выходившей вязкой слизи добавляла ей несколько минут свободного дыхания и активности в наступающем вечере. Она давно поняла, что лишь благодаря внутренней дисциплине и постоянному уходу за своими легкими можно держать болезнь под контролем.

Но вчера ее целенаправленная борьба с недугом была нарушена пришлыми пижонами, пестрая одежда которых совсем не подходила для лесных прогулок. Городские меломаны прослышали о том, что барабанщик одной популярной ленинградской рок-группы отдыхает здесь со своей командой и решили поручкаться с ее известным лидером. Но сначала пижоны ошиблись деревней, а потом и вовсе заблудились. Злые и измотанные, они решили освежиться и спускались к озеру, когда услышали странные звуки. Среди густых зарослей они не сразу заметили сидевшую на корточках девушку.

Вика напряженно прислушивалась к себе. Она делала длинные изнуряющие выдохи, чувствуя каждый бронх. Создаваемые в них воздушные потоки продвигали вязкую мок ружу.

От натуги кровь прилила к лицу, в ушах стоял пульсирующий гул заглушавший приближающийся хруст сухих веток. В горле уже начинало першить, и она поджала коленки к груди, чтобы облегчить подступающий кашель. В этот самый момент Вика вдруг почувствовала чье-то присутствие и вскочила так стремительно, что кровь не успела за головой. В глазах на мгновенье потемнело, и она еле устояла на ногах. Когда темная пелена рассеялась, на нее смотрел незнакомый парень, от которого сильно разило перегаром.

— Только погляди, как она жарко дышит! — говорил он кому-то сзади, принимая ее отдышку за возбуждение. — Девочка явно хочет провести приятный вечерок с нами.

— Ей должно понравиться, — прозвучал невнятный ответ.

Не долго думая, Вика развернулась и побежала в сторону поселка. В глазах снова стало темнеть. Ей не хватало воздуха, и она сбилась на быстрый шаг, который замедлялся с каждой секундой. Вскоре Вика уже едва передвигала ноги, понимая, что добраться до дома вряд ли сумеет. Хруст валежника неотвратимо приближался. Она обернулась и увидела своих преследователей. Они без особых усилий сокращали расстояние. Их вид придал ей новые силы, и Вика предприняла последнюю попытку оторваться от них. Но, видно, в этот день удача была не на ее стороне. Она споткнулась о корни большой сосны и едва успела ухватиться за толстый ствол. Девушка медленно осела на усыпанную хвоей землю. Страх куда-то улетучился, и она бесстрашно развернулась в сторону шумных шагов. Сидя спиной к дереву, Вика с ненавистью смотрела на приближавшихся ублюдков. Старший из них схватил ее за грудки и одним рывком поставил на ноги. Но не успел он открыть рот, как хрупкая девушка вцепилась в его руку ногтями и, еле дыша, прохрипела: «Только тронь меня, и ты не жилец!» Пораженный неожиданной атакой, парень с удивлением смотрел на странную форму ее ногтей. Он никогда не видел ничего подобного.

«Это же не человеческие ногти», — промелькнула одурманенная водкой мысль.

Он перевел взгляд на обладательницу странных ногтей. Затуманенный взор Вики с каждым моментом прояснялся и наливался яростью. У нее в горле заклокотало и комок зеленой тягучей слизи вылетел изо рта прямо на модную рубашку подонка.

— Черт! — заорал он и брезгливо попятился.

Отпустив свою жертву, он начал искать глазами, чем бы снять с себя гадкий плевок. Не найдя ничего подходящего, он схватил девушку за волосы и вытерся ее головой.

— Убить ее за это мало! — сказал его дружок. — Да возиться неохота! Проходя мимо, он пнул осевшую на землю беглянку и вяло бросил: «Надо где-то помыться».

Его спутник грязно выругался, и оба скрылись в направлении озера.

В тот вечер Вика сказалась больной и осталась дома.

— Без тебя будет совсем не то, — наперебой уговаривали ее друзья. — Брось хандрить. Айда с нами! В ответ она лишь грустно улыбнулась. Позабыв о ребятах, Вика прислушалась к наполнявшей ее необычайной легкости.

Ватага подростков недоуменно переглянулась ее отсутствующему взгляду и отправилась на поиски приключений без нее. Конечно, с их приболевшей подружкой было веселей и спокойней.

Когда она была рядом, редко кто ссорился, а если ссора успевала разгореться до появления Вики, то после ее прихода напряжение сразу же спадало и обиды забывались. Окружающим было невдомек, что вся негативная энергия притягивалась к их подруге как к магниту и копилась в ее организме до поры до времени. Толкаясь и резвясь подростки чуть не сбили одетую во все черное старуху. Последние годы эта пожилая женщина все чаще стала попадаться им на глаза. Еще детьми они знали, что вдали, на выселках, живет целительница, но никогда ее раньше не встречали. Однако с недавних пор она почти каждый день бродила по поселку, и никто не мог спрятаться от ее цепкого взгляда. Притихшие ребята расступились и пропустили ее, после чего решили поменять место своих посиделок.

Удалявшийся смех подростков успокоил старуху. Несмотря на плохое предчувствие, пока все было спокойно. Вот уже на протяжении нескольких лет она ощущала, что где-то рядом появилась необузданная сила, которая до сегодняшнего дня дремала. Появление этой силы предрекала еще ее мать, которая когдато занималась здесь знахарством. Давнм-давно, в одном из последних писем мать поведала ей о довольно странной пациентке. Между строк была скрыта озабоченность и необъяснимая радость за грядущие перемены. Мать звала ее погостить. Ей не терпелось поделиться с дочерью своим неожиданным открытием с глазу на глаз. Но встретиться им так и не довелось. Охотники за иконами убили старую знахарку из-за средневековой книги с рецептами снадобий и зелий. Целительница заменила мать и поселилась на выселках.

С тех самых пор она пыталась понять, что же так растревожило ее мать? Сегодняшний неожиданный перепад в круговерти черных флюидов похоже приблизил ее к разгадке: «О чем же ты, матушка, пыталась мне сообщить? Уж не эти ли перепады ты имела в виду?» То, что убывание темной энергии совпадало с летними месяцами, не оставляло никаких сомнений — ее собирателем является кто-то из дачников. Теперь знахарка много времени проводила в поселке и его окрестностях, но поиски не давали результатов. Она грешила на свою старость и уже притупляющееся единение с природой. Еще немного, и она уже не сможет помочь тому, кто владеет этой страшной силой. А неумение управлять черной энергией может принести много бед. Подходя к окраине поселка, она увидела в окне худенькую девчушку, которая с грустью смотрела вслед удаляющимся подросткам. Старуха слышала, что та серьезно больна, но ее родители никогда не обращались к ней за помощью.

«Они врачи. Им виднее», — думала знахарка, покидая поселок.

Из рассказов старожилов она знала, что мать этой девочки когда-то лечилась у ее матушки. Когда эта девчушка в окне была еще младенцем, ее молодую мать свалил неведомый никому недуг. Тогда-то, отчаявшись, ее и привели к местной знахарке.

«Видать, моей матери они доверяли больше, — решила старуха. — Да и с девчушкой видать не все так плохо. Ну так и ладненько».

Вика проводила взглядом укутанную в черное бабку и залезла под одеяло. Несмотря на накатившую грусть и одиночество на душе почему-то было легко и спокойно. В тот вечер она быстро заснула. Однако среди ночи ее разбудил собственный надсадный кашель, который промучил ее до самого утра. И вот теперь, вся разбитая, она лежала в беседке, и деревья безуспешно пытались убаюкать ее своим шелестом. Ближе к полудню солнце наконец перестало заглядывать под крышу беседки и она смогла спокойно заснуть. Вымотанная за ночь, Вика спала так крепко, что ее не разбудила поднявшаяся на улице суматоха.

Крики и беготня постепенно стихли и переместились к берегу озера, на другой конец поселка. Там кто-то нашел в своей бане двух мертвых парней. Приехавший из ближайшего городка эксперт, заметил вишневый цвет кожи пострадавших и сразу же предположил отравление угарным газом. Местный участковый, присев рядом, перебирал «фирмовую» одежду парней в поисках документов.

— Вот ведь, не знают всех тонкостей деревенской жизни, а туда же. Устроили себе газовую камеру из непрогоревших дров, а мне теперь бумажной работы на неделю, — ворчал он.

Тихо подошедшая целительница кряхтя подняла валявшуюся в траве рубашку. Ее внимание привлекло иссиня-зеленое пятно на яркой материи. Она провела кончиками пальцев по его краям и тут же отдернула руку. Старуха изменилась в лице, рубашка выскользнула из рук. Шорох за спиной привлек внимание участкового.

— А, это ты, Матрена. Твои травки здесь уже не помогут.

Так, что ступай с богом.

Заметив ее мертвенную бледность участковый поторопил ее: «Давай, давай. Это зрелище не для слабонервных».

Знахарка шла по поселку и вглядывалась во встречные лица: «Рано или поздно это должно было случиться. Теперь медлить нельзя. До конца дачного сезона необходимо найти того, кто это сделал!..» К вечеру отдохнувшая Вика снова веселилась в компании друзей. От них-то она и узнала о краснорожих трупах в чужой бане.

«Неужели я обладаю даром предвидения?» — мелькнуло в голове.

Ей вдруг ужасно захотелось поделиться об этом с ребятами и рассказать им о своем сне. Но вокруг только и разговоров было, что о предстоящем ночном походе на лесное кладбище.

«В следующий раз. А то еще решат, что я все придумала чтобы их заранее попугать».

Вика промолчала и вскоре поняла, что правильно сделала. В недалеком будущем ей предстояло узнать о том, что она сама и явилась источником предугаданных ею событий. А пока она шла вместе со всеми в царство мертвых, и странное возбуждение овладевало ею. Боясь прослыть трусом, никто не выказывал страха, и чест пания с замиранием сердца углублялась в лесную чащу. Продвигаясь гуськом вслед за Викой, ребята удивлялись, как она может видеть заросшую травой тропинку в такой темноте. А она даже не смотрела под ноги. Как в забытье, она шла по энергетическому коридору, созданному скорбью и болью годами копившимися в вековых елях окружающих едва заметную тропку. По ней редко ходили, но постоянное давление темной энергии было тяжелее человеческих ног. Даже сорная трава здесь с трудом пробивалась на свет. Ее стебельки встречали нежданных гостей ласковым шуршанием и беспрепятственно стелились под осторожными шагами подростков. Луна все сильнее просачивала сквозь редеющие деревья и освещенные ею кресты уже угадывались вдали.

Усевшись в круг среди могил, ребята начали друг за другом рассказывать страшные истории. Слушая набившие оскомину страшилки о темном-темном дворе в темном-темном городе, все с нетерпением ждали очереди Вики. Ее истории всегда были новы и поразительно правдоподобны. И не удивительно, столько книг, сколько она прочла, никому даже и не снилось.

— Давным-давно, в такую же лунную ночь, — начала она зловещим голосом, — одна колдунья привела на кладбище свою юную дочь.

— Уже страшно, — захихикал кто-то.

На него тут же зашикали. Ребята зачарованно слушали про то, как мать-колдунья учила подрастающую ведьму вытягивать и накапливать в себе темные флюиды кладбищенского воздуха.

В ту злую ночь ее дочь должна была открыть новую страницу искусства черной магии. Еще утром на городской площади ведунья встретила приглашенного герцогом француза, славившегося умением вырезать камни из мочевого пузыря. Мало кто знал, что своим мастерством эскулап был обязан упражнениями на трупах украденных из свежих могил. У одной из таких могил мать с дочерью и затаились.

Напряженные слушатели начали нервно озираться. Убедившись, что все захоронения вокруг были давнишние, ребята вновь устремили свои взоры на рассказчицу. А она, никого не замечая, со страстью продолжала.

— В полночь к могиле подкрались два стражника из замка герцога. Вынув из мешка лопаты, они перекрестились и без промедления принялись за дело, — вещала Вика, глядя горящим взглядом на огромную, низко висящую луну.

У слушателей создалось впечатление, что это не юная колдунья, а сама рассказчица была на том средневековом кладбище. Дрожь пробежала по спинам ребят, и они уже не знали, кого им больше бояться — мифических духов или реальную подружку, которая на глазах превращалась в жуткую вещунью. Сидевшие рядом с ней вдруг заерзали и стали потихоньку отодвигаться. Сгрудившись в кучу, ребята не отрываясь смотрели на силуэт одинокой девушки, сидевшей на фоне полной луны, и с ужасом ожидали концовки истории. Они живо представили, как одетая во все черное дочь колдуньи засеменила к отрытой могиле.

Заслышав шорох одежд, копатели повернули головы в сторону приближавшегося звука. И, о ужас! Над могильными холмиками на них плыло белое худое личико с широко открытым ртом. Животный страх обуял осквернителей могил. Один из них поскользнулся на свежевырытой глине и упал прямо в объятья к покойнику. Падая, он ударился головой о склизкую стену погребальной ямы и распорол себе щеку о торчащий обрубок корня.

Его старший подельник застыл наверху как истукан. Он глянул в знакомые девичьи глаза, и липкий холодный пот покрыл все его тело. Затуманивающийся рассудок вернул его на много лет назад. В нос ударил смрадный запах растревоженной трясины, исходящий изо рва, что окружал замок герцога. Его сердце разре равчика изумрудных глаз малютки, сидевшей на руках у нищенки. Задыхаясь от невыносимой боли в груди, стражник рухнул как подкошенный. Второй копатель с трудом выкарабкался из сырой могилы. Он перебрался через обмякшее тело подельника и, обуянный животным страхом, опрометью понесся прочь. Последнее, что видел покинутый на краю могилы стражник, это отвисший лоскут щеки и проглядывавшие сквозь него зубы помощника.

«Вот мы и в аду!» — шевельнулась гаснущая мысль.

— Так возмездие добралось и до семьи герцога! — со злорадством заключила рассказчица.

— А в те времена умели зашивать щеки? — поинтересовался кто-то.

— Не отточив своего мастерства на трупе, — прозвучало в ответ. — Француз сделал слишком глубокий разрез и отправил брата герцога на тот свет, — закончила Вика, пропустив вопрос о рваной щеке мимо ушей.

Ребята недоуменно переглянулись и осторожно приблизились к ней. Их подруга часто дышала, а исходящий от нее жар чувствовался на расстоянии.

— Она же бредит! — сказал самый старший из них. — Наверное, еще не выздоровела.

Растолкав задыхающуюся Вику, они всей ватагой отвели ее домой и передали заспанной Яне. Выходные уже прошли. Родители уехали в город и сестры хозяйствовали одни до следующей субботы. Лежа с градусником в постели, Вика с тоской думала о загубленных каникулах. Видно, недавняя встреча с подонками серьезно подорвала ее здоровье. Приютившийся в ногах пес пытался согреть ее ледяные ноги и преданно ловил ее взгляд своими огромными карими глазами. Чарлик, конечно, был мамин барбос, но когда его хозяйка уезжала в город, он отдавал всю нерастраченную любовь своей хрупкой подружке. Вика всегда любила домашних животных и те отвечали ей тем же.

Ни одна, даже самая злая собака, не трогала ее. Как-то еще совсем маленькой она убежала на чужое подворье, где на цепи сидел здоровенный сторожевой пес. Никто из местных жителей ни за какие коврижки не рискнул бы даже приоткрыть калитку того двора. Услышав от соседей, куда залезла ее дочка, Ванда спала с лица и нетвердой походкой поспешила на выручку. У забора уже толпились любопытные дачники и с изумлением заглядывали через ограду. Маленькая Вика держала в руках палку и деловито пихала ее в рот севшему от удивления на задние лапы псу. Тот лениво отворачивал морду и пытался вильнуть хвостом. Но поскольку он уже давно позабыл, как это делается, то получалось довольно забавное ерзанье на заднице. В заключение, ко всеобщему восторгу зрителей, пес лизнул улыбающуюся девочку в лицо.

— Укротительница растет, — говорили они потом Ванде.

После этого случая семья решила завести четвероногого друга, и с тех пор собаки в их доме не переводились. Вот и Чарлик был далеко не первой их собакой.

— Ты ведь тоже не хочешь возвращаться в город? — спросила Вика Чарлика.

Пес внимательно слушал ее, повернув голову набок.

— Конечно, нам на природе веселее, — ответила она за него.

Несмотря на старания Яны и Чарлика, к середине недели Вика совсем слегла. Она все сильнее задыхалась, но сквозь боль и слезы обещала поправиться и наотрез отказывалась ехать в город. Соседи наперебой советовали Яне обратиться к местной целительнице.

— Хорошо, цыплюха, — решительно заявила Яна. — Мы останемся здесь до субботы, но я покажу тебя Матрене, — поставила она условие.

— Видать, мои дела совсем неважнецкие, — чуть не заплакала Вика.

Ее давно уже так не называли. В детстве она отставала в росте от своих сверстников, и мама однажды любовно назвала ее цыплюхой. Это нежное прозвище как-то сразу прижилось. Да и самой Вике оно понравилось. Пока она не подросла, старшие частенько так к ней и обращались. И сейчас кто-нибудь из близких нет-нет, да и обласкает ее на старый манер. Тот же сосед напротив не раз вспоминал ее детское прозвище. Он-то и отвез Яну на своей видавшей виды «Победе» на выселки. Не успел он докурить свой Беломор, как Яна вышла из дома целительницы.

— Что? Отказала? — тревожно спросил он.

— Я никому не отказываю, — ответила появившаяся вслед Матрена. — А тем более детям.

Через четверть часа она уже осматривала Вику. Выставленные на улицу, Яна с соседом тихо беседовали. Даже Чарлику не разрешили присутствовать, и он с тревогой поглядывал то на Яну, то на закрытую дверь. А за дверью ошарашенная Матрена никак не могла прийти в себя. Увидев цвет выходившей из пациентки мок, она не верила своим глазам. Он в точности совпадал с пятном на рубахе угоревшего в прошлые выходные парня. Но как эта неокрепшая девушка, по сути еще ребенок, могла обладать такой силой? Вика поняла состояние знахарки по-своему и с испугом спросила: — Что, все так плохо? — Не переживай, детка, — ответила та и положила ей руку на лоб. — Я тебе помогу, но до приезда родителей ты поживешь у меня.

У больной не было сил возражать, да и старуха ей понравилась. Вике почему-то казалась, что она знала ее всю свою жизнь. От женщины веяло чем-то далеким и знакомым, таким, от чего щемило сердце. Вика смотрела в ее удивительно молодые глаза и, позабыв о боли, мучительно пыталась вспомнить, где она могла их раньше видеть. От высокой температуры мысли хрупкой пациентки спутались и, она впала в спасительное забытье. На короткое время Вика пришла в себя в трясущейся «Победе», чтобы узнать, что ее везут в дом этой удивительной старухи.

К ночи жар спал. Девушка лежала на полатях среди пучков сушеных трав и сквозь них разглядывала заплывшую туманом комнату. Она потерла глаза, но туман не исчез. Он поднимался откуда-то снизу и стелился по потолку, окутывая высокие полати, покрывая пациентку с головы до ног. Взгляд девушки просветлел, на щеках появился слабый румянец. И все было бы ничего, если бы не противный запах тухлых яиц, висевший в густом тумане.

— Ну, что сестра? Как ты себя чувствуешь? — услышала она откуда-то снизу.

Вика свесилась с полатей, пытаясь разглядеть, с кем это разговаривает хозяйка дома? Внизу она увидела склонившуюся над русской печью целительницу. Та, что-то помешивала в кипящем чугунке, который и источал зловоние. От этого дурно пахнущего пара в груди все клокотало. Старуха разогнулась, и не успела Вика опомниться, как целительница уже молотила ее по свесившейся вниз спине. От неожиданности и страха девушка закричала, но вместо крика из ее горла вылетел комок синезеленой слизи, за ним другой, потом третий. В глазах потемнело, а бабка все продолжала проверять ребра пациентки на прочность. Не прошло и минуты, как темнота отступила, и Вика с удивлением смогла свободно и глубоко вдохнуть.

«А не такой уж этот воздух и противный», — подумалось ей.

Она улеглась обратно на полати и наслаждалась легкостью дыхания. Исподволь она вспомнила, зачем только что заглядывала в комнату. Она же искала сестру целительницы. Уже с опаской Вика вновь украдкой выглянула из-под пучков сухой травы. Старуха была одна.

— А где же ваша сестра? — робко спросила девушка.

— Отдыхает на полатях, — озорно глянула на нее Матрена.

— Здесь никого нет, — опешила Вика, начиная догадываться, кто имеется в виду.

— Я вижу, ты уже нашла ее, — улыбнулась в ответ старуха. — Ты моя сестра по духу. И я уже давно тебя ищу. Вот выпей, — протянула она маленький горшочек с отваром. — Я тебе все расскажу. У нас еще целая ночь впереди.

Девушка поморщилась от горечи, но спорить не стала и, зажмурившись, одним залпом осушила глиняную посудину. Теплая нега разлилась по всему телу, и впервые за последние годы она заснула без изнурительной дыхательной гимнастики и мучительного кашля перед сном.

В полночь Вика проснулась, словно заново родившись. В груди почти не саднило и дышалось непривычно легко. Сквозь щелки прикрытых глаз она видела, как целительница размельчала что-то в ступке, тихо бурча себе под нос.

— Ну, рассказывай, — не отрываясь от своего занятия потребовала она.

— О чем? — удивилась Вика. «Интересно, как она догадалась, что я не сплю!?» — Как ты уморила городских хлыщей.

— Каких хлыщей? Никого я не морила! — А откуда тогда у одного из них следы твоего плевка на одежде? После этих слов что-то щелкнуло в голове девушки, и она начала вспоминать тот ужасный вечер. Матрена внимательно слушала и про то, как ее охватила небывалая ярость, и про видение малиновых лиц, похожих на рыб, и про необычную легкость после выплеснутых эмоций. Позабыв о своей ступке, целительница с изумлением смотрела на девушку.

— А когда-нибудь еще ты испытывала приступ злости, который сменялся такой вот легкостью? — поинтересовалась старуха, и Вика скорее почувствовала, чем услышала еле уловимое напряжение в голосе спросившей.

— Один раз.

И девушка с тревогой рассказала о том, что давно довлело над ней и о чем она так и не решилась спросить у мамы тем далеким летним вечером.

— Вы думаете, что тот грузин тоже угорел? — боясь услышать ответ прошептала Вика.

— Сестры не выкают друг другу, — ласково сказала знахарка, пытаясь отвлечь эту наивную девчушку от пугающих мыслей. — У сестер нет возраста.

Потом Матрена долго рассказывала о человеческих эмоциях и сложном обороте черной энергии в природе. О том, как можно обуздать эту темную силу и кто имеет способности к этому. Увидев, что обессиленная болезнью девушка уже не воспринимает ее объяснений, целительница замолчала и накрыла свою новоявленную сестру овечьим тулупом. Она поменяла чугунки на огоне и вернулась к своей ступке. Вика почувствовала, как остатки тяжелого духа тухлых яиц, скопившегося над полатями, стал плавно вытесняться приятным запахом мяты. Отступивший кашель больше не беспокоил ее и она крепко заснула.

Под утро Вику пробудило подступающее удушье. Теперь она уже добровольно висела вниз головой и вдыхала зловонные пары в ожидании болезненных поколачиваний по спине.

К полудню появился первый посетитель.

— Высоко сижу, далеко гляжу! — Яна задрала голову под потолок, где на полатях сидела ее сестренка и весело болтала свешенными ногами. — Ты что там, поселилась? — Ага! — светилась от радости Вика. — Спускаюсь только в туалет.

— Да уж! В туалете-то наверное получше пахнет, чем у вас тут, — нарочито поморщила нос Яна и улыбнулась, видя, что Вике уже полегче.

— Давай! Давай! — начала выпроваживать ее Матрена. — Родительский час закончился.

Выставив гостью за дверь, она спросила свою пациентку: «Ну, рассказывай о своей болячке. Следствие-то мы подлечим, а вот, что делать с причиной?» — А ничего и не сделать, — не унывала развеселившаяся девчушка. — Это генетическое.

Матрена с грустью смотрела на это юное создание и постепенно стала постигать значение услышанного.

— Откуда родом твои бабушки по материнской линии? — еще не веря своим догадкам, спросила она.

— Кто-то из Прибалтики, кто-то из Польши. А что?

Глаза старухи странно засветились и она начала беззвучно шевелить кубами. Вике показалось, что с них слетело что-то похожее на «Не может быть», но она могла и ошибиться. Справившись с волнением, Матрена подошла к окну и выглянула на улицу. Около дома никого не было. Она дрожащими от волнения руками задернула занавески и глянула на ничего не понимающую девушку.

— Мы давно ждали тебя, — медленно проговорила она.

— Кто это «мы»? — Виккианское сестринство, — услышала Вика какую-то белиберду.

— Нет такого слова «сестринство», — вежливо поправила она. — Есть слово «братство».

— Не знаю, к сожалению или к счастью, но природа не дала мужчинам того, чем одарила нас, — усмехнулась старуха. — И погубила тех из них, кто родился со способностью поглощать темную энергию. Поэтому нет такого слова «виккианское братство», — передразнила она смутившуюся девушку.

Затем она кряхтя взгромоздилась на полати и положила голову юной сестры себе на колени. Рассказ предстоял долгий…

— В давние-давние времена, когда природа еще была девственной, женское начало было под покровительством луны, — начала она. — Могущественное ночное светило притягивало к себе всю земную воду. Океаны, моря и даже человеческая кровь были в его власти. Раз в месяц, когда на небо восходила полная луна, ее небывалая сила прорывала женские плотины. И все они, как одна отдавали природе свою кровь. И только не рожденные еще младенцы могли соперничать с мощью луны. Но если младенчик был слаб, то луна вытягивала и его, порою убивая этим будущую мать. Но мало кто знает, что в это время отворялись и другие затворы. Для тех, кто имел дар власти над злыми силами, это был главный день месяца. В полнолуние сестры взбирались на самый высокий холм или гору, чтобы приблизиться к ночному светилу. И там они насыщались черными флюидами, черпая их из нескончаемых потоков, что кружат вокруг Земли. Там же они освобождались и от излишков темной энергии, отдавая их своим сестрам или возвращая природе.

— Теперь ты понимаешь, почему среди нас нет братьев? — спросила знахарка. И сама же ответила: — Потому, что неокрепшие юнцы не могли избавиться от переполнявших их черных сил, избытки которых разрушали их изнутри. С тех самых пор только сестры владеют искусством черной магии.

— А как же истории про ведьмаков? — возразила Вика.

— Это всего лишь выдумки мужчин, пытающихся потешить задетое самолюбие. А теперь слушай внимательно, — продолжала свой рассказ Матрена. — Чтобы избежать саморазрушения, только девушки, познавшие первое полнолунное кровотечение, посвящаются в сестры. И это единственное время, когда скрытая в них сила может быть разбужена. Упустишь его, и мир никогда не узнает новой сестры.

— А как посвящают в сестры? — донесся до Матрены зачарованный шепот.

— Одного глоточка крови взрослой ведуньи достаточно, чтобы отворить заточенную в новой сестре силу.

— Бррр! — скроила рожицу Вика.

Но иногда среди нас появляются сестры, сила которых отворена с самого рождения, — продолжала с улыбкой старуха. — Их кровь как губка впитывает черные флюиды, не подчиняясь законам луны. Это дает им небывалую власть над злой энергией. Но они платят за это самым дорогим. Как и древние братья, они уходят от нас слишком рано. Еще никто не смог устоять перед избытком черных флюидов, — почти неслышно произнесла Матрена.

В доме повисла тишина, и лишь сверчок за печкой пытался перекричать потрескивающие в печи поленья. Вика покосилась на знахарку. Та смотрела куда-то вдаль отсутствующим взглядом, кончики ее выцветших ресниц мелко дрожали.

— Но мы верим, что именно эти сестры смогут совершить великую миссию, — вдруг очнулась старуха. — Какую миссию? — заинтересовалась Вика.

— Сначала обед, — слезая с полатей приказала Матрена.

Но после еды уставшая девушка уснула, так и не услышав ответ на свой вопрос. Погружаясь в царство Морфея, она думала об избранных сестрах. Судьба им уготовила яркую, но короткую жизнь. Их особенная кровь дарила им могущество, но одновременно отнимала здоровье.

«Интересно, что бы по этому поводу сказала современная наука?» — размышляла Вика и не заметила, как заснула.

Если бы ученые исследовали исключительные способности виккианских сестер, то они открыли бы много любопытного.

Биохимики нашли бы в крови колдуний неизвестный белок с интересными свойствами. Он был способен разворачиваться в ответ на смену гормонального фона, связанного с началом женского месячного цикла. Генетики открыли бы уникальный ген, отвечающий за производство этого белка. В дочерях виккианских сестер они обнаружили бы этот ген спящим до тех пор, пока он не встречался с уже готовым белком, который он и должен был делать. Поэтому только получение этого белка извне могло активировать его собственную выработку. Н а э т о м н аучные изыскания скорее всего и закончились бы. И лишь настоящие экстрасенсы смогли бы определить, что в развернутом состоянии этот неизвестный науке белок мог излучать или поглощать негативную энергию человеческих эмоций.

Поправляющаяся Вика спала и не знала какой особенный белок плавает в ее сосудах. Она даже не догадывалась, что наследственный дефект ее легких притягивал к себе этот белок.

Прилипая к ее генетически измененным клеткам, белок виккианских сестер разворачивался и терял возможность свернуться обратно. Таким образом, ее легкие превращались в природную ловушку для черных флюидов. Она мирно посапывала, не подозревая, что когда ее кровь бурлила от ярости, накопленная энергия выбрасывалась через легкие, и беда тому, кто в этот момент попадался на ее пути.

Проснулась пациентка, когда за окном уже стемнело и наступало время зловонных процедур. Стойко выдержав неприятное лечение, Вика лежала на саднящей спине и с наслаждением вдыхала мятный аромат наполнявший дом.

— Вы. Ой, ты… не сказала мне, что это за миссия такая? — вдруг вспомнила она.

— Все по порядку, — лениво произнесла уставшая Матрена. — С незапамятных времен существовали племена, знавшие, как обуздать темные силы природы. Они населяли самое сердце черного континента, где не переставая кружили огромные потоки злой энергии. Шли века, наша планета расцветала, и только место, где вращались ветра черных флюидов, чахло и усыхало.

Тысячелетние завихрения губительной энергии изменили природу под собой и образовали загадочный «Глаз Африки» с бескрайней пустыней вокруг него.

— А что это за глаз такой? — прервала ее девушка.

— Это огромные безжизненные кольца земной породы, о существовании которых до недавних пор знали только посвященные. Кольца эти огромны и их нельзя распознать даже с птичьего полета. И лишь из космоса человечество смогло впервые увидеть «Глаз Африки».

— Так вот, — продолжила Матрена, — существовать в этих каменных кольцах и прилегающих песках Сахары стало невозможно, и колдовские семьи начали оставлять насиженные места. Потомки тех племен покинули черный континент и разбрелись по всему свету. Шли века, менялась природа, менялись люди, возникали новые расы, а вместе с ними и новые виды злой энергии. Под воздействием многих поколений ведуний, шаманов и жриц она постоянно видоизменялась. И вот настало время, когда черные флюиды одной части света стали настолько отличаться от флюидов другой, что ведуньям одного континента энергия другого стала неподвластна. С тех самых пор наш мир раскололся на две независимые силы, Вуду и Викки, каждая из которых контролирует только подвластные им земли. Но вот однажды баланс энергий был нарушен. Французские колонизаторы даже не ведали, какие катастрофические последствия вызовет завоевание ими Гаити. Ввоз туда рабов из западной Африки был роковой ошибкой. Представительницы черного континента основали на Гаити новый центр своих темных сил. По злой воле рока этот остров оказался на пути огромного поднебесного потока воздуха, текущего к Старому Свету. С этого момента они начали вторжение на наши земли, и чаша весов склонилась в их сторону. На протяжении многих веков черные сестры распространяют враждебную нам энергию через этот поток, пытаясь покрыть ею весь мир. Начинаясь на Гаити, их губительные флюиды сливаются с ветрами, сопровождающими Гольфстрим, и летят к матушке Европе. Иногда злая энергия выпадает их воздушной струи и несет несчастья оказавшимся рядом мореплавателям. Многие корабли сгинули в водах, простирающихся к северу от Гаити. И ты наверняка знаешь имя тота.

— Я не очень-то сильна в географии, — смутилась Вика.

— А вот это зря, — пожурила ее Матрена. — Теперь тебе придется подналечь на этот предмет, а особенно на поведение сезонных ветров.

— Хорошо, хорошо, — занервничала девушка. — Ну, так как же называется то место? — А зовется оно Бермудским треугольником, — и не останавливаясь знахарка продолжила: — Основная же часть флюидов долетает до Старого Света и творит свое черное дело. Природа тех флюидов такова, что нам не дано управлять ими. Когда-нибудь они вытеснят всю подвластную нам энергию, и тогда наступят мрачные времена. Виккианство доживает свой век, и спасения не видно. С открытием северных территорий Америки мы думали, что появилась надежда. Лучшие из наших сестер были среди первых переселенцев. Наше сестринство разрасталось в новых землях и уже начинало преуспевать в обуздании темных сил чужой природы. Но черные сестры почувствовали опасность и вторглись на Южные территории молодого государства.

Они основали свою колонию в Новом Орлеане и вскоре покрыли своими щупальцами весь материк. Они помутили разум первопроходцев и разожгли печально-известную охоту на ведьм.

Почти все наши сестры погибли в те страшные дни, а вместе с ними умерла и наша надежда на спасение. С тех пор еще немало храбрых сестер отправлялось в Новый Свет. Они пытались постичь природу вражьих флюидов и научиться владеть ими.

Многие из них исчезли без следа, а те, кто сумел вернуться, навсегда потеряли свою силу и покинули наше сестринство.

Вика слушала рассказ старухи как детскую сказку и все ждала счастливого конца. Но он никак не наступал.

— Ну, так кто же наконец победил жаждущих власти чужеземок? — нетерпеливо спросила она.

— До победы еще ой как не близко, детка, — невесело произнесла Матрена. — Пока мы можем только защищаться. В далеком-далеком будущем, когда магнитные полюса Земли поменяются местами и Гольфстрим потечет вспять, мы сможем восстановить равновесие сил. Но я боюсь, что к тому времени будет уже слишком поздно. Если верить предсказаниям Черного Монаха, то нам осталось чуть меньше столетия. Еще в средние века этот провидец предупредил наших сестер. По его предвидению, последняя четверть будущего столетия станет решающей.

Смогут ли выходцы из Африки захватить весь мир и поднять черное знамя сатаны, теперь зависит только от нас.

Такая мрачная перспектива не устраивала Вику.

— Не переживай, — успокоила она Матрену. — Сестры чтонибудь обязательно придумают и найдут пути к спасению.

— Я думаю, что мы уже нашли, — многозначительно произнесла старуха. — А пока нам надо тебя поставить на ноги. Теперь твое здоровье принадлежит не только тебе.

Засыпая, Вика заново переживала услышанную историю.

Совсем как в детстве, после просмотра очередной сказки, она проигрывала в голове полюбившиеся моменты. Она представляла себя бесстрашной сестрой, ступающей на незнакомый, враждебный берег. Только она не собиралась исчезнуть бесследно, она будет победительницей: «Не зря же меня зовут Виктория», — улыбалась она в полудреме.

Следующий день не принес сюрпризов. Те же процедуры, те же долгие рассказы о войне виккианских сестер с иноземками, наводнившими Европу. Когда Матрена замечала, что ее подопечная начинает слушать вполуха, она неожиданно меняла тему. Вот и сейчас она резко повысила голос: «Тебе необходимо скрывать свои способности, чтобы не выдать себя черным сестрам, осевшим тут и там. Они не могут управлять нашей энергией, но хорошо чувствуют ее большие выбросы. Надеюсь, что твой недавний выплеск заметила только я. Место у нас тихое и неприметное, но в городе они бы тебя уже давно вычислили».

— Ты же говорила, что они не мог использовать наши флюиды, — слабо возразила Вика, — значит, и навредить никому не могут — Ты за них не беспокойся. Наша природа уже достаточно насыщена их собственной энергией. Поэтому сиди тише воды, ниже травы, — строго наказала Матрена и вернулась к истории сестринства.

Вскоре старуха заметила, что девушка начала клевать носом, и опять переменила разговор. Рассказ о будущей встрече с надежным спутником тут же пробудил Вику, и она не сводила с рассказчицы глаз. Девушка мечтательно слушала о добром и заботливом юноше, с которым они вместе пойдут по жизни в любви и счастье. Он всегда будет рядом, и в радостях, и в лишениях. Он будет ее надеждой и опорой и никогда не оставит ее.

Именно с таким помощником она победит свой недуг и добьется успеха в предстоящей нелегкой миссии. Вика не стала снова спрашивать о своем предназначении. Да и не это сейчас занимало ее. Она мечтала о своем суженом. Впервые за последние дни она спала без мучавших ее хрипов. Дыхание было ровным и спокойным. Ей снились цветные сны, и сердце замирало от истомы.

Она была в бескрайних полях со своим любимым. Над ними, насколько хватало глаз, простиралось голубое небо. Они лежали, прижавшись друг к другу, и глядели в бездонную высь.

Они были парящими птицами среди белых облаков, лениво плывущих в неведомую даль. Неба было так много, что захватывало дух, и дрожь пробегала по всему телу. Он говорил ей о любви, и она прижималась щекой к его мягкой ладони, замирая от безграничного счастья. Вокруг пахло мятой и дышалось так легко, как будто и не было тех бессонных ночей в каменных стенах замка, когда разбушевавшийся недуг безжалостно душил ее. Она страшно боялась задохнуться в пустынной кухне, где никто не придет на помощь. В своем сне она не задумывалась, почему ее соломенная постель устроена на огромной полке среди медных котлов, под которой носились полчища крыс в поисках остатков пищи. Она было рада, что ее страхам и одиноким ночам пришел конец. У нее был он. Перенимая искусство врачевания у своего отца, он, как умел, помогал ей. Его забота и любовь вернули ее к жизни, и даже неминуемая смерть уже не так пугала ее. Она любила и была любима. Не многим в этом мире выпадает такое счастье, а ей повезло. И пусть оно будет недолгим, но оно есть, и спасибо небесам за это. Она не хотела просыпаться. Лежа с закрытыми глазами, она рвалась назад, в свой дивный сон, в те поля, где остался ее любимый.

«Зачем жизнь так жестока?» — горько думала Вика, на какой-то момент возненавидев и себя, и старуху с ее бреднями, да и весь мир.

Но осознание великой цели впереди вернуло ей силы. За те три дня, что она провела у Матрены, ее легкие почти полностью освободились от удушающей мокроты намного лучше. Наступила пятница, к вечеру должны были приехать родители. На крыльце уже несколько минут дожидалась Яна.

— Никому не рассказывай, кто ты есть. Это не только твоя тайна, — провожала ее старуха. — И не забудь заглядывать ко мне. Тебе еще многому надо научиться.

Вика вышла из дома и зажмурилась от яркого света. Три дня, проведенных в полумраке, давали себя знать. Не успев опомниться, она очутилась в объятиях своей любимой сестренки.

— Ну, хватить обниматься. Пойдем, Яна, я дам тебе отвар для сестры, — прервала их нежности Матрена.

Вика села на завалинку и прислонилась спиной к бревенчатой стене. Сами собой опустились веки, преграждая путь яркому солнцу, от которого она успела отвыкнуть за эти удивительные дни.

Начало отсчета. Час первый.

Белоснежный свет операционной лампы вычерчивал ровный круг в центре реанимационного бокса и продолжал ревниво оберегать свои владения от вездесущей тени. Многоокое светило с удивлением заглядывал в глаза хрупкой женщине, которая лежала на операционном столе и не жмурясь встречала его ослепляющие лучи. Еще недавно кипевший энергией бокс опустел и лишь склонившийся над златокудрой красавицей мужчина не собирался никуда уходить.

«Вот и всё! Нас с Вичей бросили одних на этом маленьком островке из яркого света», — черной тучей клокотали мысли.

Мои дрожащие пальцы нежно опустили Вичины веки и начали убирать кристаллики запекшейся крови из уголков ее полуприкрытых глаз. Кто-то вошел и встал рядом. Пытаясь оттянуть неизбежное, я продолжал машинально смахивать бурые крошки с любимого лица, не находя смелости посмотреть на вошедшего.

— Мне сказали, что ты медработник, — прозвучал мягкий голос.

Вместо ответа, на убеленного сединами врача посыпался град требований: «Ей нужен щадящий режим искусственного дыхания! Ее легкие все в рубцах и не могут растягиваться как у здорового человека!» — Да, конечно. Мы это учтем, — быстро ответил врач, пытаясь перехватить инициативу разговора, но вновь был перебит: — И ее надо как можно скорее перевести на самостоятельное дыхание.

Доктор молча кивнул в ответ. В боксе повисла напряженная тишина, сквозь которую врач едва уловил дрожащий шепот: — Почему ее зрачки не реагируют на свет!? — Не надо отчаиваться. Викторию только что вернули к жизни. Сейчас она находится в коме, но у нее есть три дня, чтобы выкарабкаться.

— А потом? — Все будет зависеть от того, сколько рефлексов вернется и восстановится ли самостоятельное дыхание. Но сейчас еще рано об этом говорить. Нужно просто ждать и надеяться, — сказал врач и тихо вышел.

Мы снова остались одни. Черная пелена непомерного горя окружила нас. Она пожирала наш островок из света, пытаясь отнять последнюю надежду на спасение в этом безжалостном океане жизни. Не веря такой жестокой несправедливости я схватил Вичу за руку и взмолился: «Любимая, если ты меня слышишь, пошевели пальчиками!» Я повторял свою просьбу все громче и громче, пока не сорвался на крик. Поняв бесплодность своих попыток, я остановился и тут весь ужас случившегося обрушился ледяной лавиной. Все отступило на задний план. Вся житейская суета с ее ежедневными проблемами казалась теперь никому не нужной.

Все, ради чего жил, стало бесполезной тратой времени. Я держал Вичину ладошку обеими руками и молча смотрел на ее прекрасное и спокойное лицо.

— Ничего, — обманывал я себя, — сейчас ты отдохнешь от этих страшных событий и обязательно вернешься ко мне.

Глава 3. Родственные души

Он держал ее руку в своих и не мог отпустить. Праздничная дискотека уже закончилась, все давно разошлись, а они все стояли и никак не могли разнять рук. Его друг помог одеться ее подруге и переминался с ноги на ногу держа их куртки. Уборщица недвусмысленно загремела ведром и проворчала что-то про молодо-зелено. Только тогда они наконец очнулись. На улице уже действительно было зелено: весна заявляла во всеуслышание о своих правах.

Та далекая встреча произошла на совместном вечере, организованном по случаю майских праздников для работников скорой помощи и пожарной службы Ленинграда. Гвоздем вечера было выступление их земляка и бывшего коллеги по медицинскому цеху, ставшего писателем-юмористом. Дружный смех сблизил и раскрепостил их. Далее в программе была дискотека, где каждый ее танец принадлежал только ему. Их первый неловкий поцелуй случился в окружении разгоряченных медработников и лихо отплясывающих пожарных.

— Неужели судьба хочет распорядиться так, чтобы наш недавний поцелуй в присутствии представителей тех же профессий стал последним? — медленно шевелились Вичины мысли.

Это были два таких разных поцелуя. Первый был легким неумелым касанием губ, тогда как последний — глубоким и густо окрашенным ее кровью, когда ее Дича так отчаянно пытался вдохнуть в нее рвущуюся из измученного тела жизнь.

Нахлынувшие воспоминания вернули ее в далекую юность.

Тогда они благодарили судьбу за то, что она свела их, и не ждали от нее ничего плохого. Они стояли на пороге новых свершений и с радостью смотрели в будущее. Она только что закончила медучилище и наслаждалась жизнью без конспектов, зачетов и экзаменов. Вика любила учиться и с удивительным рвением постигала медицинские премудрости. В отличие то своей подруги, она ненавидела приходить на занятия неподготовленной и не давала спуску ни ей, ни себе. Конечно, какие-то предметы ей нравились больше, а какие-то меньше, но ни один из них не портил настроения так, как фармакология. С самой первой лекции преподаватель стал оказывать ей повышенное внимание. Он спрашивал ее чаще других и не прощал малейших неточностей. В результате у нее накопилась куча хвостов, которые преподаватель требовал сдавать вечерами в индивидуальном порядке. На эти отработки Вика шла как на голгофу. Обычно в кабинете было несколько должников, но это ее не спасало. Фармаколог начинал опрос с других и, не дослушивая ответы, быстро подмахивал зачетки. Оставшись последней, она выслушивала пространные речи преподавателя о чем угодно, но только не о фармакологии. Каждый раз этот плешивый павиан расписывал себя как непревзойденного ученого и бога медицинской химии.

— Для меня синтезировать новый препарат — плевое дело, — бахвалился он. — На мне все наше предприятие держится. И они это знают. Так что и зарплата у меня будь здоров, и машина, и шикарная ведомственная квартира, все к моим услугам.

«Интересно, зачем он преподает у нас за гроши?» — молча удивлялась неприступная студентка.

Этот же вопрос ему не раз задавали и его друзья.

— Надо передавать знания молодым, — с апломбом отвечал он, а про себя думал: «Разве могут они понять ощущения, когда перед тобой сидят ряды молоденьких девушек и светят на тебя своими голыми коленками? Найди к ним правильный подход, и все они твои!» Только вот эта большеглазая худышка никак не поддавалась на его чары. Он уже испробовал весь свой арсенал, начиная с соблазна роскошной жизнью и заканчивая запугиванием провалами на зачетах. Сегодня в бой шла тяжелая артиллерия.

— Одна ночь со мной, — и пятерка на государственном экзамене, — открыто предложил он. — А иначе тебе придется заново проходить мой курс. Тогда, может, в следующем году станешь сговорчивее.

Вике хотелось закрыть уши и исчезнуть из этой комнаты.

Ей было стыдно поднять глаза и она безотрывно смотрела на склянку с металлическими шпателями на столе, которую фармаколог нервно теребил. Она ненавидела эти приспособления для развешивания порошкообразных медикаментов не меньше своего истязателя, а тот, как специально, дребезжал ими на весь кабинет. Практические занятия с сыпучими компонентами были для нее пыткой. Каждый раз, доставая кончиком шпателя воздушный порошок, приходилось задерживать дыхание, чтобы случайно не сдуть невесомую массу, и Викиным легким это совсем не нравилось.

Ненавистные шпатели прыгали и бряцали перед глазами, и их вид заставлял по привычке задерживать дыхание. Наконец смысл грязного предложения прорвался сквозь металлический лязг и необузданная ярость затопила студентку. Позабыв о предупреждении Матрены, Вика выплеснула накопившуюся в ней черную энергию в эту лоснившуюся от похоти рожу. Не прошло и минуты как на душе стало легко и спокойно. Приближающиеся экзамены больше не тревожили. Мир был прекрасен, и она с восторгом растворилась в нем. Ее душа летела ввысь. Классная комната ушла из-под ног. Не в силах больше стоять, она плюхнулась на стул. Ее хрупкое тело с трудом перенесло жесткую посадку на деревянное сиденье, но Вика этого даже не заметила.

В комнате все смешалось. Окна поменялись местами с дверью, потолок с полом, а свет теперь лился откуда-то снизу. Она закрыла глаза, но беспорядочная круговерть не прекращалась. Перед ней продолжали кружиться окна. Но вместо обшарпанных рам она видела узкие бойницы с высокими сводами. Где-то внизу горели факелы, и раздавался остервенелый лязг металла. Она всеми силами пыталась остановить головокружение.

«Мне нужно спасать из подвала маму», — сверлила мысль.

«Какой подвал? Мама же еще не на даче», — молча спорила она с собой.

Пол растворился, и вместо паркета перед ней появился огромный средневековый зал, где, как в кино, рубились обезумевшие люди в дорогих одеждах. Они носились вокруг заваленного яствами стола, скользя по залитому кровью полу. Но не кусок пожирнее да послаще был их целью. Похоже, на этом сатанинском пиру в почете была человеческая плоть. Вот чья-то голова слетела с плеч и закатилась под стол. Торжествующий победитель был тут же предательски нанизан сзади на шпагу. Качаясь перед камином, он выглядел удивленным кабаном на вертеле, готовым к зажарке.

Напуганный фармаколог посмотрел на обмякшее тело студентки со свесившейся на грудь головой и вдруг необъяснимый ужас охватил его.

«Убийца, убийца», — послышался голос.

«Тебя будут судить как извращенца», — вторил другой.

«Твои портреты появятся во всех газетах. Твои косточки будут перемывать на популярных телевизионных шоу», — звучало с третей стороны.

Он пулей вылетел из класса. А вслед летело: «Позор, убийца, извращенец!» Он не помнил, как очутился на своем предприятии. Его неожиданное появление в лаборатории застало врасплох лоботрясничающий персонал, но шеф даже не глянул в их сторону.

— Мне срочно нужен реагент, содержащий очищенный цианистый калий, — бросил он старшей лаборантке и, не поднимая глаз, проскользнул в свой кабинет.

Стоя перед сейфом с высокотоксичными химикатами, пожилая женщина медленно переваривала услышанное. Начальник давно не использовал этот реактив и ей стоило большого труда отыскать его среди леса однотипных склянок. Чем дольше она искала, тем сильнее ее мучили сомнения. За многие годы совместной работы она никогда не видела своего шефа таким взбудораженным. Его поведение, странный голос и отсутствие обычной слащавой улыбки на холеном лице обеспокоило ее. Да и сплетни о его разладе в семье не добавляли оптимизма. Богатый жизненный опыт подсказывал пожилой женщине, что здесь что-то не так. Она остановилась. Страшные мысли не дали ей долго колебаться. Рискуя получить разгон, она достала и принесла похожую по размену склянку с безвредной калиевой солью. Не глядя на маркировку химиката, начальник отсыпал небольшую горку белого порошка на шпатель и выдохнув, как перед стопкой водки, ссыпал порошок в рот. Остолбеневшая лаборантка с ужасом смотрела на оседающее на пол тело.

— Что с ним? — с неподдельной тревогой спросила она прибывшего врача «Скорой».

— А хрен его знает, — не заботясь о своей репутации, заявил измотанный за дежурство доктор. — Похоже на обычный обморок. Наверное, решил, что умер, и отключился. Не переживайте.

Психиатры разберутся.

«Скорая» отвезла неудавшегося самоубийцу в токсикологическое отделение, где его ожидала долгая и нудная психологическая реабилитация…

Государственные экзамены в тот год принимала вытащенная с пенсии заслуженная бабуля неопределенного возраста.

Высохшая старушка с мягким голосом помнила свой предмет не лучше студентов. Она умно кивала, слушая бодрую чепуху, которую несли будущие фельдшеры, и ставила отметки, руководствуясь исключительно показателями в журнале успеваемости.

Счастливые выпускники размахивали зачетками и благодарили судьбу за халяву, не догадываясь, что у этой халявы было имя.

Вика догадывалась о своей роли в случившемся, но постаралась скорее забыть об этом. Она шла по вечернему Ленинграду под руку со своим кавалером, и недавние передряги казались пустыми и далекими. Они любовались огнями праздничного города. На душе было легко и радостно, но бренное тело начинало давать о себе знать. Она продолжала весело вышагивать, не показывая вида, что ей нелегко идти в таком темпе. Дима заметил ее тяжелое дыхание и незаметно сбавил шаг. Она была благодарна ему за это, и с каждой минутой он ей нравился все больше. Его друг с ее подругой маячили далеко впереди, не обращая внимания на их отставание. Пары снова воссоединилась лишь на автобусной остановке, и спутник Вики начал расписывать романтику работы на скорой помощи. Она немного знала специфику этой профессии от подруги, стоявшей рядом. Ведь та попала на ту же подстанцию, что и Дима, и уже осваивала азы фельдшерского мастерства. Но в ее рассказах романтики и в помине не было.

Вике же дали свободное распределение по болезни, и мама устроила ее медсестрой к себе в поликлинику. Эта работа тяготила молодого специалиста. Девушка мечтала спасать людей на передовой медицинского фронта, но ее убедили, что «Скорая» не для ее здоровья. Работая участковой медсестрой, Вика начала чахнуть. Ей нужно было действо — куда-то бежать, кого-то спасать. Она себя чувствовала той самой бодливой коровой из пословицы, которой бог не дал рогов.

«Почему все так несправедливо в этой жизни?» — задавалась она горьким вопросом. — Моя работа идеально подходит подруге. Сиди весь день, да поддерживай свой избыточный вес плюшками и печенюшками».

Вика же ненавидела сдобу и всему на свете предпочитала приличный клок мяса в любом исполнении.

— Тигры травку не едят, — говаривала она, — впиваясь в очередной кусок вырезки.

В их доме никогда не экономили на еде, но на ее упитанности это никак не отражалось. Как говорится, не в коня корм.

И было это не потому, что она работала как лошадь, а все из-за того же генетического дефекта. Мутированный ген не только веселился в ее легких но еще и мешал правильному усвоению пищи. Так что, носи она очки, ее можно было бы смело называть вечно голодным очкариком.

Ну, а без очкариков в их компании и так не обошлось. Дима и его друг были выпускниками школы для детей с проблемным зрением. И хотя оба носили контактные линзы, к вечеру на их носах материализовывались ужасного вида очки. И главный ужас был не в толщине стекол, а в отвратительном дизайне оправ. Тонкие, изящные, золотые и серебряные оправы считались растлевающими атрибутами запада. Толстые и грубые очки, сделанные из пластмассовых отходов непонятного цвета, — вот признак наступающего по всем фронтам коммунизма. Да только наступление это было трудно разглядеть, даже сквозь так любовно сделанные для строителей светлого будущего очки.

Ну, а пока до коммунизма было далеко, веселая компания наслаждалась развитым социализмом с его маленькими радостями. Порадовавшись жизни на остановке еще с полчаса, они с трудом втиснулись в наконец-то подошедший автобус.

Проводив девушек домой, Димин друг поспешил распрощаться.

— Пошли быстрее, пока транспорт еще ходит, — тянул он его за рукав, предвидя затяжное расставание.

Виновато улыбнувшись, Дима помахал Вике рукой и понуро побрел за нервно подпрыгивающим товарищем, которому, по большому счету, не мешало бы вынуть шило из одного места.

А потом были свидания, цветы и шампанское, мороженное и коктейли, поцелуи и признания в любви, бесконечные разговоры и бессонные ночи. Не прошло и месяца, а Вика уже работала на одной подстанции с подругой и конечно с теперь уже своим Димкой. Она была на седьмом небе от счастья: — Делать любимое дело, да еще с любимым человеком, что может быть лучше!? Неужели предсказания Матрены о верном спутнике сбываются? Но, как и все в этом мире, счастье было недолгим. Вскоре началась черная полоса и посыпались неприятности. Вика наслаждалась интересной работой лишь до тех пор, пока ее бригада не попала в район пятиэтажных хрущевок. Отсутствие в них лифтов подтвердило правоту мамы и убило Викину мечту о «Скорой». На третий вызов, который, как назло, снова был на последнем этаже, врач ее уже не взял. Она сидела в глубине машины и все еще пыхтела от предыдущих гонок по лестничным пролетам. В глазах было темно от горя и нехватки воздуха.

— Я не переживу, если мне придется уйти и потерять сразу все, — тихо всхлипывала Вика, прикрыв рот ладошкой, чтобы не услышал водитель. — Ну почему я такая невезучая? Страхи ее оказались напрасны. Увольнять ее не стали, а назначили главной по комплектованию медицинских чемоданчиков и посадили в комнату с австралийским названием «Сумочная». Работа, конечно, была не творческая, но зато с людьми, да еще с какими! Что ни врач, то уникум, что ни фельдшер, то самородок, ну, а о медбратьях вообще разговор особый. Недаром один из них стал киноартистом, а затем и режиссером. А самое главное, ее Димка был рядом.

Но, к несчастью, похоже, она засвети макологом, и выдала себя черным сестрам. А иначе как можно было объяснить, что она вдруг, как магнит, стала притягивать неприятности к себе и своим близким. Попал под раздачу и ее любимый.

«А еще говорят, что бомба два раза в одно и то же место не падает, — сокрушалась Вика. — Ведь досталось уже мне», — в том, что они с Димой были уже одно целое, она не сомневалась Да и на подстанции их уже кроме как Вича и Дича не называли.

Виной неприятностей Дичи стал остаточный принцип финансирования медицины. Их подстанция была единственной в городе, не имеющей цивилизованного туалета. Дежурная фраза «удобства во дворе» коротко и ясно описывала забытую на окраине мегаполиса подстанцию-падчерицу. В знак протеста мужской персонал показывал администрации еженощную фигу в кармане. А точнее, не фигу и не совсем в кармане. Мужчины подстанции по давно заведенной традиции ночами мочились под окнами заведующего. Просто так это делать было неинтересно, поэтому они соревновались, чья струя выше. Были среди них рекордсмены, которые добивали до самого подоконника, оставляя желтые брызги на окне начальства. Однажды ночью, вернувшись с вызова, Дича со своим водителем начали соревноваться в дальноструйности. Молодой специалист так увлекся подбором наиболее эффективного угла атаки струи, что не заметил, как кто-то вышел на улицу и застал его за этим интереснейшим занятием. Более проворный водитель успел шмыгнуть за угол, а беспечный Дича попался на глаза не кому-нибудь, а главной стукачке подстанции. Утром об этом шушукались все, но, как ни странно, суточная смена бригад прошла без эксцессов. Дича с Вичей успокоились и ушли домой. Но как говорят китайцы — огонь под бумагой не спрячешь. Через день Диче позвонил тот самый водитель и предупредил о том, что заведующий рвет и мечет и что грядущие санкции не за горами.

— Тебе лучше здесь не появляться, — посоветовал он. — Скажи, что заболел, и отсидись дома, пока все не уляжется.

— Не переживай, — успокоила его Вича. — Как придем на работу, ты иди в водительскую комнату, а я посмотрю, в каком настроении начальство, и дам тебе знать.

Так и сделали. Она выждала, пока заведующий останется один, и вошла к нему в кабинет под предлогом сверки журналов наркотических средств. После визита Вичи начальник долго не показывался. Из-за его отсутствия начало пересменки задерживалось. Когда шеф наконец появился, он не проронил ни единого слова. Без его обычных желчных замечаний бригады быстро отчитались за прошедшие сутки и потерянное время было наверстано. Последняя бригада отрапортовала, и в холле повисла неловкая тишина. Никто не хотел первым покидать собрание, все замерли в нервном ожидании. К счастью, по громкой связи сообщили о поступившем вызове, и жизнь потекла дальше.

Заведующий скрылся в своем кабинете и просидел там до обеда. Когда он наконец появился в комнате отдыха, на его лице была скорбь всего еврейского народа. Он бесцеремонно прервал послеобеденный перекур и попросил одного из врачей сделать ему кардиограмму. Часом позже, сказавшись больным, он оставил вверенный ему коллектив на самоуправление и уехал домой.

— Что там, на кардиограмме? — пытали на кухне счастливчика.

— Да ничего там нет, — отмахивался тот, — просто аллергия на работу.

На следующий день начальник взял больничный. Участковый терапевт поверил коллеге на слово и дал ему отдохнуть недельку. Но ни через неделю, ни через месяц шеф так и не появился. Забота о собственном здоровье теперь занимала все его мысли. У него началась болезнь многих студентов третьего курса мединститута. Каждый день он находил у себя новые заболевания и уже стал подумывать о преждевременной пенсии по состоянию подорванного тяжелой работой здоровья.

Второй час

Не смотря на ранний час, жизнь в приемном покое кипела.

Парамедики сновали по коридору доставляя новых больных.

Смотровые боксы были наперечет и вскоре перед Дичей, все еще державшим Вичину руку, выросли два санитара с каталкой.

Они отвезли спасенную пациентку в палату интенсивной терапии. Проведя поверхностный осмотр, дежурный врач стал тут же оформлять документы по неотложной транспортировке: «Мы переводим ее под наблюдение вашего лечащего доктора в Балтимор. Как только бумаги будут готовы, за ней приедет транспортная бригада из больницы имени Хопкинса».

«Все это очень странно, — забеспокоился Дича. — Откуда взялись такие расторопность и рвение? Ведь я даже не заикался о переводе…» Он недоумевал, вспоминая, какие препоны им чинили год назад. В прошлом декабре, уже начиная с приемного покоя, дежурный пульмонолог отказывался звонить лечащему врачу Вичи. Сначала он ссылался на занятость, а ближе к ночи — на неурочный час. Тогда Вичу промурыжили до утра, а когда отговорки про неурочный час стали неактуальны, сменилась дежурная бригада. Новый доктор сказал, что ему про перевод в Балтимор ничего не известно, и их мытарства в приемном покое продолжались до полудня. Потом Вичу подняли в кардиологическую реанимацию, потому что в пульмонологической якобы не было мест. И лишь спустя два часа они наконец-то попали в палату интенсивной терапии, специализирующуюся по легочным заболеваниям.

«Что за неорганизованность? — удивлялся тогда Дича. — Неужели нельзя было переждать эти два часа в приемном покое и не болтаться с отделения на отделение?» Ситуация прояснилась сама собой, когда стали приходить счета из лечебницы. Как оказалось, это была организованная неорганизованность, в результате которой каждое отделение выставило свой счет за оказание медицинских услуг. И хотя страховая компания покрывала восемьдесят процентов расходов, остающаяся сумма получилась довольно приличной. Дича решил лишний раз жену не расстраивать и не показал ей пугающие цифры.

— Сколько там? — нервно спросила Вича, увидев почтовый конверт из больницы и грустно пошутила: «Напиши им, что я запла когда пойду работать».

Она всегда переживала за дыры в семейном бюджете, которые пробивали ее медицинские расходы. Вича частенько прятала от мужа счета от врачей, а то и просто выкидывала, благо почту приносили, когда Дича был на работе. А научил ее этому несложному трюку сосед.

— Что они могут тебе сделать? — учил ее Шура. — Только вычесть из твоей зарплаты, которой нет.

Но в этом конкретном случае были праведные пути, чтобы поставить зарвавшихся деляг от медицины на место.

— Не на того напали, — успокоил ее Дича. — На то мы и живем в стране, где права каждого защищены, — он уже прикидывал в голове текст апелляции.

Бумажную войну с потерявшей стыд лечебницей они выиграли. Больнице пришлось признать необоснованность своих действий и поубавить безмерные аппетиты.

«Не иначе, эта история сыграла какую-то роль, и нас хотят перевести без задержки», — успокоился Дича, не подозревая, что причина такой расторопности была гораздо глубже и страшнее.

Транспортная бригада из Хопкинса не заставила себя долго ждать. Вичу переключили к портативному аппарату искусственного дыхания, и легкую как пушинка пациентку без труда переложили на жесткую каталку, привезенную из реанимобиля.

* * *

Жесткие доски неприятно давили на спину и не давали Виче задремать. Она была снова на даче со своим любимым Дичей. Они совсем недавно пришли к озеру, чтобы немного позагорать на дощатых мостках. Дича разомлел под лучами ласкового солнца и уже мерно посапывал. Она же все никак не могла поудобней устроиться. Ее спину почти сразу же начало саднить. Худенькое тело Вичи не выдерживало долгого лежания на жестком настиле. Она повернулась на бок и положила голову на Дичино плечо. Ее взгляд уперся в жуткий рубец на его груди.

Она нежно провела но нему пальцем и помянула недобрым словом хирурга за топорную работу. Конечно, она знала, когда оперируют на открытом сердце, никто не заботится о внешнем виде шва. Да и зашивает разрез обычно не кардиохирург, а его ассистенты. Но все равно могли бы быть и поаккуратней.

Дича, как и она сама, успел вдоволь проболтался по больницам. Наверное, поэтому они так хорошо и понимали друг друга.

Их взгляд на жизнь отличался от взгляда здоровых людей. Они не загадывали далеко вперед и дорожили каждым моментом настоящего. Однако, были в частых посещениях больниц и свои плюсы. Близкое общение с разными людьми сделало их кругозор шире и богаче по сравнению с теми, кто вращался в одних и тех же компаниях. А об услышанных в больничных палатах историях и анекдотах даже говорить не приходится. Ее Дича был просто кладезем народного фольклора. С ним долгие поездки на электричках не были изматывающе скучными. Вича вспомнила, как они в первый раз вместе добирались до дачи своим ходом. К тому времени она уже давно не ездила на электричках. В их семье появился автомобиль, и пригородные поезда остались в детских воспоминаниях. Но в этот раз они хотели побыть на даче одни и поехали на перекладных. Вича помнила название ближайшего к даче железнодорожного узла, где они и вышли. Оглядевшись, она поняла, что ошиблась.

Их платформа была на пару километров дальше в сторону городка Луги. До следующей электрички оставалось еще два часа, и они решили идти пешком. Вича злилась на себя за эту досадную промашку и мужественно шагала по шпалам, не обращая внимания на одышку. Дича давно не видел ее в таком подавленном настроении: — Ничего страшного не произошло. Со мной был похожий случай. Веришь или нет, но тоже под Лугой! — начал он свой веселый рассказ. — Я тогда был комсоргом нашей подстанции скорой помощи, и меня отправили на сборы комсомольских вожаков города в один из здешних пионерских лагерей. Поскольку была зима, лагерь выбрали элитный, с кирпичными корпусами и паровым отоплением. Поселили меня в одну комнату не с кемнибудь, а с сыном известного певца шансона и эмигрантских песен. Пока его отец ударно развлекал нью-йоркскую тусовку, сын исправно комиссарил на одной из подстанций «Скорой» Ленинграда.

Некоторые пытливые умы до сих пор мучаются неразрешимым вопросом: «Как сыну диссидента доверили неокрепшие души будущих коммунистов?» Потом Дича поведал о душевных политинформациях за бутылочкой водки. Активное участие многочисленной комсомольской братии в этих интереснейших занятиях привело к тому, что все привезенное спиртное как-то очень быстро закончилось, и нависла угроза срыва политического воспитания будущих руководителей страны. И, как не раз бывало, помощь пришла с загнивающего Запада. Усердное политвоспитание не прошло даром, и Дичин сосед по комнате вырос в настоящего комсомольского лидера. Не задумываясь, он взялся профинансировать добыче-разведывательную экспедицию за горючим. Отряд спасателей был отправлен в Лугу рейсовым автобусом.

Километровая очередь за водкой не смутила предводителя добытчиков. Как нож сквозь масло он прошел через толпу ханыг и солидно обменял папину спонсорскую помощь, усиленную мятыми комсомольскими рубликами, на янтарные бутылки с коньяком. Пополнив запасы огненной воды, будущий цвет компартии засобирался обратно. В предвкушении торжественной встречи собратьями по идеологии, они отправились на автобусную станцию. И, о ужас! Выяснилось, что никто из них не знает, куда ехать.

— На сборы нас везли прямо из города на мягких автобусах, и пункт назначения знали только водители, — пояснил Дича. — Зрительно я зафиксировал название ближайшего к лагерю поселка, но вспомнить его хоть убей, не мог. В голове вертелась довольно забавная ассоциация. Было в этом названии что-то связанное со скрещиванием лошадей. Конеёбицы? Поразмыслив немного, предложил я кассирше. Та как-то хитро улыбнулась, покачала головой и послала нас на стоянку такси. Но ни один из местных бомбил не слышал о таком поселке. Самый разбитной из них оценил мой метод запоминания названий населенных пунктов и добродушно разложил перед нами план области. После долгого изучения рассыпанных вокруг Луги имен собственных комитет комсомола с радостью достиг консенсуса, и лидер нашего отряда ликующе ткнул в карту: Нам сюда! Когда он убрал палец, таксист чуть не умер со смеху. Немного успокоившись, он сел за руль довольно потрепанной «копейки» и отвез потерявшихся добытчиков в поселок Жеребут. Лежа на Дичином плече, Вича улыбалась своим воспоминаниям.

«Как будто только вчера мы шли по тому железнодорожному перегону. Как летит время! Пролетит и жизнь. А небо будет так же беззаботно встречать и провожать новые поколения», — делилась она с проплывающими мимо облаками.

Вича тряхнула головой и разогнала грустные мысли. Присев, она обвела взглядом спокойное озеро. Взор ее разогнался по зеркальной глади и устремился ввысь. Взгляд скользил по верхушкам прибрежных елей, пытаясь проникнуть за горизонт.

Садившееся солнце уже не так жарило. Теплый августовский ветерок гнал легкую рябь по воде. Вича подставила лицо его ласковому дуновению. Ветер играл рассыпанными по плечам волосами и навевал что-то знакомое и щемящее душу из далекого-далекого прошлого. Она уже не удивлялась тем видениям и чувствам, которые иногда охватывали ее. Матрена уже давно объяснила, что они всплывают из глубин памяти, накопленной предками. И то, что Вича унаследовала не только их силу, но и воспоминания уже не пугало ее. Ей было спокойно и радостно, что ее собственные переживания тоже будут пронесены сквозь века. Лучи заходящего солнца отражались от воды и рассыпались разноцветными зайчиками по прибрежному лесу. Всполох одного из них на красной коре сосны напомнил цвет рубахи пьяного самца, что напал на нее в этом лесу. Тогда она не знала о своей великой силе и хорошо, что Матрена вовремя остановила ее и наставила на путь истинный. Знахарка научила Вичу управлять своими эмоциями, а вместе с ними и черной энергией, что жила в ней.

— Ты вошла в этот мир с великой целью, — предрекала старуха, — и должна с гордостью нести свое имя. Недаром оно созвучно с нашим сестринским учением «Викка», возникшем из давно забытых творений поклонников Пагана, населявших дохристианскую Европу.

«Символично ли мое имя? Вряд ли», — считала новоявленная виккианская сестра, но с Матреной не спорила.

Да и как можно было спорить со своей наставницей? Только благодаря ей она теперь знала о себе и своих возможностях, хотя поначалу противилась: «Это все красивые легенды, да сказки!» — Веришь ты в это или нет, но в твоих жилах течет кровь виккианских сестер, — пыталась вразумить ее старуха. — С природой спорить не надо, тебе нужно слиться с ней и жить по ее законам.

Если бы не тот случай в лесу, Вича еще долго не знала бы о своем месте в этом мире…

Затекшая спина начинала отходить, и она с грустью вспомнила Матренины лечебные колотушки.

«Когда мы еще увидимся? — с тяжелым сердцем думала она, глядя вдаль. — Доживет ли она до моего возвращения? А может, это я не смогу вернуться или уйду раньше нее?» О том, что их отъезд скоро станет реальностью, Вича недавно узнала от Матрены. Старуха была посвящена в их попытки выехать в Америку, но многочисленные препоны делали это почти невозможным. Уже год, как они собирали различные справки и документы и носились с ними как белки в колесе.

Срок годности справок истекал один за другим, и весь процесс нужно было начинать сначала. Советская бюрократия превратила их мытарства в заколдованный круг. Однажды Вича попросила Матрену научить ее белой магии, чтобы самой повлиять на решение проблемы.

— Тебе этого не дано, — ошарашила ее старуха. — Ты обладаешь великим даром управления черными флюидами. И этот дар столь велик, что вытесняет любую другую энергию.

— Но ты не должна унывать, — продолжала Матрена. — Применяй плохое против плохого и получишь хорошее. Ты скоро в этом сама убедишься. Наступает неспокойное время, и твоя темная сила сможет сослужить добрую службу.

— Когда? — заинтересовалась Вича.

— Ты сама почувствуешь этот момент, — загадочно улыбнулась старуха. — Когда час пробьет, отдай природе все без остатка, и твои проблемы решатся. И как только твой путь за океан будет открыт, ты встанешь на тропу войны с черными сестрами.

Мы верим, что именно ты сможешь раскрыть тайну их флюидов и научишься ими управлять. Это будет нелегко и нескоро. И не один год пройдет, прежде чем ты достигнешь цели. Тебя ждут великие испытания. Враждебная энергия постараться вытолкнуть тебя из своей среды. Но ты не должна отчаиваться. Принимай удары судьбы легко. Знай, что ты наша последняя надежда.

Если станет совсем невмоготу, возвращайся за силой родной природы. Она всегда поможет тебе. И береги своего суженного.

Он будет твоей единственной опорой в логове ворогов наших.

Я чувствую, что в нем дремлет какая-то неведомая мне сила и, может быть, ты сумеешь раскрыть и освободить ее. И чтобы ни случилось, помни о нас. За тобой стоит все виккианское сестринство.

Напутствие Матрены изменило Вичин взгляд на жизнь. У нее появилась великая цель, не чета ее земному желанию побеждать свою болезнь как можно дольше. Вича сидела перед открытой гладью озера, и ей всем сердцем хотелось верить в пророчества вещей старухи. Во сяком случае, ее недавнее предсказание, похоже, начинало сбываться. Вича осязала, как невесомые ручейки темной энергии стали покидать прибрежный лес и сливаться в воздушные реки. Подхваченные ветром, они уносились на юг.

Все вокруг становилось легким и безмятежным. Отсутствие черных флюидов с каждым часом облегчало освобождение накопленной ею энергии. Она чувствовала, что в какой-то момент нужно будет прилагать усилия, чтобы удержать ее в себе.

— Если верить Матрене, то это и есть начало больших перемен для нас, для страны, а, может, и для всего мира.

Вича понимала, что они с Дичей еще не готовы к этим переменам и что назревающие события круто изменят их жизнь. Но другого шанса может и не быть.

В полночь, по зову природы она вышла во двор и, спрятавшись за беседкой, распростерла руки к небу. Замкнув свой взгляд на полной луне, она сосредоточилась на сердцебиении, как учила Матрена. На шестом ударе Вича широко открыла рот, и запас негативной энергии начал истекать наружу. Она замерла от непередаваемого чувства единения с природой. Освобожденная энергия покидала ее тело через капилляры легких. Вича стояла и не верила, что ее маленький организм может хранить столько черных флюидов. Отдав весь запас без остатка, она впала в непередаваемую эйфорию невесомости. Ее лунный силуэт не шел, а плыл по воздуху, едва касаясь земли. Она тихо впорхнула в дом, и ни одна половица не скрипнула под ее воздушными шагами. Приземлившись на краешек кровати, она молча глядела на мирно сопящего Дичу.

«Грядут большие перемены, которые, возможно, навсегда убьют твою мечту стать врачом», — внутренне извинялась она.

Вича утешала себя тем, что взамен у ее любимого появится шанс достичь чего-то большего. В ту ночь она поклялась приложить все свое умение, чтобы облегчить ему путь. И это были не пустые слова. Однажды она уже попыталась ему помочь поступить в медицинский институт, и тогда ее чары сработали. Беда была в том, что по злому капризу природы она не могла нести людям добро. Белая энергия была ей неподвластна. Как ни старалась Вича, ее тело не принимало эти легкие радужные потоки.

Она не забыла совет Матрены. С годами ей придется овладевать искусством достигать благих целей путем черной магии.

Ее первый опыт можно было назвать удачным. Тем далеким летом она с болью смотрела, как ее Дича выходил после вступительного экзамена по химии. Это была его вторая попытка поступить в престижный мединститут. С красным дипломом фельдшера, ему было достаточно сдать на отлично лишь основной предмет. Год назад, когда они еще не были знакомы, он поставил все на ключевую физику. Получи он тогда пятерку, автоматически поступил бы без дальнейших экзаменов. Но комиссия придралась к какому-то пустяку и поставила четверку. Следующим было сочинение. К нему Дича не готовился и благополучно его провалил.

В этот раз он штудировал все предметы, но химию, которая теперь заменила физику, изучал особо. Тем больше был шок, когда он вышел из кабинета химии с тройкой. За детскую ошибку в одной формуле ему сразу срезали два бала, а экзаменаторша еще и поиздевалась.

— Если бы в природе была такая реакция, то нельзя было бы кипятить воду в медной посуде. Вода просто разъедала бы котелки! — почти кричала она, красуясь перед присутствующими своим остроумием.

Расстроенный Дича пошел в туалет, чтобы облегчить душу, да обдать лицо холодной водой. Пока он занимался своими мужскими делами, Вича прошмыгнула в экзаменационную комнату.

— Как твоя фамилия? — спросила женщина у входа.

— Дичина, — не задумываясь ответила Вича, обводя комнату внимательны взглядом.

— У меня такой в списках нет.

— Наверное я, что-то напутала, — ничуть не смутилась девушка. Она сладко зевнула во весь рот и даже не попыталась прикрыть его ладошкой.

— Ворону не проглоти, — съязвила вторая экзаменаторша.

У проверяющей списки Вичино поведение вызвало неконтролируемое раздражение.

— Вон отсюда! — сорвалась она. — Какие дебилы только не хотят пролезть в наш институт! — неслось вслед.

Ее нервозность передалась всем находящимся в комнате.

Бодро отвечающий абитуриент вдруг начал запинаться на каждом слове. Но принимавший у него экзамен заведующий кафедры этого даже не заметил. В его голове чудесным образом стали складываться в общую картину мелкие детали поведения его жены, которым он раньше не придавал значения. Через минуту он уже не сомневался в том, что она ему давно изменяет. И не с кем-нибудь, а наверняка с молодым ловеласом из нынешних абитуриентов. Жена была ассистенткой на его кафедре и вела подготовительные курсы по химии для поступающих в институт. Именно с тех пор он и стал замечать изменения в поведении жены. У нее все чаще по вечерам болела голова, а их и так нечастая близость стала случаться все реже и реже. Думы о том, что его жена развлекается с одним из молодцев, посещавших ее занятия, вытеснили все остальные мысли из его головы.

«Чему тут удивляться? — желчно рассуждал он. — Одного взгляда на состав учащихся этих курсов уже достаточно.

Сплошь потерявшие стыд санитары, да избалованные слабым полом выпускники медучилищ! Я уже не говорю об отслуживших в армии хлыщах, истосковавшихся по женскому телу. Не удивлюсь, если прямо во время лекций они пожирают ее своими голодными глазами и, засунув руки под парту, играются со своей разбушевавшейся плотью».

Перед заведующим сидел растерянный молодой человек.

Статный красавец, как нарочно, был при полном параде. Откуда этому дембелю было знать, что гладко отутюженная форма сослужит ему дурную службу? Взгляд экзаменатора был прикован к его армейским значкам за успехи в боевой и политической подготовке. Воспаленный ревностью мозг рисовал одну непристойную картину за другой…

Невеселые мысли зрели и в головах женщин. Одна думала, что вот такая же тупая и смазливая пустышка, которая даже не может запомнить дату своего экзамена, отбила у нее жениха.

«Я столько промучилась с ним, пока не сделала из него настоящего мужчину, — терзалась она. — И все для какой-то «сикалки», которая пришла на все готовенькое!?» В памяти всплыли их первые неудачи в постели. Ее избранник был настолько легковозбудим, что о долгих любовных играх не могло быть и речи. Стоило ей лишь коснуться его напряженной плоти, как он тут же извергал себя в ее ласкающую ладонь. Попытки продлить волшебные минуты ожидания близости ни к чему не приводили. Однажды она не позволила ему раздеться и ласкала его упругое тело поверх одежды. В тонком нижнем белье она извивалась в его крепких руках и была на верху блаженства. Сквозь джинсы она ощутила его набухшее желание и в страстном порыве стала тереться об него. Она прижималась к своему любовнику все сильнее и сильнее, пытаясь слиться с ним в единое целое. Вдруг низом разгоряченного живота она почувствовала пульсирующие толчки под толстой джинсовой тканью. Все было кончено. Ее необузданная страсть в который раз не нашла выхода. Но любовь заставляла ее идти на новые жертвы, терпеть и не сдаваться. Чтобы снизить его чувствительность, она решила прибегнуть к помощи презервативов.

— Одень их сразу два, а лучше три! Но он не успевал одеть и одного. Нетерпеливый любовник был тут же готов и изливал всю свою страсть внутрь резинового изделия, так и не войдя в ее жаждущую плоть. Женщина с ангельским терпением успокаивала его. С трудом подавляя желание близости, она стойко переносила эти постоянные фиаско.

И вот однажды она решилась на последнее средство. Устав от бесплодных попыток, она пустила в ход свои химико-фармакологические познания. Тогда-то наконец, была познана радость близости со своим избранником. Аппликации местного обезболивающего раствора на его внушительного размера член возымели чудодейственный эффект. Втайне от него она постепенно уменьшала концентрацию раствора до тех пор, пока ее партнер не дарил ей блаженные минуты, обработав свои чресла обычной водой. Он был благодарен ей за ее терпение и заботу и любил ее еще больше. Дело шло к свадьбе. Все подруги на кафедре завидовали ей. Жених встречал ее каждый вечер под дверями как послушный бычок.

«Стоп! А я-то все не могла понять, где он нашел свою нынешнюю при-хе-хе, — вдруг осенило ее. — Конечно! Встречая меня после работы, он терся среди абитуриенток, толпившихся перед кафедрой в ожидании начала подготовительных занятий.

Одна из них и увела его», — уже не сомневалась экзаменаторша.

Позабыв о списках поступающих, женщина как во сне, не отрываясь, смотрела на дверь, за которой только что скрылась пустоголовая вертихвостка. Бессильная злоба закипела в ней.

Теперь в каждой женской особи, входящей в эту дверь, она будет видеть свою разлучницу.

Вторая экзаменаторша не замечала происходящей с ее коллегами метаморфозы. Она сама была поглощена невеселыми думами. Наконец до нее дошло то, в чем она никак не хотела себе признаться. Ее молодой любовник просто использует ее, чтобы пропихнуть свою двоюродную сестру к ним в институт.

«Да и сестра ли она ему вообще?» С его слов, они вместе с родственницей поступали к ним в прошлом году, и ему повезло больше. Преподавательница вспоминала, как симпатичный первокурсник пристально смотрел на нее во время лекций по химии и оказывал недвусмысленные знаки внимания на практических занятиях. В глубине души она понимала, что он слишком молод и привлекателен для нее. Сама она была не так красива, чтобы сводить с ума совсем юного поклонника. Но со временем она убедила себя в том, что ее сексапильность и пышные формы с лихвой компенсируют недостаток красоты и свежести. Находясь рядом с ним, она замечала его волнение и учащенное дыхание. Да и сама она начинала нервничать в его присутствии, ее сердце куда-то проваливалась, как будто она качалась на качелях. Это милое юное создание теперь занимало все мысли преподавательницы. Сладостная невысказанность между ними копилась и бурлила как лава в готовом к извержению вулкане.

Женщина вспомнила тот вечер, когда их чувства прорвали плотину условности и затопили их всепоглощающим потоком.

Он, как обычно, остался помогать ей расставлять реактивы по местам. С колбами и склянками в руках они теснились перед огнеупорным шкафом и неуклюже мешали друг другу. Ее полная, высоко поддерживаемая бюстгальтером грудь выдавалась далеко вперед. Белый халат стеснял движения. Она расстегнула его, и смущенный студент увидел полупрозрачное бледно-лиловое платье, сквозь которое откровенно просвечивало ажурное нижнее белье. Они молча и сосредоточенно продолжали расставлять реактивы. Каждый раз, когда она поворачивалась за новой порцией склянок, неизменно задевала усердного помощника своим необъятным бюстом. Ее набухшие от возбуждения соски стали настолько чувствительны, что, несмотря на одежду, даже легкое прикосновение к юноше вызывало непроизвольную дрожь во всем ее теле.

В какой-то момент она потеряла контроль над собой и уперлась в помощника своими внушительными прелестями. Несколько секунд она не могла заставить себя оторвать от него свою часто вздымающуюся грудь. Руки студента были заняты колбами, и она беспрепятственно обхватила его, коснувшись горячими ладонями его напрягшихся ягодиц. Он стал судорожно оглядываться, ища глазами, куда бы пристроить громоздкие колбы. Наконец он решился и, подавшись вперед, вплотную прижался к разгоряченной женщине. Этого было достаточно, чтобы дотянуться до полки огнеупорного шкафа позади нее.

Женщина приняла этот жест за порыв страсти и, не дав ему опомниться, подарила своему герою горячий и влажный поцелуй. Не отрывая губ, она переместила одну руку вперед и натолкнулась на быстро увеличивающийся в размерах бугорок.

Стеснительный юноша попытался отстраниться от гладящих его плоть пальцев, но соблазнительница крепко держала его другой рукой за упругий зад.

Поняв эфемерность своих попыток освободиться, первокурсник сдался на милость победительницы. Женщина почувствовала это. Ее руки внезапно съехали вниз и встретились межу его бедер. Сцепив пальцы замком, она сжала их в пылу страсти.

Как только ее ладони ощутили под собой мошонку, губы пленника разомкнулись и из них вырвался стон не то боли, не то блаженства. Юноша слишком поздно понял свою ошибку. Похотливый язык химички уже ласково блуждал за его зубами.

Каждый раз, когда кончики их языков встречались, что-то сладостное обрывалось в его груди. Она же желала ощутить его в себе и полностью отдаться наслаждению близости со своим поклонником. Однако на сегодня это придется отложить. Сначала она должна завоевать его, и сегодняшним героем дня должен был стать именно он. Женщина быстро огляделась. Они были скрыты распахнутыми дверями металлического шкафа, и можно было не бояться, что кто-то войдет и станет свидетелем их любовных игрищ. Встав на колени, она расстегнула его брюки и освободила из них то, что собиралась использовать для привораживания своего желанного. За все это время никто из них не проронил ни слова. Он был слишком робок, а ее ласковый язычок был занят другим.

«Он был так несмел и застенчив, — с нежностью вспоминала экзаменаторша своего героя. — Он просто боготворил меня».

Ее одинокое сердце не устояло, и, несмотря на разницу в возрасте, она с головой окунулась в омут любви. Но в последние дни ее избранник вдруг резко охладел к ней и даже начал избегать их пламенных встреч. Теперь-то она поняла, почему.

Его холодность проявилась сразу же после того как она добыла для него содержание экзаменационных билетов.

«Какая я наивная, — смеялась над собой химичка. — Собственными руками разрушила свое счастье».

Жажда мести наполнило ее разбитое сердце. Виновница ее потери должна крепко пожалеть о содеянном.

«Ничего странного, что мой мальчик не нашел времени представить мне свою так называемую родственницу», — тосковало ее сердце.

Откинув унылые мысли, она решительно поправила свой поникший бюст. С этого момента все абитуриентки, за исключением свеженьких выпускниц школ, стали ее личными врагами.

Описанный выше химический триумвират превратил остаток экзаменов в кромешный ад. В каждом отвечающем они видели потенциальную соперницу или соперника. Четверки и пятерки получали только те, за кого заранее просили или внесли соответствующую плату. Процент же хороших отметок у тех, кто поступал без «волосатой лапы», приближался к нулю. В результате проходной бал для абитуриентов после медучилищ или отслуживших в армии оказался как никогда низким, а по двойкам химики с лихвой перевыполнили установку приемной комиссии.

Конечно, зверства химической кафедры не остались без внимания. Однажды заведующему пришла очередная посылка с реактивами, которую приняла лаборантка. Откуда ей было знать, что биохимической компании, указанной на обратном адресе, в природе не существует? Не смутило ее и предупреждение о том, что из-за особой ценности химикатов открывать коробку должен сам профессор. Вот так плохое воспитание своих сотрудников спасло заведующего от взрыва, а несоблюдение инструкций и женское любопытство надолго оставило кафедру без одной штатной единицы.

Вича узнала об этом ужасном случае во всех подробностях от своего Дичи.

«Да и как ему было не знать!? — радовалась она. — Ведь он у меня был уже первокурсником в том самом институте!» — Как давно это было!? — Вича продолжала смотреть на спящего Дичу, улыбаясь нахлынувшим воспоминаниям и тем счастливым годам, что они прожили с тех пор.

«Этой осенью он у меня уже пойдет на пятый курс», — сквозь нисходящую негу хвалилась она себе.

Умиротворенная, она устроилась под теплым бочком у мужа и сладко засопела.

Следующим днем случилось то, что резко изменило спокойный уклад жизни поселка. Да что там поселка, — всей страны! Первыми перемены заметили деревенские ребятишки. По какой-то неведомой им причине вместо очередной серии их любимого мультика показывали какую-то тетю со сбитыми пятками. А иначе как объяснить, что она бегала по сцене на цыпочках? Помятые лица отцов в то утро были омрачены какими-то очень важными мыслями, настолько важными, что они даже позабыли опохмелиться. Хотя, что может быть важнее? Вскоре на экранах телевизоров появились дяденьки с такими же пожеванными лицами. В отличие от тетеньки, они не бегали на цыпочках, а нетвердо сидели за длинным столом и о чем-то напряженно думали. Решали одно из двух, либо как вылечить тетины пятки, либо где бы опохмелиться. Но проблемы того утра оказались совсем не детскими.

Три дня августовского путча сдвинули с мертвой точки процесс рассмотрения многочисленных заявлений на выезд из страны. Несмотря на наличие сильного спонсора в Америке, выездные бумаги с большим скрипом продвигались через советскую бюрократическую машину, хотя та могла бы дать потомственным коммунистам и поблажку. Спонсором был Вичин дядя, чья теща оказалась коренной американкой. Еще на заре всемирного равенства и братства она попала в революционную Россию вместе с отцом-коммунистом. Полвека спустя, увидев, что эксперимент «великих мечтальщиков» не удался, она вернулась в заокеанские пенаты со своей новой семьей. Приложило ли и тут руку виккианское сестринство или просто так сложились звезды неизвестно, но у Вичи появился шанс проверить на прочность бастионы черных сестер, а заодно и побороться со своим недугом, используя мощь передовой медицины.

Глава 4. Логово ворога

Третий час

Транспортная бригада из больницы имени Хопкинса работала быстро и слаженно. Муж больной едва поспевал за каталкой, на которой везли его жену. Они покидали ненавистную лечебницу через приемный покой. Дича почти бежал рядом, не отрывая глаз от Вичи. Спиной он чувствовал на себе взгляды персонала приемного покоя, но не мог заставить себя посмотреть на них — безотчетно боялся увидеть в их взорах приговор моей малышке. Огромная реанимация на колесах встретила их распахнутыми дверями, и худенькая пациентка казалась еще меньше в ее вместительном чреве. Не прошло и минуты, как они уже выезжали с больничного двора по направлению к скоростной дороге на Балтимор. Вокруг стояли голые деревья, которые еще месяц назад радовали жизнелюбивый взор Вичи своей разноцветной листвой. Дича не видел в осеннем лесу ничего особенного, а поэтическая натура его любимой не уставала восхищаться этим великолепием природы.

«Увидит ли она это многоцветие снова?» — накатила новая волна черных мыслей.

Машина плавно покачивалась, и лишь шипящий звук аппарата искусственного дыхания ритмично врывался в ровный гул автомобиля.

* * *

Вича уже привыкла к монотонному гулу турбин самолета, и только слабая вибрация под ногами напоминала о натужной работе двигателей. Ирландия осталась позади, они держали курс на Канаду, где была их вторая дозаправка. Попытки Вичи задремать были прерваны нарастающими признаками морской болезни. Странно, она ведь всегда хорошо переносила самолет.

«Это просто нервное», — убеждала она себя.

Но с каждым часом сердце билось все чаще, голова кружилась, и желудок рвался наружу. Борясь с тошнотой, она пыталась сконцентрироваться на голубом океане, простирающемся под крылом. Безмятежная Атлантика отражала безоблачное небо и купающееся в волнах солнце. Стекло иллюминатора приятно холодило лоб. Завороженная переливающейся внизу водой, Вича вдруг отчетливо ощутила морские брызги на своем лице.

Она стояла на палубе гигантского деревянного корабля и всматривалась в бирюзовую даль. Налетающий порывами ветер вытягивал из нее остатки энергии и уносил к родным берегам. Качка выворачивала ее наизнанку. В полусумеречном состоянии она ухватилась за Дичину руку. Самолет кидало из стороны в сторону.

— Мне срочно нужно в туалет! — заплетающимся языком прошептала Вича, пытаясь подняться.

Непреодолимая сила не давала ей встать. В ужасе Вича все крепче сжимала руку мужа и все яростнее отталкивалась ногами от пола. С трудом разомкнув ее пальцы, проснувшийся Дича расстегнул на ней натянутый до предела ремень безопасности.

Почувствовав свободу, Вича вылетела в проход вслед за мужем.

Судорожно ухватившись за пояс его брюк, она хвостиком засеменила сзади. Странная пара шла сквозь ряды напряженно сидевших соотечественников, пытаясь сохранять равновесие в продолжающейся болтанке. На полпути Вича вдруг почувствовала себя намного лучше. Тошнота отступила, ее тело начало наливаться энергией.

Напряжение окружающих пассажиров улетучивалось прямо на глазах, воздушная качка больше не тревожила их. Необычное спокойствие воцарило в салоне. Общее настроение передалось и авиалайнеру. Как по мановению волшебной палочки, тот неожиданно перестал трястись. Возобновились прерванные разговоры, то там, то сям начал раздаваться беззаботный смех. На свое место Вича вернулась заново родившейся, как будто и не было тех ужасных минут до похода в туалет. Прикорнув на плече мужа, она проспала как младенец до самой Канады.

В Гренобле она решила на всякий случай держаться поближе к своим землякам, боясь потерять энергетический контакт с ними. Но ее тревоги были напрасны. В отличие от остановки в Ирландии, из самолета их не выпустили. Оказалось, что на предыдущий рейс не вернулась треть россиян, решивших остаться в Канаде. В этой стране существовал странный закон: если ты сумел ступить на канадскую землю, то имел право просить вид на жительство. Руководство аэрофлота не хотело наступать на те же грабли дважды и, от греха подальше, заперло пронырливых россиян на борту. Так что на землю они смогли ступить лишь в Нью-Йорке.

За первые двенадцать часов пребывания в Америке молодые иммигранты сразу же примерили шкуру недоедающих нищих. У Вичи с Дичей не было ни цента, и только новая жена отца семейства имела кое-какую наличность. Но когда они обратились к ней с просьбой купить что-нибудь поесть, та сильно изменилась в лице, как будто ее вот-вот хватит инфаркт.

— Я, конечно, подозревала, что она жадная. Но не до такой же степени, — возмущалась Вича.

— Уж если она за пять копеек чуть не удавилась, то о каких долларах может идти речь? — вторил ей Дича. — Ничего, перебьемся как-нибудь.

С теми пятью копейками вообще получился цирк. Когда они ездили в Москву на медосмотр и интервью в Американское посольство, их новоиспеченная мачеха попыталась бесплатно проскочить через турникет в метро. Но упитанная нижняя часть новобрачной предательски застряла на полпути, и турникет захлопнулся прямо перед ее носом. Видно, московские турникеты были поуже ленинградских, что и сыграло с ней злую шутку.

— Раз уж попалась, так заплати как нормальный человек, — рассуждала Вича.

Но не тут-то было. Мачеха начала истерически орать вслед новому законному супругу: — Зосим, сейчас же вернись и дай мне пятак! — В пятак, в пятак, — прошептал Дича, изображая эхо.

Они весело рассмеялись, чем привели попавшуюся крохоборку в бешенство…

Так что о покупке съестного надо было забыть. Но ситуация была не такой уж безнадежной. Они припасли полученную на самолете банку пепси-колы и пакетик с арахисом. До их балтиморского рейса оставалось еще десять часов, так что по глотку буржуйского напитка и соленому орешку в час должно было хватить, чтобы не протянуть ноги. Позже они с удивлением узнали о том, что этих мучений можно было избежать. Оказывается, из Нью-Йорка в Балтимор каждые два часа ходили автобусы и вся поездка занимала не более четырех часов. Какой умник спланировал их переезд, оставалось загадкой. Мало того, что билет на самолет до Балтимора стоил почти в пять раз дороже, чем на автобус, так их еще и промариновали в аэропорту едва ли не половину суток. Не иначе, перевозившая их компания имела откат от авиалинии. Ну что поделать? Приходилось привыкать к капиталистическому ведению хозяйства. Когда же подали самолет, они поняли, почему с них взяли столько денег.

Полетать на антиквариате не каждому в жизни выпадет. Перед ними стояла серебристая «вонючка» с пропеллерами.

— А это что, летает? — недоуменно спросила Вича.

Хорошо еще, что напыщенный капитан воздушного суденышка не знал русского языка, а может и знал, да не подал виду…

Вича едва улавливала шум мотора, который был на удивление слабым по сравнению с оглушительными турбинами большого авиалайнера. Она сидела у окна и заворожено смотрела на отблески ночных габаритных огней в лопастях пропеллера. Она никогда раньше не летала на винтовых самолетах и была немало удивлена, что они еще используются, особенно здесь, в Америке. Плавное покачивание убаюкивало ее, отвлекая от мыслей, не дававших ей покоя с момента приземления в Нью-Йорке. Она попыталась заснуть. В Питере было уже давно за полночь, и организм уже не просил, а просто требовал сна. Она задремала на плече у Дичи, но вернувшаяся внутренняя тревога не пускала ее в царство Морфея.

«Откуда взялась эта легкость, ощущение полной свободы от присутствия черных флюидов? — медленно ворочались ее мысли. — Куда делась та отрицательная энергия, к которой я привыкла на родине?» Не сказать, чтобы черных флюидов совсем не было, Вича, конечно же, их чувствовала, но не в таком объеме. Знакомые, легко управляемые темные потоки были сейчас едва ощутимы и терялись в густых и вязких сгустках энергии, которой она не знала и никак не могла уловить ее природу.

«Возможно, это скопления липкого безотчетного страха, испытываемого теми, кто путешествовал по воздуху», — думала она.

Ее уставший от многочасовых перелетов мозг не спорил и не подсказывал ей, что ни в ленинградском, ни в шенонском аэропорту в Ирландии такого вида энергии не было. Ошибку своего умозаключения она поняла только теперь, на пути в Балтимор. Чем дальше от Нью-Йорка улетал их маленький самолет, тем меньше она ощущала привычную ей энергетику и тем больше довлела над ней пугающая масса неведомых ей флюидов.

Тучи черной энергии устрашающе сгущались и уплотнялись с каждой минутой. Сквозь дрему она услышала объявление пилота о скором прибытии в Интернациональный Балтиморо-Вашингтонский аэропорт. И тут Вичу как будто обдало холодным душем. Она вдруг вспомнила тревогу Матрены: «Тяжело тебе будет, девонька. Уж больно неудачное место вы выбрали».

— Что же в нем плохого? — удивилась тогда Вича.

— Там большинство жителей — выходцы с черного континента. — И упаси тебя бог на первых порах посещать Вашингтон.

— А как же столичные достопримечательности? — Их главная достопримечательность в том, что на одного белого там приходится два негра, — ошарашила ее Матрена. — И твои шансы столкнуться с черными сестрами слишком велики.

Последние слова Вича еле расслышала. Старуха зарылась под подушки и извлекла оттуда старинную книгу в черном кожаном переплете. Края обложки были прошиты тонкими полосками мягкой кожи. Матрена выплела одну из них и трясущимися руками завязала на левом запястье девушки.

— Этот амулет поможет тебе на первых порах.

По рассказам старухи Вича знала, что эта книга передавалась из поколения в поколение и что именно из-за нее была убита мать Матрены. Сама Матрена никогда не рассказывала, как украденная книга вернулась к ней. Как будто прочитав ее мысли знахарка глянула на девушку и улыбнулась: «Присядем на дорожку. Я поведаю тебе историю этой книги».

— Жил в ту пору в вашем поселке бобыль. Жизнь его не задалась, и он потихоньку спивался.

Той осенью, когда дачники разъехались и с собутыльниками стало совсем туго, он крепко затосковал. Но тут на беду через деревню проезжал охотник за старинными иконами. Ему-то наш бобыль и сплавил свой семейный иконостас. На вырученные деньги он гулял аж до первых заморозков, пока его не скрутило горькое похмелье. Тогда-то он и вспомнил, что на одной из дач, где он летом подхалтуривал, есть непочатая бутылка спиртовой морилки. Опохмелиться-то он опохмелился, да только на следующее утро чуть не спятил с ума. Проснувшись в нетопленном доме, он синими от холода руками затопил печь. Разлившееся по дому тепло согрело его, но синева почему-то не прошла. Следующим ударом судьбы стал поход в туалет. Когда он достал из ширинки свое хозяйство, то обнаружил в синих пальцах сморщенный баклажанчик. Такого его мужская гордость уже перенести не смогла. Он схватил топор и понесся на выселки.

— Я тебе на всю зиму дров наколю! — вбежал он к дряхлой знахарке, — только изгони из меня этого дьявола.

— Никак морилки опился! — взглянув на него, улыбнулась бабуля. — Присядь, милок. Найдем мы на твоего дьявола управу.

Старушка достала ветхую книгу и начала листать ее, что-то пришептывая себе под нос. И тут в нашего синего дровокола как будто бес вселился.

— Будут еще иконы, звони, — всплыло в голове напутствие антиквара.

Синий мужик не сводил глаз со старинной кожаной книги и пытался вспомнить, куда же он засунул клочок бумаги с телефоном маклака.

«Место тихое, от деревни далече, — нашептывал ему бес. — Дело верное».

Недолго думая, он тюкнул бабулю обушком, да и был таков. На улице он сорвал пленку со старого парника и завернул в нее украденную книгу, спрятал сокровище под ватник и пошел в лес.

«Хоть уже и темно, но в деревню лучше вернуться с другой стороны, — рассудил душегуб. — Да и топор надо закинуть куда подальше».

Среди деревьев он не сразу заметил, что пошел первый снег. Природа не простила убийцу. В тот год ранний снег занес все пути-дороги. Знакомые тропинки спрятались под пуховым одеялом, а холодный лес лупил синего мужика голыми ветвями.

«Ничего! — успокаивал бес, — пойдем на шум дороги».

Но дороги были пустынны, ухо заплутавшего пропойцы улавливало лишь мягкое шуршание необычайно крупных снежинок. Когда он совсем выбился из сил, вдали вдруг появился слабый огонек. Воспрянув духом, душегуб побежал на свет, утопая по колено в сугробах. Сердце готово было выпрыгнуть из груди, в ушах били медные колокола, а поджилки тряслись как у паралитика. Сквозь затуманенный взор он не заметил, как уперся в частокол забора. В поисках калитки, еле дыша, деревенский алкаш поплелся вдоль ограды. Ноги уже не держали его. Он наступил на что-то острое под снегом и неуклюже завалился на бок, уже не чувствуя пальцев на ногах. Только теперь он разглядел прислоненную к забору ручку от косы, торчавшую из сугроба. Мужик в ужасе поднял кверху ногу. Теперь он знал, почему не чувствовал пальцев. На фоне мутной луны отчетливо вырисовывалась нога без половины ступни.

— Прямо под нашим забором я его и нашла, когда сошел снег, — закончила Матрена свою грустную историю. — А в книге этой и сейчас есть капельки крови моей матушки. Как раз на странице со сборами от отравлений, — Еле слышно прошептала она, и обе сестры прослезились.

— Так что береги эту тесемочку, — уже бодрым голосом напутствовала старуха.

Вича нащупала кожаную полоску на руке и освободила ее из-под рукава шубы. Глядя на нее, она снова вспомнила слова Матрены о Вашингтоне.

«Так вот почему черных флюидов становиться все больше.

Ничего удивительного: мы приближаемся к вражьему логову.

А потом, не такая уже эта энергия и незнакомая».

Порой Виче действительно казалось, что однажды она уже встречалась с чем-то похожим. Она изо всех сил старалась вспомнить, когда и где, но усталость вновь окутала ее голову липкой пеленой и слабые попытки беспокойных мыслей никак не могли разорвать ее.

«Неужели это и есть те силы, про которые мне рассказывала Матрена?» — думала Вича сквозь дрему.

Присутствие такого моря энергии, пусть чем-то знакомой, но все же чужой, пошатнуло ее веру в свои возможности.

— Что ты ерзаешь как на иголках? — поинтересовался Дича. — Ну дайте же, наконец, поспать! — передразнил он одного из героев «Двенадцати стульев».

«Иголки. Иголки? Иголки! Ну конечно же! — рвалось наружу ликование. — Какой же мой Дича все-таки молодец!» Она вспомнила, где и когда встречала похожую энергию.

И многие странные вещи, происходившие в то время, вдруг стали обретать смысл.

Случилось это еще во времена работы на «Скорой» и началось как-то обыденно и незаметно. Работала с ними добродушная и приветливая девица с кавказским именем Заира, которое означало «гостья». Дича был хорошо с ней знаком. Они учились в одной группе и вместе попали сюда по распределению. Он никогда не рассказывал о ней, но по станции ходили упорные слухи о том, что когда-то они были в довольно близких отношениях. Вича не поднимала этот вопрос — зачем ворошить то, что было до нее? Она и сама ангелом не была, да то дела прошлые и забытые. Заира спокойно принимала Вичины отношения с Дичей, и девушки частенько болтали на кухне о том, о сем. Но все изменилось с уходом заведующего. Никому даже и мысли не приходило, что его бегство было каким-то образом связано с коротким визитом ответственной за медикаменты к нему в кабинет. И лишь Заира стала изредка бросать подозрительные взгляды в ее сторону. Между ними вдруг выросла плотная стена отчуждения. Теперь их общение ограничивалось только «здрасти» и «до свидания». У Вичи сложилось впечатление, что Заира ее тайно ненавидит, а порой просто боится. Както незамет ского коллектива перестала заглядывать к Виче в «сумочную». Даже любительницы посплетничать стали редкими гостями. Именно тогда она впервые почувствовала какое-то тяжелое облако вокруг себя, которое нельзя было ни впитать, ни стряхнуть. В перерывах между дежурствами это облако постепенно рассеивалось и особенно не докучало. Вича думала, что это частицы ауры боли и страдания, подхваченной врачами на вызовах, и не противилась им.

«Может быть, это и есть мое предназначение, — размышляла она. — Если я могу оттянуть на себя этот негатив и облегчить душу нашим докторам, так можно и потерпеть».

Глядя назад, теперь она понимала, как тогда обманывалась.

Уж больно черная энергия, окружающая ее сейчас, напоминала ту ауру из далеких воспоминаний. Тогда Вича пребывала в наивном неведении, и единственное, чего она опасалась в то время, так это оттолкнуть этой аурой своего любимого. А Дича ничего не замечал или делал вид, что ничего не происходит. Но вот однажды он пришел из водительской комнаты сам не свой.

— Нам надо поговорить, — шепнул он, оглядываясь.

Они закрылись в комнате с медикаментами, и Дича ошарашил ее неприятной новостью: «Сейчас ко мне подошел наш новый шофер и без обиняков сообщил, что у вас с ним что-то было».

— Какой шофер? — Да тот, что только вернулся из армии.

— И ты поверил? — Конечно, нет! Но зачем ему это надо? — Я знаю, откуда ветер дует, — решительно заявила Вича. — Но мне нужно кое-что проверить.

Через свою подругу, которая тайно встречалась с одним из женатых водителей, Вича узнала, что этот голодный до женщин солдатик домогался многих, и лишь Заира без раздумий прыгнула к нему в постель. Теперь не оставалось сомнений, чьих это рук дело.

«Видать, хорошо спрятанная ревность в конце концов взяла верх, — не удивилась Вича. — Ну, что ж, наступило время ответного удара».

Вича давно заметила, что когда дежурит Заира, импортное сильнодействующее успокоительное льется рекой. Подозрения ее подкреплялись повторными вызовами к неврастеникам, которых до этого обслуживала бригада Заиры. Хоть этот препарат и обладал свойством усиливать действие алкоголя и наркотиков, к строго контролируемой группе лекарств он не относился. Поэтому криминала здесь не было, и Вича держала свои догадки при себе. Но не зря говорят: знание — сила. Благодаря своей наблюдательности она могла убить сразу двух зайцев: отомстить интриганке, а заодно и вывести ее на чистую воду.

Ничего не подозревающая Заира с радостью отправилась на очередной вызов к хорошо знакомому эпилептику. Поднимаясь по лестнице вслед за врачом, она даже не сомневалась, что пара драгоценных ампул скоро будет у нее в кармане. Доктор только взглянул на лежащего без сознания мужчину и тут же назначил инъекцию того самого успокаивающего. Затем плюхнулся в кресло и начал заполнять краткую историю болезни. Жена больного послушно стояла рядом, тихо отвечая на его вопросы. С ее слов судороги прекратились пять минут назад, этот приступ был уже третьими на этой неделе. Фельдшерица в это время мило улыбалась и готовила инъекцию. Она зашуршала пакетом со стерильным шприцем и отработанным движением скинула две заветные ампулы в карман халата. Доставая шприц, она кончиками пальцев вдруг почувствовала легкое дуновение ветерка из пакета. Мягкий и успокаивающий ручеек затек под рукав ее халата и начал приятной негой разливаться по всему телу. Пока она набирала в шприц обычное снотворное и делала укол, все ее существо оказалась во власти непонятной стихии. Ей захотелось так же, как врач, развалиться в мягком кресле и в полной мере отдаться накатившему блаженству. Как во сне она убрала в медицинскую сумку использованный шприц. При выходе она споткнулась о порог и чуть не упала. Озабоченная хозяйка квартиры с удивлением смотрела вслед еле передвигающей ноги фельдшерице. Заира с трудом поспевала за врачом. Как маленький олененок бежит за белой попкой своей мамы, так и она старалась не упустить из виду белое расплывчатое пятно халата своего врача.

«Я что-то забыла!» — крутилась в голове тревожная мысль.

Заира через силу пыталась вспомнить, что. Еле слышное побрякивание добытых ампул в кармане мешало сосредоточиться. Их трели убаюкивали ее, заставляли позабыть о непонятной тревоге. Заира отдалась в их власть и, как только ее обширный зад коснулся кресла в салоне «Скорой», тут же отключилась. Но вместо приятных сновидений ее начал атаковать один из знакомых наркоманов. Он тянулся к ее карману и хриплым голосом орал что-то нечленораздельное. Вдруг он страшно завизжал и с неожиданной для его худого, изможденного тела силой сбросил ее из кресла на пол. Открыв глаза, Заира обнаружила себя сидящей на полу салона резко затормозившей «Скорой». Из хрипящей рации доносились грубые крики диспетчера: «У больного, которого вы только что обслуживали, опять эпилептический припадок!» Спустив ноги на ступеньку, Заира так и ехала обратно, сидя на полу.

— Что же вы не дождались действия лекарства и дергаете нас? — начал выговаривать врач прямо с порога.

— Какого лекарства!? — перешла в атаку женщина. — Вот этого? Она разогнула пальцы и поднесла свою ладонь к лицу доктора намного ближе, чем полагается по этикету. А попросту говоря, под самый нос. Стоявшая за его спиной Заира с ужасом смотрела на предательские ампулы из-под безобидного снотворного.

«Не может быть! — ошпарила ее мысль. — Я не могла оставить подмененные ампулы».

Доктор обернулся и что-то сердито спрашивал, но она уже ничего не слышала.

«Я знала, что она ведьма! Знала же! Как я могла так опростоволоситься?» — переполняла фельдшерицу бессильная злоба.

От недавнего благодушия не осталось и следа.

— Какие у вас проблемы!? — бросила она в сторону врача и жены больного.

Заира проворно смела ампулы с ладони опешившей женщины и влетела в квартиру. От медлительной девушки с заплетавшимися ногами не осталось и следа. Ее глаза сверкали ненавистью, готовые пригвоздить к стене вошедших вслед за ней. В комнате вдруг стало душно, лоб врача покрылся испариной.

— Где твои судороги? — прошипела Заира в сторону женщины.

— Они прекратились прямо перед вашим приходом.

— Врешь! Не прекратились! Заира склонилась над больным так низко, что ее черные волосы коснулись лица не пришедшего еще в себя мужчины. На какое-то мгновенье и врачу, и хозяйке послышалось тихое шипение. Прямо перед их глазами пряди разгневанной девушки превратились в несметное количество маленьких черных змей, которые извивались и пытались укусить за лицо ничего не чувствовавшего больного. Его жена вскрикнула и осела вдоль стены. Рядом глухо упала папка с бланками историй болезни. Врач продолжал стоять, но было видно, что хватит его ненадолго.

— Ты должна это видеть, — вновь зашипела фельдшерица и сунула невесть откуда взявшуюся ватку с нашатырем под нос упавшей в обморок женщине. Та поморщилась, отдернула голову и открыла глаза. Пришедшая в себя женщина с ужасом наблюдала, как та же ватка оказалась под носом ее мужа. В следующее мгновенье мужчина снова бился в судорогах.

— Что бы помалкивали в тряпочку! — медленно произнесла взлохмаченная Заира, переводя безумный взгляд с жены эпилептика на врача и обратно. — Иначе изведу!..

Вича с нетерпением ждала возвращения оплошавшей бригады. Повторный вызов означал, что интриганку поймали за руку.

«Теперь она оставит нас в покое, — радовалась Вича. — Сейчас ей надо будет думать, как бы удержаться на рабочем месте, а не о мелких пакостях».

Каково же было ее удивление, когда бригада вернулась безо всякого скандала и Заира легко списала очередные две ампулы с сильнодействующим препаратом. Никто кроме Вичи не обратил внимания на то, что врач был не в своей тарелке и все сутки тянул одну сигарету за другой. Каждый раз, когда он проходил мимо, Вича пыталась вытянуть из него весь негатив. Однако каждый раз ее попытки разбивались о невидимую стену. У нее создалось впечатление, что врач находится внутри какого-то кокона, сплетенного из неведомой ей энергии. Тогда она впервые задумалась о подцепленных им где-то враждебных флюидах, но не догадалась связать их с Заирой. Облако такой же незнакомой энергии, которое с недавних пор сопровождало и Вичу, вдруг стало постепенно уплотняться. Не прошло и пары дежурств, как облако превратилось в плотный кокон. Он уже не рассеивался, как раньше. Его присутствие с каждым днем угнетало ее все больше. Виче казалось, что кокон уже мешает дышать и скоро задушит ее. В порыве отчаяния Вича выплеснула часть накопленной ею энергии, пытаясь сбросить с себя ненавистный слой чужеродной энергии. Кокон не исчез, но как будто раздвинулся и стал меньше докучать ей.

«Ага! Попался!» — ликовала Вича.

Ночью она вышла на пустынный двор подстанции и, распростав руки в стороны, начала медленно освобождаться от своей черной энергии. Ощущение присутствия кокона постепенно уменьшалось. В какой-то момент связующие нити неведомых флюидов разорвались, и надутый до предела кокон лопнул. Оставшиеся мелкие энергетические сгустки быстро развеялись налетевшим откуда-то ветром.

Наутро Вича с удивлением заметила, что персонал подстанции перестал сторониться ее, и жизнь в «сумочной» вошла в свое прежнее русло. И все было бы ничего, если бы теперь ее Дича не стал попадать в довольно необычные ситуации. Работая ночами на полставки, он все чаще опаздывал на лекции в институт. То его под утро отправляли с роженицей в специализированный роддом к черту на куличики, то они застревали на правом берегу Невы из-за разведенных мостов, а то перед самой пересменкой, где-то за городом, ломалась их машина.

На подстанции уже привыкли к злоключениям студента-недотепы и поэтому очередной конфуз Дичи ничего кроме дружного смеха не вызвал. Как-то ночью, по дороге на вызов, Дича мирно подремывал в салоне плавно покачивающейся «Скорой».

Вот машина остановилась, хлопнула дверца сидевшего спереди врача. Дича взял чемоданчик с медикаментами и вышел из машины. Секундой позже он с удивлением моргал вслед удаляющейся «Скорой». Воображаемая картина одинокого стоящего на ночном перекрестке человека в белом халате с чемоданом в руке еще долго веселила персонал подстанции. Бригаде же, которая обнаружила пропажу фельдшера со всеми медикаментами только по приезде на вызов, было не до смеха. Хорошо, что больная оказалась застарелой неврастеничкой, и экстренная помощь не потребовалась. А виной всему были жарение семечки, которыми Заира щедро поделилась со всей ночной сменой. Остановившись на светофоре, врач просто открыл дверцу, чтобы стряхнуть на улицу шелуху с халата. — Зато будет, что вспомнить на пенсии! — отшучивался Дича, смеясь вместе со всеми.

Но однажды возникла совсем нешуточная ситуация, которая без помощи Вичи могла бы обернуться трагедией. В один субботний день, когда Дича работал без врача, у него в машине сломалась рация. С одной стороны, конечно, были лишние проблемы с поиском телефона для получения вызовов, зато с другой стороны меньше дергал диспетчер. Но оказалось, что отсутствие связи таило в себе еще одну, совершенно неожиданную угрозу. На подстанции в тот день царила обычная рабочая атмосфера, когда появился здоровенный детина с жалобами на боли в сердце. Так уж легла карта, что на кухне, в тот момент обедала бригада Заиры. Им-то и достался этот больной. Смотровой комнаты на подстанции не было, и приходящих больных обычно осматривали в широкой передней. Усадив мужчину в центр дивана, Заира с доктором устроились по бокам от пациента. Пока детина с трудом описывал характер болей в груди, фельдшерица стряхивала со своего халата падавших мух, которых прямо в воздухе настигал перегар больного. Закончив с мухами, она взяла запястье пациента, как будто пытаясь нащупать пульс. В этот момент глаза детины начали краснеть и наливаться яростью.

Речь стала отрывистой, с нотками раздражения и неприкрытой угрозы. Мужчина весь напрягся, заиграл желваками. Опытный врач быстро оценил ситуацию и резко встал с дивана. Он схватил Заиру за руку и, не обращая внимания на необычный колючий холодок, исходивший от ее пальцев, быстро втянул фельдшерицу внутрь подстанции. Торопливо захлопнув, дверь врач выкрикнул: «Вызывайте психиатров!» Диспетчер никак не могла попасть пальцем в диск телефона. Вича услышала отборную ругань в прихожей и недюжинные удары в дверь. Сердце ее забилось от волнения. Но переживала она не за себя, а за Дичу. По ее расчетам, он уже подъезжал к подстанции, и без рации его никак нельзя было предупредить.

На глазах у удивленных сослуживцев она смело подошла к двери и, дыхнув себе в ладонь, взялась за трясущуюся от нервных рывков ручку.

— Ты, что делаешь?! — в ужасе выкрикнула главная по смене.

— Он же больной. А разве лечить больных — не наша работа? — Это работа психиатров! Они за это надбавку получают.

Сделав вид, что удовлетворилась ответом, Вича отпустила ручку и вернулась в «сумочную». В тот же момент дверная пляска святого Витте прекратилась. В наступившей тишине послышался шум подъезжающей машины. Хлопнула дверца, и в коридоре зазвучали неторопливые шаги. Дверь вновь затряслась, но вместо нечленораздельной ругани все услышали удивленный голос Дичи: «Вы чего закрылись?» — Ты там никого не видел? — спросили пленники поневоле, приоткрывая дверь.

— Нет. А мы что, ждем линейно-контрольную службу? — пошутил он.

— Хуже.

— Санитарно-эпидемиологическую станцию? — Здесь псих где-то бегает.

А псих действительно бегал, но не здесь. Пугая прохожих, он несся к ближайшему водоему яростно размахивая рукой. В его воспаленном сознании пальцы были объяты пламенем и чернели прямо на глазах.

— Черт меня дернул взяться за раскаленную добела ручку в этом вертепе докторишек! — орал он, бешено вращая белками.

Добежав до пруда, он сходу прыгнул в холодную воду, где и просидел с блаженной улыбкой до прибытия психиатрической бригады. Эти мо ли мастерами своего дела. Они быстро выловили водяного и затащили его внутрь «Скорой». Столпившиеся зеваки с интересом наблюдали театр теней за матовыми стеклами автомобиля. Выразительная пантомима сопровождалась звуками тупых ударов с оттенком падающего в слякоть кирпича. Периодически жанр пантомимы нарушался, и откудато из-под крыши машины доносилось убедительное: «Это тебе не шутки шутить!», подкрепленное очередным сочным компрессом…

Вспоминая те неприятные события, Вича ругала себя: «Как слепа я была тогда! Ведь на заднем плане всех наших передряг тех дней постоянно маячила фигура Заиры. И в моем увольнении она тоже, похоже, сыграла не последнюю роль».

А началось все с визита худосочного типа с отталкивающими белесыми глазами. Вича тогда подменяла ушедшую на обед диспетчершу. Сидя у телефонов, она читала книгу, когда услышала негромкое покашливание. За разделительным стеклом стоял болезненного вида молодой человек и спрашивал какого-то шофера. Незнакомец изучающе смотрел на девушку неприятными выцветшими глазами и, казалось, что ее ответ его вовсе не интересует. Когда их взгляды встретились, Вичу вдруг охватило чувство давнего отвращения граничащего с ненавистью. Глаза девушки, похоже отразили ее чувства, и парень невольно отшатнуться. Он пятился назад, губы его беззвучно шевелились. Стена за его спиной внезапно потемнела, на ней начали набухать огромные почки. В их смутных очертаниях угадывались головы диких животных. Блеск искусственных глаз и навечно открытые пасти чучел вызвали волну дрожи во всем теле девушки. Стеклянная перегородка диспетчерской растворилась, и Вича очутилась на грязном деревянном полу, пропахшем звериными шкурами и порохом. Перед ней стоял средневековый вельможа и что-то вещал о своем младшем брате.

— Ты совершила роковую ошибку! — с ненавистью и злорадством орал он ей в лицо. — Никто безнаказанно не может пренебречь мною! Она закрыла лицо руками, прячась от брызжущего слюной выродка. Звенящие в ушах вопли неожиданно превратились в гортанные предсмертные хрипы. Отняв от лица ладони, девушка увидела, как висящая на стене голова медведицы вдруг ожила и вцепилась в шею высокородного отпрыска.

Хлопнувшая дверь вывела Вичу из оцепенения. Сердце ее бешено колотилось, как после страшного сна. Во рту пересохло.

Ужасное головокружение приковало ее к стулу. За перегородкой было пусто.

«А был ли здесь кто-то, или это мне привиделось?» — испуганно подумала она.

Ответ на свой вопрос Вича вскоре получила при весьма неприятных обстоятельствах. Спустя неделю после описанных событий, на подстанции появилась линейно-контрольная служба, которую так недавно поминал Дича. Хотя в обязанности этого подразделения входила проверка работы линейных бригад «скорой помощи», в этот раз они все столпились у «сумочной».

Приехавший вслед за ними следователь прокуратуры усугубил гнетущую атмосферу на подстанции. Гости начали дотошно проверять журналы наркотических средств. Но надо было знать Вичину аккуратность, чтобы понять, что проверяющие даром теряют время. Не солоно хлебавши, устрашающая свита оставила хозяйку «сумочной» в покое. Но ненадолго. Не прошло и трех дней, как Вича получила повестку в прокуратуру…

Сидя между двух женщин, Вича с удивлением слушала человека в форме. Пока он объяснял поня вила проведения опознания, Вича никак не могла отделаться от мысли, что все происходящее вокруг дурной сон. Сон развеялся, когда она увидела указывающий на нее палец с грязным обкусанным ногтем.

Она подняла глаза на хозяина указующего перста и встретилась с наглым взглядом белесых глаз.

— Вы знаете этого человека? — прозвучал вопрос.

— Да. Он приходил к нам на подстанцию, — ничего не понимая, ответила Вича.

— Именно там вы передали ему наркотики? — ошарашил ее следующий вопрос.

В кабинете повисла тишина. Понятые приготовились ловить каждое слово девушки. Подставные замерли у двери и не спешили выходить. Все они смотрели на невозмутимую подозреваемую, которая лениво закрыла глаза и сладко зевнула.

— Спать надо было дома, — не терпелось следователю. — Вы слышали мой вопрос? — Про наркотики то? — Потягиваясь, переспросила опознанная. — У меня все наркотики в сей, сдал, принял. Ну, вы знаете. «Бриллиантовую руку» ведь смотрели? — Хватит ерничать! Отпираться нет смысла.

Вича узнала в говорящем недавнего посетителя из прокуратуры.

— Вы же сами проверяли мои журналы. — В ее голосе зазвучали нотки агрессии. — У меня комар носу не подточит.

— Это-то и подозрительно! У вашей сменщицы, вон, то подпись отсутствует, то даты не проставлены, а у вас все слишком чистенько да гладенько.

— Хорошо. Завтра же пойду и залью свой журнал анализами. Устраивает? — Никуда вы не пойдете. До окончания следствия вы отстраняетесь от занимаемой должности. И убедительная просьба из города не выезжать.

В коридоре ждал напуганный Дича.

— Зачем тебя вызывали? Что там произошло? — Ничего такого, чего нельзя было бы исправить, — тихо и грозно произнесла Вича. — Одно плохо. Поездки на дачу придется пока отложить. Но, думаю, что ненадолго.

Владелец белесых глаз летел по городу как на крыльях. Ему не терпелось сообщить Заире о том, что ее план сработал. Подозрения от него как поставщика наркотиков были на время отведены, и теперь можно успеть спрятать концы в воду. В тот момент он и представить себе не мог, что одним из этих концов суждено стать ему самому.

Вся компания любителей легких наркотиков решила отметить удачную аферу на речном трамвайчике. Выбрали тот, что был переоборудован в плавающий пивбар с живой музыкой. Белые ночи Питера навевали поэтическое настроение. Тихие звуки джаза и плавное покачивание плоскодонного суденышка уносили в зовущую даль. Невесомый наркотический дурман дарил ощущение всеобщего счастья.

Они плыли по Фонтанке, медленно проходя под ее многочисленными мостами. Когда мосты скрывали белое ночное небо, в наступающей темноте слышались громкие поцелуи и пошлые смешки. Жаждущая чистоты душа лжесвидетеля не могла больше оставаться в этом вертепе. Задыхаясь от негодования и замкнутого пространства бара, он вылетел на верхнюю палубу.

Свет ночного неба Петербурга радостно приветствовал его. Как будто черный занавес спал с его белесых глаз и он с неописуемым восторгом ощутил, как прекрасен этот город. Красота и грациозность проплывающих мимо зданий завораживали притупленное наркотиком сознание. Не помня себя от счастья, он встал на цыпочки и неистово потянулся к окружающему его великолепию. Он хотел слиться с этими домами и памятниками, воспетыми великими сынами России. Растолкав сидящих на корме туристов, невменяемый наркоман вскочил на лавку и распростер руки, пытаясь объять качающийся и уплывающий вдаль город. Его душа летела вверх, а тело падало вниз.

В своем необузданном порыве он не заметил низко висящий мост, который уже поглотил большую часть суденышка.

Крики ужаса заставили его оглянуться. Ржавое перекрытие поцеловало его на прощание в лоб. Одурманенный мозг зафиксировал приглушенный всплеск. Звук ночного города пропал.

Сквозь медленно увеличивающуюся толщу воды белесые глаза вдруг увидели, что перекрытие было покрыто вовсе не ржавчиной. Весь нижний край моста был залит кровью жертв этого горбатого, но вместе с тем грациозного палача, исправно служившего своему одетому в гранит городу-господину…

Потеряв поставщика развлекательных препаратов, беззаботная компания помыкалась и втянулась в серьезные наркотики.

Не осталась в стороне и Заира.

Вся эта история привела к переменам в жизни подстанции.

Вернувшись на работу, Вича попала в немилость к новой заведующей. Хозяйке «сумочной» неприкрыто давали понять, что доверия к ней больше нет. Недолго думая, опальная работница уволилась по собственному желанию. Вслед за ней ушел и Дича. Из рассказов подруги Вича узнала, что не задержалась там и Заира. Как-то она потеряла сознание прямо в машине. Пытавшийся помочь ей врач не нашел на ее руках ни одного живого места. После недавнего скандала с наркотиками сор из избы выносить не стали, и Заиру без шума «ушли». Вича оформила инвалидность и потихонечку подрабатывала медсестрой в местном бассейне. Ходили слухи, что Заира тоже ушла на инвалидность.

Полностью опустившись, она как-то ввела себе в вену новый суррогатный наркотик. Через неделю ее нашли без сознания с запущенной гангреной. Жизнь ей спасли, а вот руку отняли почти по самое плечо…

Заира! Вот кто источал такую же энергию, какую Вича чувствовала сейчас в ночном небе Америки. Ее взгляд вдруг как магнитом притянуло к бликам быстро вращающегося пропеллера. Замотанная в черное фигура стояла на крыле и тянулась к ней. Равномерные вспышки бортовых огней выхватывали из темноты знакомые черты.

«Легка на помине! — вздрогнула Вича. — Видно, слухи оказались преувеличенными», — думала она, глядя на целые руки Заиры.

Но тут самолет тряхнуло на воздушной кочке. Потерявшая равновесие женщина попыталась ухватиться за край крыла, однако ее правая рука коснулась не спасительной серебряной поверхности, а лопастей бешено вращающегося пропеллера. Брызги крови заляпали иллюминатор. Вича отдернула голову и проснулась. За бортом самолета шел дождь. Капли воды разбивались о стекло и стремительно неслись назад, плетя тонкую паутину из ручейков.

«Дождь в дорогу — к счастью», — почему-то подумалось Виче.

— Интересно, а к чему дождь в конце пути? — спросила она у Дичи, который проснулся от резкого толчка ее головы.

— Скоро узнаем, — философски заметил он.

Волнение от разбудившего ее видения улеглось, на смену ему пришла растущая уверенность. То, что она, сама того не ведая, выстояла в борьбе против представительницы враждебного лагеря, вселило надежду. А когда она увидела в зале аэропорта веселую группу родственников, все страхи окончательно отступили. С шутками и прибаутками новых американцев привезли в жилой комплекс из разбросанных там и сям трехэтажек, в одной из которых, по словам встречающих, им и сняли двухкомнатную квартиру. Правда, на самом деле квартира оказалась полуторакомнатной, потому что одна из комнат была просто небольшим кабинетом. Но поскольку туда сумели втиснуть кровать, она сразу же превратилась в полноценную спальню.

— В тесноте, да не в обиде, — решили Дича с Вичей и начали распаковывать чемоданы.

Наступала первая ночь виккианской воительницы на чужой земле и Виче не терпелось испытать свои силы. Однако ей никак не удавалось уединиться. В Питере уже было утро, и расстроенные биологические часы не давали никому заснуть. Наконец брожение по квартире закончилось и Вича выскользнула на балкон. Она распростерла к небу руки и закрыла глаза.

— Есть! Вот она! От волнения и легкого морозца захватило дух. Пусть чужеродная энергия едва ощущалась, но Вича осязала ее, хоть и не так остро, как в самолете. Мелкие капельки флюидов кружились вокруг нее, только протяни руку. Во время полета их избыток пугал ее, здесь же ей их не хватало. Виккианская воительница вдохнула полной грудью, чтобы принять в себя силу черных сестер, но ничего не случилось. Она стала часто и глубоко вдыхать, пока не закружилась голова. Вича едва успела схватиться за обледенелые перила, и чуть не грохнулась на пол балкона.

«Подождем до полнолуния», — расстроилась она, и побрела нетвердой походкой в их махонькую спальню.

Когда на родне была полночь Вича вышла во двор. У них только начинало вечереть и солнце еще не спряталось за высокие лиственницы лесопарка. Туда-то и направилась наша воительница. Незнакомые люди улыбались и здоровались с ней.

«Совсем, как в деревне», — улыбалась им в ответ Вича.

Пока она добиралась до лесопарка, лицо ее от непривычки успело устать. Углубившись в парк, Вича наконец-то расслабила лицевые мышцы. Выбрав полянку поукромней, он подняла к небу глаза. Перед ее взором предстало два светила.

Солнце уже клонилось к горизонту, высвечивая бледный лик луны. Вича протянула к ней руки и попыталась собрать плавающие в вышине флюиды. Ее руки уже затекли и больные легкие едва справлялись с физической нагрузкой, но ни одна капелька чужеродной энергии так и не проникла в ее тело.

Безграничное уныние и горечь поражения обуяли ее.

Испытанное когда-то давно чувство безнадеги поднялось из глубин души. При полном безветрии кроны лиственниц вдруг громко зашумели. Метелочки зеленых иголок на глазах, и соединившись в пары, разбегались по смолистым веткам. Не прошло и минуты, как Вичу окружали стройные сосны. На поляне откуда-то появились дети. Пятеро мальчишек, мал мала меньше, резвились вокруг, не давая ступить и шагу. Она посмотрела себе под ноги и ничего не увидела, кроме собственного огромного живота.

Остановившись, она с любовь погладила шевельнувшегося в утробе младенца.

Возвращавшаяся с охоты волчица, замерла у края опушки и сквозь кусты наблюдала за шумными двуногими. Дети бегали по поляне, не замечая опасности. Вдруг двуногая самка замерла и уставилась на кусты, где пряталась волчица. Женщина пожирала глазами хищницу, однако взгляд Сидонии не имел былой силы. Беспредельная тоска и отчаяние от собственного бессилия охватило ее. Она опять видела себя пленницей в охотничьем домике, где ее лишили колдовской силы. Крик напуганных сыновей не дал ей погрузиться в горькие воспоминания. В панике она начала хватать детей и подсаживать их на молодую сосну. Почуяв запах страха, волчица открыто вышла на поляну. Женщина встала перед хищницей на карачки, и прикрывая живот одной рукой, дико оскалилась. Пробившееся сквозь деревья солнце с любопытством наблюдало за противостоянием двух матерей.

Колючий взгляд волчицы неожиданно потеплел. Она медленно развернулась и пошла в лес, покачивая набухшими от молока сосками. Пронизывающий холод в ладонях заставил Вичу вздрогнуть. Она стояла на карачках на промерзлой земле, и ее лицо снова болело от напряжения…

На обратном пути ей опять приходилось раздавать улыбки направо и налево. Когда Вича видела хмурый взгляд, то и к гадалке не надо было ходить — навстречу шел представитель советского строя. Русскоязычных, как их здесь называли, в жилом комплексе было немало, включая и Вичиных родственников. Выбор места был не случаен — их всемогущий спонсор жил поблизости. Три километра по американским меркам, где расстояния измеряются временем езды на машине, считалось совсем рядом. Таким образом, спонсору было очень быстро и удобно навещать новоиспеченных американцев, находившихся под его опекой. Но как говорится, когда выигрываешь в одном, то обязательно теряешь в другом.

Поскольку машины у Вичи с Дичей в скором времени не предвиделось, они оказались в своего рода изоляции от благ цивилизации. А самое главное, их поселили далеко от русскоговорящего района Балтимора. Именно поэтому богатый опыт выживания в новых условиях, накопленный предыдущими иммигрантами, был недоступен. Многие проблемы, с которыми они столкнулись, имели уже проверенные, более легкие и быстрые пути решения. Но без направляющей роли русскоязычной общины им приходилось набивать собственные шишки. Много позже они узнали, что не последнюю роль в этом сыграла философия спонсора.

— Вы должны были пройти через те же трудности ассимиляции в новой стране, что и мы, — высказался он как-то на одном из семейных торжеств. — Трудности только закаляют характер.

Услышав это, Вича уже было открыла рот, но поймав взгляд мужа, промолчала.

«Я не против закалить свой характер, — молча соглашался Дича, — но зачем нужно было подвергать лишнему стрессу больную племянницу?» Дича вспоминал, сколько времени общения с женой он потерял, подрабатывая массажистом в местном фитнес-клубе для богатеев. Он как сейчас помнил тот разговор с дядюшкойспонсором.

— Вика пыталась работать уборщицей в Макдональде, но она очень быстро устает и не в силах выдержать целую смену, — надеялся на сочувствие Дича. — Может, ей стоит подать на инвалидность, как в России? — Даже и не думай! Государство вас только что приняло и благоустроило, а ты хочешь сразу же повесить на него такую обузу? Вас тотчас же выдворят из страны, лишь только узнают, что вы скрыли заболевание Вики во время получения вида на жительство.

Конечно, они скрыли. Американцы страсть как боялись ввозного туберкулеза, а на рентгене легкие Вичи очень походили на туберкулезные. Не зря же все детство ее именно от него и лечили, пока Ванда не вычитала в переводной литературе о настоящем заболевании дочери. Да, Дича сам научил жену во время флюорографии вместо глубокого вдоха, наоборот, выдохнуть как можно больше воздуха, чтобы эмфизема не так бросалась с глаза. То ли врачи-контрактники оказались двоечниками, то ли им было указание свыше подпустить америкашкам туберкулеза, но Вича медкомиссию прошла. И теперь выходило, что лучше сидеть и не высовываться.

Много позже Дича узнал, что все это было не совсем так, а, скорее, совсем не так. Вича на законных основаниях могла беспрепятственно получать пособие по болезни. И пособие это было бы втрое больше его приработков массажистом. Знать бы это тогда! У них было бы больше времени на совместное изучение английского языка. А мысли о тех вечерах и выходных, которые Вича вынуждена была проводить в одиночестве, навсегда оставили горький осадок в душе Дичи.

Вот и сейчас он сидел и думал о том, что изменить уже ничего не в силах. Со злой усмешкой он вспомнил чью-то фразу, заученную со школьной скамьи: «Если бы у меня была другая жизнь, я бы ее прожил так же».

— Надо быть полным дебилом, чтобы делать такие заявления, — ожесточился он. — Зачем повторять те же самые ошибки!? Я бы многое изменил в нашей с Вичей жизни. Да только кто же нам даст?..

Глава 5. Выживание

Четвертый час

Реанимобиль въехал во двор больницы имени Хопкинса и начал сдавать задом к дверям приемного покоя. Изменение в направлении движения машины вывело Дичу из невеселого философствования. Больница встретила своих частых посетителей знакомым запахом, который можно было узнать из тысячи. Из тех пятнадцати лет, что они прожили в этой стране, бедная Викуля в общей сложности провела в этой клинике без малого полгода. Когда Вича попала сюда, в первый раз она даже не подозревала, что находится в лучшей больнице Америки. Хопкинские врачи не сдали своих позиций и на этот раз. Приемный покой встречал гордым плакатом: «Восемнадцатый год подряд наша больница признана лучшей в стране!»

* * *

Такой знакомый, но почему-то очень далекий больничный запах вызвал новую волну воспоминаний. Вича видела себя худенькой напуганной девушкой, которой только что сообщили, что ей необходима госпитализация.

— Не отдавай меня в больницу! — как маленький ребенок умоляла она, вцепившись в Дичу обеими руками. — Я здесь одна пропаду! Она видела, что муж тоже не был готов к такому повороту событий. Ведь не прошло и месяца, как они приехали в Балтимор, где все было ново и пугало своей неопределенностью.

«Смогут ли они здесь прижиться? Сможет ли она получать столь необходимую помощь?» — переживала Вича, наслушавшись мифов о непомерно дорогущей медицине в Америке.

Она не понимала, что произошло, зачем ее хотят забрать в больницу. Ведь она так себя чувствовала на протяжении многих лет. Конечно, на одной ножке не прыгала, но и в лежку не лежала. Откуда ей тогда было знать, что по американским стандартам люди с такой дыхательной функцией, как у нее, должны находиться в клинике под постоянным наблюдением? — Я останусь с тобой, — успокаивал Дича. — Я спросил. Мне разрешат как переводчику.

— А разве мы сможем оплатить больницу? — не унималась Вича. — Ведь ты только начал работать, и мы еле сводим концы с концами.

— Не думай об этом. У нас же уже есть страховка.

Он знал, что страховка будет иметь силу при условии, что он удержится на рабочем месте три месяца, но Виче этого знать было не надо. Да и лоботрясничать он не собирался, так что увольнять его будет не за что. Лаборатория, куда его устроил спонсор, была через дорогу, и каждую свободную минутку он прибегал к жене в палату. Ночами, когда мужа выгоняли из отделения, Вича подолгу не могла заснуть. Безграничное одиночество просачивалось в палату изо всех щелей и терзало ее. Не облегчало больничную жизнь и постоянное чувство голода. Малокалорийный ужин приносили уже в семь, и через пару часов снова хотелось есть. Когда Дича был рядом, он подкармливал ее чем мог, но теперь его уже выставили, значит, придется терпеть до утренней каши. Последнее время им было не привыкать к пустым желудкам.

К сожалению, на лечебном голодании в нью-йоркском аэропорту их опыт сосуществования с мачехой не ограничился. То небольшое пособие, которое они получали на первых порах, было монополизировано «взрослыми», и дети на своем опыте узнали, что такое ведение хозяйства по плюшкински. Никого не спросив, крохоборка взяла семейный бюджет и готовку в свои руки. Тогда впервые в жизни они увидели, как выглядит суп, в котором одна картошка догоняет другую. Но, как ни странно, лежа в больнице, Вича была бы рада и такому супу. За те три недели, что она там промучилась, она не получила с семейного стола даже маковой росинки. Как позже выяснилось, на просьбы Зосима приготовить что-нибудь для дочки звучал дежурный ответ: — Нечего продукты переводить. В больнице и так трехразовое питание.

Бунт на корабле зрел не долго. После выписки Вичи из больницы молодая часть семьи потребовала отделения от общего котла и права распоряжаться причитающейся им половиной пособия.

— Смотрите, не пожалейте, — недобро предупредил их Зосим.

— Да хуже уже не будет! — парировала дочь.

Со стороны правящего матриархата процесс отделения сопровождался громким топотом, выразительным хлопаньем дверей и музыкальными этюдами с использованием кухонной посуды. Как только страсти улеглись, Дича и Вича с удивлением заметили, что пособия вполне хватает не только на хлеб, но и на масло с колбасой. А когда к концу месяца выяснилось, что при нормальном питании у них на руках еще и осталось кое-что на мелкие расходы, стало понятно, почему с таким упорством им отказывали в независимости.

После того как бюджет «старших» сократился вдвое, на столько же участились и их скандалы между собой.

— Зачем ты разрешил детям забрать деньги? — в очередной раз пилила Зосима его приживалка.

— Иди и заработай свои! — в сердцах бросил тот.

Этот аргумент на какое-то время заткнул ей рот. Работать она особенно не стремилась. Да и некогда ей было. Аэробика, бассейн, сауна и комиссионки занимали весь ее день. За это она и удостоилась от молодежи почетного звания приживалки. Взаимной симпатии она к молодым тоже не испытывала, и потихоньку начала разгораться война, присущая всем коммунальным квартирам.

Вича относилась ко всему философски. На фоне пугающих напутствий Матрены все происходящее вокруг казалось просто мышиной возней. Она ждала и боялась чего-то большего. Поэтому после покупки машины Вича довольно спокойно восприняла известие о том, что следующим же утром автомобиль не завелся. Ничего удивительного в этом не было, хотя приятного тоже было мало. Машина была далеко не первой свежести, зато с автоматической коробкой передач. А после однотипных советских автомобилей внешне она казалась просто писаной красавицей. И, как подобает всем милашкам, сразу же начала капризничать. В сырую погоду машина наотрез отказывалась заводиться.

А поскольку весной в Балтиморе каждое утро было сырым, на работу Дича так и ездил на перекладных. В результате за первый месяц их машина провела больше времени в мастерской, чем под их окнами. Думалось, что хуже уже быть не может, но оказалось, что может. Как-то, придя с работы, Дича собрался в очередной раз перегонять закапризничавший утром автомобиль к механику.

— Поешь сначала, — настаивала Вича.

— Некогда! — на бегу бросил Дича. — Мастерская скоро закрывается.

Вича почувствовала шлейф черных флюидов, тянущийся за мужем, и попыталась снова остановить его.

— Давай, ты отгонишь ее завтра утром. Чего горячку пороть? — А если она опять не заведется? Потеряем день.

— Ну, хорошо. Тогда папа отвезет ее днем, когда на улице подсохнет, — не сдавалась жена.

Но Дича ее не послушал и позже крепко пожалел о своем упрямстве.

— Будь сегодня особенно осторожен! — услышал он вслед, сбегая по лестнице.

И Дича послушался. Всю дорогу он держался в правом ряду и сильно не гнал. Но вот начался город, где правый ряд был занят припаркованными машинами. Пришло время перестраиваться влево. Он глянул в зеркало заднего вида, но вместо несущихся слева машин увидел там пышную шевелюру представительницы Ямайки. Она величаво поднималась из глубины готических сводов. От ее извивавшихся как змеи косичек нельзя было оторвать взгляд. Боковым зрением он заметил в полумраке сводчатой ниши хрупкую девушку в фартуке. Она тоже смотрела в сторону негритянки. Гибкий стан девушки был наклонен вперед, золотые кудри ссыпались на миловидное личико. Когда девушка вдруг резко распрямилась и смахнула локоны с лица, на Дичу с тревогой смотрела юная Вича.

— Будь осторожен! — кричали ее глаза.

В последний момент он успел вырвать руль влево, но избежать столкновения не удалось. Ему не хватило буквально нескольких сантиметров. На полном ходу он зацепил запаркованный грузовик. Правая фара и крыло были изуродованы. Теперь пришлось платить не только за механические, но и за жестяные работы. Денег, которые Дича зарабатывал, на все просто не хватило, и вскоре им пришлось залезть по уши в долги.

После случившегося, Вича решила защищаться от черных сестер по старинке. Она купила натуральной морской соли и бросила по щепотке на каждый порог в их квартире и положила во все углы по медному центу. Но то ли соль должна была быть из Балтийского моря, то ли в одноцентовых монетах было недостаточно меди, бе продолжали сыпаться на них одна за другой. Механики, наконец, сдались, и на их первой машине был поставлен жирный крест. Наевшись проблем с подержанным автомобилем, на маленьком семейном совете решили приобрести самое дешевое, но новое средство передвижения. Дича к тому времени уже отработал три месяца и стал считаться постоянным работником. Теперь он имел право на кредит, которым и не замедлил воспользоваться. Хотя новую машину взяли голую и с механической коробкой передач, счастью не было предела. Первую ночь они не могли заснуть и все бегали к окну любоваться своим новым приобретением. Но счастье длилось не дольше суток. Следующим утром Дича отправил свою счастливую половину в бассейн для жильцов квартирного комплекса, а сам поехал осваивать ручную коробку передач.

Один из Вичиных кузенов любезно согласился быть его инструктором. Занятия оказались на удивление короткими. Через пять минут, по указанию горе-инструктора, он включил третью скорость, и машина весело побежала по маленькой площадке стремительно приближаясь к оградительным тумбам. Сквозь открытое окно ласковый майский ветерок обдавал лицо счастливого ученика. Вдруг щеке стало холодно. Теплый балтиморский бриз сменился свинцовым ветродуем питерской весны. Голова Дичи занемела как после бессонного дежурства на «Скорой».

Они ехали на пересменку с последнего вызова и уже подъезжали к подстанции. На крыльце стояла Заира и безмятежно смотрела на надвигающуюся машину.

«Чего это мой водитель не тормозит? — подумал Дича. — Хочет ее попугать, что ли?» — Тормози! Тормози! — прорвался сквозь холодный ветер панический крик кузена.

Онемевшее лицо налилось жаром. Дича с удивлением увидел, что его руки лежат на руле. Он рефлекторно отдернул ногу от педали газа, но машина продолжала лететь вперед. Дича попытался выбрать нужную педаль, но его застывшие мысли еле ворочались. Нога не стала дожидаться команды сверху и по чьему-то велению потянулась тормозу.

«А вдруг это педаль газа?! Сделаешь еще хуже!» — вмешался голос извне.

Пока он боролся со своей нерешительностью, их новое, сияющее на солнце, счастье на четырех колесах с ужасным грохотом и лязгом въехало в оградительную тумбу. Вот так его первое знакомство со сцеплением вылилось в кругленькую сумму. От безысходности он уже решил было заявить о случившемся в страховую компанию и переложить все расходы на нее. Но родственники наперебой начали отговаривать: «За каждую аварию по твоей вине цену страховки поднимут на следующие три года! Вот и посчитай!» По их словам получалось, что небольшое повреждение было дешевле чинить за свой счет. Конечно, никто из тех доброхотов даже не заикнулся о том, что существовал и другой путь.

Живи они в русском районе, их бы научили методу, проверенному годами. Нужно было просто перегнать машину к супермаркету, где нет камер наблюдения и незаметно высыпать осколки фары перед изуродованным носом автомобиля. А потом голосом знаменитого пересмешника американской действительности возмущаться: «Эти тупые американцы не умеют рулить даже трехколесным велосипедом!» А свалить разбитую морду новенькой машины было на кого. Полуслепых и полуглухих пенсионеров на американских дорогах было в избытке.

— Остынь! — не раз успокаивала Вича раздраженного мужа, когда они вынуждены были плестись за очередной, еле катящейся, машиной. — Не видишь старушка едет на свои собственные похороны.

Такие вот бабки на своих старинных «танках» могли зацепить слона и даже не заметить. Но, к сожалению, тогда вся мудрость, копившаяся годами тертыми жизнью соотечественниками, была новым иммигрантам недоступна.

«Уж лучше бы я, как та бабка, ездил только на второй передаче», — кручинился Дича, не зная, как теперь показаться на глаза счастливой жене.

К его удивлению, Вича стойко перенесла это ужасное известие, и читатель уже знает, почему.

Эти события заставили молодую семью изменить свой взгляд на ведение хозяйства. Последние месяцы они экономили на всем и считали каждый цент, а здесь сразу выложили все сбережения на ремонт, да еще и остались должны. С тех самых пор Дича с Вичей перестали крохоборничать и расставались с деньгами легко. Замечания родственников о расточительстве они пропускали мимо ушей, а после второй аварии и вовсе старались их избегать. При случайных встречах с родней, каждый из них старался посочувствовать: «Похоже, вы решили собрать все беды, предназначенные для нашей большой семьи. Как же так!? Разбить две машины за два месяца? Это ж надо так умудриться!?» Дича не обращал внимания на пустые сожаления и не унывал. Да и некогда ему было раскисать. Сцепив зубы, он целыми днями пропадал на двух работах и хватался за любые сверхурочные. Отец пытался помогать им втихаря, чем мог. Но поскольку он сам еще не имел стабильного заработка, помогать особенно было нечем. А вскоре об этом прознала приживалка, и скудный финансовый ручеек вовсе иссяк.

— Как она могла догадаться? — сокрушался Зосим. — Ведь у нас разные банковские счета.

— Как это у мужа и жены могут быть разные деньги!? — недоумевала Вича. — Какая же это, к черту, семья? — Разные-то они разные. Но, похоже, что приживалка контролирует все, что шуршит у Зосима в карманах. А что до их отношений, то слово «семья» здесь не подходит никаким боком…

Как-то Вича не выдержала и пристыдила отца: — Я еле дышу, а и то стараюсь хоть что-то заработать, а твоя здоровая кобыла палец о палец не ударила. Какое она имеет право запрещать тебе помогать нам? Накрученный Зосим решил поговорить со своей половиной.

Разговор получился недолгим, но результативным. На следующее утро Зосим ходил тигром. В том плане, что все его лицо было в полоску от ногтей приживалки. Тигрица же красовалась фингалом под глазом. Вечером, дождавшись, когда молодые сели ужинать, она набросилась на Вичу.

— Не смей натравливать на меня отца! — визжала она. — Сопли утри перед тем как лезть в дела взрослых.

— Это мой отец, — отрезала Вича. — О чем хочу, о том с ним и говорю. А вы вообще тут никто и звать вас никак! — Да вы не знаете, с кем связались? — перешла на писк приживалка. — Я вам еще устрою веселую жизнь.

Обещала — сделала. Следующим вечером, Когда Вича кормила уставшего мужа, в дверь требовательно позвонили. На пороге стоял полицейский.

— К нам поступил сигнал, что гражданин по имени Дмитрий избил тещу.

— Моя теща в Ленинграде, — удивленно ответил Дича.

— Что ты придуриваешься! — заорала выскочившая из комнаты приживалка. — Это он меня только что побил! — обратилась она к представителю власти и показала на свой фингал.

— Посмотрите на цвет этого синяка, — спокойно сказал Дича.

— Я как врач вам заявляю, что коричневые разводы по краям указывают на то, что синяк этот застарелый.

— А, кстати, сколько у вас дают за клевету? — как бы между прочим спросил он полицейского.

Приживалку как ветром сдуло. Блюститель порядка понимающе улыбнулся и, решив не связываться с сумасшедшими русскими, распрощался.

После этого случая Вича уже не могла спокойно оставаться дома одна.

— Видеть эту рожу больше не могу, — призналась она мужу.

— Того и гляди опять какую-нибудь гадость выкинет.

Теперь Вича все чаще пропадала у новой подруги, которая тоже была из Ленинграда и жила в соседней парадной.

— Ну и правильно, — согласился Дича. — Там тебе хоть по жизни подскажут, что здесь и как.

Их землячка приехала в Балтимор раньше и, благодаря хорошему английскому, уже устроилась на довольно приличную работу. Однако у нее в жизни тоже было не все так гладко.

Однажды она разоткровенничалась с Вичей и поведала ей о том, что от нее уходит муж.

— А правда говорят, что ты умеешь колдовать? — нерешительно спросила она.

— Кто говорит? — Ну, я как-то давно краем уха слышала, — замялась та и быстро продолжила: — Ты умеешь привораживать? — Нет, — сухо ответила Вича. — Но я могу попробовать отворот и сделать твоего мужа неинтересным для его новой пассии.

— Ой, правда!? Пожалуйста, попробуй! Дождавшись полнолуния, Вича тихо прошмыгнула на балкон и, перегнувшись через перила, устремила взор в ночное небо. Вскоре она почувствовала присутствие небольшого количества черной энергии недавнего скандала, остатки которой излучала одна из соседних квартир. Но дальше этих ощущений дело не пошло. Как Вича ни старалась, ее организм опять отказался принять чужеродную энергию. И лишь маленькие частички родных флюидов, вылетавших из квартир иммигрантов-соотечественников, бежали к ней, как потерявшиеся детки к своей мамке.

Но увы, их было недостаточно.

Отчаявшись, она решилась на ночной визит на кладбище.

Вича надеялась, что в кронах кладбищенских деревьев она сможет выловить хоть какие-то крохи негативной энергии, оставленной родственниками усопших. Подруга согласилась сопровождать ее, и, дождавшись ночи, они отправились на дело. Вича не разрешила мужу идти с ними. Высадив подруг, Дича отъехал подальше, чтобы не привлекать внимания редких водителей, не говоря уже о полицейских машинах, патрулирующих пустынные улицы. Сквозь лобовое стекло он напряженно всматривался в темноту, пытаясь разглядеть происходящее у кладбищенской стены. На душе у него было неспокойно. Нервничала и Вича, ей никогда раньше не приходилось прибегать к уловкам виккианских сестер. Она надеялась, что ей не придется убивать кур, рисовать их кровью пентаграммы и танцевать на крышах домов под полной луной. Вича верила, что однажды она все-таки сможет беспрепятственно впитывать враждебные флюиды. На родине ей было достаточно одного глубокого вдоха, чтобы выловить протекающие мимо воздушные ручейки негативной энергии. Но здесь, как виккианская воительница ни старалась, она не могла подчинить себе даже малоподвижную энергию, годами висевшую в кладбищенских елях. Но вдруг ее сердце радостно забилось. Довольная улыбка появилась на ее лице.

— Что!? Получилось? — обрадовалась вместе с ней подруга.

— Ш-ш-ш! — приложила Вича палец к губам.

Душа ее ликовала. Тягучая энергия сдвинулась с места и начала просачиваться сквозь густую хвою наружу. Вича протянула к ним руки, пытаясь обнять ставшие родными флюиды. Но те не ответили взаимностью. Сгустки черной энергии уходили вверх. Они неуклонно удалялись от нее в сторону океана. Там, над Гольфстримом, их подхватили могучие ветра и понесли в сторону матушки Европы. Вича позабыла о подруге. Ее мысли понеслись к Матрене.

«Враги задумали что-то большое!» — беззвучно кричала она своим сестрам, с горечью осознавая, что ее голос не будет услышан.

Нервный шепот и толчок в бок напомнил Виче о деле.

Скрывая свою неудачу, она принялась усердно что-то нашептывать в плотно сжатые ладони.

— Воткни это в левый лацкан одежды мужа, — сказала она, раскрывая перед подругой ладони, где одиноко лежала английская булавка. — Вскоре после того, как он ее обнаружит и выбросит, твоя соперница отвернется от него. Но когда это случится, я не берусь предсказать. Если же он уколется этой булавкой, то их разлука не заставит себя долго ждать.

— А может, сделаем заодно и приворот? — снова попросила подруга.

— Я бессильна в белой магии, — раздраженно ответила Вича и, резко развернувшись, направилась к выходу…

К новому году муж подруги ушел от своей любовницы, но в семью так и не вернулся. Виче с Дичей зимние праздники радости тоже не принесли. Несмотря на то, что это был их первый Новый Год в Америке, Вича его даже встречать не стала. И изза кого бы вы думали? Конечно, из-за недовольной подруги.

В тот праздничный вечер они, как и договаривались, пришли к землячке домой с бутылкой шампанского и скромным подарком. За полчаса до боя курантов появился новый бойфренд подруги и потянул ее в ресторан.

— А как же мы? — недоумевая, спросила Вича.

— Ну давайте по-быстренькому выпьем шампанского, да я побегу! — ничуть не смутившись, ответила подруга.

— Пошли, Дича, отсюда! — резко поднялась Вича. — Нам тут делать нечего! Дома она захлопнула дверь и легла в постель. Как Дича ни уговаривал жену, она так и не вышла, ее фужер шампанского остался нетронутым. С тех пор они лишь изредка сталкивались с бывшей подругой на улице или в магазинах, и каждый раз проходили мимо, как будто никогда не были знакомы.

Вича знала, что черные сестры будут стараться выжить ее со своей территории, но к тому, что они будут действовать через друзей и близких людей, она была не готова. Стоя одиноко на ночном балконе, она посылала немой вопрос в темноту: «Матрена, почему ты не предупредила меня об испытании предательством?» Пятый час Из реанимобиля парамедики завезли каталку с пациенткой в больничный лифт. Сияющая стерильной чистотой кабина лифта, как ртуть в градуснике тифозника, стремительно взлетела вверх. Ее серебристые стены отражали озабоченные лица людей в униформе, окруживших каталку с больной, обвешанной подмигивающими друг другу приборами. Вот один из проводов, присоединенный к электроду, фиксирующему работу сердца, соскочил и тут же раздался сигнал тревоги. Кардиомонитор нервно запищал, оглушая всех кто находился в замкнутом пространстве лифта.

* * *

По всей квартире разносился выворачивающий наизнанку высокочастотный писк пожарной сигнализации. Он моментально заглушил несущиеся из телевизора звуки аэробики и топот прыгающей толстомясой приживалки. Из-под двери потянуло удушающим запахом подгоревшего молока. Трясущийся пол давно разбудил Вичу. Она приоткрыла глаз и с замиранием сердца посмотрела на мужа. Сегодня была суббота, единственный день, когда ее любимый мог вволю выспаться. Дича был настолько измотан, что его даже не разбудила утренняя разминка приживалки. Хоть в Виче и кипела злость на прыгающую в гостиной гиппопотамиху, она тихонечко лежала под бочком у мужа, боясь потревожить его сон. Однако возникшая какофония могла поднять даже мертвого.

— Сколько времени? — разлепляя глаза, спросил Дича.

— Шесть часов, — с ноткой негодования ответила она.

Ни слова ни говоря, он накинул халат и выскочил в гостиную. Такой отборной и хорошо поставленной ругани Вича никогда не слышала. Она знала, что ее Дича всю жизнь прожил в коммуналке и был закаленным бойцом кухонного фронта. Но то, что он умеет так искусно убеждать, удивило даже ее. То ли его крики разогнали весь дым, то ли нелестные слова в адрес приживалки были слишком крепки, но пожарная сигнализация вдруг замолчала.

— Не понимаешь слов, будем учить тебя рублем! — разносилось в неожиданно возникшей тишине. Ваша комната в три раза больше нашей. Так вот, если ты не уймешься, мы уменьшим нашу долю в квартплате в эти самые три раза…

Ничто так не убеждает крохоборов, как возможная потеря денег. В квартире наступило временное затишье, совпавшее с неожиданно проснувшейся любовью приживалки к многочисленной родне Зосима. Настало время ее паломничества по родственникам, близким и не очень. Вскоре даже глухие соседи, не понимающие русского языка, знали, какая нынче неблагодарная и наглая пошла молодежь. Монолог приживалки обычно начинался с одной и той же фразы: «Они хотят оттяпать нашу комнату, а нас, заслуженных тружеников, запихать в свою живопырку».

К концу недели молодых наглецов не осуждал только ленивый. Закончилось все тем, что ничего не подозревавшего Дичу вызвал на ковер спонсор.

— Выказывая неуважение к жене моего брата, ты выказываешь неуважение ко мне, — начал он без обиняков. — Мы вас сюда вывезли, так извольте вести себя соответствующе! — Мы ехали сюда лечить Вичу, а не пухнуть с голоду и плясать под дудку сумасбродной жены вашего брата, — устало ответил Дича.

Пересказанный разговор привел Вичу в бе шенство. Она глядела в упор на торжествующую приживалку, но энергетические запасы виккианской воительницы были пусты, и интриганка безнаказанно порхала по квартире. Если, конечно, коровы могут порхать.

«Когда же мои силы вернуться ко мне? — вопрошала Вича полную луну. — Не пора ли мне домой?» Мысли о возвращении все чаще посещали ее, и она исподволь начинала готовить к этому Дичу. Муж был не против. И они втайне ото всех начали укладывать вещи, оставляя только необходимое для повседневной жизни. Им снова пришлось сесть на сосиски с макаронами, а сэкономленные деньги откладывать на обратный билет.

Шестой час Муж пациентки стоял в коридоре реанимации и ждал, пока его жену переложат с каталки на многофункциональную кровать в боксе номер тринадцать.

«Кто бы сомневался», — грустно улыбнулся мужчина, вспоминая слухи о том, что его жена ведьма.

Подключение к аппарату жизнеобеспечения и различным мониторам занимало немало времени. Дича все еще стоял в коридоре, когда подошел дежурный пульмонолог. Они были хорошо знакомы по совместной научной работе. Тот был специалистом по искусственной вентиляции легких, и Дича был уверен, что его жене будет оказана помощь на самом высоком уровне.

Пока Вичу перекладывали и подключали к стационарному дыхательному аппарату, Дича поведал коллеге их невеселую историю предыдущей ночи.

— Держись Дмитрий! Мы сделаем все возможное, чтобы спасти ее, — заверил врач, — и начнем с нашей последней разработки по охлаждению тела.

Он вкратце описал новейшие исследования невропатологов, проведенные с пациентами, которые находились в похожей ситуации.

— Было показано, что охлаждение организма в первые сутки защищает мозг, подвергшийся длительному кислородному голоданию, — вселил он маленькую надежду.

— Это как раз то, к чему ты стремилась, малыш, — тихо произнес Дича, склоняясь над женой. — Лучший госпиталь с передовыми технологиями. Уж если они не помогут, то никто не поможет.

— Я не хочу тебя пугать раньше времени, но ты должен знать, — продолжал врач. — Многолетняя практика показывает, что если через трое суток рефлексы не возвратятся и пациенты не начинают дышать самостоятельно, мы уже ничем не сможем помочь. Ты сам врач и понимаешь, что положение очень серьезное. Держись! На душе у Дичи было пусто и одиноко.

«Что я буду делать в этой чужой стране, если Вичи не станет? Без нее моя жизнь потеряет всякий смысл. Мы и приехалито сюда только чтобы она жила как можно дольше и, по возможности, лучше. И вроде жили уже неплохо. Зачем мне это все теперь одному?» Из транса Дичу вывела трель мобильного телефона в заднем кармане брюк.

— Да? — Привет Димон! Куда вы запропастились? — зазвучал бодрый голос Шуры на другом конце.

— Мы в реанимации больницы Хопкинса.

— Что случилось? Опять ребенок с трубкой в горле мучается? — Спросил он, вспоминая прошлогодние мытарства.

Тогда главной жалобой Вичи была боль в горле от ненавистной дыхательной трубки. Конечно, сказать она об этом не могла и все из-за той же трубки, которая не давала работать голосовым связкам. Но каждый раз, когда спрашивали, что ее беспокоит, она постоянно показывала на горло.

— Боюсь, что сейчас это не самая главная проблема, — чуть не плача ответил Дича. — Наша Вича в коме и вряд ли что-нибудь чувствует.

После длинной паузы прозвучал упавший голос Шуры: «Ну, ты давай, не раскисай. Держись там. Я сейчас приеду».

Боясь окунуться обратно в свои черные мысли, Дича ухватился за телефон как за соломинку и позвонил близким друзьям в Чикаго. Вся научная группа, в которой он когда-то работал, вот уже три года как перебралась в этот северный мегаполис.

Руководитель группы был приглашен туда на высокую должность. Бывшие коллеги Дичи тоже обиженными не остались, получив внеочередные научные звания. Дичу долго уговаривали ехать с ними, но он тогда думал не о перспективах роста, а о Вичином здоровье. В холодном Чикаго она наверняка чаще простужалась бы, а любая инфекция для нее могла стать последней.

Да и доверяла она только Хопкинским докторам. А вера больного в своего врача — уже половина успеха лечения, и они остались в Балтиморе. Но за долгие годы совместной работы группа ученых стала одной семьей, и Дича до сих пор поддерживал с ними теплые отношения, а особенно с коллегами из Китая. Поскольку научная деятельность была малооплачиваемой, американцы, отдали ее на откуп иммигрантам. Редкая лаборатория обходится без грамотных работников из бывшего коммунистического лагеря, где квалифицированный труд был не в почете. Когда Дича говорил, что фельдшером на «Скорой» зарабатывал в три раза меньше своего шофера, американцы думали, что это очередной анекдот. Похожая ситуация была и в Китае. Поэтому многие лаборатории изобиловали представителями интеллигенции из этой перенаселенной страны. Не стала исключением и их научная группа. Большинство ее сотрудников прошли схожий путь к самоутверждению в новой стране и хорошо понимали друг друга. Ближе всех Дича сдружился с жизнерадостной китаянкой из секции генетиков. Именно ей он и поведал о своей беде. Но долгим разговор не получился. Вскоре бокс наводнился медперсоналом и ему пришлось быстро попрощаться.

Вслед за бригадой медтехников вкатили аппарат для охлаждения тела. Это был незамысловатый агрегат, гоняющий воду внутри прорезиненных простыни и одеяла, между которыми и уложили хрупкую пациентку. Поставив температуру циркулирующей воды на тридцать два градуса, медсестра оставила их вдвоем.

— Я знаю, как ты не любишь холод, но надо потерпеть, чтобы поправиться, — шептал Дича, гладя волосы жены.

Ее локоны были окрашены кровью. Со стороны казалось будто дьявольский парикмахер искусно сделал мелирование.

Сквозь разметавшиеся по подушке волосы прорывались всполохи пламени. Пылал и весь организм. Несмотря на постоянное охлаждение, температура тела упрямо держалась на тридцати восьми и понижаться не хотела. Через какое-то время Вичу стал бить сильный озноб, и муж вызвал медсестру.

— Так мы не сможем снизить температуру, — посмотрев на трясущуюся пациентку, заключила она. — Надо делать мышечные релаксанты.

Как известно, озноб — это не что иное, как защита организма от переохлаждения. Дрожащие мышцы вырабатывают тепло в больших количествах и не дают человеку замерзнуть.

— Конечно, твой организм борется с холодом, он же не знает, что холод ему сейчас необходим, — успокаивал Дича жену, гладя ее по трясущемуся плечику.

После укола мышцы расслабились, и дрожь постепенно улеглась. А вслед за этим и жар пошел на убыль.

* * *

Что такое холод, Вича по-настоящему узнала, когда они с мужем сбежали от отца с приживалкой. Жить со «старшими» было уже невмоготу, и они стали незаметно собирать свой небольшой скарб для возвращения на Родину. Но пугающие вести оттуда спутали все карты. Борьба двух ветвей российской власти достигла своего апогея. Буквально в паре шагов от Кремля, у здания парламента разворачивались непростые события. Нервы противоборствующих сторон были на пределе, и тут лавина черных флюидов из-за океана обрушилась на горячие головы.

Хотя реакция виккианских сестер была быстрой, один танк всетаки успел выстрелить. Однако толи черные сестры не рассчитали, толи вет лантикой замешкались и не принесли беду вовремя, удар темных сил пришелся на выходные. В результате пущенный танком снаряд разорвался в пустом офисе, оставив лишь черную кляксу на фасаде из белого мрамора.

Вскоре весь мир облетела новость о так называемом расстреле Белого Дома. В то осеннее утро вся Америка проснулась в шоке. Отовсюду неслось истерическое: «Русские танки обстреляли Белый Дом!» Страна шутки не поняла, и настроение капиталистам перед рабочей неделей было испорчено. Не успели многие возрадоваться, что правлению демократов пришел конец, как выяснилось, что обстрелян вовсе не американский Белый Дом, а дом парламента в центре Москвы, тоже прозванный в народе Белым Домом. Так, что молодой американский президент продолжал обучать подковерной дипломатии сексапильных практиканточек, а молодая пара иммигрантов продолжала приспосабливаться к жизни в его стране.

Так черные сестры, сами того не ведая, дали другой шанс виккианской воительнице познать секрет их силы. Для Дичи и Вичи это событие оказалось знаковым. Вещи были собраны, решение уезжать принято. Осталось только поменять пункт назначения. Так они очутились на окраине города, во флигеле старинного дома, который по удивительному стечению обстоятельств тоже был белым, как, впрочем, и большинство домов в округе.

Двухэтажный флигель им сдала старушка божий одуванчик.

Как ни странно, за те же деньги, что они отдавали за свою бывшую «конуру», теперь в их распоряжении было целых три небольших комнатки и огромная кухня. Радости отдельной жизни не испортила даже проблема с отоплением. Паровое отопление здесь не практиковалось и все дома обогревались газом или электричеством. Чтобы натопить их новое жилище, уходило слишком много энергии, и первый счет от электрической компании поверг их в шок. С тех пор они ограничили себя в тепле, и самым уютным местом в доме стала спальня, в которую был куплен масляный радиатор…

А зима в тот год, как назло выдалась не по балтиморски холодная.

«Я, наверное, никогда не смогу привыкнуть к холоду», — думала Вича, одеваясь на улицу.

Пришло время выгуливать собаку, и надо было выходить в колючую, обжигающую лицо вьюгу. Конечно, Дича мог бы вывести псину и сам, но Вича твердо обещала, что когда у них появится собака, все прогулки она возьмет на себя. А ее слово верное. Уж если она что-нибудь пообещала, то костьми ляжет, а сделает. А учитывая, через что им пришлось пройти, чтобы завести четвероногого друга, она была не вправе сидеть дома, пока Дича в одиночку борется с ледяным ветром.

«Да, слишком дорого досталось нам это счастье», — вспоминала она.

Вича давно мечтала о песике. Одинокие серые дни угнетали ее. И только когда Дича приходил с работы, вместе с ним возвращались покой и уют. Каждое утро ей не хотелось просыпаться от мысли, какая тоска ее ждет впереди. Собака, — вот что ей нужно, и не просто собака, а померанцевый шпиц.

Вича не помнила, когда ее посетила эта идея, но все ее существо испытало непреодолимую тягу именно к этой породе.

Она даже толком не знала, как эта собака выглядит, но было что-то щемящее и давно забытое в этом певучем, на английский манер, слове «по-ми-ра-ни-ан». Дича внял ее просьбам, но согласился только на большого пса.

— Собака не должна убегать поджав хвост, когда ее кто-то захочет пнуть, — любил говаривать он. — Собака лишь тогда зовется собакой, когда ни у кого и мысли не возникает, что её можно пинать.

Вича с радостью согласилась. Пересмотрев все крупные породы, разводимые в Америке, они остановились на большом перинейце. Это была здоровая пушистая псина, похожая на белого медведя. Она напоминала кавказскую овчарку, но только без обрезанных ушей и хвоста. Поиски начались с газетных объявлений. Каждую пятницу вечером, во время еженедельной закупки продуктов, они возбужденно перелистывали всю прессу на стойках возле касс супермаркета. Кассирши уже привыкли к этой странной паре, которая с завидным постоянством перелопачивала ворох газет, но так пока ни одной и не купила. Шло время, а щенка у них все не было. В тех редких объявлениях, что предлагали перинейцев, цены были до небес, и их семейный бюджет просто не потянул бы такие расходы. После длительных и безуспешных поисков они начали подумывать о другой породе. Толчком послужила фотография, которую Дича принес с работы. Одна из его коллег только что купила сенбернара и всем хвасталась своим новым питомцем. Увидев этого неуклюжего симпатягу, он попросил у новоиспеченной собачницы пару снимков, чтобы показать жене.

— Ой, какая лапочка! — воскликнула Вича, глядя на фото смешного щенка. — Давай, купим такого же! Поиски возобновились с новой силой и пошли намного веселее. Сенбернаров продавалось больше, и просили за них в районе трехсот долларов, что было молодой семье по силам.

В первую же пятницу, не успев разгрузить продукты, они уже звонили фермерам из Пенсильвании, сын которых разводил этих добродушных великанов. Вича еле дождалась утра. Вооружившись картой, они отправились на поиски затерянной в кукурузных полях фермы и потерялись сами. Названий на проселочных дорогах не было и все развилки были на одно лицо. Каждый поворот в никуда вызывал у Вичи бурю эмоций.

— Мы так до ночи не доедем, — нервничала она. — Пока мы тут плутаем, всех щенков разберут.

Дича пытался держаться спокойно и с утроенным вниманием сверял их продвижение с картой. Оговоренное время встречи с фермерами уже прошло, а они все еще кружили по кукурузным полям.

— Ну почему нам так не везет? — чуть не плакала Вича.

— Если мы так заблудились, то будь уверена, и другие покупатели тоже потеряются, — успокаивал ее Дича.

В этот день все было против них, даже погода стала портиться. Им бы послушаться знаков природы, да вернуться домой, сколько горя тогда можно было бы избежать. Но Дича упрямо колесил по лабиринту проселочных дорог, надеясь уже только на удачу. Вича притихла. Она поняла, что они окончательно потерялись и теперь не то что ферму, а даже дорогу домой не отыскать. В довершении ко всему вдали сверкнула огромная молния, и поднявшийся ветер донес угрожающие раскаты грома. Стало темно, как ночью и первые капли дождя разбились о лобовое стекло.

Вспышки молний выхватывали из темноты бегущие волны бескрайних кукурузных полей. По обеим сторонам дороги Вича видела колышущиеся стены растревоженных стеблей, нет, не кукурузы, — камышей. И была она уже не в машине, а на плоту из скользких бревен, который в кромешной темноте нес ее по бешеной реке. А ведь буквально несколько минут назад она мирно сидела на плавающих мостках и любовалась розовым закатом. Ее сердечный дружок, несмотря на все уговоры, полез в холодную реку и теперь плавал в отдалении, фыркая на всю излучину. Здесь обычно купалась вся челядь герцога, но весной сюда ходили только прачки. Вечерами на мостках было пусто и Венди с Дереком в одиночестве наслаждались дыханием засыпающей реки. Солнце еще не успело спрятаться за дальний лес, как вдруг потемнело, и шквальный ветер вспучил воду. Венди вскочила и начала отчаянно звать Дерека. К ее радости он необычайно быстро приближался. Мостки под ее ногами ходили ходуном, и бревна неожиданно стали расползаться. Она оглянулась и не увидела берега. Вспышка молнии осветила прибрежные сосны, которые стремительно удалялись. У дерева, к которому были привязаны мостки, кто-то стоял. В руках стоявшего блеснул топор, и дикий смех слился с раскатами майского грома. В темноте сверкнули белесые глаза и тут же исчезли за пеленой дождя. Потерявшие привязь мостки несло в камыши. Дерек едва поспевал за ними. Венди вцепилась в разваливающийся плот, и продолжала звать своего любимого. В кромешной темноте среди камышей ее слабый голос был единственным ориентиром. Когда Дерек отыскал свою малышку, она уже была в воде, и единственное бревно выскользнуло из ее слабеющих рук.

Он успел подхватить Венди под мышки и начал судорожно оглядываться. Вокруг стеной стояли камыши. Дна под ногами не было.

— Куда плыть! — вырвался отчаянный крик.

— Туда, — тихо прошептала Венди, с трудом поднимая руку из воды.

Дерек не знал откуда была такая уверенность, но не мешкая поплыл в указанном направлении. Поначалу Венди пыталась помогать ему, но вскоре затихла. Тело Дерека уже занемело в холодной воде, а дна все не было. Силы покинули его. Он перестал грести и в последний раз прижал к себе любимую. Вода уже скрыла их с головой, когда он вдруг почувствовал спасительный вязкий ил под ногами. Близость спасительной суши придало новых сил и вскоре влюбленные были на твердой земле. Дерек нес Венди вдоль берега, а та что-то шептала и покрывала лицо своего героя слабыми поцелуями. Когда дорогу им преградило только что упавшее дерево, никто из них не заметил, ни обрубка каната, которым крепились мостки, ни посиневшей руки с топором, торчащую из-под огромного ствола. Очередная вспышка молнии заставила зажмуриться.

Когда Вича открыла глаза, вовсю светило солнце. Вдали блестела красным огнем мокрая от дождя крыша, плывущая в море кукурузных усов.

— Как ты нашел ферму!? — Ты что шутишь что ли? Ты же сама показала, когда я попросил тебя угадать направление!? Подъехав к огромному дому из белого камня, они с облегчением заметили, что их машина здесь единственная. Из дома вышла мать подростка-собаковода и прямо с порога начала нахваливать своего сына.

— Он у нас никогда не просит денег на карманные расходы! — взахлеб рассказывала она, сопровождая молодую пару к вольеру. — Все свои деньги он зарабатывает сам, разведением собак.

— Что она хочет? — тихо спросила Вича, которая в английском была не сильна.

Дича вкратце пересказал ей монолог болтуньи.

— И зачем она это все рассказывает? — Наверное, чтобы нам было совестно торговаться.

Если эта догадка была верна, то трюк сработал, и они заплатили запрашиваемую сумму, не торгуясь. Много позже, сами заделавшись собаководами, они использовали похожую тактику, заимствованную у пенсильванских фермеров.

Прощаясь с теперь уже бывшими хозяевами щенка, они не знали, что очень скоро им придется встретиться вновь и, что встреча эта будет не столь приятна. Ну, а пока счастливая Вича несла на руках шестинедельную девочку, не замечая ее солидного веса. По дороге домой они с возбуждением перебирали все собачьи клички, какие только знали.

— Какое имя ты выберешь, такое и будет, — сдался Дича. — Только помни, что собаководы советуют иметь в кличке букву «р».

— Давай назовем ее Чара, — предложила Вича, — в память о нашем щенке.

Вообще тот щенок был не их, а Яны, но тогда они все жили вместе, и пес был любимцем всей семьи. К несчастью, за год до их отъезда в Америку щенок подхватил где-то чумку и умер.

— А вдруг это плохая примета? — думала вслух Вича. — Нет, давай лучше назовем ее Кора.

Домой щенок приехал уже с именем, не позабыв на радостях описать новую хозяйку, которая всю дорогу не спускала его с рук. Следующие два дня пронеслись в приятных хлопотах по устройству новой жилички. Щенок веселился вместе с хозяевами, носился по дому сломя голову, неуклюже падая на поворотах, чем приводил Вичу в неописуемый восторг. Но на третий день их девочка загрустила и начала тихонько поскуливать.

— Это она просто скучает по матери, братишкам и сестренкам, — звучал в телефоне голос мужа, которому Вича позвонила на работу, не выдержав переполнявших ее переживаний.

— Да, но она скулит не переставая и все время высовывает язык, как будто ей что-то мешает в горле.

— Хорошо, как приеду с работы, покажем ее ветеринару, так что прекращай нервничать.

Ветеринар ничего определенного не сказал и предложил оставить щенка в лечебнице для наблюдения. Домой они ехали, не проронив ни слова. В опустевшем доме на глазах у Вичи навернулись слезы. Казалось бы, прошло всего три дня, как у них появилась Кора, но дом уже стал таким пустым и неуютным без ее цоканья когтями по паркету. Все ночь они проворочались, и Дича ушел на работу невыспавшимся. В течение дня Вича названивала мужу на работу и справлялась, нет ли известий от ветеринара. Он успокаивал ее как мог и пообещал, что перед уходом сам позвонит в лечебницу, если до того времени ничего не прояснится. Прояснилось все после обеденного перерыва.

— Ваш щенок всю ночь скулил, так, что пришлось дать снотворное, — невесело сообщил ветеринар. — А сейчас, похоже, начали развиваться судороги. — Я советую вам поставить в известность собаковода и вместе с ним подойти ко мне.

— Все без изменений, — соврал Дича жене перед уходом с работы.

Не мог он сообщить такую страшную весть по телефону.

Вечером, увидев серое лицо мужа, Вича все поняла без слов.

— Когда? — еле произнесла она.

— Щенок еще живой, но прогноз не выглядит утешительным. Я скоро поеду в лечебницу, где должен встретиться с доктором и фермерским сыном.

— Я поеду с тобой! — решительно заявила Вича.

Но вся ее решительность улетучилась перед входом в клинику.

— Я подожду тебя снаружи, — полуспрашивая-полумоля выдавила она.

Муж молча кивнул и с тяжелым сердцем вошел внутрь. Помощница ветеринара провела его в смотровую, где уже были врач и фермер с сыном. Кора лежала на столе и билась в судорогах.

— Они наверняка ее чем-то стукнули по голове! — сразу же пошел в атаку подросток. — Мои собаки никогда ничем не болели.

— Вины ребят здесь нет, — встал на их защиту ветеринар. — Вы слишком рано продали щенка.

— Да, но закон нашего штата разрешает продавать щенков с шести недель, — парировал отец мальчика.

— Я не это имел в виду, — осадил его врач. — Мы обнаружили генетический дефект одного из ферментов печени, который не проявляется, пока щенок сосет мать. Но как только он перешел на сухой корм, печень не смогла перестроиться и начала выделять токсины, которые и повредили мозг.

— Мы должны показать ее нашему ветеринару, — не унимался фермер.

— Именно это я и хотел посоветовать. Вам, как собаководам, нужно разобраться, откуда взялся этот дефект, чтобы избежать подобного в будущем.

Вича видела, как понуро вышел Дича из лечебницы и начал искать ее отсутствующим взглядом. Его ладонь жгли возвращенные за Кору деньги. За их бедную Кору, которую они успели полюбить всем сердцем.

«Что могут эти бумажки? — спрашивал он себя. — Конечно, имея их, ты волен завести себе собаку, какую хочешь, а не какую можешь, но при этом никакие деньги не купят ее любовь и здоровье».

Кто-то тронул Дичу за плечо. Он обернулся и увидел полные горя глаза жены. В них стоял немой вопрос. Ни слова не говоря, он показал ей ненавистные купюры. Ее губы задрожали, по лицу потекли крупные слезы. Они сидели, обнявшись, на поребрике, и не скрывая своих чувств плакали, давая выход горю.

Вича гладила его по голове и с каждым ее движением на душе становилось легче. Домой они в тот день вернулись поздно. После бесцельного шатания по городу, они молча, не разнимая рук, гуляли по темному парку. Дича несколько раз пытался заговорить, но Вича отвечала невпопад и снова уходила в себя.

«Неужели собаки болеют и гибнут из-за меня? — переживала она. Может, постоянно живущая во мне инфекция как-то передается и им?» Вича вспоминала ту холодную Питерскую зиму, когда умирала Чара. Она помнила, как до этого все в доме радовались появлению породистого щенка кавказской овчарки, как Яна строила планы о выставках, медалях и ораве маленьких кутьков.

В то голодное время они старались отдать Чаре кусок получше, несмотря на то, что сами не жировали. Но ни отменная диета, ни правильный режим не уберегли щенка от вируса чумки со спортивным названием «олимпийка». Еще тогда Вича почему-то чувствовала за собой вину и начинала задумываться о возможной связи своей болезни со случившимся. А еще она боялась, что сидящая в ней черная энергия дает себя знать таким образом.

Теперь-то она знала, что черные флюиды были ни при чем.

У нее их сейчас просто нет, а с Корой все равно случилась беда. В этих тягостных мыслях она провела несколько дней, прежде чем решила поделиться ими с Дичей.

— Выброси это из головы и даже не думай! — чуть не кричал он. — Если бы щенки заболевали бактериальной инфекцией, то можно было бы о чем-то говорить. А то у одной был вирус, а у другой вообще генетический дефект. А как насчет Чарлика, который вырос рядом с тобой во взрослого пройдоху? Насколько я знаю, он до сих пор метит все доступные ему места Питере.

С тех пор они к этой теме не возвращались. Но когда Дича получил их последние фотокарточки, выбрал те, на которых была Кора, и спрятал подальше от Вичиных глаз.

Время лечит. К осени Вича вновь заговорила о собаке, и вскоре ее мечтам суждено было сбыться. Вот она, ее мечта по имени Лада, сидела перед дверью и с нетерпением ждала, когда же хозяева наконец-то оденутся, и она сможет окунуться в веселую зимнюю круговерть за окном. Ей надо успеть напрыгаться по свежевыпавшему снегу, пока он не растаял. Да, в ее кличке отсутствовала буква «р», но она от этого ничуть не страдала. На далекой ферме, где она родилась, у нее вообще не было имени, однако менее счастливой она не была. Лада еще не знала, что скоро ее новые хозяева поедут в неизвестную холодную страну и ей придется жить в собачьей гостинице. И лишь когда началась погрузка чемоданов в машину, она почуяла неладное и спряталась в дальний угол комнаты. Будь она маленьким песиком, ее, возможно, и не заметили бы. Но она была большой, и не просто большой, а огромной. Не зря же она принадлежала к гордому роду больших перинейцев.

Глава 6. Возвращение

Лада еще не успела познакомиться с обитателями собачьей гостиницы, а ее хозяева уже летели в любимый Питер, где не были почти два года. Еще летом Вича начала готовить почву: «Нам просто необходимо навестить родственников, чтобы они убедились, что путь на родину всегда открыт и что мы здесь не бедствуем».

Дича все принимал за чистую монету, не подозревая, что обессиленная виккианская воительница остро нуждалась в помощи родной природы. Для нее это был поход за силой земли русской, совсем как в ее любимых сказках.

Питер встретил новогодней иллюминацией. Дух наступающих праздников витал в морозном воздухе. Сердца Дичи и Вичи замирали в предвкушении долгожданного свидания с родными и близкими. И ожидание не обмануло. Их дом ни минуты не пустовал. Приходили друзья и родственники, одноклассники и однокурсники, сослуживцы и соседи. Ощущение постоянного праздника превратило отпуск в настоящую сказку. Но не обошлось и без ложки дегтя в их полной счастья бочке меда. С радужным настроением они ехали к Дичиной маме, которая готовила им царский прием. Она жила все в той же коммуналке, но соседей в этот день не ожидалось, и можно было спокойно отметить их приезд.

— Похоже, моя мама чем-то встревожена, — шептал Дича, помогая жене носить тарелки и салатницы со всякой снедью на праздничный стол.

— Не переживай, — гладила его по щеке Вича. — Когда гости разойдутся, вы сможете спокойно поговорить.

Мамины подруги, знавшие Дичу с пеленок, не давали им поесть и все расспрашивали о заморской жизни. В ответ «американцы» рисовали все в розовых красках, то и дело заставляя всех восхищенно охать да ахать. Но годы берут свое, и пожилые женщины вскоре устали от огромного потока информации. Тогда-то Дича с Вичей наконец смогли насладиться кулинарными творениями хозяйки. Памятуя о перебоях с общественным транспортом и гололедице, гости засветло засобирались домой.

Когда дверь за ними закрылась, Вича пошла на кухню мыть посуду, оставив Дичу наедине с мамой.

Та долго расспрашивала сына о житье-бытье в Америке и интересовалась, не надумал ли он возвращаться. Услышав отрицательный ответ, она с сожалением вздохнула и поделилась своими планами: «Раз ты хочешь там остаться, то я решила разменять наши две комнаты на однокомнатную квартиру».

— Ну и правильно. Давно пора.

— Да только вот моя подруга передумала и теперь всячески мешает мне с обменом.

Он знал, что их сосед-алкоголик продал свою комнату дочери давней маминой подруги. Став соседями, они начали искать желающих съехаться из однокомнатной и двухкомнатной квартир в их трехкомнатную. Но вариантов не было, и ее подруга начала продвигать идею размена на однокомнатную и комнату в «двушке». Конечно подразумевалось, что отдельная квартира достанется дочери подруги.

— Я шило на мыло менять не буду, — отказалась Дичина мать.

И с тех пор между подругами как кошка пробежала. Разговоры об обмене стихли, и тогда Дичина мама решила меняться сама по себе. И даже нашла подходящий вариант, но тут в игру включился брат ее юной соседки. Он служил в самой уважаемой организации страны, представителей которой боялись как огня.

Молодой офицер не стал ходить вокруг да около и припугнул соседку сестры самым дорогим.

— Смотри, соглашайся! — вкрадчиво говорил он, — а то мы твоему сыну в Америке хвост-то прищемим.

— Руки коротки! — не спасовала перед ним женщина, но на душе у нее стало тревожно.

Дича тут же вспомнил, что последнее время по телефону он все чаще слышал тревогу в голосе матери. Теперь он знал объ-

яснения ее участившимся вопросам: «У вас там все в порядке?», на которые с удивлением отвечал: — А, что у нас может случиться? Мать отмалчивалась или уводила разговор в сторону.

Офицер, поняв что запугать эту битую жизнью женщину не удастся, зашел с другой стороны. Выяснив, с кем готовится обмен, он навестил владельцев однокомнатной квартиры. Жили в ней двое только что разведенных, мужчин. Оставив одну квартиру женам, они пытались разменять другую на две комнаты.

Эти клиенты оказались намного сговорчивее и решили не связываться с представителем тайной власти. Обмен был на грани срыва.

— Я что-нибудь придумаю, — заверил Дича.

Они втроем попили чаю, и сын с женой ушли спать в свою комнату, где провели немало счастливых дней. Диче стоило большого труда уговорить жену остаться с ночевкой. Вича стеснялась своего кашля, особенно при посторонних. Но, узнав что соседей не будет, она не смогла отказать любимому. И вот они лежали, обнявшись, на такой знакомой тахте, и Дича рассказывал ей о маминых передрягах.

— Давай напишем этому офицеру письмо, — предложила Вича.

На том и порешили. К утру текст был составлен. Взяв конверт, жена отправила Дичу на кухню помогать маме с завтраком, заверив, что сама запечатает послание. Вича еще точно не знала, насколько восстановилась ее сила за короткое пребывание на родине, но попробовать стоило. Зная, как всю жизнь Дича мыкался со своей мамой по коммуналкам, она должна была помочь разрулить возникшую ситуацию. Через пять минут все было готово. На кухонном столе соседки белым пятном светилось письмо, адресованное ее брату. Оно содержало вежливую просьбу не мешать Дичиной маме с обменом и дать ей хоть на старости лет пожить в отдельной квартире.

Прочитав письмо, молодой офицер лишь криво усмехнулся и отработанным движением скормил его уничтожителю документов. Пока наивное послание упертой соседки превращалось в бумажную вермишель, невидимый шлейф черных флюидов продолжал вытекать из позабытого на столе конверта. Не прошло и пяти минут, как отталкивающая аура вокруг адресата была сформирована. С того самого дня многие в организации стали замечать, что постоянно витавшее в их здании чувство подозрительности почему-то обостряется в присутствии ставшего неприятным офицера. Не прошло это незамеченным и мимо руководства. Начальство давно подыскивало козла отпущения в зреющем скандале с одним из агентов в соседней Эстонии. Поначалу впавший в немилость сотрудник не обращал внимания на настороженность своих сослуживцев, но вскоре это начало его раздражать, а потом и пугать. Любые промашки «агентства» почему-то теперь ассоциировались с работой его отдела. На еженедельных планерках он все чаще ловил на себе пристальные взгляды начальства, и неприятный холодок поселился к него в груди. Но неожиданно все страхи остались позади. Молодой офицер получил задание курировать деятельность одного высокопоставленного чиновника в Таллинне.

— Наконец-то меня заметили! — радостно хвалился он на очередном семейном торжестве. — Мне доверили серьезное дело. А там, глядишь, и до внеочередного звания недалеко! — Ты бы лучше сестре помог, — не разделала его восторгов мать. — А то смотри, вселятся к ней два педика, и об обмене можно будет забыть.

— Не переживай. Вот вникну в новое дело, а потом попрессую этих голубков по полной программе.

Но вникнуть в новое задание не удалось. События начали развиваться стремительно и приходилось на ходу менять планы и расстановку сил. Все оперативные действия теперь диктовались не зависящими от куратора обстоятельствами. Его группа с трудом удерживала ситуацию под контролем, что отнимало громадное количество сил и времени. Измотанный офицер дневал и ночевал на работе. Неделями пропадал в Таллинне и месяцами не виделся с семьей. По телефону проблемы с обменом не обсуждались, да и не до них ему было в то горячее время.

Наступившее лето не принесло ожидаемого спада активности. А к осени ситуация стала критической. Выжатый как лимон, наш офицерик уже не выглядел бравым воякой. Он беспомощно наблюдал, как перед ним разворачивается крупный шпионский скандал вокруг его подопечного. Группу срочно отозвали из Таллинна, а ее руководителя поселили в одном из режимных санаториях. В этом лагере с усиленным питанием он находился все время, пока шло служебное расследование. После долгих проверок и бесконечных допросов его вины в провале агента не нашли, и все обвинения были сняты. Восстановленный в правах, он готов был вновь играть мускулами, но одно маленькое обстоятельство нарушило все его планы. Президент России решил сделать новогодний подарок своему народу и подписал указ о роспус ганизации. Подарок Дичиной маме был поскромней, но не менее ценен. Впервые в жизни она стала обладательницей пусть и куцей, пусть на окраине города, но зато своей собственной однокомнатной квартиры.

Седьмой час Убедившись, что охлаждающий пациентку аппарат работает в заданном режиме, медсестра покинула бокс. Дича стоял возле Вичи и гладил ее остывающее плечико. В это время завибрировал его мобильник. Звонили из Чикаго со словами поддержки. Ему сказали, что Сю, с которой он недавно разговаривал, сейчас на совещании, и что она обязательно перезвонит, как только освободится. Убирая телефон он, не заметил, как рядом вырос невысокий негр в темно-синем костюме и длинным лиловым шарфом на шее.

— Это что еще за клоун? — вздрогнул Дича от неожиданности.

— Разрешите отрекомендоваться, — как будто услышав его мысли произнес тот вкрадчивым голосом. — Я семейный адвокат и представляю интересы больных, находящихся в реанимации. Я также являюсь Капланом при больничной церкви.

— Во-первых, здесь некого отпевать. А, во-вторых, мы не католики.

— Я понимаю, — не реагируя на резкий ответ монотонно продолжал негр. — У нас универсальный молельный дом. Мы проводим службы в соответствии с вероисповеданиями всех наших пациентов.

— Я понимаю, — зло передразнил Дича, — и попросил бы вас оградить нас от какой бы то ни было религии. Пожалуйста, — добавил он тоном, который давал понять, что разговор окончен.

Шестнадцатый час

День прошел в напрасных ожиданиях. Пациентка просыпаться не хотела. Ее муж безотрывно сидел подле нее и смотрел на все, как на затянувшийся кошмарный сон. Подстать жене, он не реагировал на окружающее и лишь изредка вяло отвечал на озабоченные телефонные звонки от друзей и коллег. Медсестра несколько раз пыталась отправить его на обед: «Вы не должны забывать о себе. Силы вам еще понадобятся».

Но мужчина был глух к окружающему. Приезжавший днем сосед не узнал друга. В боксе сидел сутулый старик с каменным лицом.

— Давай-ка я тебя подменю, — предложил Шура. Сходи действительно перекуси.

Дича лишь молча покачал головой. Он так и просидел весь день, уткнувшись в пол, оставив бесплотные попытки растормошить свою Вичу…

В полночь мужа тяжелой пациентки попросили из отделения. Провожать его вышел семейный адвокат.

— Что это за голубец? — спросил вернувшийся за другом Шура, кивая на удаляющегося Каплана, сильно смахивающего со спины на женщину.

— Универсальный богослов…

Домой они ехали молча. Шура сидел за рулем и делал вид, что все его внимание приковано к дороге. Ему показалось, что морозный воздух немного расшевелил Димона, но завести с ним разговор побоялся. Он никогда не сталкивался с такой ситуацией и не знал, как себя вести и что говорить. Чтобы невзначай не поранить друга, Шура просто молчал.

Дича отрешенно смотрел в окно. Дороги были чистыми, несмотря на то, что по календарю уже три дня как наступила зима.

Снег в Балтиморе был редким гостем, а если и посещал город, то долго не залеживался. Поэтому муниципальным службам было не выгодно содержать снегоочистительные машины, и в случае снегопада на весь город с трудом набирался десяток другой снегоуборщиков. Дича вспомнил, как Вича весело объясняла по телефону сестре, почему снегопад у них приравнивается к стихийному бедствию: — А потому и приравнивается, что просто некому чистить улицы. Дороги, конечно, убирают, но начинают с основных магистралей и центра города. А в пригороде, где мы живем, снегоуборочные машины появляются на второй-третий день, так что много не наездишься. Но поскольку все школы и учреждения все равно закрывают, то никто никуда и не ездит. А те, кто работает в жизненно-важных отраслях, покупают внедорожники.

Именно поэтому мы совсем недавно поменяли нашу спортивную машину на джип. А то в снегопад она постоянно буксовала и садилась брюхом на снег. Улицы в такие дни пустынны. Местные жители не любят, да и не умеют ездить в такую погоду, часто бьются. Страховые компании, конечно, покрывают ущерб, но потом поднимают месячную плату как плохому водителю. Так что спокойней и дешевле сидеть дома.

— Да что говорить! Спроси у мамы, — продолжала Вича. — Когда она нас навещала, как раз была такая заваруха. Пусть она тебе расскажет про пустые полки в магазинах! — веселилась Вича. — У нас, если прогнозируют сильный снегопад, то в супермаркетах с прилавков сметают все, совсем, как в Союзе в годы перестройки. Цирк, да и только! — Рождаемость опять же повышается! — не унималась рассказчица. — Обычно девять месяцев после таких вот катаклизмов роддома переполнены «детьми снегопада», как их здесь называют.

Потом Вича вспоминала, как ходили друг к другу в гости пить вино и играть в карты, благо жили тогда в комплексе таунхаузов, набитых русскоговорящей диаспорой. Как, несмотря на отсутствие высокой обуви, проявляли русскую смекалку: одевали поверх ботинок пластиковые мешки из супермаркета и завязывали их под коленками.

— Американцы смотрели на нас как на идиотов, не зная, что сказать. У них же нет поговорки «голь на выдумки хитра», — от души хохотала Вича…

От этих теплых воспоминаний Диче на какое-то мгновенье стало легче. Да, жили они тогда небогато, но счастливо. Странная штука, эта жизнь. Все пытаемся пробиться в люди, начать прилично зарабатывать и чувствовать себя комфортно и независимо. А результат? «Правильно говорят: ни здоровья, ни счастья не купишь.

Вот мы, только встали на ноги, казалось, живи да радуйся. Так нет же», — накатили горькие думы.

Дом встретил пустотой и одиночеством. Даже радостно прыгающие собаки не оживляли унылой картины. Без Вичи у нашего дома не было сердца. В каждой мелочи была частичка ее души. Все вокруг напоминало о ней.

«Хватит раскисать! Давайте-ка подумаем, как помочь нашей мамке», — гладил я вьющихся у ног собак.

Двадцать пятый час На следующее утро Дича принес в больницу ноутбук и подсоединился к беспроводному Интернету. Выйдя на сайт РТРПланета, он включил сериал, который Вича смотрела по утрам во время своей дыхательной гимнастики. Подсунув ноутбук клавиатурой под подушку, он с надеждой поглядел на спокойное лицо жены. Затем сделал звук погромче в надежде вызвать хоть какую-нибудь реакцию.

— Вичинька, хватит притворяться, — нашептывал он. — Давай, малыш просыпайся, а то пропустишь свой сериал! К горлу подкатил ком, в глазах защипало. Горячая слеза сбежала и упала на ничего не чувствующую щеку жены. В его взгляде было столько отчаянья и боли, что даже много повидавшая на своем веку медсестра тяжело вздохнула.

— Вам принести, что-нибудь попить? — сдавленно спросила она.

В ответ Дича отрицательно покачал головой и выдавил: «Нет, спасибо».

Русская речь, текущая от изголовья больной, привлекла внимание проходившей мимо санитарки. Она издали смотрела на пылающие на мониторе страсти, догадываясь о происходящем только по интонациям героев.

«Совсем как та собака» — проскочила откуда-то взявшаяся мысль.

* * *

В голове Вичи была каша, а, скорее, сборная солянка из того множества сериалов, что она посмотрела на своем веку. Голоса и интонации напоминали что-то до боли знакомое, но она никак не могла сосредоточиться.

Русское телевидение вернулось в их жизнь спустя три года после приезда в Балтимор. Тогда на местный рынок наконец-то прорвался канал из Нью-Йорка, вещающий на русском языке.

Хотя многие программы были состряпаны в столице мира и откровенно попахивали местечковостью, прямые передачи из Москвы с лихвой компенсировали эту бредятину.

Вича надеялась, что черная полоса прошла и их жизнь наконец-то наполнится чем-нибудь хорошим. И все пока выглядело именно так. Они только что въехали в просторный двухэтажный таунхауз с двумя комнатами наверху и залой и кухней внизу.

У них даже был свой клочок земли, куда Вича мечтала посадить розы. За несколько месяцев до переезда они познакомились с ровесником из Ленинграда, который жил здесь на пару лет дольше и уже знал все ходы-выходы. Его русская душа требовала свободы, и, перепробовав кучу профессий, он остановился на такси.

— Я теперь сам себе хозяин! — любил бахвалиться он. — Хочу устроить себе выходной, валяюсь на диване. Не хочу — еду бомбить.

Его жена не разделяла таких мировоззрений, и они уже год как находились в стадии расставания. Так что Тимохе, как говорится, дома пахло чем-то невкусным, и он частенько проводил время у Дичи с Вичей. В округе нашлось немало и других соотечественников. Вича здесь встретила Лелю — соседку по парте, с которой они вместе изучали английский по приезде в Балтимор.

Оказалось, что она живет со свои женихом американцем всего через две двери. Так что скучать не приходилось. Потом, опять же, русское телевидение. В общем, жизнь налаживалась.

И все бы шло своим чередом, если бы не бьющая энергией Леля. Она вдруг решила, что Виче до полного счастья чего-то не хватает и подложила свинью в образе кошака.

Однажды Леля принесла к ним котенка гималайской породы, которого только что купила по случаю. У нее уже была гималайская кошка, и она решила их разводить. Но хозяйка котенка предупредила, что некастрированный кот пометит все углы в доме, если в нем живет самка. Перспектива жизни в парадном советского периода совсем не прельщала. Недолго думая, Леля предложила поучаствовать в кошачьем бизнесе и перекупить у нее котика. Виче ужасно понравился этот комочек шерсти, напоминающий совенка, но, зная нелюбовь Дичи к кошкам, она особенно на этот счет не обольщалась.

— У нас нет свободных денег, — ответил муж на ее просьбу.

Но Вича не успокоилась, и когда к ним вечером зашел Тимоха, который всегда был при деньгах, она прямо с порога жалобно и в картинках обрисовала ему ситуацию.

— Я могу одолжить денег на кота, — не задумываясь сообщил он.

— А почему бы тебе просто не подарить его нам? — попытался отшутиться Дича, спускаясь из кабинета.

— Любимка, ну пожалуйста! — канючила Вича. — Я тогда тоже смогу приносить деньги в семью.

Пока они все вместе пили на кухне чай, каждый думал о своем. Вича уже давно подумывала том, что надо бы заняться традиционной черной магией, пока она не познает сути чужеродной энергии. А кот здесь может сыграть не последнюю роль.

Он позволит ей значительно расширить круг своих возможностей. Кто знает, не станет ли он той опорой, которая поддержит ее в этом враждебном мире и поможет ей наконец-то подняться на ноги? Дича вспоминал, как известный русский шахматист Алехин перед каждой партией выпускал на доску кота. Может, и ему кот принесет удачу в крупном шахматном турнире в Филадельфии, куда он собирался вскоре отправиться? Если повезет, то он сможет выиграть внушительный денежный приз, который придется им ой как кстати. И только Тимоха не обременял себя глубокомысленными изысками.

«Ща попью чайку и — бомбить по ночному Балтимору», — думал он, пожевывая сделанные Вичей печенюшки.

В конце чаепития Дича встал из-за стола и потрепал жену по голове. Затем, выдержав паузу, благосклонно сказал: — Ну, хочешь кота, так покупай. Только я пальцем не притронусь к его песку, — предупредил он.

Сделка века состоялась. Таксистские деньги и котенок в тот вечер поменяли владельцев, а в их семейный бюджет добавилась еще одна статья расходов.

Все следующие выходные были посвящены походам по магазинам за кошачьими игрушками и принадлежностями. Вича была на седьмом небе от счастья. Она с огромным удовольствием лазила по полкам со всякой кошачьей всячиной, и ее радостного настроения не могло испортить даже недовольное ворчание мужа.

Разбирая покупки на кухне, где они решили, и будет стоять кошачий ящик с песком, Вича отправила мужа в комнату.

— Ты же сам отказался заниматься устройством нашего котика, — подначивала она мужа, выпроваживая из кухни.

— Не очень-то и хотелось, — отвечал он, пытаясь скрыть интерес к происходящему.

Пока Дича смотрел хоккей с его любимыми «Красными Крыльями», где играла целая пятерка русских игроков, Вича распаковывала кошачий туалет. Перед тем как наполнить его искусственным песком, она приклеила на дно давно припрятанную фотографию ненавистной приживалки. Воровато поглядывая на дверной проем, ведущий в залу, она аккуратно похоронила толстомясую под внушительным слоем вкусно пахнущего песка. Когда все было готово, она позвала Дичу полюбоваться на свои труды. Муж сначала проигнорировал ее призыв, но потом любопытство взяло верх, и он с интересом стал наблюдать за демонстрацией функциональных возможностей совка по вылавливанию из песка кошачьего дерьма. Позже оказалось, что в многофункциональности совка нет никакой необходимости, потому, что хвостатая породистая сволочь считала не царским делом зарывать свое благородное дерьмо. Пушистый идиот усердно скреб стены и панель холодильника, за которым был спрятан ящик, и совершенно игнорировал песок. Но хуже всего было то, что этот подлец терпел весь день и шел оправляться именно в тот момент, когда хозяин возвращался домой и хозяюшка усаживала его ужинать…

Вечером пришла подруга проверить обустройство будущего кота-производителя и заодно обмыть покупки. Не преминула она также похвастаться своими наклеенными ногтями, расписанными как яйца Фаберже. Леля собиралась навестить родственников в одной из бывших Советских республик и хотела поразить их всем, что было в ее арсенале. Виче сразу понравились такие расписные ногти, но она боялась, что на ней они вряд ли будут смотреться. Ее собственные ногти больше походили на когти тигрицы и часто привлекали внимание окружающих. Покрашенные ярким лаком, они были предметом зависти подруг, которые не знали, что Вича обменяла бы эту красоту на их здоровье, ни на миг не задумываясь. Людям, далеким от медицины, было невдомек, что такая форма ногтей называлась «часовые стекла» и являлась признаком больных легких.

Еще в медучилище им объясняли, что это происходит из-за хронического недостатка кислорода в кончиках пальцев, хотя ее ученый муж был другого мнения. Он где-то вычитал, что виной всему гены, которые отвечают за производство факторов роста.

В больных легких эти гены постоянно включены, а излишки факторов роста выбрасываются в кровь. Там они не находят ничего лучшего, как стимулировать избыточный рост ногтей. Послушать Дичу, так весь мир держится на генах.

— Возьмем, к примеру, Черчилля! — заводился он, когда ктонибудь на вечеринке его подначивал.

— Помните его знаменитую фотографию, где он сидит жирный как свинья с сигарой в зубах? — кипятился Дича. — Так вот, он всю жизнь пил и курил, а прожил больше девяноста лет! — А теперь возьмем нашего олимпийского чемпиона Гринькова, который с детства соблюдал спортивный режим, а умер в двадцать восемь! Вича знала, что Дичина лаборатория проводила посмертный генетический анализ фигуриста. И что мутацию гена, сыгравшего роковую роль в жизни спортсмена, первым нашел именно ее Дича. Так что в генетике он был силен, и не верить ему не было никакой причины.

Двадцать шестой час Медсестра вернулась в бокс со стаканом сока для мужа пациентки. Расстроенный мужчина выключал и убирал из-под подушки больной ноутбук. Медсестра протянула ему стакан. Не замечая ее, Дича смотрел на дату в нижнем углу монитора, сегодня они должны были улетать на юг. Он с горечью думал, что это уже не первый раз на их веку, когда Вича попадает в больницу накануне дальнего путешествия. Они уже были в похожей ситуации перед их второй поездкой в Питер, к Яне на день рождения. До отлета оставалось меньше недели. Однако черные сестры не дремали. Опасаясь очередной подпитки виккианской воительницы энергией родной природы, они решили нанести упреждающий удар…

Был теплый вечер. Вича с Дичей только что вернулись из похода по магазинам с очередной партией подарков для питерских родственников и друзей.

— Ты вообще собираешься паковать чемоданы?! — кричала Вича из кухни на прилегшего отдохнуть мужа. — Что, я должна этим заниматься? Дича решил, как всегда, дать жене выкричаться и подождать, пока ее порыв бурной деятельности уляжется. Но вдруг Вича замолчала, и в доме повисла гробовая тишина.

— Что случилось? — не подозревая беды, спросил он. — Почему фонтан иссяк так быстро? Ответа не последовало. Почувствовав неладное, Дича вскочил и побежал на кухню. Вича сидела на стуле, переломившись пополам, и боялась шелохнуться. Она с трудом балансировала на грани сознания. В глазах было темно от боли. Чья-то невидимая рука как будто вонзила острый нож ей в бок и шевелила им во все стороны. Когда терпеть уже не было мочи, сознание сжалилось и покинуло ее.

Боли больше не было, лишь что-то давило на грудь. Это был каменный подоконник, через который она перевесилась и наблюдала за своим любимым. На заднем дворе замка он разбирал повозку с лекарскими принадлежностями своего отца. После возвращения скорбной кавалькады охотников, двор был забит неразобраными телегами. Похоронив задранного медведем сына, герцог заливал горе вином, а без его приказа никто не осмеливался прикоснуться к охотничьей амуниции. Вдруг, стоявшая на пригорке повозка сдвинулась с места и, набирая скорость покатилась в сторону Дерека. Кто-то прошмыгнул через двор, бросив вороватый взгляд в сторону ничего не подозревающего сына лекаря, и скрылся в каретном дворе.

— Дерек! Берегись! — что было сил закричала Венди.

Тот обернулся и увидел несущуюся на него телегу. Отбежать он уже не успевал. Подпрыгнув, юноша завалился в отцовскую повозку и едва успел поджать ноги, как раздался страшный треск. Лежа на дне повозки, Дерек увидел безжизненное тело Венди свесившееся из верхнего окна. Не обращая внимания на ссадины и ушибы, он ринулся к ней. Из глубины каретного двора пара белесых глаз с ненавистью следила за тем, как его соперник поднял бесчувственную Венди на руки и исчез из окна.

Увидев запыхавшегося сына несущего обмякшую девушку на руках, эскулап тут же бросил свои опыты с микстурами и склонился над помощницей кухарки.

— Что с ней отец?! — У нее все признаки сквозного ранения в грудь но я не нахожу раны?! До девушки доносились обрывки какого-то приглушенного разговора. Мужские голоса становились все сильнее, и так же сильнее становилась боль.

Вместе с болью вернулось сознание. Вича услышала испуганный голос Дичи: — Что с тобой?! — Очень больно! — Где? — Слева. Не может же это быть инфарктом!? Нет, это был не инфаркт. В тот вечер у нее впервые в жизни порвалось легкое. До этого дня они не подозревали, что при Вичиной болезни бывает еще и такая напасть. Рентген подтвердил неутешительный диагноз, и вместо поездки в Питер они оказались в больнице…

В то время, как Дича заново переживал те далекие события, что-то очень теплое и родное промелькнуло в его сознании и исчезло. Ему показалось, что он упустил что-то важное, то, что сможет им помочь, и это не давало ему покоя. Дича раз за разом прокручивал горькие воспоминания тех дней, выискивая светлые моменты. Грустная улыбка коснулась его лица, когда он вспомнил их импровизированные постирушки. В то время у Вичи в легких обнаружили агрессивные бактерии, и ее перевели в отдельную палату. Больница не могла подвергать риску других пациентов, иммунитет которых был ослаблен их собственными болезнями. А поскольку Вичины микробы были еще и устойчивы ко многим антибиотикам, она представляла собой ходячее бактериологическое оружие. Но, как говорится, нет худа без добра. Благодаря отдельной палате Дича мог беспрепятственно быть с женой круглые сутки. В те короткие часы, когда он прибегал домой, стирать было некогда. Чтобы выйти из положения, Дича закрывался в их палатном туалете и тайком стирал белье в раковине. С наступлением вечернего моциона Вича надевала марлевую повязку, и они устраивали променад по коридору.

Улучив момент, когда никто на них не смотрел, они, веселясь, прошмыгивали мимо сестринского поста к выходу из отделения. По длинному переходу они попадали в здание, где находилась Дичина лаборатория. Там, в пустынной кухне, они заворачивали влажное белье в бумажные полотенца и сушили его в микроволновой печи. Хорошо, что его коллеги не знали, что в этой микроволновке готовилось ночью. Если бы им даже и сказали, то они все равно бы не поверили. Да и кому в голову могло бы прийти такое? — Без всякого сомнения наш менталитет сильно отличается от американского, — говорил он Виче на обратном пути в палату.

И действительно, в любой ситуации русский человек надеется только на себя. Не зря же проводимые тесты на выживание показали, что американцы, в своем большинстве, ждут помощи извне. Из нескольких предложенных предметов первой необходимости они обычно выбирают рацию, сигнальные ракеты и дымовые шашки. Тогда как россияне запасаются спичками, консервами и картой с компасом. Вича молча соглашалась. Она чувствовала себя за Дичей как за каменной стеной и любила его еще крепче.

«Конечно, такие моменты скрашивали ее жизнь в больнице, — с теплотой думал Дича. — Но это было совсем не то, что он искал».

Что-то очень важное лишь на миг всплыло из дальних уголков его памяти. Но вот что? Дича с напряжением пытался выудить из сознания ускользнувшую мысль. Но чем сильнее он старался, тем труднее становилось вспомнить. Наконец, он сдался и прибег к старому трюку. Секрет его заключался в том, что нужно было переключиться на другую тему. Тогда потерянная мысль обидится, что ее перестали искать, и сама вернется. Дича закрыл глаза и начал вспоминать их первую вылазку на балтиморский залив, предоставив поиск упущенной мысли своей подкорке.

Это была их первая встреча с частичкой Атлантики. Легкий привкус соли в воде не оставлял никаких сомнений в близости океана. К их удивлению пляж был забит неграми, которых сюда привезли автобусами из Балтимора. Так что анекдотический афоризм о загорающем негре здесь терял всякий смысл. Негры реально загорали. И не просто загорали, а аккуратно мазались кремом, чтобы загар ложился ровно. Они злорадно смотрели на белое меньшинство, которое, по большому счету, и обеспечивало их пребывание на этом пляже. Внушительная часть налогов, собираемая штатом, уходила на заигрывание с чернокожим населением. Работать они не хотели и годами сидели на шее у государства, прикрываясь протестами против расовой дискриминации. Но этого им показалось мало. Узнав, что Германия начала выплачивать приличную денежную компенсацию жителям оккупированных в годы войны территорий, негритянские лидеры стали требовать компенсацию за рабство.

— Вы лишили нас родины! — кричали они на своих митингах. — Кто заплатит за это? Как ни странно, желающие нашлись. Многочисленная группа богатеев страны объединилась и выступила со встречным предложением.

— Мы выплатим вам компенсацию, — провозгласили они. — И, более того, мы оплатим все расходы по возвращению вас на историческую родину.

После такого заявления страсти сразу же улеглись. Да и кто захочет уехать из этого капиталистического коммунизма в Африку, пусть и с деньгами? В какой стране мира тебя будут вот так собирать по трущобам и вывозить к морю на халяву? Может, и существовала такая страна, но Виче с Дичей до этого не было никакого дела. Они просто наслаждались редкой возможностью побыть вместе, да еще и на теплом заливе. Они как дети радостно плескались в воде, осыпая друг друга радужными брызгами.

— Ой! Тут какая-то сопля! — не переставая смеяться, закричала Вича.

— Сейчас мы ее смоем! — весело ответил Дича и начал брызгаться еще сильнее.

— Нет, правда, что-то обожгло мне ногу, — смеялась она сквозь выступившие от боли слезы.

Вича схватилась за горящую ногу и вдруг увидела мирно качавшуюся медузу.

— Не ходи сюда, здесь медуза! — Где? — близоруко щурясь, спросил Дича и низко наклонился к воде.

— Сейчас за нос укусит, тогда увидишь, где! Пойдем. Оденешь очки и посмотришь.

Морщась от жжения в ноге, она взяла своего слепыша за руку и повела к шезлонгам…

Вместе с воспоминаниями о медузе всплыла и мысль, за которой он так напряженно охотился. Это был один из щемящих сердце моментов их больничных страданий тех дней. Дича вспомнил, как спустя несколько месяцев после выписки Вича поведала ему о, возможно, самых счастливых минутах в ее жизни. Удивительно, но случилось это именно тогда, когда она лежала в больнице с торакальной трубкой в боку. Трубку установили еще в приемном покое, чтобы расправить спавшееся после разрыва легкое. Нежная ткань легкого терлась о жесткую трубку, и каждый вдох причинял нестерпимую боль. Обезболивающие приносили лишь незначительное облегчение, к тому же их действие было недолгим. Обессилевшая и уставшая от боли, Вича не выдержала и разрыдалась. Дича тогда обнял ее и, скрывая слезы, спрятал лицо в ее волосах. Они сидели, обнявшись, и тихо плакали на плече друг у друга. Он — оттого, что уже не мог смотреть на ее мучения, а она от счастья, что не ошиблась в нем. В этот момент Вича не чувствовала боли, все отступило на задний план. С ней был он, ее любимый, ее надежда и опора, и с ним ей была ничего не страшно.

«Да, я выиграла джек-пот», — вспоминала она давний душевный разговор с сестрой.

Еще тогда, в такой далекой юности, она уверяла Яну, что замужество — это лотерея, которую нельзя предугадать или выстрадать. Какой бы прекрасный ни был человек на первый взгляд, трудности и лишения возьмут свое. И каким он станет, пройдя горнило жизни, не дано знать никому. Да, ей повезло, ну а как могло быть иначе? Не будь рядом Дичи, даже вера в свое великое предназначение не помогла бы ей. Она знала, как коллеги по «Скорой» удивлялись его выбору: — Зачем она тебе? Она же вся такая больная! — А я и сам не сильно здоровый, — со смехом отвечал он.

Муж никогда ей этого не рассказывал, но она узнала об этом разговоре от подруги, которая крутила роман с водителем из Дичиной бригады. Вича еще тогда тайком поведала обо всем матери.

— Берегите друг друга, — пряча слезы говорила Ванда. — Никто о вас не будет так заботиться, как вы сами.

И вот он сидел рядом с ней после стольких трудных, но посвоему счастливых лет. И никуда не сбежал, как пророчили родственники.

— Вот увидишь, получит вид на жительство — и ищи ветра в поле, — жужжали они.

Годом позже присказка поменялась: «Ну, как получит американское гражданство — только его и видели».

Время шло, а он оставался рядом.

«Вот он сидит и обнимает меня, мой хороший. И какая же я сволочь, что не стерпела и показала свою слабость», — корила себя Вича.

Когда они оба успокоились, Дича превратил все в добрую шутку: — Хоть у тебя и дырочка в левом боку, как у того ежика из детской песенки, я тебя все рано люблю.

Прошлые слезы смешались с настоящими. Дича посмотрел на обмякшее тело жены, в котором теплилась едва осязаемая жизнь, поддерживаемая бездушным аппаратом.

— Давай-ка вернемся в прошлое, и только попробуй не проснуться! — решительно прошептал он и, откинув уголок одеяла, склонился и обнял свою любимую. Прижавшись щекой к щеке, он стал тихо покачиваться и шептать ей на ушко про ежика и дырочку в колючем боку. С отчаянной безнадежностью он ждал, что вот сейчас ее опавшие руки обнимут его и все в их жизни будет снова хорошо. С ее волос на подушку стекали прозрачные капельки. Влажное пятно на наволочке разрасталось, а чуда все не происходило. Дича не сразу почувствовал, что его ухо стало мокрым, и поначалу не придал этому значения. Когда же он наконец выпрямился, буйная радость охватила его. Он не верил своему счастью. Из левого глаза Вичи текли слезы.

«Неужели получилось!? — возбужденно думал он. — Она чувствует! Мозг работает!» — Сестра! — позвал он. — Ей, наверное, больно! Давайте сделаем обезболивающее! Медсестра не возражала. Сделав инъекцию, она вызвала дежурного реаниматолога. Пока ждали врача, у Вичи начали вытекать накопившиеся слезы и из носа. Дича склонился над ней и, промокая ей лицо салфеткой, радостно приговаривая: «Видишь, я не тру твое личико. Все как ты учила».

Жена не раз говорила ему, что нельзя тереть лицо полотенцем. Конечно, он поддакивал, но продолжал вытираться, как привык. Но во время сериалов не забывал повозмущаться вместе с ней. Когда Вича видела, как очередной мачо немытыми руками теребит лицо своей возлюбленной, она с гневом говорила: «Убила бы за такое!» — Не успела бы! — вторил Дича. — Я бы порешил его раньше.

— Дай пять! — смеялась она и поднимала руку для символического хлопка.

Дича повернул ее безжизненную ладошку к себе и слегка хлопнул по ней: «Давай, родная, просыпайся, а то как же мы будем любоваться твоим прекрасным личиком?» Затем, оставив два пальца в ее ладони, попросил: «Вичинька, если ты меня слышишь, сожми мои пальцы».

Но ее рука даже не шелохнулась.

— Давай, малышка, возвращайся к нам. Тэдди уже соскучился и плачет без тебя.

Поднятая волна воспоминаний унесла его обратно, в то горько-радостное время.

Был день выписки. Вичу отпускали домой. До назначенного часа Дича успел обернуться и купить ее любимые розы. А еще, следуя местным традициям, он раздобыл воздушный шарик и мягкую игрушку. Увидев медведя, осунувшаяся, но счастливая жена вцепилась в него как маленький ребенок. Мохнатый мишка был небольшим, однако на фоне хрупкой девушки он казался огромным.

— А как его зовут? — совсем по-детски спросила Вича.

— Как и всех мишек в Америке, его зовут Тэдди.

— Ну вот, Тэдди. Сейчас поедем домой, и я покажу тебе, где ты будешь жить.

С тех пор медвежонок поселился у них в спальне. Каждое утро Дича выбирался из объятий жены и подкладывал вместо себя Тэдди, чтобы Виче не было одиноко…

— Жалко, что в реанимацию нельзя брать мягкие игрушки. А то бы Тэдди тебя обязательно навестил.

Вича слушала его, и ее слезы исчезали, чтобы вновь появиться, но уже на глазах у Дичи.

«Ничего, — успокаивал он себя. — Не все сразу. Главное, что уже есть сдвиг!» Двадцать седьмой час Пришедший врач не разделял оптимизма мужа больной, и после короткого осмотра отрывисто выпалил: — Больную — на томографию мозга! Срочно! Прибывшая транспортная команда долго переключала пациентку со стационарного дыхательного аппарата на портативный. Когда все было готово, ее прямо на кровати повезли в рентгеновское отделение. Мужчина последовал за ними.

— Вам идти не обязательно, — сказали ему. — Мы вернемся через каких-нибудь двадцать минут.

А вдруг она придет в себя и испугается? Да и по-английски она изъясняется не так чтобы очень, — и тоже зашел в лифт.

Скоростной лифт резко нырнул, и на мгновенье создалось ощущение летящих вниз качелей.

* * *

Их самолет приземлялся в Пулково-два. После выписки Вича быстро набралась сил и наперекор черным сестрам летела на родину. Конечно, день рожденья Яны они пропустили, но зато попадали в разгар дачного сезона. Вид дымчатого горизонта постепенно исчез из иллюминатора. Его место заняло море зеленых полей, в котором радостно купалось летнее солнышко. Глядя на ласковую природу, Вича уже не так боялась посадки. Она добровольно шла на риск, но чувство страха от этого не пропадало. Из-за перепада высоты, а вместе с ней и атмосферного давления, ее ненадежное легкое могло в любой момент снова порваться. Весь полет она была готова к худшему, но сейчас ее беспокойство сменилось волнением скорой встречи с родными.

Да и плавное снижение было не так опасно, как стремительный набор высоты. После мягкой посадки Родина их встретила жестким девизом «Рубль всему голова». Тележки для багажа выдавались только за рубли, причем нового образца. Картинки на тех купюрах, с которыми Дича и Вичей уезжали два года назад, пришлись не по вкусу эстетам от казначейства, и они в срочном порядке напечатали другие, поцветастее. Новые произведения искусства еще не успели завестись в кошельках у прилетевших, поэтому Дича тащил все вещи на себе, претендуя на приз рубрики «А вам слабо?» Дома они окунулись в свою недавнюю юность. Летом Ванда жила на даче, и бывшая комната молодых была в их полном распоряжении. Лежа прижавшись друг к другу на своей старой кровати, они смотрели в знакомый до каждой трещинки потолок, как будто и не было этих лет в Америке. За окном щебетали птицы. За стенами у кого-то орал телевизор и где-то громко топали соседи. Невдалеке постоянно хлопали дверью, отчего в серванте нежно дребезжали фужеры. В общем, ничего не изменилось, и все-таки чего-то не хватало…

С первым укусом озверевшего питерского комара картина родных пенатов была завершена. Их ностальгические настроения длились не долго. Яна приготовила насыщенную увеселительную программу, так что наслаждаться воспоминаниями было некогда. Первым пунктом в списке стояли белые ночи. Еще не успев перестроится на местное время, Дича с Вичей выглядели самыми бодрыми среди гуляющих по ночному Питеру людей. И не удивительно. У них-то за океаном был еще ранний вечер. Давний друг семьи, который совсем недавно навещал их в Балтиморе, вызвался быть водителем-экскурсоводом. Бывший автогонщик, он как бешенный носился по набережным в погоне за разводящимися мостами. В открытые окна врывался влажный невский ветер, и они с наслаждением подставляли лица дыханию одетой в гранит реки. Потом был визит в Петродворец, где Вича с племянницей Дианой фланировали в нарядах придворных дам. Они довольно долго не появлялись из палатки проката средневековых одеяний, но терпение ожидавших было с лихвой вознаграждено.

«А не царских ли кровей у меня Вича?» — думал муж, глядя на свою преобразившуюся половину.

Дича стоял какое-то время ошарашенный, начисто позабыв о намерении запечатлеть для истории любимую королевишну и юлившую рядом принцессу. Поднимая фотоаппарат он окликнул жену, но Вича, не отрываясь, смотрела вдаль Финского залива. Над голубыми волнами шумно носились чайки. Ей было невыносимо душно в этом тяжеленном бархатном платье. Она

рвалась на волю, к тем белоснежным птицам, что кружились за окном. Ей хотелось так же беззаботно парить над башнями замка и упоенно кричать этим приземленным людишкам о том, как прекрасна жизнь. Но вместо воздушных перьев она из последних сил натягивала на себя грузную парчу, стараясь порадовать своего любимого. Он стоял рядом и не сводил с нее восторженных глаз. Дерек знал, что Венди тяжело, но пытался расшевелить ее. Она и так проводи льшую часть дня на пыльном соломенном матраце и все реже оставляла свое ложе. Ей нужно было двигаться, и Дерек таскал к ней платья придворных дам.

В их многочисленных складках любили селиться платяные вши, и благородные девицы время от времени присылали свои наряды придворному лекарю для обработки китайским корнем стемоны. Освобожденные от вшей туалеты с нетерпением дожидались хозяек во «вшивой комнате», как они с Дереком прозвали кладовую с платьями. Мудрые дамы за нарядами не спешили и заставляли мужей раскошеливаться на обновы. Но платья не скучали. Их часто навещала хрупкая девушка, которая с удовольствием влезала в них, несмотря на разницу в размерах. Ее присутствие наполняло огромную кладовую радостью и светом.

Венди расхаживала в чужих нарядах перед своим кавалером, и блаженная улыбка не сходила с его восторженного лица. С приходом осени худеющая прямо на глазах модница стала появляться все реже, а вскоре и вовсе пропала. Теперь обеспокоенный юноша носил наряды к ней в кухонную кладовую. Помощница кухарки покорно мерила шикарные убранства, но ее взор больше не лучился тем счастливым озорным огоньком, который платья так полюбили. У утомленной переодеваниями девушки больше не было сил шевелиться. А ее куда-то упорно тянули.

— Тетя Вика, что с тобой!? — донеслось сквозь густую пелену.

Благородная дама встрепенулась и с удивлением посмотрела на девочку в наряде баронессы. Та тянула ее за руку в сторону какого-то мужчины. Его лицо было скрыто за фотоаппаратом, но, что-то родное и любимое угадывалось в его фигуре. Неожиданно краски жизни вернулись к Виче. Болезненная бледность исчезла, и она с облегчением вздохнула: «Нет. Мой час еще не пришел!» Яркая улыбка появилась на ее порозовевшем лице и она вернувшись в прекрасный мир Петергофа.

— Я просто представила, какие штабеля благородных кавалеров валялись бы вокруг нас с Дианкой! — отшутилась Вича… Когда культурная программа была завершена, «американцы» погостили пару дней в новой квартире у Дичиной мамы и под конец отправились на дачу.

Там они провели незабываемую неделю. Пока мужики были на рыбалке, а женщины копались на участке, Вича ускользнула к Матрене.

— Ну что, воительница, насовсем к нам или погостить? — встретила ее старуха, как будто они только вчера расстались.

— Конечно, только погостить, — обиделась запыхавшаяся девушка. — Сейчас подкоплю сил, и снова в бой! Глаза целительницы потеплели: «Ну садись, докладывай».

Матрена внимательно слушала сбивчивый рассказ сестры, то кивая, то покачивая головой. Она видела, что не ошиблась в этой хрупкой и болезненной девчушке.

«Откуда в этом тщедушном тельце столько силы? — со смешанным чувством гордости и боли думала знахарка. — С такой волей, никто не устоит на ее пути».

Возбужденная воспоминаниями заокеанских событий, Вича часто дышала, ее взор горел. Матрена физически ощущала, как сгустки энергии переливаются внутри ее гостьи. К неописуемой радости она вдруг почувствовала среди них еле заметные следы чужеродных флюидов.

— Ты близка к нашей цели! — не вытерпела знахарка, перебив увлеченную рассказчицу. — Ты уже можешь удерживать часть их энергии.

Опешившая Вича смотрела на старуху широко открытыми глазами.

— Но я ведь ничего не делала для этого, — заверила она. — Как это могло случиться? — Дай срок, и ты разберешься. Мы верим в тебя.

Возвращаясь к даче, Вича унюхала аромат шашлыков, разносившийся по округе. Извинившись, что не помогала накрывать на стол, она присоединилась к пиршеству.

— Ты в отпуске, так отдыхай! — отмахнулась от ее извинений Ванда.

— Штрафную! — выкрикнул сосед. — Штрафную, штрафную! — подхватил нестройный хор уже «готовых» рыбаков…

Эта поездка навсегда осталась в памяти одной из тех немногих вспышек счастья, что так редко освещали их нелегкий путь.

Глава 7. Возрождение

Двадцать восьмой час

Томография мозга была закончена, и скоростной лифт поднимал сложную больную обратно в бокс под номером тринадцать…

* * *

…А Вича поднималась в утреннее Питерское небо — она уже в третий раз летела во вражье логово. Теперь ей обязательно должно было повезти. Не зря же американская пословица гласит, что третья попытка всегда удачная. Конечно, была похожая пословица и на Руси. Ее древние сочинители, наверное, так навозливались Богу, что тот сначала у них раздвоился, а потом уже стал троиться. Но Он не осерчал, а взял, как гласит пословица, да и возлюбил самого Себя рас.

— Куда же этот самовлюбленный делся? — веселилась Вича, глядя на проплывающие под самолетом облака. — Если верить попам, так должен быть где-то здесь, на небесах.

Все ее забавляло и радовало. Эта поездка вернула ей веру в свои силы, которые уже помогли защитить семью сестры. Совсем с другим настроением она летела в Питер всего две недели назад. На душе висел груз ответственности, а карман оттягивали деньги, собранные родственниками для отмазки мужа Яны от суда.

А началось все, как часто бывает, с благородного порыва.

Какой черт понес свояка после ночной смены в проходной двор, он и сам толком не смог объяснить. Кто-то как будто втолкнул его туда. И надо ж было случиться, что именно в это время и именно там один крепко нагулявшийся представитель ближнего зарубежья приставал к такой же нетрезвой девушке. Та отбивалась, как могла, но силы были явно неравны.

— Вай! Коньяк пила, да!? Чего ломаешься? — доносилось из подворотни.

Бартер есть бартер. Так нет, надо было свояку вмешаться.

Одного удара в челюсть хватило, чтобы успокоить охотника до женского тела. Как это обычно водится, спасенная девушка исчезла в предрассветном тумане, а наш герой не успел и пары шагов пройти, как был упакован в невесть откуда взявшийся милицейский газик. По невероятному совпадению, дежурный следователь оказался однофамильцем шамкающего потерпевшего. После беседы с соплеменником из-под его пера вышла ладно скроенная картина происшествия. Сломанная золотая фикса потянула на тяжкие телесные повреждения с крупным материальным и моральным ущербом. Взбешенный таким поворотом дела благородный рыцарь полез в бутылку, что вылилось в жаркую перебранку с блюстителями порядка. Чтобы утихомирить здоровенного бугая, его пришлось убеждать всем отделением. Уговоры закончились для спорщика на полу и сопровождались дружным пинанием лежачего милицейскими ботинками.

В пылу этой беседы следователь не заметил, как на его лодыжке оказалось два кровоточащих отпечатка человеческих зубов. Это стало последней каплей, и судьба злостного нарушителя общественного порядка была предопределена. Адвокат мудро посоветовал решить дело полюбовно, и однофамильцы теперь жили в ожидании честно заработанных американских долларов.

Вича, услышав эту историю, ничуть не удивилась цепи таких случайностей. Похоже черный легион заморских сестер обложил ее со всех сторон.

— Не переживайте, — успокоила она Яну. — Мы деньги найдем.

Нашли, отдали и забыли. Но не тут-то было. Спустя неделю потерпевший вновь стоял под их дверью.

— Я передумал! — нагло заявил он. — Больше давай, а то не заберу заявление из милиции! После дележа со следователем половины суммы пострадавшему показалось мало, и он решил повысить свой гонорар. Никакие уговоры и призывы к совести не помогли. Яна с трудом утащила разгоряченного мужа в комнату. Когда дверь за ними закрылась, Вича устало оперлась на Дичу.

— Будут тебе деньги, — обратилась она сквозь зевоту к вымогателю. — Дай нам неделю.

После ухода неприятного визитера Дича с удивлением посмотрел на жену: — А где же мы их возьмем? — Не переживай. Перефразируя Ходжу Насреддина, за неделю либо законник-падишах умрет, либо потерпевший осел сдохнет.

А осел сдыхать и не собирался. Уверившись в новых финансовых поступлениях, он с еще большим рвением начал прогуливать шальные деньги. В те времена межнациональная рознь еще не достигла своего апогея, и подвыпивший представитель ближнего зарубежья беззаботно болтался по ночному городу.

Но питерское движение скинхедов уже начинало поднимать голову и насчитывало до трех сотен «бритоголовых». Для многомиллионного города это было каплей в море, и мало кто о них знал. Не встречал их и наш вымогатель. Не встречал до того самого вечера, когда нарушил договор. Он так и не понял, почему в ту ночь именно он привлек внимание странно одетых парней.

Среди редких прохожих в белой ночи светились их бритые головы. Обтягивающие джинсы были закатаны и демонстрировали во всей красе высокие армейские ботинки. Один из них выделялся белоснежными шнурками на фоне черных башмаков.

У двоих его сотоварищей шнуровка полыхала революционным кумачом. Сегодняшний вечер был для белошнурочника крещением первой кровью, и он был готов на все, чтобы завтра с гордостью сменить белые шнурки на красные. Скинхеды были одеты в застегнутые под горло кожанки с маленькими воротничками.

И это была не дань моде, а необходимость. Как волкодавам обрезают уши и хвосты, чтобы хищники не могли вцепиться в них во время охоты, так и максимально облегающая одежда помогала бритоголовым быть менее уязвимым в драке.

— Ты заплатил за проход по этой улице? — спросил самый старший из них.

— Это что, твой улица? — не растерялся поддатый вымогатель.

— Научись сначала по-русски говорить! — услышал он в ответ, а вслед за тем огромный колокол зазвенел у него в ухе.

До валились набок, и он увидел перед собой разбитое подвальное окно. В нем сидела кошка и намывала гостей.

Она безучастно наблюдала за тем, как несколько двуногих склонились над существом, которое качалось на четырех лапах, и освобождали его от каких-то шуршащих предметов. Тупые пинки продолжали раскачивать стоящего на карачках мужчину. Он уже не думал об отобранном паспорте и деньгах, спасительное окно — вот что занимало все его мысли. Спугнутая кошка спрыгнула на сырой пол подвала и по-хозяйски встретила гостя, который нырнул вслед за ней. Он плюхнулся головой на склизкий пол и затих.

— Чтобы завтра тебя в городе не было! — проорал в оконный проем белошнурочник и поморщился от пах цо смрада.

Однако он напрасно напрягал свои голосовые связки. Тот, кому предназначалось его обращение, уже давно наслаждался блаженной тишиной…

Восприятие звуков вернулось к нему лишь под утро. На груди у него сладко мурлыкала кошка, на такой славной постели ей давненько не приходилось оттягиваться. Подстилка приподнялась, и недовольная хозяйка подвала спрыгнула на холодный пол. Она недобро мяукнула и презрительно потрясла задними лапами.

— Мяу! — вдруг услышала она в ответ и остолбенела.

Ее ночной гость сидел на полу и глупо улыбался.

— Мяу! — уже громче повторил он и с интересом прислушался к собственному голосу.

Обалдевшая кошка выпрыгнула из подвала, а ей вслед неслось призывное мяуканье на разные лады.

Разбуженный житель бельэтажа с трудом оторвал всклокоченную голову от рваного матраца. Клочья ваты торчали из его ложа и касались грязного пола. Нет, кровать не была такой низкой. Ее просто не было. Видавший виды матрас валялся прямо на полу. Его проснувшийся хозяин что было сил, треснул кулаком по трухлявому паркету.

— В марте не наорались, сволочи! — попытался прокричать он, но тут же со стоном схватился за голову.

— Бум! — донесся снизу только что мяукавший, голос. — Бум, бум! — Похоже, вчера опять насандалились паленой водки, — испуганно пробормотал обитатель бельэтажа и спрятал раскалывающуюся голову под подушку…

Во время проводов Вичи и Дичи свояк светился, как новый пятак. В полученном на днях извещении говорилось, что суд переносится на неопределенный срок ввиду невозможности отыскать потерпевшего.

Двадцать девятый час По возвращении с рентгена, Вичина кровать была застелена свежим бельем. Но ни вкусно пахнувшие, хрустящие простыни, ни активные перекладывания и перемещения не пробудили спящую красавицу. Не интересовал ее и врач с долгожданными результатами томографии мозга.

— Ну, что, доктор? — нетерпеливо спросил Дича. — Вы же сами видели, что она плакала.

— Это, скорее, плохая новость, чем хорошая, — был убийственный ответ. — У Виктории начался отек мозга, вызванный длительным кислородным голоданием. То, что мы наблюдали, было рефлекторной реакцией на нарастающее внутричерепное давление.

«Как же я сам не сообразил, что не может человек плакать одним глазом?» — подавленно думал Дича, входя в ступор.

Обрывки объяснений врача до него едва доносились.

— Если отек станет прогрессировать и разбухший мозг вклинится в затылочное отверстие, то центр, отвечающий за работу сердца, может быть поврежден.

Дича уже не воспринимал дальнейшую информацию о приближающемся конце мучений его жены и лишь отрешенно кивал в такт далекому голосу врача. Как чужой рукой он подписывал уведомление о том, что если сердце остановится, то реанимационные мероприятия проводиться не будут.

Спустя час пришла медсестра: — Прошли сутки, как Викторию начали охлаждать, — растолкала она погруженного в себя мужа больной.

Агрегат, гоняющий холодную воду вокруг тела пациентки, выключили. Опытный врач велел оставить аппарат рядом с больной и не убирать далеко прорезиненные одеяло и простыню.

— Мы сможем его использовать для борьбы с жаром, — пояснил он. — Раз на раз не приходится, но на моей практике у таких пациентов часто возникает мозговая горячка.

И врач не ошибся. Спустя два часа датчики температуры тела показывали сорок градусов, и охладитель снова включился в работу.

* * *

Вича задыхалась от жары. На дворе начиналось лето с его тропической жарой и знаменитой балтиморской влажностью.

Их кондиционер был сломан уже второй день, а мастера смогли вызвать только сегодня. Вчера, пока Дича был на работе, некому было спрятать от монтеров собаку. В их льготных таунхаузах иметь домашних животных запрещалось. Конечно, в этом был своя логика. Откуда, скажите на милость, у малоимущих деньги на их содержание? Но, с другой стороны, животных любят все, в не зависимости от доходов. А для одиноких, особенно инвалидов, это, пожалуй, единственная возможность для общения. В управлении работали тоже люди, и многие из них старались закрывать глаза на это нарушение. Но береженного бог бережет, и сегодня утром Дича отвел Ладу к Тимохе. Теперь можно было смело впускать мастеров. Вича ждала монтеров и надеялась, что вчерашние мучения больше не повторятся. Изнемогая от духоты, они всю ночь то открывали, то закрывали окна, стараясь понять, где прохладнее — дома или на улице. Наконец, не выдержав, они спустились во двор, завели машину и включили кондиционер. Так они сидели, обнявшись, под потоками живительного холодного воздуха, пока вконец не окоченели. Продрогшие, но счастливые они вернулись домой, и перехватили немножко сна.

А на другом конце комплекса, в похожем таунхаузе, изнывали от жары отец со своей приживалкой. Кондиционер у них был в порядке, не в порядке было с головой. Приживалку давила жаба. Искусственная прохлада требовала изрядного количества недешевого электричества.

— Давай включим кондиционер, — молил ее Зосим.

— Врубай! Но платить за энергию будешь ты.

— Да что же я, за эти поганые деньги буду мучиться?! — не выдержал он и зашлепал к термостату.

По дому разнеслась приятная прохлада, но приживалке легче не становилось. Последнее время ее все вокруг раздражало.

На душе постоянно скребли кошки. К горлу то и дело подкатывался противный ком. А к вечеру, когда Зосим возвращался с работы и они садились есть, у нее, как по расписанию, начинало колоть сердце, как будто кто-то запускал в него острые когти.

Эти ощущения настолько напугали ее, что она не пожалела денег и сделала кардиограмму. Врачи ничего страшного не нашли, но зато узнали о себе много интересного. После чего пришли к единодушному заключению о наличии у пациентки истероидного синдрома. А попросту поняли, что имеют дело с распущенной истеричкой. В глаза ей, конечно, этого никто не сказал — не самоубийцы же они, — но посоветовали в следующий раз обратиться в другой офис, где врачи поумнее. Выписанные успокоительные не помогали. Да и не таблетки здесь были нужны, а экстрасенс. Уж он-то ей объяснил бы, кто скребет у нее на душе.

А виновник проблем приживалки чуть сам не заработал инфаркт. Вечерком, перед работой, к Виче с Дичей как обычно заскочил Тимоха. Лада чрезвычайно обрадовалась своему другу, у которого совсем недавно гостила. Замахав своим хвостищем, она подбежала здороваться, что по собачьему этикету выражалось в обнюхивании ширинки. В процессе приветствия она наступила задней лапой на хвост мирно спящему, коту. Тот, еще не проснувшись, ошалело рванул во все лопатки прочь. Не понимая, почему он никак не может сдвинуться с места, кот так яростно молотил лапами по скользкому паркету, что в серванте зазвенели фужеры. Хозяева кота дружно завалились на диване от хохота. Смущенный Тимоха отпихивал Ладину морду от своих мужских сокровищ, думая, что смеются над ним.

— Жалко, у нас нет камеры, — захлебывалась от смеха Вича, — а то мы обязательно выиграли бы конкурс домашнего видео.

Тут и Тимоха понял, в чем дело, и подтолкнул Ладу, чтобы она сошла с кошачьего хвоста. Кот, как истребитель на авианосце набрал полные обороты, и когда наконец был отпущен — взмыл в воздух. На мгновенье зависнув над полом, он с диким ревом понесся на кухню.

— Смотри, забудет как котят делать! — вытирая слезы, хохотал Дича, — тогда накроется ваш бизнес.

Тридцать седьмой час

Вечерний обход принес призрачную надежду. В полумраке тринадцатого бокса дежурный врач долго светил пациентке в глаза фонариком, то отводя луч в сторону, то резко направляя обратно на зрачок.

— По-моему, я видел еле заметную реакцию правого зрачка, — обнадежил он наблюдавшего мужа больной. — Ближе к ночи снова проверим.

Уходя, он включил в боксе свет и увидел посветлевшее лицо мужчины.

«Как мало нужно отчаявшемуся человеку!? Он как утопающий хватается за любую соломинку», — с сочувствием подумал доктор, вспоминая утренний случай со слезотечением от отека мозга.

* * *

Тусклый фосфоресцирующий свет проникал внутрь глаза.

Вича смотрела прямо в зрачок своему коту, чья сетчатка сверкала в темноте желто-зеленым светом. Ее правый глаз был зажмурен, а левый ловил теплый фосфоресцирующий лучик, льющийся сквозь щель кошачьего зрачка. Успокоившийся в руках хозяйки мохнорыл проорал весь день, сидя в одиночестве. Дича с Вичей только что вернулись из приемного покоя, где провели почти сутки. Дом встретил их темнотой. Грозой выбило трансформатор, и весь район сидел без электричества.

— Ну ты, пьянь тропическая, перестань мучить животину, — пытался прервать их затянувшееся приветствие муж. — Где у нас свечки? Его вопрос остался без ответа. Вича сейчас жила своей отдельной жизнью. Приличная доза сделанных ей наркотиков означала пропуск в далекий беззаботный мир.

— Мы знали, на что шли, — подмигнула она коту. — Бесплатный сыр бывает только в мышеловке.

При упоминании о мышах зрачок кошака сузился, но даже сквозь тонкую щель глаза своего питомца Вича видела отражение огромных пятен черной энергии окружающей их дом.

Война черных сестер с виккианской воительницей была в полном разгаре. Очередной удар они нанесли с тыла и в прямом, и в переносном смысле. На фоне приема огромного количества лекарств в Вичиных почках стали зарождаться камни.

И вот в один не очень прекрасный день направленный извне сгусток энергии раскачал самый крупный из них. Камень сдвинулся с места и начал свой путь наружу. Он царапал своей шероховатой поверхностью нежные стенки узенького мочеточника, что вызывало нестерпимую боль в пояснице. Вича вертелась как уж на сковородке, пытаясь найти положение, в котором боль уменьшилась бы. Проведя бессонную ночь, они с рассветом отправились в больницу. В приемном покое их встретили как старых знакомых и удивились тому, что не проблемы с легкими привели их на этот раз. Как только подтвердилось подозрение на почечную колику, ей выписали сильное обезболивающее и готовы были отпустить домой.

— У нашего Иванушки все в попе камушки, — шутила над собой Вича, когда узнала, что у нее в почке камень.

Это было бы весело, если бы не было так грустно. К полудню у нее началась непроходящая тошнота. Рентген выявил симптом кишечной непроходимости с антикварным названием «чаши Клойбера». Чаши эти были не из древнего фарфора или глины, а из кишечных петель. И наполнены они были отнюдь не ароматным чаем. Острейшая боль в пояснице парализовала работу кишок, и в животе наступила долгая минута молчания. Пациентку накололи наркотиками и не отпускали до тех пор, пока ее брюшко не начало снова петь свои журчащие песни. Только поздним вечером они смогли покинуть родную больницу. Что их ждало дома, мы уже знаем.

Дича оставил жену играть в гляделки с котом, а сам отправился на поиски какого-нибудь источника света. Вича тем временем уже утонула в океане кошачьего глаза. В желтом лунном мареве она видела себя маленькой девочкой на лесной поляне.

Какая-то тетенька учила ее, как искать черную энергию. Женщина достала из корзины черную кошку и протянула ей.

— Коснись носом ее мохнатого уха, — услышала Вича. — Не бойся, дочка, она тебя не обидит.

— Почему она назвала меня дочкой? Конечно в тетеньке угадывалось что-то близкое и родное, и пусть она не была ее мамой, но с ней было хорошо и спокойно.

Касаясь мохнатого уха, девочка морщила свой носик от желания чихнуть, а кошка лишь нежно мурлыкала в ответ. На поляне почему-то удивительно легко дышалось. Свежий лесной ветерок кружил среди высоких сосен, прозрачный воздух с запахом моря легко наполнял грудь. Вича никогда не думала, что можно вот так дышать, ничуточки не напрягаясь.

— Зачем же взрослеть, чтобы задыхаться? — хотела спросить она эту милую женщину.

Но вдруг все закружилось в стремительном водовороте, и женщина, и кошка, и поляна, и сосны. Неведомая сила оторвала девочку от земли и понесла куда-то вверх. Деревья стали стремительно удаляться, а вместе с ними и удивительный воздух.

Вот лес уже превратился в сплошную зеленую круговерть с голубым венчиком моря по краям.

— Не отпускай меня! — беззвучно кричала девочка и тянулась к исчезающему круговороту. — Я остаюсь с вами! — И слезы будущих мучений заструились по ее щекам.

Вича очнулась от возобновившейся боли в пояснице и увидела, что лежит на плече у дичи, уткнувшись влажным от слез носом в его мохнатую бородку. Она не сразу поняла, где находится, и лишь спустя какое-то время сообразила, что лежит в собственной постели.

«Как я сюда попала? Когда Дича успел меня переодеть и принести наверх?» Услышав, что жена заворочалась, проснулся и Дича.

— Как ты себя чувствуешь, наркоша? — А куда делась черная кошка? — Какая кошка? Да вы, ваше благородие, нарезались, — одевая очки улыбнулся он.

Вича долго смотрела на него затуманенным взором. Ее зрачки были необычайно широкими, и он мог поклясться, что слышит, с каким скрипом ворочаются мысли в ее прекрасной одурманенной головке.

— Наверное, приснилось, — наконец пробормотала она и, упав на подушку, отключилась.

Дича аккуратно поправил грелку на ее пояснице и нежно накрыл одеялом. Он еще долго лежал, прислушиваясь к ее дыханию, и не заметил как заснул, так и позабыв снять очки.

Тридцать восьмой час

Мужа больной разбудила медсестра, которая никак не могла протиснуться к изголовью пациентки. В руках у нее был поднос с огромными пластиковыми шприцами, наполненными питательными смесями.

— Время ужина.

— Да конечно, — вскочил мужчина, освобождая ей место.

Подсоединив первый шприц к зонду, медсестра стала медленно выдавливать его содержимое в желудок больной. Когда все шприцы были опорожнены, сестра промыла зонд питьевой водой. Врачи увеличили количество жидкости, чтобы помочь организму естественным путем бороться с жаром и сопутствующим обезвоживанием.

* * *

Вича долго не могла привыкнуть к чувству переполненного желудка. Но только так можно было защититься от повторных атак черных сил. После бесконечных походов по почечным специалистам ее наконец записали на безоперационное разрушение почечного камня акустическими волнами. Но камушек не стал дожидаться страшного конца и вышел сам буквально за день до процедуры.

— Я сам! Я сам! — услышала Вича его испуганные крики.

Увидев белый свет, вместо приятного путешествия по канализационным трубам в сторону балтиморского залива, камень неожиданно оказался в детском горшке, специально приготовленном для его встречи. На следующий день просторное помещение клинической лаборатории поглотило его, и больше о нем никто не слышал. Но с тех пор Вича начала защищать свои почки от образования новых камней, ежедневно вливая в себя по три литра травяного чая. Избыток воды неприятно распирал ее маленький, не привыкший к таким нагрузкам, желудок. Она никогда не переедала, а ела по чуть-чуть, но часто. Такой режим помогал ей хорошо усваивать всякую вкуснятину в условиях недостатка пищеварительных ферментов. Ее дурной ген сам не влиял на производство этих ферментов, но с удовольствием мешал их поступлению в кишечник. Зато когда пища поступала маленькими порциями, даже озорство противного гена не мешало ее перевариванию.

Поначалу желудок протестовал против больших объемов жидкости. Но Вича стойко переносила связанные с этим неудобства: «Уж лучше недолго побыть Водяным с громко булькающим брюшком, чем растить очередную цель для атаки врагов».

Несмотря на то, что почечнокаменные дела притянули непредвиденные расходы, их долги заметно уменьшались, и Дича начал подумывать о продолжении учебы. Пришло время воспользоваться давнишним планом спонсора. Еще перед отъездом из России Зосим советовался с братом-американцем по телефону: «Может быть, стоит задержаться на год, чтобы Дима успел закончить институт?» — Не теряйте ни минуты, — был категорический ответ. — Его диплом здесь пригодится разве что для мусорной корзины. Как приедет и выучит язык, мы ему оформим перевод и будет доучиваться в нашем институте, — прозвучал, как тогда казалось, дельный совет.

Насколько он был дельным, теперь и предстояло выяснить.

Пройденную российскую программу нужно было сопоставить с местным медицинским образованием. Занималась этим государственная контора, руководимая менеджером по фамилии Каплан. Имя это ассоциировалось с тем, а точнее с той, кто не может довести ни одного дельного начинания до конца, и ничего хорошего не предвещало.

Так и вышло. Выданное заключение закрывало возможность стать врачом, но разрешало заниматься экспериментальной медициной и участвовать в конкурсе для поступления в аспирантуру. Увидев, как расстроился муж, Вича попыталась его успокоить.

— Быть ученым намного почетней, — убеждала она. — Хороший ученый своими открытиями способен помочь миллионам.

А сколько больных вылечит один врач? На том и порешили. С благословления жены Дича ступил на научную стезю. Ему пришлось несколько раз сдавать национальный аспирантский экзамен, пока не набрал конкурентоспособные баллы. Разослав документы по окрестным университетам, они стали терпеливо ждать.

И вот пришло приглашение на собеседование в балтиморский университет. Вича с необычным упорством упрашивала мужа взять ее с собой для моральной поддержки.

— А потом, я ни разу не была на могиле Эдгара По.

Это был один из ее любимых писателей, и они лишь недавно узнали, что похоронен он в Балтиморе. Место его погребения располагалось во дворе старинной часовни, что приютилась как раз на территории университета, меж высотных зданий из стекла и бетона. Дича и сам ни разу не был в той часовне, и они решили заодно навестить родоначальника жанра ужасов.

— Вдруг он нам принесет удачу? — подбадривала Вича.

Дича не догадывался об истинных причинах ее настойчивости. А у его любимой уже давно созрел план. Из рассказов мужа она знала, что местные университеты обязаны иметь четверть студентов из национальных меньшинств. Поэтому коренные индейцы, негры и мексиканцы имели большое преимущество перед остальными абитуриентами. Как ни странно, но русские, которых в Америке намного меньше упомянутых групп, не относились к мень, потому что цветом кожи не вышли.

Среди претендентов Вича сразу выделила чопорного негра и смуглую девицу, так что выбор потенциальных целей не представлял для нее большого труда. Ожидая Дичу в коридоре, она скрупулезно отложила образ каждого конкурента в своей зрительной памяти. Когда ее будущий ученый вышел из комнаты, где заседала приемная комиссия, он весь светился. Со слов радостного Дичи, собеседование прошло удачно, и на обратном пути они вновь заглянули к Эдгару и поблагодарили его за помощь.

Через неделю пришло письмо, в котором говорилось, что хотя Дмитрий и произвел наилучшее впечатление на приемную комиссию, но другие претенденты были тоже сильны. Слабым утешением была заключительная фраза: «Комиссия поместила вас в резервный список. В случае отказа какого-нибудь из зачисленных, вы займете освободившееся место».

Американская система поступления в вузы оставляла ему шанс. По правилам высшей школы абитуриенты могли штурмовать по нескольку учебных заведений одновременно, и порой проходили по конкурсу сразу в два, а то и три университета.

Места для таких студентов держались до тех пор, пока те не делали свой окончательный выбор. Таким образом, появлялись вакансии для резервных кандидатов, среди которых теперь числился и Дича. Прочитав жене это письмо, он с удивлением заметил лучик радости, мелькнувший в глазах Вичи.

«А чего же ты ожидала? — истолковал он этот знак по-своему. — Мы только стали жить по-человечески».

Он получал невесть какую зарплату, но долги были выплачены, новая машина не предвещала больших расходов, в общем, можно было немного расслабиться и начать наслаждаться жизнью. А с аспирантской стипендией опять придется перебиваться с сосисок на макароны.

— Конечно, по-своему Вича права. Кто знает, как долго ей осталось греться под этим солнцем? Да и сам себя он не простит, если его малышка проведет свои последние годы в нищете. Наверное, так и должно было случиться, все что ни делается, все к лучшему.

Примерно в это же время другой кандидат испытывал совсем иные чувства. Скоро он станет аспирантом, а потом и профессором, как его отец. Папаша был прав, когда, провожая его на собеседование, гарантировал сыну успех.

— Эти придурки демократы сами роют себе яму, борясь за наши с тобой права. Иди и не о чем не думай, твой цвет кожи и немного мозгов сделают тебя победителем над любым белым гением.

Его слова не пролетели мимо божьих ушей. Как только он понял, что единственный негр среди кандидатов, его нервозность как рукой сняло. Перед комиссией он держался уверенно, даже с легким налетом наглости. На вопросы отвечал быстро и без запинки, порой даже удивляясь своей эрудиции. Другие кандидаты были бы удивлены не меньше, если бы слышали, какие детские вопросы ему задавали. Но как бы то ни было, а от аспирантуры его отделяли пара-тройка формальностей.

— Мне только осталось подписать вот это письмо о моем согласии быть студентом их университета, — размахивал он листом гербовой бумаги перед лицами друзей, с которыми отмечал свой успех в самом популярном ресторане. — А я еще подумаю, достойны ли они меня! — перла из него пьяная бравада.

И в чем-то он был прав. Негры, сумевшие сдать общенациональный экзамен хотя бы на требуемый минимум, были нарасхват. Трудно догадаться, о чем думали демократы, когда придумывали закон о поблажках неграм. Было бы интересно узнать, сколько тех политиков пойдут лечиться к врачу, поступившему в мединститут благодаря цвету кожи? Ну да разве кто-нибудь разрешит проводить такие неполиткорректные опоросы? Так что негры продолжали оставаться хозяевами положения, чему новоиспеченный аспирант откровенно и радовался. Уже сидя в такси, он все еще пребывал в пьяной эйфории. Небрежно развалившись на заднем сиденье, он решил поупражнялся в своем превосходстве. В это время машина повернула в сторону окружной дороги, по которой путь к его дому был длиннее, а, стало быть, и дороже.

— Куда это ты намылился? А ну-ка давай через город! — грубо скомандовал он.

— В городе будут пробки, — с сильным акцентом ответил таксист.

— Какие пробки в двенадцать ночи!? Ты кому мозги полощешь? Делай, что сказано! Тихо матернувшись по-русски, таксист развернулся в сторону города. Проезжая кварталы местного пролетариата, шофер понял, что, похоже, накаркал. Улица была полностью забита разношерстной публикой, с шумом и гамом вытекающей из рок клуба. Концерт закончился, и огромная толпа меломанов, пестревшая металлистами и рокерами, искала выход своей энергии.

Двое здоровых молодчиков в кожанках-косухах подтащили на своих плечах пьяного в хлам товарища и заорали: «Эй, шеф, отворяй ворота! Мы тебе халтуру надыбали!» — Куда, куда? У меня пассажир! — Какой такой пассажир? Водитель обернулся. С заднего сиденья на него смотрел одинокий лакированный ботинок.

— Трогай! — скомандовали парни, еле уместившись сзади.

— Зачем негру на пальме туфли? — рассмеялся один из них и вышвырнул башмак в окно.

— Чтобы бананы сбивать! — заржал в ответ другой.

Их пьяный товарищ на мгновенье открыл глаза и тихонько хихикнул, сам не зная, чему. А бесцеремонно выкинутому на улицу хозяину жизни было не до смеха. Ошарашенный, он сидел на обочине в одном ботинке, не понимая, почему философия его отца не сработала на этот раз. А ответ был прост. На несколько миль вокруг никому даже и в голову не могло прийти, что он может быть хозяином не то, что жизни, а вообще хоть чего-нибудь. К великому сожалению, несостоявшийся аспирант так никогда и не узнает, что через полтора десятка лет один из них станет не только хозяином жизни, но и хозяином всей страны…

То, что виккианская воительница начала показывать зубы, насторожило черных сестер. Теперь приходилось считаться с ее силой, и они решили нанести удар с другой стороны.

В тот ранний майский вечер Дича, как обычно, спешил на халтуру. Он покинул здание своей лаборатории и торопился успеть на автобус, который развозил работников по автостоянкам на окраине города. Конечно, он мог ставить машину в непосредственной близости от университета, но за это удобство пришлось бы платить в четыре раза больше. В денежном эквиваленте эта разница составляла их недельный запас продуктов, поэтому выбирать не приходилось.

Пешеходам горел красный свет. Дича стоял в первых рядах и с нетерпением смотрел на светофор. Пронесшийся мимо автомобиль обдал его пронизывающим холодком. Он поежился и поднял повыше воротник куртки. Его немеющий мозг не сразу зарегистрировал разрешающий сигнал. Увидев зеленый, он смутился своей нерасторопности. В этот момент Дича совершенно позабыл об особенностях американских светофоров.

А они отличались тем, что после красного света сразу загорался зеленый. Желтый же сигнал шел только после зеленого.

И в этом было свое рациональное зерно. Увидев желтый свет, водитель точно знал, что нужно тормозить, поскольку единственным продолжением мог быть только красный. Но советская привычка начинать движение на желтый была у Дичи в крови.

Поэтому, когда он увидел зеленый, сразу решил, что весь желтый свет продержал стоявших сзади пешеходов.

«На меня уже, наверное, смотрят как на отмороженного и вот-вот начнут напирать сзади».

Высоко поднятый воротник закрывал от него дорогу. Выглядывать из-за него и еще больше выставлять себя на посмешище не хотелось. Дича торопливо шагнул вперед. На проезжую часть ему ступить так и не удалось: раздался пронзительный визг тормозов, после чего наступила благодатная тишина.

«Что произошло? — пытался он подняться с асфальта. — Когда успел опуститься туман?» — Не шевелись! — прозвучали чьи-то нервные слова и почему-то по-английски.

Постепенно до Дичи стало доходить, что его сбила машина, а пелена перед глазами объясняется отсутствием на носу очков.

Парамедик из подъехавшей «Скорой» ощупал ему голову и поинтересовался, какое сегодня число.

— Числа не скажу, но знаю точно, что среда, — уверенно ответил Дича.

Конечно, по средам были его смены в фитнес-центре, а у советского человека, даже разбуженного среди ночи, от зубов будет отскакивать его рабочий график. И опять все та же совковость двигала его последующими действиями. Как он узнал позже, ему следовало играть умирающего лебедя и стонать так, чтобы даже у самого толстокожего свидетеля навернулись слезы жалости.

На шум прибежали работники из его лаборатории и один из них успокоил: «Дмитрий, не переживай, я поеду с тобой в больницу».

«Поеду» было громко сказано, больница была в двух шагах.

Убедившись, что может сносно стоять на ногах, Дича отказался от госпитализации.

«Какая, к черту, больница!? Я опаздываю на смену», — крутилась в его голове беспокойная мысль.

В фитнес-центр он приехал уже сильно припадая на ногу, по которой пришелся удар бампером. Окружившим его коллегам-соотечественникам он вкратце пояснил причину своей хромоты.

— Ты, что идиот!? — широко открыл глаза самый опытный из них, за плечами которого было уже несколько лет борьбы за выживание в Америке. — Тебе следовало сейчас лежать в больнице и жаловаться на все на свете.

Тут же Дича выслушал длинную лекцию о том, что многие в этой стране только и мечтают о такой ситуации: «При правильно поставленном деле из этого можно выжать приличные деньги, а если повезет, то и пожизненную пенсию!» — Каким образом? — А таким! Необходимо заявить, что из-за психологического стресса у тебя постоянно болит голова и разладилась сексуальная жизнь. Ни то, ни другое никакой экспертизой не опровергнешь.

Увлеченные беседой, они не сазу обратили внимание на шум около дальнего массажного стола. Там заканчивал работу еще один представитель дешевой массажной силы из бывшего Союза, знаменитый тем, что не мог не опрокинуть стаканчикдругой красного винца на «ход руки», как он любил пояснять.

Похоже, в тот день он принял лишнего, отчего руки его ходили особенно энергично. Собратья по разминанию буржуйских тел сначала с интересом, а затем с неподдельным ужасом наблюдали за происходящим. Закончив работу, любитель красненького бодро вытирал массажное масло со спины клиента. Высунув от усердия язык, он лихо орудовал влажным полотенцем. Лежавший на столе респектабельный толстосум выглядел скорее жалким, чем уважаемым. С глазами висящего над пропастью альпиниста, он судорожно хватался за кромку массажного стола и пытался что-то сказать. Мощные обжимы не давали его легким расправиться, а потому издаваемые звуки напоминали довольное покрякивание. Буржуйское тело послушно елозило вслед за сильными руками усердного трудяги. Все еще покрытая массажным маслом грудь клиента словно по льду скользило по поверхности стола. Упоенный своей работой золотых тел мастер не замечал, что вверенное ему тело находится в опасной близости от дальнего края стола. Какое-то мгновенье подвыпивший массажист еще размашисто водил полотенцем, пока не сообразил, что вытирает пустой стол. Распрямившись, он недоуменным взглядом обвел зал, не понимая, куда подевались белые телеса местного богатея. Откуда-то снизу донесся отборный английский мат. Заглянув под стол, горе-массажист обнаружил там свою пропажу и участливо поинтересовался: «Чего потерял?» Босс массажного зала долго не мог успокоить хохочущий персонал. Дича даже позабыл о своих неприятностях и веселился вместе со всеми.

— В общем, отправляйся домой, — хриплым от смеха голосом напутствовал его ветеран американской жизни, — или тебя подвезти? — Да нет, спасибо. Сам доберусь.

То ли всезнающий советчик накаркал, то ли посттравматический шок прошел, но у Дичи действительно начала болеть голова. Нога все больше отекала, и на нее уже было трудно наступать. На этом его смена и закончилась. Расстроенный своей глупостью и неопытностью, он отправился домой.

А потом начались бесконечные походы по юридическим консультациям. Как выяснилось, вся система была выстроена для блага пострадавших. Адвокаты не брали за свои услуги денег до тех пор, пока не выигрывали процесс, но как только какие-то деньги были высужены, третья часть суммы принадлежала юристу. Если же дело проигрывалось, то никто никому ничего не был должен. Поэтому первым признаком перспективного дела было желание адвокатских контор им заниматься. И здесь Дичу с Вичей ждало разочарование. У всех, с кем они ни консультировались, сначала загорались глаза, но когда юристы узнавали, что за рулем была мулатка, их пыл быстро улетучивался. Они все, словно сговорившись, дружно ссылались на занятость и отказывались от ведения процесса. В конце концов удрученная пара нашла молодого юриста, который согласился с ними работать.

— Правила игры такие, — инструктировал он Дичу. — Чем больше ты потратишь денег на лечение, тем большую компенсацию за боль и страдания я смогу тебе высудить у страховой компании водителя.

И Дича как на работу стал ходить по врачам и физиотерапевтам. Несмотря на интенсивность процедур, нога заживала медленно, а воспалительная жидкость в колене никак не хотела рассасываться. Но все когда-то проходит, перестал хромать и он.

Шло время, они жили в ожидании жирного чека от страховой компании негритянки. Но вместо денег, как гром среди ясного неба, пришла повестка в суд.

— Другая сторона нашла свидетеля, который утверждает, что обвиняемая ехала на зеленый свет, — пояснил адвокат.

По дороге в суд Вича увещевала мужа: «Забудь о новой машине. И давай договоримся, что если ничего не выйдет, то мы не будем расстраиваться».

Да, они уже мечтали о маленьком недорогом джипе с открытым верхом, на который было бы удобно возить Ладу. И денег, что обещал высудить для них адвокат, как раз хватало.

«Ну, а как жить без мечты?» — спросил себя Дича, а вслух согласился, — Да конечно. Иногда шальные деньги выходят боком своим удачливым владельцам.

Они были готовы к поражению в честном бою, но не к тому, что произошло. Началось с того, что их адвокат совсем сник, увидев, что судья был негром. Затем он зачем-то разговорился с таким же молодым, как и он сам, юристом мулатки.

Слово за слово, и он проболтался, что это первый случай со сбитым пешеходом в его практике. Тут-то Дича и понял, что их юрист-молокосос просто решил набить на них руку.

Все это время Вича сидела в зале вместе с любителями поглазеть на чужие дрязги и родственниками участников судебных разбирательств. Дела слушались один за другим, как на конвейере, и она терпеливо ждала, когда появится Дича. И вот наконец его вызвали. На место обвиняемой села шоколадная красавица. Она была представлена суду как секретарша одной известной фирмы, название которой, однако, Виче ни о чем не говорило. Первым выступал свидетель защиты. Это был низкорослый негр средних лет.

— Я вышел на перекур и видел все с начала до конца, — бодро начал свидетель. — Горел красный свет и потерпевший сам шагнул под машину.

Тут Дичин адвокат заметно оживился, в его глазах появился огонек: «Вы соблюдаете правила больницы и курите только в специально отведенном месте?» — Да, конечно.

— И где же находится это место? — поинтересовался адвокат, подходя к диаграмме происшествия.

Вокруг больницы там и сям были понатыканы застекленные автобусные остановки, где любители табака могли с удовольствием травить друг друга. Ближайший курительный колпак, на который указал свидетель, стоял за углом главного корпуса, из-за которого при всем желании, нельзя было увидеть перекресток.

— И как же вы смогли разглядеть светофор? — Ну, я видел, что машины ехали, — промямлил свидетель. — А раз ехали, значит, им был зеленый.

— Так вы видели сигнал светофора или нет? — Я же сказал! Машины ехали.

— Мне нужен простой ответ: да или нет.

«Плакали мои денежки», — грустно подумал свидетель, и виновато зыркнул в сторону защиты, неопределенно пожимая плечами.

Так и не дождавшись ответа, судья вызвал обвиняемую.

— Я ехала на зеленый, — бросилась она с места в карьер. — А этот недалекий гражданин прыгнул мне прямо под колеса. Да вы посмотрите на его толстенные очки. Он же дальше своего носа ничего не видит.

Судья с интересом разглядывал подсудимую. Облаченная в шикарное дизайнерское платье, она стояла рядом со своим адвокатом и не давала ему вставить слова. Когда ей были показаны фотографии травм потерпевшего, она театрально хмыкнула: — А какие ко мне могут быть претензии? Сам виноват! Меньше ворон считать надо! «Как ты, смазливая черномазая скотина, посмела сделать моему Диче больно? — беззвучно шептала Вича. — А теперь еще и стоять здесь, как на подиуме для показа мод!?» — клокотала нарастающая ненависть.

Темнокожая красотка откровенно любовалась собой. Мужчины в зале не сводили с нее глаз. Она с упоением купалась в их недвусмысленных взглядах.

«Неужели кто-то думает, что суд признает обоснованными притязания этого тупого иностранца, который и двух слов связать не может?» — всем своим видом показывала она.

Зал был побежден, и она потеряла к нему интерес. Вернувшись на место, обвиняемая далеко выдвинув из-за стола стул и уселась со скучающим видом. Теперь стол не закрывал ее ног от высоко сидящего судьи. Как бы невзначай, она так умело одернула платье, что оно не прикрыло, а наоборот еще больше обнажило ее точеные бедра. Сидевший рядом защитник покосился на поднятый до грани приличия подол и слабо улыбнулся. Его клиентка поняла это как одобрение и в довершение всего закинула ногу на ногу. Эта выходка не осталась без внимания судьи.

Его взгляд медленно скользил по вызывающе обнаженному бедру. В отличие от вершителя правосудия, зал не мог усладиться этим зрелищем. Защитник мулатки, как нарочно, тоже выдвинулся из-за стола и закрыл собой все самое интересное.

— Я бы не отказался потешиться танцем этих бедер на моих коленях, — позабыл о слушании судья.

Никто на свете не знал о его излюбленном времяпрепровождении. Он был отличным конспиратором. Ссылаясь на дела, он оставлял дома жену с детьми и отправлялся в один из стриптиз-баров на одноименной с городом улице. Прошедшие выходные не были исключением…

Поздним вечером он подъехал к знакомой стоянке. Перед тем как выйти из машины, он как обычно наклеил себе усы и надел кустистый парик с черными завитушками «а ля семидесятые».

Родной бар встретил его полумраком и привычной пустотой. Сердце учащенно забилось в предвкушении любимого развлечения. Он с легкой самоиронией вспомнил свое первое появление в этом злачном месте.

«А туда ли я попал?» — был он сначала неприятно удивлен.

Это мрачное заведение с одинокими посетителями, разбросанными по разным углам, совсем не походило на ожидаемое великолепие мужского рая. Его воображение рисовало яркий гламурный зал, до отказа набитый разудалыми подвыпившими парнями. Выкрики и одобрительный свист должны были взрывать атмосферу ночного клуба с каждым эффектным трюком полуголых девиц, вьющихся вокруг отполированного телами шеста. Все эти картины, почерпнутые из многочисленных фильмов, не шли ни в какое сравнение с тем, что он увидел. Шест был, спору нет. Даже не один, а целых два, и были они расположены по краям подиума, что тянулся узкой дорожкой вдоль стойки бара. Полуголые девицы тоже присутствовали. Они скучно, как карусельные лошадки, вышагивали перед редкими посетителями. Дойдя до конца дорожки-подиума, они брались за шест только для того, чтобы развернуться и с такой же кислой миной отправиться в обратный путь.

Разочарованный такой безрадостной картиной, судья направился к выходу. На полпути он вдруг почувствовал чье-то нежное прикосновение к своему рыхлому брюшку. Маленькая ладошка принадлежала пухленькой девушке с обворожительной улыбкой. Ее молочно-белое тело светилось в темноте и влекло своей полуприкрытой наготой. Непреодолимое желание его далеких африканских предков овладеть белой женщиной взяло верх над отвращением к этому мрачному месту. Он позволил ей отвести себя к бару, где они уселись поодаль от других посетителей. После третей бутылки пива он наконец оценил практичность окружающей обстановки. Он чувствовал бы себя неуютно, если бы сосед по барной стойке видел, как девушка невзначай положила свою руку ему на колено и принялась что-то жарко рассказывать. Возбужденный мужчина не вникал в ее болтовню, но очевидно история требовала того, чтобы ее рука поднималась все выше и выше. Когда ее ладошка уперлась ему в пах, девушка вдруг спросила: «Хочешь, я станцую танец живота на твоих коленях? Это совсем недорого».

С его положением и зарплатой судьи цена не имела значения. Они спустились в зал. Найдя место поукромней, она усадила его на мягкий стул со спинкой. Не успел он устроиться поудобней, как, несмотря на свою полноту, девушка проворно оседлала его. Их животы соприкоснулись и судья почувствовал жар ее молодого тела. Вскоре его рубаха пропиталась потом ерзающей на его бедрах танцовщицы. Его внушительная плоть надулась и застряла в одной из брючных штанин. Он непроизвольно поморщился.

— Можешь поправить, — понимающе прошептала соблазнительница. — Я бы сама, да хозяйка не разрешает. Боится за лицензию. У нас ведь публичные дома запрещены, — хихикнула она.

Девушка отстранилась, давая ему возможность освободить запутавшегося в штанине пленника.

— Спрячь под рубашку! — игриво возмутилась она, заметив проклюнувшую из-под ремня головку.

Когда приличия были соблюдены, она продолжила свой танец.

В тот памятный вечер судья не сумел полностью насладиться ее искусством. Все было ново и непривычно для него. Он постоянно оглядывался и смущался. Ему все время казалось, что кто-то смотрит в их сторону.

«Что я скажу дома о следах любовных утех на моей одежде?» — тормозила неугомонная мысль.

Выдохшаяся наездница сползла с него и, не скрывая разочарования, пропыхтела: — Мальчик! Тебе что, не понравилось? Тот виновато улыбнулся и скрылся в туалете. Там он с давно позабытым блаженством освободился от переполнявшего его желания. В последующие визиты он уже приносил с собой сменное белье и полностью отдавался наслаждению, не обременяя себя посторонними мыслями.

Перемещения на подиуме выдернули судью из приятных воспоминаний. Нет, на подиуме стояла не стриптизерша, там давал показания потерпевший. Молодой человек в очках с сильным акцентом уверял суд в том, что переходил улицу по зеленому сигналу светофора. От волнения и творящейся несправедливости он так перевирал слова, что его объяснения превратились в полную кашу.

«Я тут не виновата, — оправдывала себя мулатка, — Все из-за того идиота, что ехал передо мной и не захотел проскакивать на желтый. Вот мне и пришлось объезжать его слева. Кто же мог знать, что под колеса бросится этот подслеповатый придурок?» Она наблюдала за жалким зрелищем, разворачивающимся перед судьей, и чувство собственной безнаказанности окончательно укрепилось в ней.

«Может, мне и был красный, — внутренне соглашалась она, — но кому веры больше? Уж точно не этому иммигрантишке, изза которых уже и по улице спокойно не проехать!» Она продолжала с превосходством взирать на зал и ловить на себе восхищенные взоры зрителей, пока не почувствовала сверлящий взгляд какой-то замухрышки. Одно мгновенье та выглядела девочкой-подростком, другое — сформировавшейся девушкой.

Маленький сутулый заморыш смотрел на нее глазами опытной, видавшей виды женщины и что-то бубнил себе под нос.

Потом мулатке показалось, что девушка как-то неестественно широко зевнула, и в этот момент ярко-зеленая пелена заслонила от шоколадной красавицы зал. Перед глазами замелькали зеленые тона, которые плавно замещались кроваво-красным маревом.

«Совсем как светофор», — промелькнуло в голове у обвиняемой.

Когда ее взор просветлел, худышкино кресло зияло пугающей пустотой…

На следующий день оправданная мулатка ехала домой и с удовольствием вспоминала растерянное лицо потерпевшего во время чтения приговора суда.

— После дискредитации свидетеля остались только слово потерпевшего против слова обвиняемой, — монотонно читал судья. — Чего юридически недостаточно для обвинительного приговора.

Снова и снова проигрывая в голове свой триумф, она как обычно ускорилась, чтобы проскочить знакомый перекресток на желтый свет. Но в этот раз, по странному стечению обстоятельств, не глупый иммигрант с заплечной сумкой, а ярко-зеленая помойная машина оказалась на ее пути. Заметив, что пересекающим перекресток машинам загорелся желтый сигнал, водитель мусоровоза снял ногу с тормоза и приготовился к движению. Автоматическая коробка передач чуть-чуть подтянула грузовик вперед. Этого было достаточно, чтобы поймать на бампер несущуюся наперерез легковушку.

Удушающий запах расплескавшихся отходов из мусоровоза ударил шоколадной красавице в нос. Все ее тело обволокло липкое тягучее зловоние. Скрежещущий и коробящийся металл сковал ее, словно рыцарские доспехи. Последнее, что она видела, была выстрелившая из руля воздушная подушка безопасности. Летящий в лицо белый пузырь вдруг стал истончаться и менять цвет, превращаясь в огромный грязный шар, с краев которого стекала вонючая жижа. Когда поверхность пузыря освободилась от зловонной мути, в ней отразилось удивительно голубое небо. По верху прозрачной сферы дугой выгнулся деревянный мост. На нем толпились люди в старинных одеждах и с ужасом смотрели вниз. За их спинами возвышался мрачный замок и давил своей массой на обездвиженную мулатку. Она чувствовала как погружается в вязкую безысходность. Тень от замка накрыла пузырь и необычная картина средневековой толпы исчезла. Теперь стало видно, что в тонкой сфере кто-то находится. Изнутри на шоколадную красавицу смотрел до боли знакомый девичий образ. Где-то совсем недавно она натыкалась на этот колючий взгляд, но вспомнить, где, ей было уже не суждено. По неизвестным причинам подушка безопасности не выполнила своего предназначения. На полпути она неожиданно лопнула и огласила окрестности о расплате за посягательство на семью виккианской воительницы…

Несмотря на неудачный исход судебного разбирательства, несчастья как-то вдруг отступили.

— За черной полосой всегда следует светлая, — жизнеутверждающе заявил Дича. — А как же иначе!? — Да, любимый, — кротко соглашалась Вича.

Она не разубеждала мужа, хотя полагала, что те, кто пытался выжить их из этой страны, уже поняли, что связываться с ней и ее семьей стало небезопасно.

Глава 8. Выход в люди

Тридцать девятый час

На улице было не по-зимнему тепло. В боксе становилось жарко, и дежурный врач разрешил приоткрыть окно. В комнату ворвались звуки ночного города, и на душе у Дичи стало совсем пасмурно.

«Где-то кипит жизнь, — слышал он веселый смех на улице. — И никому нет дела до нас с Вичей и до нашей беды».

Дича сидел и думал, что каким бы огромным ни было их горе, оно останется крохотной песчинкой в круговороте бескрайней вселенной. Не пройдет и мгновенья в этой бесконечности, и никто даже не вспомнит, что жили и любили такие вот Дича и Вича. И пусть жизнь их была нелегкой, но были и у них свои маленькие радости. И эти короткие искорки счастья стоили того, чтобы жить. Ведь только ожидание чего-то хорошего и светлого помогает человеку идти по этому трудному пути под названием жизнь.

Он вспомнил, как вот так же, смеясь на весь ночной Балтимор, они с друзьями ходили ряженными в день Всех Святых.

Вича с Лелей долго готовились к этому празднику. Они целыми вечерами обсуждали свои будущие костюмы и жили в предвкушении маскарада. За год до этого они вчетвером уже выиграли один из конкурсов костюмов. В русском ресторане, где был маскарад, их стол был признан самым живописным. В этом году девчонки тоже не хотели ударить в грязь лицом и каждый день делились новыми идеями. Как-то Лелин жених бестактно предложил Виче: — А почему бы тебе в этом году не быть ведьмой? Вон, и «вич тит» у тебя уже есть, — кивнул он на ее щеку.

Остальные в ответ только переглянулись. Никто из них не знал, что такое «вич тит», а спросить постеснялись. Лишь придя домой и заглянув в словарь они узнали, что имелась в виду «метка ведьмы». Вича машинально потрогала свою щеку. Она не помнила, когда у нее появилась эта сосудистая звездочка, и уже привыкла к ней. В тот же вечер она прижгла ее палочками от мозолей. Содержащийся в них нитрат серебра превратил пурпурное пятнышко в симпатичную черную родинку.

Ведьма из нее в тот год действительно получилась отменная, и вся компания веселилась от души. На маскараде счастливая Вича летала как на крыльях. Глядя на нее, сердце Дичи пело. Он не сомневался, что если бы в тот вечер у Вичи была метла, то она непременно взмыла бы под облака.

«Ничего. У нас еще будут такие счастливые моменты. Обязательно будут. Ты только просыпайся поскорее. Ну пожалуйста!» Сквозь открытое окно вместе с уличным смехом в бокс ворвался шум пропеллеров. Из ночного неба материализовался огромный вертолет с красным крестом на борту. Сделав круг, он завис над соседним корпусом. По углам плоской крыши включились прожектора и осветили посадочную площадку. В боксе стало светло как днем, мощная струя воздуха принесла резкий запах отработанного керосина.

* * *

Вича проснулась и с трудом разлепила глаза. За разрисованным снежной мозаикой окном хмурилось холодное утро. Стекла слабо дрожали поскрипывая инеем. Прямо под окнами сосед опять разогревал свое старое такси. На часах было шесть утра, а он уже сидел и газовал на весь двор. Крякающие и чихающие звуки убитого мотора разлетались по морозному воздуху и будили всю округу. Раздражающий запах несгоревшего бензина проникал даже сквозь хорошо законопаченные рамы. Конечно, если бы здесь жили приличные американцы, они давно поставили бы наглеца на место. Но окружающие таунхаузы сдавались малоимущим, и проживающий в них контингент особой привередливостью не отличался. Да и были они, в своем большинстве, еще не вставшие на ноги иммигранты из бывшего социалистического лагеря. Они бы и рады пожаловаться, да одного желания было мало. Для начала им не мешало бы выучить язык, на котором разговаривали в офисе их жилого комплекса. Но нет худа без добра. Такое соседство имело и свою выгоду. Вызываемые у окружающих волны негативной энергии служили хорошей подпиткой для Вичи. Однако ради своего любимого ее уже давно подмывало утихомирить наглеца. Дича напряженно учился, стараясь уложить в четыре года шестилетнюю программу аспирантуры, и лишняя нервотрепка ему была ни к чему. Вчера он опять просидел за учебниками допоздна, и залез к Виче под бочок когда она уже выключила свет. Дича хронически не досыпал.

— Лишняя минутка сна, это мешок здоровья! — зевал он по утрам и тянул до последнего, недовольно выключая будильник.

А тут дорвавшийся до свободного общества жлоб из позабытого богом местечка, в очередной раз украл целый вагон здоровья. Обнаглевший таксист продолжал самозабвенно газовать.

Неотрегулированные клапаны стучали металлическими молоточками прямо по мозгам.

— Взорвался бы он уж когда-нибудь, что ли! — в сердцах бросил Дича. — Откуда такое наплевательское отношение к людям? Все в округе выли от беспардонного соседа. Что они только ни делали. И просили, и совестили, и даже как-то отрядили Дичу пожаловаться домовладельцу, но все было без толку.

— Я законы знаю, — выпендривался жлоб. — Вам не жаловаться надо, а просыпаться пораньше. Кто рано встает, тому бог подает! Про законы он был прав. В отличие от Союза, здесь шумный период был привязан не к раннему или позднему часу, а определялся по солнцу. Солнце взошло — шуми, не хочу. Солнце село — молчи в тряпочку. Конечно, в Питере с его белыми ночами такой закон вызвал бы много проблем. Хотя молодежь его наверняка оценила бы. Но они были не в Питере, да и на дворе был не месяц май. За окном стоял январь, а зимой Вича всегда плохо себя чувствовала. Вот и в то морозное утро она только укочкалась после беспокойно ночи. До самого рассвета она, как могла, боролась с першением в горле, чтобы не будить уставшего Дичу. Унимая кашель, она один за другим сосала мятные леденцы, и к утру вся тумбочка была в пестрых фантиках. В шесть утра, как по расписанию, стекла окон зазвенели от надсадного воя мотора. Дрожал даже толстый слой утеплителя между рамами. Накинув поверх халата зимнюю куртку, Дича выскочил на улицу.

— Ты, законник хренов! — заорал он хриплым после сна голосом. — Солнце еще не взошло. Давай, глуши свою таратайку или выезжай со двора.

— Задницу не отморозь, — открыв дверцу, ответил тот и звучно гоготнул.

— Рот закрой, а то мозги простудишь! — рассвирепел Дича. — Хотя, я смотрю, тебе и простужать-то нечего.

— Будешь много трындеть, я скажу менеджеру таунхаузов, что ты незаконно держишь собаку, — припугнул он и с самодовольной ухмылкой громко захлопнул дверь своей колымаги.

— Еще сильнее хлопни, а то на другом конце города не слышно! Тогда, может, твой рыдван развалится быстрее.

Разбуженная Вича стояла у окна и ловила каждое слово перепалки. Бурлящее негодование подкатило к горлу, и в нем снова запершило.

— Не трать нервы на этого жлоба, — успокоила она вернувшегося Дичу. — А вот про Ладу это он зря сказал, — добавила она сквозь кашель, глядя вслед уезжающей машине.

«Ловко я его прищучил с барбосом, — веселился узколобый водила. — Вот они у меня где!» — он потряс в воздухе своим волосатым кулаком.

Не успел он опустить руку, как перед его глазами вдруг запрыгала соседская собака. Похожая на белого медведя, она вытворяла что-то невообразимое. Ее шерсть, припорошенная снежной пылью, серебрилась в лучах придорожных фонарей.

Позабыв обо всем на свете, таксист как за молоточком невропатолога неотрывно следил за ярким пятном, прыгающим по дороге. Вдруг фонари погасли. Густые утренние сумерки окрасили собачью шкуру в серый цвет. Проезжая мимо, он увидел не добродушного пса, а оскалившегося волчищу с налитыми кровью глазами. Ничего не соображая, он резко вывернул руль. Его колымага юзом влетела на заснеженную боковую улочку и, набирая ход, понеслась под гору. Машина билась как бобслейный боб то о левый, то о правый поребрик. Из темноты показался поворот, ведущий в тупик с кирпичным забором. Перепуганный водила ударил по тормозам. Машину закрутило на нечищеной дороге, и со всего маху бросило на поребрик. На вираже погнутое колесо оторвалось и такси выбросило на обочину.

Домой скандального соседа привезли друзья-таксисты. Пока его колымага была в ремонте, вся округа наслаждалась крепким и здоровым сном. А сам нарушитель спокойствия пребывал в непрерывный пьяном угаре. В сотый раз он задавался одним и тем же вопросом: «Что это было? Неужели вся эта болтовня о том, что моя соседка ведьма, правда?» Он вспомнил, как после очередной гулянки его пьяные гости глупо дивились на черные занавески, закрывавшие соседские окна.

— Да у тебя тут ведьма живет! — с наигранной дрожью в голосе говорили они. — Так вот почему твоя машина так часто ломается! Тогда он промолчал и не стал усугублять ситуацию рассказами о других странностях соседей. Каждый вечер молодые ходили в ближайший лесок выгуливать свою мохнатую великаншу. И в этом не было бы ничего удивительного, если бы время от времени сосед не возвращался домой один.

«Наверное, она там превращала свою собаку в волка и ездила на нем на свои ведьмины посиделки», — смеялась над таксистом хмельная фантазия.

Откуда ему было знать, что соседка была человеком творческим и писала стихи. Под присмотром Лады она оставалась наедине с природой, ища вдохновения. Во всяком случае, так Вича объясняла мужу. Дича не замечал, что эти походы за вдохновением совпадали с полнолунием, и с пониманием относился к коротким уединениям жены. Он по себе знал, что иногда надо побыть одному, чтобы отвлечься и привести мысли в порядок. Тем же самым в настоящий момент пытался заняться и наш безлошадный таксист. Но только его мысли в порядок не приходили.

Скорее наоборот, они еще больше путались. Наказанный нарушитель покоя уже с трудом отличал фантастические грезы от действительности.

«Ну ее к едрене-фене, — решил он под утро. — Как получу назад машину, буду парковать ее на улице. А то себе дороже выходит».

Но, как говорится, умная мысля приходит опосля. На этом его беды не закончились. Через неделю ему пришло письмо из налоговой инспекции, которая приглашала его на проверку. Как и все таксисты, он в свою налоговую декларацию вносил лишь часть от заработанных денег. Остальное вычитал на липовые ремонты машины и горюче-смазочные материалы. Ну, а кое-что и вовсе тупо укрывал. Так как расчет за услуги производился в основном наличными, подкопаться к таксистам было непросто, и налоговые службы их обычно не трогали. Таксистская братия привыкла к такому положению дел, поэтому неожиданное письмо от налоговиков вызвало среди них немалый переполох. Сам же «везунчик» пребывал какое-то время в безоблачном неведении, поскольку в английском был не силен и смысла гербовой писульки не сразу разобрал.

— От вас, умников, все зло! — набросился, моментально протрезвевший бомбила на товарища, который первым перевел ему содержание письма.

Другой умник, но уже из налоговой инспекции, вывел его на чистую воду и доказал, что доход таксиста был намного больше, чем тот сообщил. Заплатив штраф и налоги с утаенной суммы, сосед решил, что теперь-то он чист перед законом и может расслабиться. Расслаблялся он долго. Уже неделю во дворе молча стоял его драндулет с новыми колесами и скучал по хозяину и утренним распевкам. Но не успел его хозяин выйти из запоя, как тут же нырнул обратно в хмельную реку, прячась от нового удара судьбы. На его столе лежало залитое пивом уведомление из управления льготным жильем. В нем сообщалось, что, поскольку его доход оказался выше ранее заявленного, он теперь не считается малоимущим и обязан освободить занимаемую жилплощадь. Выселение получилось шумным. По двору нескончаемым потоком лились проклятия. Досталось всем, а особенно ведьме, живущей за стенкой. Хотя, по большому счету, он должен был благодарить ее за мягкость наказания. Как выходец из Старого Света он был помилован. Не могла же Вича рубить сук, на котором сидела. Энергия, излучаемая эмигрантами из матушки Европы, легко покорялась ей и была недоступна черным сестрам. Поэтому, теперь уже бывший, сосед являлся частичкой плацдарма для виккианского сестринства. Если бы он только знал, какой великой цели служит!..

После отъезда возмутителя спокойствия жизнь потекла без лишней нервотрепки. Дича учился. Вича хозяйничала по дому.

В компании кота и Лады она уже не так скучала, но чего-то все-таки не хватало. Она чувствовала себя совсем неплохо, и мысли об увеличении семейства уже не казались ей пустыми мечтами. Из медицинской литературы Дича узнал, что некоторые женщины с ее заболеванием могут иметь вполне здоровых детей. Вича хотела девочку, и муж не возражал. Имя было выбрано, и они звали ее между собой Алиской. Но время шло, а их попытки ни к чему не приводили. Тогда они стали всерьез подумывать об усыновлении девочки из России. Ванда уже начала наводить мосты с коллегами из местных роддомов. Но, как назло, когда уже почти все было обговорено и улажено, разразились первые скандалы с усыновлением российских детей иностранцами. Связаны они были тогда не с гибелью детишек от рук приемных родителей, а с массовым незаконным вывозом малышей из страны. Больше всех в этом преуспела Италия, где вывезенные дети бесследно исчезали. Ходили страшные слухи о черных маклерах, торгующих человеческими органами. Было ли это правдой, не сообщалось, но гайки закрутили крепко, убив надежду многих бездетных семей усыновить малыша из России.

Навестившая их в тот год Ванда рассказывала о своих хождениях по роддомам и с грустью смотрела на дочь. Ее взгляд становился еще печальнее, когда она наблюдала за тем, как та нежно держала на руках пупса. Вича долго выбирала куклу для своей племянницы и остановилась именно на нем. Пупс выглядел как живой и придавал ей вид благородной мамаши. Только вместо счастья в глазах Вичи была беспредельная тоска. Глядя на загрустившую жену, Дича вспомнил тот день, когда Яну привезли из роддома с недельной малюткой. Он помнил, как дрожали от избытка чувств руки Вичи, как она прижала к себе этот живой кулечек и со слезами радости покачивалась из стороны в сторону вместе с новорожденной племянницей.

— Викуля, тебе надо своего! — выразила тогда общее мнение Янина свекровь…

Чужие дети растут быстро, и их племянница уже собиралась в первый класс. А на пороге взрослой жизни нужно было обязательно навестить тетю в Америке.

— Как ты вымахала! — воскликнула Вича, присев и обняв смущенную Диану. — Если бы не твоя мама, ни за что бы тебя не узнала.

На парковке нью-йоркского аэропорта их ждал расплывшийся в улыбке Зосим. Он с гордостью сажал внучку в свой микроавтобус, приговаривая: «Смотри, Диана, какой у деда автомобиль. Устраивайся поудобнее. Сейчас будем тебе показывать Америку.

Всю дорогу из Нью-Йорка сестры щебетали в глубине салона, оставив дедушку и дядю на растерзание маленькой почемучке. Но вскоре избыток впечатлений сморил девочку, и истерзанные ею экскурсоводы получили передышку.

С приездом гостей у Вичи открылось второе дыхание. Она без устали болталась с ними по музеям, аттракционам, местным достопримечательностям и, конечно же, магазинам. Каждый день к ним наведывался кто-нибудь из многочисленных родственников, которых они раньше не видели месяцами. Теперь, когда муж был на работе, Вича не скучала одна. Неожиданно жизнь открылась с другой стороны. Оказывается, можно было не только бороться за нее, но и наслаждаться ею.

Пиком семейного единения стала поездка в вашингтонский филиал Диснейленда славившийся своими американскими горками и водными аттракционами. Кавалькада из разномастных автомобилей выстроилась во дворе. Разудалая толпа Вичиных кузенов и кузин, окруженная гурьбой детей, распределялась по машинам.

— Прошу в наш Понурок, — распахнул двери легковушки Дича.

— Дядя Дима, а почему Понурок? — удивилась Диана.

— А это твой дядя насмотрелся средневекового сериала, в котором один монах так называл своего осла, — ответила за него Вича.

На Понурка совсем недавно навесили четыре новых копыта и он летал как ласточка, давая фору машинам посерьезней. Так что всю дорогу до парка аттракционов они держались в голове колонны, что приводило племянницу в неописуемый восторг.

Диана с удовольствием корчила рожицы оставленным позади попутчикам и гордилась своим дядей и быстрым тезкой средневекового осла.

— Сколько вы еще будете ездить на этой битой живопырке? — спросил один из кузенов, когда они приехали в парк.

«Кто бы говорил!?» — подумал Дича.

Это едкое замечание прозвучало не от кого-нибудь, а от того самого горе-инструктора, с которым они разбили морду еще новенькому, с иголочки, Понурку.

— Как только дашь нам денег, так сразу же купим Мерседес, — не полезла за словом в карман Вича.

— Так они у вас есть! Вы же брать не хотите.

— Ну-ка, просвети.

— Для начала вам надо фиктивно развестись.

— Можешь не продолжать, — оборвал его Дича. — Эта песенка стара.

Многие махинаторы им уже давно предлагали развестись.

Как только Вича на бумаге становилась одинокой, все ее медицинские расходы ложились на плечи государства. И другие льготы тоже начинали сыпаться как из рога изобилия. Здесь русскоязычные товарищи Америки не открыли. До недавнего времени так жили многие негритянки. Официально не регистрировались и всю жизнь числились одинокими. Некоторые на дармовых харчах так разъелись, что уже не могли сами себя обслуживать и жили на пособие по инвалидности. Другие наживались на детях. Считаясь матерями-одиночками, они получали помощь на себя и на каждого ребенка. Пятерых детей хватало, чтобы жить, ни в чем себе не отказывая. А их неухоженные отпрыски тем временем болтались где-то на улице и криминогенную ситуацию в городе не улучшали. Пришедшие к власти республиканцы эту лавочку прикрыли. Пособие для первых двух детей было оставлено, а дальше рожай хоть десятерых, но денег дадут только за двоих. По странному стечению обстоятельств, у чернокожих матерей-одиночек вдруг перестало получаться рожать больше двух ребятишек. Пособие же для одиноких инвалидов и малоимущих никто не отменял, чем не замедлила воспользоваться приживалка и повесила свои сдобные телеса на шею государству. Сначала на бумаге, а потом, к всеобщей радости, и на самом деле она исчезла из жизни Зосима. Доброхоты наперебой советовали и Диче с Вичей фиктивно развестись. Но Дича всегда прерывал такие разговоры на корню, и Вича любила его за это еще крепче.

Обиженный в лучших побуждениях кузен недовольно насупился. А когда шумная группа вошла в парк, он отделился ото всех и ушел отсыпаться в шезлонгах, разбросанных вокруг бассейна с искусственными волнами. Остальные же по требованию детей должны были перепробовать все аттракционы без исключения. Но на многие из них без сопровождения взрослых не пускали, и Диана раз за разом тянула за руку Вичу, умоляя: — Ну тетечка Викочка, ну покатайся со мной! — Вон, дядю Диму проси.

— А я хочу с тобой, — упрямилась племянница.

— Диана, я не могу.

— Ну почему? — Потому что меня стошнит. Ты же не хочешь, чтобы я испачкала твое сногсшибательное платье? К вечеру Дича еле стоял на ногах.

— Похоже, Дианка, нам придется заночевать здесь, — пугал он неугомонную оторву. — Ты меня так укатала, что голова идет кругом. Так что за руль мне никак нельзя.

— Ой, правда! — запрыгала от радости племяшка.

— Похоже, ты это зря сказал, — тихо хихикнула Вича.

По домам разъезжались по отдельности. Веселой кавалькады больше не было, но ощущение праздника не проходило.

И только Диана притихла на заднем сиденье Понурка и, вцепившись в свою тетю, не сводила с нее влажных глаз.

— Не печалься, — сказал Дича, глядя на племянницу в зеркало заднего вида. — Завтра еще куда-нибудь съездим.

Но Диана не слышала его. Она заглянула тете в лицо и тихо попросила: «Обещай мне, что ты никогда не умрешь».

У Дичи упало сердце, холодная дрожь пробежала по спине.

— Что ты такое говоришь? — обернулась сидящая спереди Яна.

— Мне мальчишки сказали, что тетя Вика не каталась на аттракционах потому, что скоро умрет, — не выдержала и разревелась Диана.

Вича прижала ее к себе. Девочка спрятала свое мокрое личико в тетином платье, ее плечики задергались в судорожных рыданиях.

— Они пошутили, — успокоила ее Вича и нежно погладила по голове.

Дорога вдруг расплылась, как будто на лобовое стекло налетел поток разбушевавшегося ливня. Дича притормозил и не набирал скорость до тех пор, пока не проморгал предательские слезы.

«Какое же человек жестокое животное? — думал он. — Ну, ладно, дети. Они не понимают. Но зачем же говорить при них о таких вещах?» Вича держалась молодцом. Оставшиеся дни она не позволила ни на минуту усомниться в том, что полна сил и умирать вовсе не собирается. На следующий же день, раньше запланированного, дядя повез всех в подземные пещеры Западной Виргинии. Конечно же небольшая передышка не помешала бы утомленной Виче, но на карту было поставлено душевное спокойствие ее племянницы. Держа Диану за руку, они в первых рядах спускались по длинной лестнице в холодный полумрак подземелья. Вича старалась не думать об обратном восхождении и весело болтала с племяшкой. После изнуряющей летней жары прохлада пещер уже не казалась такой неуютной. Они послушно следовали за экскурсоводом по узким переходам, попадая из одной каменной каверны в другую.

— И чего они нас тут таскают? — начал ворчать заскучавший Дича. — Посмотрел одну пещеру, значит увидел все.

Он был откровенно разочарован. Еще по детским книжкам он представлял себе богатые красками и переливающимися изумрудами подземные кладовые. А здесь все минералы были давно выбраны, и окружающее превратилось в скучный желтосерый ландшафт. Чтобы хоть как-то оживить картину, некоторые сталактиты и сталагмиты были подсвечены разноцветными прожекторами.

— За такие бабки, что они берут за билеты, могли бы быть и поизобретательнее, — не унимался недовольный экскурсант.

— Если у тебя плохое настроение, не порти его другим! — урезонила его жена. — Мы пришли любоваться красотой нетронутой природы, а не нагромождением спецэффектов.

— Куда мне до вас, до эстетов! — насупился муж и до конца экскурсии больше не проронил ни слова.

Осмотр подземелья заканчивался органной пещерой. Еще первооткрыватели этого чуда природы обратили внимание на удивительный акустический эффект внутри каверны. Форма перевернутой колбы делала пещеру звуковым усилителем. Хитроумные организаторы установили здесь орган и издавна завлекали им путешественников. Волны органной музыки отражались от стен и собирались в самом центре природного усилителя, оглушая ничего не подозревавших слушателей. Уже начинающих скучать туристов выстроили плотной группой посередине каверны. Первые звуки органа вызвали удивленное перешептывание среди экскурсантов. Они крутили головами, пытаясь определить, откуда на них льется эта лавина трубно-утробной музыки.

И только Вича стояла, замерев на месте. Ее отсутствующий взгляд был устремлен в неведомую даль, туда, где она сидела на жесткой деревянной лавке, положив голову на плечо любимого.

Пол под ногами ходил ходуном, как будто она все еще была на шхуне, которая привезла их в это священное место. Всю дорогу ее ненаглядный твердил: «Верь мне! Бог обязательно принесет тебе облегчение!» Эта вера помогла ей перенести то недолгое, но тяжелое для нее плавание. Временами Венди хотелось, чтобы все оставили ее в покое и дали спокойно умереть. Но, глядя в страдающие глаза Дерека, она вновь находила в себе силы для борьбы. Она понимала, что это путешествие может погубить ее. Понимала, но согласилась, втайне надеясь на чудо. Но чуда не произошло.

Уже целую неделю они посещали эту церковь с высоченными сводами полными органной музыки. Неделю они неистово молят Бога о помощи, а Венди продолжает чахнуть прямо на глазах. Измотанная и смертельно уставшая, она еле улавливала гудящие звуки божественных труб. Иногда музыка пропадала в необъятной бездне. Очнувшись, она краешком сознания понимала, что это не музыка, а она сама проваливается в бездну удушающего забытья. Ей не хватало воздуха. Она хотела уйти из этого огромного каменного склепа со спертым духом потных тел перемешанным с тяжелым запахом навоза идущего из расположенного неподалеку скотного двора. Ее губы едва шевелились, моля о глотке свежего воздуха. Говорить уже не было сил.

Рядом кто-то громко смеялся над ее бессилием.

Она очнулась и с недоумением обвела пещеру взглядом.

Толпа туристов вокруг нее хохотала от души.

— Что случилось? — растерянно спросила Вича у покрасневшей до корней волос Яны.

— Пусть Диана сама расскажет. Позорище наше! — Ну простите хоть кто-нибудь! — чуть не плакала племянница, пряча лицо в маминой юбке.

В воздухе висел щиплющий глаза запах использованных подгузников. Борясь с накатившей волной удушья, Вича взяла расстроенную Диану за руку: «Пошли скорей отсюда».

— Это не я. Честное слово! — Конечно не ты. Здесь постаралось не меньше дюжины здоровенных мужиков! Смех улегся и остальные туристы потянулись вслед за ними. Уже наверху Яна поведала о произошедшем. Оказалось, что во время органного исполнения со стороны большой группы пенсионеров потянуло, как с только что удобренных полей.

— А, что это у вас тут так пуками пахнет? — с непосредственностью ребенка громко спросила Диана.

— И это было бы полбеды, — продолжала Яна. — Благо никто вокруг не понимает по-русски. Но наша девочка так красноречиво зажала пальчиками нос и начала корчить такие выразительные рожицы, что воспитанно молчавшие окружающие просто не выдержали.

Вича глянула на давившегося от смеха Дичу и тоже расхохоталась. Диана поняла, что гроза миновала, и хихикала вместе со всеми. И только Яна все никак не могла успокоиться.

— Не знаю, как твоя мама, но я думаю, что гамбургер ты заслужила, — вытирая выступившие от смеха слезы, заключил дядя Дима.

Он взял Диану за руку и повел к машине.

— Только чур, скажи, что с тобой ребенок, — напомнила ему племянница.

— Помню, помню, наблюдательная ты наша.

В самый первый раз, когда они перекусывали в Мак Дональде, он заказал всем по большому бутерброду. Еле влезающий в рот гамбургер не скрыл от остроглазой Дианы, что у других детей бутерброды были поменьше, но зато к ним прилагалась небольшая игрушка. С тех пор она требовала детское меню даже в тех местах, где его не было.

Вича с радостью смотрела на играющую с очередной безделушкой от Мак Дональда племянницу и на душе ее было спокойно. Недавние страхи Дианы улетучились. Последовавшие за пещерами поездка на океан, поход в балтиморский аквариум на шоу дельфинов и посещение выставки старинных автомобилей вытеснили грустные мысли из маленькой головки племянницы.

Уезжали Яна с Дианой счастливые и довольные, с кучей новых впечатлений, о которых можно будет вспоминать и рассказывать своим друзьям не один год. Как только они скрылись за дверями таможни нью-йоркского аэропорта, Вича сразу же спала с лица. Такой уставшей и измотанной Дича ее давно не видел, а ведь им еще предстоял четырехчасовой путь в Балтимор.

— Что случилось, малыш? — притянул он ее к себе.

— Поехали скорее домой, — тихо попросила она…

С тех самых пор Вича начала избегать родственников и на любые приглашения отвечала вежливым отказом, ссылаясь на плохое самочувствие.

Сороковой час Из-за окна реанимации продолжали доноситься звуки гуляющей молодежи. Как и те посторонние люди, что смеялись за окном, Вичины родственники тоже не знали о постигшем Вичу несчастье. Она не разрешала распространяться о своем здоровье ни под каким соусом. Зосиму не раз попадало за это.

— Кто тебя тянет за язык? — выговаривала ему дочь. — Оставь людей в покое. У них своя жизнь, у нас своя.

— Но они же интересуются, — оправдывался отец.

— Говори, что все нормально.

— Ну я же не могу врать.

— А врать и не надо. Для меня валяться по больницам — это обычное дело! — выходила из себя Вича.

После той злополучной поездки в парк аттракционов она стала и от отца скрывать свое самочувствие.

— Когда же ты стала такой скрытной? — спросил Дича жену, убирая упрямую прядь волос с ее осунувшегося лица.

Незаметная глазу вибрация аппарата искусственного дыхания раз за разом сбрасывала ее золотистый локон с бледного лба.

— Помню, помню, — ответил он за нее. — Мы тогда только проводили Яну с Дианой.

Дича вспомнил, как тяжело она переживала одиночество в то время. У него тогда была горячая пора, и тем труднее ему было заменить жене отсутствие общения с родственниками. В те дни он без устали работал над завершением своей диссертации и безвылазно сидел в лаборатории. Эксперименты с мышами подходили к концу, приближалось время их умерщвления. Этот процесс всегда угнетал Дичу, вызывая страшные ассоциации.

Мышей помещали в контейнер, где под решетчатым полом лежали куски искусственного льда. Наблюдая, как грызуны хватают ртом воздух, наполненный парами углекислого газа, исходящего от таявшего льда, он невольно дума о Виче. Где-то в глубине души он знал, что подобная смерть уготовлена и его любимой, и гнал эти тяжелые мысли прочь. Но в глазах все рано щипало, а в голове звучали слова известной песни: «Опустела без тебя земля». К горлу снова подкатился комок.

— А помнишь, как ты модничала в моем выпускном одеянии? — быстро спросил он, загоняя предательский ком поглубже.

Дича вспомнил счастливую Вичу во время официальной церемонии присвоения докторских степеней его выпуску. Свежеиспеченные доктора сидели в первых рядах и ждали своего вызова пред светлы очи великого магистрата. Заведующие всех кафедр университета и научные руководители выпускников сидели в центре сцены и сурово смотрели на будущих докторов наук. Все они были облачены в мантии и четырехугольные шапочки магистров. Их одеяния несли официальные цвета университетов, которые каждый из членов магистрата заканчивал. И хотя преобладали черные и бордовые тона, группа представляла собой довольно пестрое зрелище. И вот церемония началась.

Вича сидела в зале и нервно сжимала в руках фотоаппарат.

Она плохо понимала возбужденную английскую речь, лившуюся со всех сторон, и напряженно вслушивалась, пытаясь выловить из этого журчащего потока имя мужа. Сидевшие рядом студенты и работники Дичиной лаборатории, успокаивали ее: «Не переживай ты так! Мы тебе дадим знать, когда вызовут Дмитрия».

Новоиспеченных докторов наук по очереди вызывали на сцену. Каждый научный руководитель, согласно ритуалу, облачал своего подопечного в мантию и шапочку балтиморского университета и сажал рядом с собой. Поскольку одеяние выпускников было черного цвета с темно-синими вставками, магистрат темнел прямо на глазах. Вместе с ним темнел и взор Вичи.

Она уже с трудом понимала, где находится. Незнакомая речь вокруг и восседающие на центральном возвышении люди в черных мантиях и четырехугольных, похожих на судейские, шапочках унесли ее в прошлое. Она вновь была паломницей в западной Померании. Однако органной музыки и литургий не было слышно. Сегодня был необычный день, сегодня судили ведьму. Семейство герцога сидело в первых рядах, и его глава с нетерпением ожидал слушаний. Подсудимой была дряхлая знахарка из соседнего графства, с которой их пути однажды пересеклись. В те далекие годы целительница отказалась помочь герцогу в избавлении от нежеланного плода любви его младшего сына Эрнеста. Но любимый вассал короля не привык отступать. И его требование было исполнено черной ворожеей царствующего дома. Однако, хотя его внебрачный внук так и не родился, несостоявшаяся мать была кем-то спасена из-под самого носа герцога. Кто-то опоил стражников до беспамятства и освободил пленницу. Разгневанный вассал еще тогда заподозрил, что именно эта самая знахарка раскрыла место, где укрывали любовницу Эрнеста. Бежавшая Сидония обратилась в ведьму и стала сживать со света участников ее похищения. Прошлой осенью ее жертвой стал сын герцога Отто, после чего взбешенный отец объявил на нее охоту. Пока его люди пытались поймать Сидонию, он не мог сидеть сложа руки. В своей бессильной злобе правитель восточной Померании обратил свой гнев на старую знахарку.

«Вот, кто положил начало всем моим бедам. И она должна поплатиться за это!» И вот теперь час расплаты пришел. Герцогу стоило большого труда отыскать тех, кто имел зуб на старуху и согласился выступить в роли жертвы ее колдовства. Чтобы избежать недовольства местных крестьян, которые боготворили знахарку, герцог настоял на переносе суда подальше от ее родных мест. Он также нанял пару признанных церковью разоблачителей ведьм.

Эти ясновидящие безошибочно узнавали колдуний и уже не одна ведьма пошла на огонь по их милости. Как искусный кукловод, герцог распределил все роли готовящегося спектакля и со злорадным предвкушением ожидал начала своего представления. Все лавки в костеле были забиты до отказа, а народ все прибывал и прибывал.

Вича все глубже погружалась в происходящее. Она с удивлением стала замечать, что уже прекрасно понимает окружающих. Более того, она сама, на непонятном доселе языке, обратилась к своему спутнику: «Милый, давай уйдем на свежий воздух?» Но пути к отступлению были закрыты. В проходах плотной толпой теснились любопытствующие горожане. Сил пробиться сквозь стену человеческих тел не было, и они опустились обратно на лавку. Девушка положила голову на плечо своему любимому и задремала.

Опрос свидетелей шел своим чередом, когда чей-то визг разбудил Венди. Перед великим судом стоял неопрятный человек и нервно жестикулировал. Только по обращению к нему судьи можно было догадаться, что это был мужчина. Он был похож на высохшую старуху, и его писклявый голос лишь усиливал сходство.

— Она навела на меня порчу, — визжал он. — Я грешен, ваша честь, но богопослушен. Да, я всю жизнь бражничал, но всевышний всегда посылал ко мне белоснежных ангелов, когда я был во хмелю. А с тех пор, как эта ведьма подсыпала мне свое зелье, одни лишь черти посещают меня.

— Как церковь истолковывает сию перемену? — обратился судья к сидящему рядом священнику.

— Когда раб божий воздает излишнее Бахусу, его душа на время отделяется от своей плотской оболочки, — начал свою проповедь пастор. — У набожных граждан она выходит в преддверие рая. Если же раб божий проклят или не несет в сердце Бога, то душа его заглядывает в гиену огненную.

— Посещаешь ли ты храм господень? — прозвучал суровый вопрос.

— Посещаю, Ваша Честь. Только богом и живу.

— Молись денно и нощно, — продолжил свой напев священник, — и колдовские чары падут! Повернувшись к судье, пастор заключил: — У меня нет никаких сомнений в том, что на сего грешника была наведена порча.

— Спаси господи, спаси господи, — запищал себе под нос бражник и попятился прочь.

— Что скажешь в свое оправдание? — обратился судья к старухе.

— А чего ж тут говорить. Был грех, дала я травок жене этого бедолаги. Да только травки эти богом данные, а стало быть, никакой порчи в них и быть не может.

— Не смей касаться своими устами имя праотца нашего! — грубо прервал ее священник.

Окончательно проснувшись, девушка взглянула на обвиняемую. Неожиданно их глаза встретились. Старуха улыбнулась и едва заметно кивнула, будто здороваясь. Что-то теплое и ласковое наполнило душу, перед судьями стояла Матрена. Вича уже хотела подбежать и обнять свою мудрую учительницу, как вдруг мимолетное сходство пропало. Старуха уже отвернулась и смотрела в сторону последнего свидетеля. Знахарка узнала в нем крестьянина, который в порыве ревности убил свою жену, когда та была на сносях. С тех пор душегуб лишился рассудка и обвинял в содеянном всех, кто попадался на его пути.

— Она умертвила моего нерожденного ребенка! — бешено вращал он глазами. — А потом запустила злой дух в жилы моей бедной жены! — завыл крестьянин и осел на пол.

Он зажал руки между колен и стал раскачиваться как маятник взад-вперед, не реагируя на окружающее. Церковь загудела в негодовании. Смотрители храма с трудом утащили сумасшедшего в боковую дверь. Когда ропот стих, судья обратился к знахарке: «Оправдывайся, если можешь».

— Злые языки нашептали этому горемыке, что не он отец своего первенца, — с горечью произнесла старуха. — Рассудок оставил его, и он жестоко избил оклеветанную жену. Не пощадил он и ее живота. Несчастная до срока разрешилась младенцем, который прямо моих руках отошел в мир иной. Рана внутри утробы была так велика, что воздух проник через нее в жилы женщины и окончил ее мучения.

В храме повисла тишина, было слышно, как резвились навозные мухи.

— Ты лжешь, старая ведьма! — разорвал тишину негодующий голос священника. — Воздуху не дано других путей в нутро человеческое, окромя как через глотку! Так решил создатель.

Так было и будет до скончания веков! И как смеешь ты утверждать, что божественный воздух несущий жизнь всему живому, может быть убийцей!? Уже за одно это тебя надобно предать очищающему огню! Одобрительный гул прошел по рядам. Местная паства выражала поддержку своему священнику, да и видеть сожжение живого человека, многим из них еще не доводилось. Герцог был доволен. Все шло, как он задумал. Наступал момент истины.

Перед судом предстали две миссионерки с туманного Альбиона.

Их сопроводительные письма не оставляли никаких сомнений в том, что перед судом стояли непревзойденные разоблачительницы ведьм. Окружающие безотчетно боялись их, и те наслаждались своей властью. Одно слово этих монашек могло обернуться лютой казнью для тех, кто ненароком обидел их. Слухи о возможностях миссионерок неслись впереди них. Стоило монашкам заглянуть человеку в глаза, и они тут же знали, кто он, благочестивый граждан или безбожник. А если перед ними появлялась ведьма, то миссионерки начинали биться в отвратительных судорогах и корчах. Вот и сейчас они были готовы испытать на себе взгляд подсудимой. Скрываясь в глубоких капюшонах своих балахонов, они уже накопили полный рот слюны и начали гонять ее между зубов. Получившаяся пена должна была обильно покрыть их лица во время судорог, до которых они были большие мастерицы.

— Смотри на них и не смей отворачиваться, — приказал судья старухе. — Если ты чиста, тебе нечего бояться.

Резко сбросив капюшон, вызванная вперед монашка выпятила глаза на знахарку и вздрогнула всем телом. Большая волна пробежала по черному балахону и тут же замерла. Монашка хотела вытолкнуть изо рта готовую пену, но плотно сжатые губы не слушались ее. В мыслях она уже начала свой судорожный танец. Но тело не подчинялось. Она стояла как истукан, ни один мускул не был подвластен ей. Насмешливый взгляд старухи пригвоздил ясновидящую к месту.

«Вот мы и встретили настоящую ведьму», — с ужасом поняла миссионерка.

И это окончательно сковало ее волю. Вторая монашка не сразу сообразила, что происходит. Она увидела, как ее подельница давится накопленной слюной и стала невольно сглатывать свою. Взглянув на подсудимую, она неожиданно вспомнила наставления церковников.

— Иногда вы можете попасть на настоящую ведьму и быть околдованы ею! — предупреждали они. — Поэтому-то мы и посылаем вас вдвоем. Пока колдунья занята одной из вас, другая должна закончить богоугодное дело.

Не дожидаясь разрешения судьи, вторая ясновидящая скинула капюшон и шагнула вперед. Она закинула назад голову и разомкнула губы. Однако готовая вырваться слюна свинцовым комом застыла в ее глотке. Легкий ветерок пробежал по выгнутой спине монашки и она вдруг ужасно заинтересовалась скучным потолком храма. Позабыв обо всем на свете, она тупо пялилась на мрачные готические своды. То тут, то там раздалось шушуканье. Присутствующие стали переглядываться. И только хрупкая девушка стояла и не отрываясь сверлила взглядом фигуру в черном балахоне. Снизу раздался громкий шепот, кто-то тронул ее за плечо, пытаясь посадить обратно на лавку. Она медленно повернула голову. Рядом сидела узкоглазая девушка, одетая неподобающим для святого храма образом.

— Дмитрий! — прошептала китаянка, показывая куда-то пальцем.

Руки Вичи сами по себе подняли фотоаппарат. Яркая вспышка выдернула ее из храма, и переместила в актовый зал университета.

Дича шел на сцену, когда краем глаза заметил вспышку фотоаппарата. Обернувшись, он увидел жену. Она выглядела какой-то потерянной, и это сильно озадачило его. Он споткнулся и еле поймал очки, которые предательски соскочили с носа. Передние ряды ахнули от неожиданности. Те, кто успел задремать, сразу же проснулись и больше не смыкали глаз, боясь пропустить что-нибудь интересненькое.

И интересненькое случилось, но не во время церемонии, а на праздничном приеме. Бывшие аспиранты, а теперь доктора, гордо расхаживали в своих новеньких мантиях с бокалами вина в руках, и тут Вича отличилась.

— Это не только твоя степень, но и моя тоже! — громко заявила она и, не раздумывая, сорвала с мужа четырехугольную шапочку с золотыми кистями.

Довольная собой, Вича нахлобучила ее себе на макушку и с важным видом выпятила вперед грудь. Все вокруг засмеялись, хохотала и сама Вича. Ее фотография в этой шапочке до сих пор стоит на рабочем столе у Дичи в офисе. И каждый раз, глядя на фото, он испытывает непередаваемую нежность к своей любимой, которая была готова пожертвовать всем, чтобы вывести его в люди…

И вот теперь она безмолвно лежит перед ним, и чувство собственного бессилия разрывало его сердце.

— Только дай знать, что нужно сделать!? — молил Дича. — Только, пожалуйста, не покидай меня.

В этот момент вошла координатор клинических испытаний.

Приближалось время вечернего туалета, и она пришла предложить апробацию новых гигиенических салфеток.

— Эти салфетки пропитаны усовершенствованным раствором для ухода за кожей лежачих больных и профилактики пролежней, — начала она монотонное представление новой продукции.

— Моя жена всегда была за прогресс в медицине, — остановил ее Дича, — и с удовольствием принимала участие в различных исследованиях.

Получив письменное согласие от мужа больной, его мягко выпроводили из бокса. Стоя под дверью, Дича ожидал услышать резкий запах камфорного спирта, который был основным компонентом состава от пролежней. Вместо этого в коридор просочился нежный аромат прелой хвои.

* * *

Вот уже больше часа они ехали в северном направлении.

Разноцветный пейзаж за окнами постепенно сменялся насыщенным цветом вечно зеленых. Из-за поворота медленно выплыл массив высоких сосен. Капли только что прошедшего дождя застряли в иголках хвойных деревьев и как бриллианты отражали лучи пробивающегося сквозь тучи солнца.

— Смотри, совсем как у нас под Ленинградом! — воскликнула Вича. — Давай прогуляемся там. Пожалуйста, ну пожалуйста! — По-моему мы заняты делом, — неохотно отозвался муж.

— Ну десять минут ведь ничего не решат! Сосновый бор встретил их дурманящим запахом влажной хвои. Они бродили, обнявшись между стройных стволов, и Вича читала стихи, которых знала несметное количество. Но вот она прервалась на полуслове и указала на низко весящие шишки: «Давай возьмем на память».

Дича обхватил ее за бедра и приподнял. Вича извивалась в его руках как селедка, но так и не смогла дотянуться ни до одной из них.

— Поменяем тактику, — сказал он, опуская жену на землю.

Дича нашел здоровенную палку и, подпрыгнув, со всей дури ударил по ветке. Вместе с шишками их окатило скопившейся в хвое водой. От неожиданности Вича крепко выругалась и сердито посмотрела на Дичу. Одной рукой он пытался вытереть забрызганные очки, а другой победно протягивал ей добытую шишку.

«Ну разве можно сердиться на эдакого миленка?» — нежно подумала она и улыбнулась. — В таком виде тебе никто щенка не продаст. У тебя теперь репутация подмочена! — Значит, переговоры будешь вести ты! Они были еще в часе езды от позабытого богом местечка в глубинке Пенсильвании. Именно там их ждал щенок померанцевого шпица. Вича давно хотела разводить этих малышей с мордочками лисичек, и потенциальные собаководы уже неделю колесили по соседним штатам в поисках подходящей девочки.

Будущая щенячья мамаша должна была стать подарком к Дичиному дню рождения, ну а папаша, соответственно, к Вичиному Вопреки шутливым прогнозам внешний вид покупателей не отпугнул радушных собаководов, и новые хозяева уехали домой с маленьким рыжим комочком, который уютно сопел у Вичи на руках. Как обладателю подарка право выбора клички было предоставлено Диче.

— Итак, она звалась Пенни! — продекламировал он.

— Почему Пенни? — Потому, что она маленькая и рыжая, как одноцентовая монета. А в обиходе такая монета и зовется пенни.

— В таком случае, моего кобелька будут звать Бакс.

— Так мы, что крокодила купим? — Причем тут крокодил? — При том, что доллар плоский и зеленый.

— Нет. Его будут звать Бакс, потому, что он будет в сто раз лучше твоей Пенни! Но жесткое Бакс и Пенни у обожающей животных Вичи не прижилось, и вскоре их питомцы отзывались на клички Бася и Пеша.

Глава 9. Хорошее место

Когда Дича закончил учиться, они сразу же начали искать место для собственного гнездышка. Времени было в обрез. Теперь они жили не на стипендию, а на нормальную зарплату, и к малоимущим больше не относились. Поэтому уведомление об освобождении льготного жилья могло прийти со дня на день.

Деньги на первый взнос за дом пришлось бы собирать долго, но тут фортуна повернулась к ним лицом. Так, во всяком случае, считал Дича. Ведь он не знал о том, что его благоверная каждое утро наводила порчу на задний бампер их машины. Вича устроила так, что риск был невелик. Тянувшийся за их Понурком шлейф нехорошей энергии был настолько слабым, что моментально рассеивался в быстрых воздушных потоках. Так что ловушка работала только на маленьких улочках и разрушалась, как только машина набирала скорость. Помог ли случай или тонкий расчет, но именно на этих тихих переулках в зад их видавшему виды Понурку два раза въезжали зазевавшиеся чайники.

— И главное так удачно сложилось! — взахлеб рассказывал Дича. — Прямо перед самой покупкой дома.

— И не говори! — удивлялась вместе с ним Вича.

После каждой аварии они сразу же нанимали адвоката, и муж исправно ходил по врачам, кряхтя и жалуясь на боли в спине и шее. Уроки, полученные на заре иммигрантской юности, не прошли даром. В те нелегкие годы, когда Дичу сбила машина, он на собственной шкуре испытал систему выкачивания денег из страховых компаний. И вот, теперь, его горький опыт мытарств по юристам и врачам начал приносить плоды. Таким вот образом, они и собрали деньги на предоплату за дом.

— С волками жить — по-волчьи выть, — не испытывая ни малейшего угрызения совести, говорил Дича.

Вича с ним соглашалась и улыбалась про себя, но вовсе не тому, о чем вы могли подумать. Все эти трюки со страховками оживили в ее памяти одну историю, рассказанную еще Тимохой.

Речь в ней шла о довольно забавной автобусной аварии. Конечно, смешного в этом было мало, однако возникшая ситуация выглядела довольно комично. Случилось так, что подъезжавший к остановке автобус занесло, и заюливший зад зацепил фонарный столб. Ничего страшного не произошло, если не считать пары разбитых задних окон, из которых стекло мелкой крошкой высыпалось на тротуар. Руливший мимо на такси Тимоха наблюдал занятную картину. Громко матерящийся водитель закрывал своим телом разбитые окна как амбразуру. А стоявшие на остановке негры изо всех сил пытались залезть в автобус через выбитые проемы. Как потом Тимохе объяснили более искушенные коллеги по таксопарку, ларчик открывался просто. По американским законам все пассажиры, находившиеся во время аварии в автобусе, могли подать в суд на автопарк за причиненный моральный, а уж тем более физический ущерб. Так что ничего странного не было. Залезавшие в автобус негры хотели срубить деньжат по-легкому, а водитель защищал свою компанию от дополнительных расходов.

— Да-а-а. Будь те негры порасторопнее, могли бы, наверное, отсудить что-нибудь и себе на какой-никакой кооперативчик в трущобах, — все еще улыбалась Вича. — Ну, а моих стараний должно хватить на первый взнос за дом в приличном районе.

Так и вышло. Пустив высуженные деньги на предоплату, они получили от банка «добро» на покупку недорогого дома.

Ничтоже сумнявшись Дича с Вичей обратились сразу к трем риэлторам. Конечно, это считалось неэтичным, но время поджимало. Последние недели они жили как на вулкане, так что было не до реверансов. За те горячие деньки они пересмотрели с десяток домов. Многие были отброшены сразу же из-за крутых лестниц между этажами, с которыми Вича не справилась бы. Некоторые вроде подходили, но одни были неуютными, а другие находились в местах, лишенных какой бы то ни было энергетики. Виче не хотелось жить в энергетических пустошах, окруженных апатичными людьми и аурой безразличия.

Хотя надо было спешить, она очень аккуратно выбирала их новое пристанище. Вича догадывалась, что второго шанса у нее наверняка не будет. Купив дом не по сердцу, на поиски и переезд в другой ей судьба может просто не отпустить времени. Дича все понимал и не торопил жену: «На худой конец снимем пока квартиру. Абы что покупать не будем».

Подходящего дома все не было, и напряжение возрастало.

— Давай-ка развеемся! — предложил Дича.

Он тайком открысятничал из собранных на дом денег малую толику и купил билеты на известную рок-группу из Питера, которая гастролировала в соседнем Вашингтоне. И, как потом оказалось, не зря. На концерте они случайно познакомились с земляком из Питера, который оказался представителем крупной фирмы по продаже недвижимости. Не прошло и недели, как он позвонил с выгодным предложением. Одни разбогатевшие соотечественники перебирались в новый дом, а старый отдавали по себестоимости. Не задумываясь, они на следующий же день договорились о визите к продавцам. У Дичи совсем вылетело из головы, что тот день был праздником святого Валентина. С работы он летел домой как угорелый. Надо было успеть захватить Вичу и ехать на встречу с земляком-риэлтором. Дича знал, как жена не любит опаздывать и всегда переживает по этому поводу. Лишь вечером, когда они довольные вернулись домой и увидели по всем телеканалам летающие, поющие, пляшущие и еще черт знает чем занимающиеся сердечки, то вспомнили, какой это был день.

— Ничего не поделаешь, — сказала Вича. — Придется нам покупать себе этот дом в подарок.

— Вообще-то на день святого Валентина принято дарить дуг другу трусы, — пряча улыбку, пробурчал Дича.

— Вот дом и будет нашими семейными трусами. Кто бы спорил! — Не мешало бы их сначала примерить. Потянет ли такое приобретение наш бюджет? — Если что, папа поможет, — заверила его Вича.

Зосим к тому времени уже крепко встал на ноги и действительно своей младшенькой дочке не отказал. Она с восторгом описывала приглянувшиеся хоромы отцу. Дом был светлым и просторным, с большим задним двором для собак, правда, пока еще без забора. Однако о том, что дом стоял на пригорке, и вокруг него витали тучи разноперой энергии, Вича умолчала. Более того, задняя стена дома глядела на русскоязычный район, и огромные волны знакомых флюидов то и дело стучались в окна.

Лишь одно обстоятельство страшило ее. Вича боялась, что муж забракует дом из-за проходящей мимо оживленной дороги, ведущей к близлежащим школам. Помимо шума, такое соседство гарантировало утренние пробки из-за наводнявших дороги школьных автобусов, которые обгонять строго воспрещалось.

Но страхи были напрасны. Ее Дича уже планировал, каким забором они будут огораживать участок, деревянным или проволочным. К майским праздникам кредит в банке был оформлен, и новоиспеченные домовладельцы въехали в свой святовалентинов подарок.

Первым, по настоянию Лели, в дом запустили кошака, и он тут же затерялся в бескрайних просторах нового жилища. Два дня его никто не видел. Но вскоре его местонахождение выдал сшибающий с ног запах мочи из дальнего угла с коробками изпод домашнего скарба. Шло время, а мяукающий мохнорыл к новому дому привыкать не хотел. Да и вовсе не дом это был для него, а так, большая уборная. Прикинувшись слепым котом Базилио, он в упор не хотел замечать ящик с песком и продолжал свое мокрое дело по всем углам. Но тут он жестоко просчитался. Процесс перепрофилирования с содержания кота-производителя на собаководство шел полным ходом. Несмотря на потрепанный покупкой дома бюджет на кастрацию хозяин с удовольствием отыскал скрытые резервы. Но и тут этот плоскомордый писающий мальчик насолил хозяевам.

— С вас шестьдесят долларов, — ошарашили Дичу в лечебнице.

— Мы же договаривались на двадцать пять! — У вашего кота одно яичко было не опущено и сидело в брюхе. Так что пришлось делать полостную операцию.

— Вот же гад! — возмутилась Вича. — Опустил меня на целую кофточку.

— Зря мы его все-таки не отдали Тимохе, — беззлобно ворчал Дича.

А тот как знал, и полгода назад переехал жить в Атланту, подальше от своей бывшей жены и поближе к родителям.

— Никуда не денется. Напоим кошака до бесчувствия и отправим посылкой, — с серьезным видом предложил Дича.

— Тогда и меня отсылай вместе с ним! — припугнула Вича.

Так субсидированный Тимохой кошак остался в Балтиморе и стал исправляться. Обнаружилось, что кастрация оказывает удивительный эффект на зрение. После операции кот сразу же нашел свой ящик с песком и с тех пор никогда не терял его из виду.

Закончив эпопею с мяукающим вредителем, Дича переключился на благоустройство их нового жилья. Теперь дом то и дело оглашался криками и крепкими словечками хозяина в адрес молотка, все время норовившего стукнуть по пальцам и прочих инструментов участвующих в членовредительстве. Процесс привыкания к многочисленным дверям тоже был не из легких.

Устав от прищемленных пальцев и набитых шишек, Вича решила поотрывать с дверных косяков все мезузы.

— Похоже, эти еврейские письмена настраивают дом против нас, — заявила она.

Сказано-сделано. Дича очистил дверные рамы от религиозных предрассудков, да только вот синяков и шишек почему-то не убавилось…

За непрекращающейся наладкой уюта их и застали соседи, которые пришли знакомиться. По негласной американской традиции каждая соседняя семья должна была принести что-то испеченное своими руками. Но поскольку пришедшие соседи неплохо изъяснялись по-русски, то вместо выпечки в руках у них была бутылка вина и коробка шоколадных конфет. Вича тоже не ударила в грязь лицом и встретила их во всеоружии. В перерывах между руководством благоустройством она занималась кулинарными изысканиями, и теперь в холодильнике своего часа дожидались всякие вкусности. И немудрено. Ведь целая полка на их кухне была отведена под поваренные книги. Вича давно снискала себе славу доброй хозяйки, а ее разносолы были предметом зависти Дичиных сослуживцев. Время от времени у него на работе устраивали обеды под названием «удачный горшочек». Традиция эта пришла с первыми переселенцами из средневековой Англии и представляла собой совместную трапезу всего поселения. Каждая семья приносила горшочек с едой.

Причем каждая хозяйка приносила то кушанье, которое ей удавались лучше всего.

«Удачный горшочек» дожил и до наших дней, и продолжает сближать сотрудников американских компаний. Втянулся в эти праздники живота и Дича. А вскоре он вообще стал звездой этих вкусных посиделок. Тогда как каждый работник из года в год приносил одну и ту же стряпню, Дича всегда появлялся с чем-то новеньким. Его Вича не любила повторений и все время выискивала не опробованный еще рецепт. В ожидании скорых визитов новых соседей по улице, она и в этот раз зарылась в свои кулинарные книги. Мерный шелест страниц завел ее в дебри восточной кухни. Она потерялась в море необычных названий продуктов и ингредиентов. Как в забытье, Вича бродила среди неизвестных приправ и ароматов, пока не наткнулась на красные лепестки клевера и проросшие ростки люцерны. Что-то далекое-далекое и до боли знакомое вдруг защемило сердце…

Она снова была неокрепшей помощницей кухарки в замке герцога. Спрятавшись меж закопченных котлов, она разбирала узелок, который ей только что передала мама. На самом верху лежали травы для настоев и паровых ингаляций, составленные ее отцом. Под ними были резные деревянные фигурки и украшения, присланные ее братьями. Из маленького сафьянового мешочка ей на ладошку высыпалось несколько капелек янтаря.

Слабые лучи света, проникавшие в кладовую сквозь полуприкрытую дверь, заиграли внутри камешков, и созвездие маленьких солнышек согрело ее сердце. Она грустно улыбнулась желтым зайчикам, прыгавшим вокруг нее.

— Ничего, — ласково сказал она им. — Когда-нибудь мы снова вместе понежимся в теплом прибрежном песочке! На дне узелка были припрятаны высушенные лепестки красного клевера и ростки люцерны.

«Не перепутай! — вспомнила она недавний разговор с мамой. — Клевер дамам, люцерна кавалерам».

— Я помню, помню. Как там у нас дома? Рассказ про их житье-бытье чудесным бальзамом ложился на душу Венди. Она готовила бесплодное варево для семьи герцога и вновь возвращалась к маминой истории про своего серого выкормыша. Ее волчок уже здорово подрос. Иногда он приходил к их дому и сидел на краю опушки, жадно высматривая свою приемную родительницу. Так и не дождавшись ее, он тоскливо подвывал и брел обратно в лес, чтобы вскоре вернуться. В один из таких визитов он застал уходившую Сидонию и последовал за ней. Волчок проводил женщину почти до самого замка, но людской шум отпугнул его. Зверь скрылся в ближайшей чаще и с тех пор больше не возвращался к лесной избушке.

— Надо будет как-нибудь выбраться в лес, да поискать моего серого дружка, — решила Венди.

Но работы на кухне было много, и надолго отлучаться не получалось. За пареньем-вареньем незаметно пролетали дни.

Запасы трав потихоньку истощались, а мама все не приходила. Первыми закончились лепестки красного клевера.

«Красный клевер, красный клевер? На каком-то лугу я его совсем недавно видела», — думала Венди, засыпая на полке среди закопченных чанов.

— Как можно есть манты из лепестков красного клевера? — пробудилась Вича, отрывая голову от помятой страницы поваренной книги.

Она не заметила, как задремала и теперь с удивлением глядела на часы.

Несмотря на упущенное время Вича все же успела сготовить задуманное. Необычное видение еще долго не отпускало ее. Она вновь припомнила свой чудной сон о красном клевере, когда доставала из холодильника кушанья, приготовленные в тот странный день…

Первый совместный ужин с соседями прошел на ура и закончился деловым соглашением. Выпив под конец принесенную бутылку вина и уговорив коробку шоколадных конфет, мужчины заговорили о крыше. Страховая компания отказалась страховать Дичины и Вичины хоромы без новой крыши. А без страхового полиса банк грозился аннулировать ипотеку. Так что хочешь не хочешь, а обветшалую шляпу их нового жилища приходилось менять. К счастью для них, соседский дом тоже нуждался в новой кровле, а делать две крыши одновременно было намного дешевле. Как коренной хохол их сосед обладал хозяйской хваткой и торговался с кровельщиками за каждый доллар, чем спас и так трещавший по швам бюджет новоселов. Теперь их жизнь напоминала дружную коммуну. Дича с Шурой сидели на новой крыше и сосед придирчиво принимал работу, как будто это был его собственный дом.

— Правильно говорят, что дом надо выбирать по соседям! — задорно кричала снизу Вича. — Смотри как нам повезло с Шурой.

— Ну так чего ж ты хотела! — весело отвечал Дича. — Кулацкую жилку не пропьешь! Закрыв вопрос с крышеванием, они опустились на землю и приступили к участку. Вокруг заднего двора начал расти забор из зеленой проволоки. Он так гармонично сливался с природой, что привыкшие бегать напрямки школьники, не раз врезались в уже поставленные секции. Вича не могла дождаться окончания работ, зная, какое облегчение принесет это бесхитростное сооружение. Уже не надо будет вечерами выгуливать трех собак, искусно жонглируя запутывающимися поводками.

Вот так все лето и осень прошли в приятных хлопотах, и Дича с Вичей не заметили, как подкралась зима. Огордо-копательный и заборо-строительный сезон завершился и распорядок жизни потихоньку устоялся.

Вичино утро, как всегда начиналось с телефонного звонка мужа. Он докладывался, что добрался до работы, а заодно проверял, не проспала ли его красавица. Вича уже и не помнила, когда завелась эта традиция утренней поверки. Но без нее она уже свой день не представляла. И когда в урочный час телефон молчал, ее сердце было не на месте. Но Дича ей долго нервничать не разрешал, и спустя пять минут, она имела полное право позвонить ему на мобильный, даже если он был на совещании.

После своих дыхательных процедур, хозяйка кормила животину, не забывая при этом и о себе, а затем принималась за уборку. Вича разбила дом на участки и работала на каждом один день в неделю, кроме субботы, которая по обоюдному согласию была посвящена лоботрясничеству и хождению по гостям. В этот день можно было вволю оторваться, не обращая внимания на поздний час. В общем, жизнь вошла в спокойное русло и текла своим чередом, пока не случился гололед. Раньше они его и не заметили бы, потому как это была головная боль дворников. Но теперь земля вокруг дома принадлежала им, а вместе с ней и обледенелые дорожки. Дича провозился с ними все утро, а в сторону тротуара даже не взглянул. И напрасно.

Именно оттуда и подкралась беда.

Разгоряченный войной со льдом, хозяин дома уплетал приготовленный Вичей завтрак так, что за ушами пищало. Из-за этого писка он не сразу услышал завывание сирены скорой помощи под их окнами. А вскоре у входной двери раздался нетерпеливый стук. На пороге стоял припорошенный снегом негр и, медленно пережевывая слова, пытался что-то сказать. За его спиной парамедики возились вокруг лежащего на земле человека.

— Мой товарищ поскользнулся на твоем нечищеном тротуаре и сильно пострадал, — неторопливо вывалил негр кашу из тягучих слов. — Если не хочешь неприятностей, заплати нам пару штук баксов, и мы в расчете.

— Ты чего обкурился, что ли!? — не понял Дича.

Вся его кровь была сейчас в желудке и мозг функционировал по остаточному принципу.

— Пешеходная дорожка принадлежит муниципалитету, с них и спрашивай, — услышал вымогатель от раскрасневшегося хозяина дома.

Негр медленно открыл рот, пытаясь что-то возразить, но его словесную тянучку встретила закрытая дверь. Дича поспешил вернуться к обалденному завтраку. Но не успел он сесть, как вновь послышался стук из прихожей. Не обращая внимания на барабанную дробь за дверью, Дича набросился на остатки омлета, да так, что у сидевшей рядом хозяйки потекли слюнки.

Хозяева дома давно позабыли бы об этом случае, но настырные негры постоянно напоминали о себе. Ото льда и снега уже не осталось и следа, а черный словожуй каждые выходные стоял под их дверями и требовал денег. Со временем его аппетиты поубавились: — Я очень уважаю русских, — заискивал он. — И потому согласен всего на тысячу.

Но уважаемый русский послал вымогателя подальше и на этот раз. Визиты тормозного негра прекратились, и Дича с Вичей благополучно забыли о нем. Но ненадолго. Не прошло и двух недель, как на их адрес пришла повестка из гражданского суда. Приложенное письмо гласило: «Пострадавший по вашей халатности пешеход требует компенсировать ему медицинские расходы и моральный ущерб. Если вы не считаете себя ответственным за данное происшествие, вам необходимо доказать свою невиновность в суде».

— Что за ерунда? — опешил Дича — Все верно, — сообщили ему в представительстве местной власти. — По закону нашего штата за чистку тротуара перед частным домом хозяева несут полную ответственность.

— Так если это мой тротуар, то я его сегодня же перегорожу и нехрен по нему ходить.

— Тротуар не ваш. Это собственность муниципалитета, — спокойно осадили его.

— Погодите. Кто из нас тут сумасшедший? Тротуар не мой, а чистить его должен я?! — Именно так. Это ваша обязанность как домовладельца. А если вам не нравятся наши законы, так вас в нашей стране никто не держит.

Когда Дича пересказывал этот разговор жене, он все еще был на взводе.

— Успокойся, — гладила его по плечу Вича. — Мы попробуем уговорить этого негра прекратить свой гражданский иск.

В следующие выходные на их крыльце появился сам пострадавший. Его тормозной товарищ стоял внизу и своим победным видом давал понять, что его миссия в этом деле окончена. Он со злорадством наблюдал перемену в поведении уперто-

го русского и решил, что дело сделано. Вымогатель уже давно решил куда вложить свои честно заработанные деньги, однако с получением наличности вышла непредвиденная заминка. Это было впервые в его практике. Обычно махинация работала как часы. В период гололеда они успевали поваляться у многих домов. Хитрость была в том, чтобы знать районы обслуживания скорой помощи. Иначе вызовы к одному и тому же пострадавшему разрушили бы так тщательно спланированное разведение лохов на бабки.

Хозяева встречались разные. Кто поупрямее, кто посговорчивее, но за тот гололед они так или иначе собрали дань со всех домовладельцев, кроме одного. Но, похоже, повестка в суд добила и последнего лоха. Или нет!? Негр не верил своим ушам.

Вместо хрустящих долларов его напарника кормили какими-то сказками о том, что дом только что куплен и что свободных денег просто нет. Под конец их вообще просили войти в положение и забрать заявление из суда.

«Они что, с другой планеты?! — закипел вымогатель. — Или просто издеваются над нами!?» Рядом с говорившим хозяином стояла худенькая женщина и скучно зевала во весь рот, нагоняя зеленую тоску на попрошаек.

Несолоно нахлебавшись, они сели в свой навороченный Кадиллак и, оглушая окрестности рэпом, убрались восвояси.

Упущенные деньги не давали королю мошенников покоя.

Только этим утром его пальцы уже мысленно ласкали долгожданные купюры, и теперь он не находил себе места. Не в силах больше терпеть, он вытащил отдыхавшего напарника на внеочередную охоту.

Как только стемнело, они устроились на тихом перекрестке и стали поджидать подходящую жертву. Со стороны района «Маленькая Италия» приближался небольшой грузовик. Встав на светофоре, он нетерпеливо пофыркивал. Убедившись, что вокруг никого нет, один из махинаторов подбежал к машине и запрыгнул на теплый капот. Облапив его руками он медленно скатился на землю и замер, зацепившись одной рукой за бампер.

Выбежавший из-за угла любитель аппетитно пережевывать слова начал быстро набирать на своем мобильнике. За очередным разводом лоха наблюдала лишь симпатичная девушка с борта фургона. Ее белоснежная улыбка рекламировала всему свету отбеливающую зубную пасту. Откуда мошенникам было

знать, что за этой улыбкой, в глубине фургона, скрывались ряды коробок из-под оргтехники, доверху набитые автоматическим оружием. Нервы водителя были на пределе. Он уже и так опаздывал на рандеву в балтиморский порт, и встреча с полицией его совсем не устраивала. Недолго думая, он выжал педаль газа до самого пола. Свидетель наезда бросился к своему подельнику. Склонившись над ним, он старался перевернуть его лицом вверх. Громко дыша от напряжения, мошенник не услышал высокого фальцета мотора, работающего на задней передаче и даже не успел разогнуться. Грузовик подмял его под себя и с хрустом переехал лакированные щеблеты. Засвистев колесами, машина рванула вперед и, сильно накренясь с трудом вписалась в поворот. Не чувствуя ног, негр с трудом приподнялся на локте, пытаясь разглядеть номер малолитражки. Но вместо номера он увидел лицо красавицы, подмигивающей ему с борта фургона.

Машина давно скрылась за поворотом, а голова девушки продолжала висеть над тротуаром. Дувший с залива ветер играл с ее золотистыми волосами, то и дело забрасывая их ей на лицо.

Красавица мило улыбалась и часто моргала длинными ресницами, пытаясь сбросить с глаз мешавшие локоны.

— Почему она не смахнет их рукой? — подумал махинатор, и тут же содрогнулся от очевидного ответа.

Подгоняемая ветром голова медленно приближалась. Животный страх заставил раненого позабыть о раздавленных ногах. Он попытался встать, но поскользнулся в луже крови и упал прямо на своего подельника. Руки распластавшегося напарника странно подпрыгнули, и изо рта покойника вырвались какие-то звуки. От ужаса король мошенников потерял рассудок. Ему вдруг показалось, что он лежит среди средневековых надгробий, на самом краю свежевырытой могилы. Его подельник стоял внутри могилы, держась за разорванную щеку, и сумасшедшими глазами смотрел ему за спину. Оглянувшись, негр увидел совсем рядом плывущую голову девушки. Улыбка пропала с ее лица, зато появилась пикантная черная родинка на щеке. Расползаясь, как клякса по промокашке, родинка быстро поглощала все вокруг. Теперь вместо лица на поверженного махинатора смотрел огромный бездонный зрачок. Он расширялся и жадно захватывал окружающее пространство. Вскоре мошенник уже ничего не видел, кроме кромешной темноты…

Гражданский суд больше не тревожил обвиненных в халатности хозяев дома в виду неявки истца и свидетеля. Но Дича с тех пор запасся песком с солью и превратился в законопослушного домовладельца. Однако проявить свое рвение ему так и не удалось. Тот год они дозимовали без снега и гололеда, а с наступлением весны зимние неприятности испарились под лучами апрельского солнышка.

Природа стряхнула холода и начинала пробуждаться. На деревьях стали набухать почки, у тюльпанов бутоны, а у повзрослевшего Баси — отличительные кобелиные признаки. Вслед за ним поспела и Пеша. Собачья свадьба гуляла во всю и никого не оставила в стороне. Новоявленные собаководы с интересом наблюдали за любовными играми мохнатых рыжиков. Иногда к ним присоединялись и соседи. Нет, не к рыжикам, к зрителям! Тогда Шуре стоило большого труда объяснять подрастающему сыну суть происходящего. И только животные-старожилы были недовольны. Престарелая Лада строго порыкивала на носившуюся вокруг нее неугомонную молодежь. С котом же вышла совсем неприглядная история. О том, что он больше не считался особью мужеского поля, ему довольно неприлично намекнул Бася. Когда Пеша уставала от его домоганий, она начинала не на шутку покусывать своего кавалера. Но на ненасытного кобелька это мало действовало. Тогда Пеша просто сбегала от него на диван и, свесив морду, недвусмысленно скалилась. Поскулив немного от обиды, Бася начинал изливать свою душу ничего не подозревающему коту. Тот его притязаний на близость не одобрял и нервно орал, прячась за Вичу.

— Ну вот, и от кастрата хоть какая-та польза, — смеялся Дича.

— Не обижай моего котика, — заступалась Вича.

— А я-то тут при чем? Все претензии к рыжему сексуальному маньяку.

Вот так с шутками-прибаутками, Пешу за пару месяцев разнесло до размеров маленького бочонка с пивом. Вича очень переживала за их первый в жизни помет. Страшная история с Лелиными пудельками не выходила у нее из головы. Леля тоже позабросила кошачий бизнес и приобрела двух пуделей. Но ее первый опыт оказался ужасным. Она сделала ошибку, купив сначала кобелька. Более взрослый производитель огулял еще не окрепшую сучку, что вылилось в настоящую трагедию. Неопытная мамаша была настолько ревнива, что один за другим загрызла весь свой выводок. Ветеринар предположил, что сыграли роль очень молодой возраст и нехватка кальция. Не задумываясь, Вича настояла на профилактике. Если с возрастом будущей мамаши они ничего поделать не могли, то вот кальцием напичкали ее по самые уши.

Их страхи оказались напрасны. Пеша родила трех замечательных щенят, и уж если кто и нуждался в защите, так это Бася, которого она ела поедом. Кутькам отвели отдельную комнату, благо свободного места было хоть отбавляй, и Вича пропадала с ними целыми днями, позабыв о своем стройном плане уборок. Когда щенки подросли, пришло время знакомиться с бабушкой. Лада пыталась обнюхать новых посетителей двора, но те с визгом бросались врассыпную при виде приближающейся горы. Тогда Лада завалилась на бок и начала завлекающе помахивать кончиком хвоста. Любопытство взяло верх, и вскоре три рыжих комочка с задорным лаем прыгали вокруг белой хозяйки двора. Со временем они пообвыклись с размерами Лады, и тогда уже настала очередь бабушки прятаться от зубов этих маленьких пираний. Но щенки не унывали. У них было о кого еще почесать режущиеся зубки.

Шурин сын теперь был их частым гостем. Он самозабвенно играл с кутьками, не обращая внимания на недовольство облезлой Пеши. Глядя на ее плешивые бока, он как-то поинтересовался на подзабытом русском языке: «А почему она у вас такая лысавая»?

— Многие кормящие матери теряют с молоком витамины, а вместе с ними и волосы, — объяснила Вича.

Она уже давно позабыла, что такое одиночество. Жизнь вокруг била ключом. Дича не мог нарадоваться. Он старался не думать о будущем и жил сегодняшним днем, отдаваясь вместе с Вичей посетившему их счастью. Оба они знали, что счастье будет недолгим и поэтому не растрачивали ни минутки этого подарка судьбы. Даже щенки в тот год были распроданы быстро и выгодно. Вича ходила, гордая своим первым серьезным заработком. Вливание в их бюджет было действительно довольно приличным. Разведение собак стало еще более выгодным, когда они получили ощутимое послабление с налогами. За использование собственного дома под малый бизнес им полагались льготы, что сберегло дополнительные средства. На вырученные деньги они установили центральный увлажнитель воздуха, и теперь Вичина мок ходила намного легче. Конечно, с появлением нового оборудования появились и новые шумы. Ночами стало слышно, как периодически включается водяная помпа увлажнителя.

— Давай я на ночь буду ее выключать, — предложил Дича.

— Не надо. Мне не мешает. С этими шумами даже уютней.

Они делают наш домик живым.

Вича любила свое новое гнездышко и не представляла, как они раньше могли жить без него.

Сорок первый час

Вечерний туалет для пациентов реанимации был давно закончен. Время перевалило за полночь. Медсестра бросала косые взгляды в сторону посетителя тринадцатого бокса, не решаясь напомнить, что пора уходить. Она мялась в надежде, что кто-нибудь другой возьмет на себя смелость выставить этого убитого горем мужчину. Но он, похоже, и сам все понял. Собрав вещи, он склонился над женой и шептал ей что-то ласковое на непонятном медсестре языке. Однако пациентка не хотела отпускать мужа. Ее давление вдруг стало резко падать, и соответствующий датчик нервно запищал. Медсестра тут же вызвала дежурную бригаду. Пришедшие врачи, энергично жестикулируя, взвешивали все за и против. С одной стороны больная нуждалась в увеличении циркулирующей жидкости, но с другой это повышало риск прогрессирования отека мозга. После короткой дискуссии они решили действовать по ситуации, а об осложнениях беспокоиться позже. Пациентке поставили еще одну капельницу. Теперь кровезамещающие растворы наполняли ее сразу через две вены. Вскоре давление стало возвращаться к норме, но вместе с этим подбородок пациентки стал заметно опухать от переизбытка жидкости. Датчик низкого давления пискнул еще пару раз и затих.

* * *

Виче снилось, что внутренняя сила распирает ее тело в разные стороны. Тревожно дребезжал звонок, сигнализируя о том, что она вот-вот лопнет. Она в ужасе проснулась и, отдышавшись, растолкала Дичу. Будильник мужа звенел не переставая, и разбудил всех, кроме его самого. За окном уже рассвело. В хмуром небе творилось что-то неладное. Необычное движение облаков привлекло Вичино внимание. Она подождала, пока Дича оделся, подсунул ей Тэдди и вышел на цыпочках из спальни.

После того как муж тихо прикрыл дверь, Вича так же тихо выскользнула из-под одеяла и быстро подошла к окну. Могучий и невидимый простым глазом поток рвался на север. Его скрытая энергия закручивала и разбрасывала по сторонам курчавые облака. Виккианская воительница чувствовала силу этой несущейся темной массы. Чудовищная лавина с каждой минутой расширялась, покрывая все небо, и как ураган вытягивала всю негативную энергию из низлежащих домов. И тут Вича поняла, что это был не сон, ее тело действительно начинало распирать.

Страшное поднебесное течение пыталось вырвать из нее накопленные по крохам черные флюиды. В отличие от событий десятилетней давности, когда она с радостью восприняла то августовское слияние темных сил, сейчас необъяснимый страх охватил ее. Хоть она и научилась собирать частицы местной энергии, в большинстве своем, эти силы оставались чужеродными для нее и их шевеление внутри вызвало неприятные ощущения.

С недобрым предчувствием Вича отшатнулась от окна и нырнула с головой под одеяло. Она крепко стиснула зубы и всем своим существом удерживала рвущиеся на волю флюиды, которые остервенело бились внутри ее сосудов. Так она проборолась около часа, пока распирающая тело сила не стала ослабевать.

Ожившая внутри нее энергия покинула кровяное русло и вновь спряталась в белковых молекулах.

Во время утренней дыхательной гимнастики Вича почувствовала необычную тянущую боль в легких, о которой моментально забыла, включив телевизор. По всем каналам передавали о террористических атаках с использованием пассажирских авиалайнеров. Вичино волнение усилилось, когда сообщили о самолете, врезавшемся в Пентагон. Ее Дича проходил стажировку в национальном институте здоровья в Вашингтоне и находился совсем рядом. Она с нетерпением ждала его дежурного звонка. Как Вича ни убеждала себя в том, что с ним все в порядке, ее душа была не на месте. Телефон упрямо молчал. Ждать больше не было сил. Она решительно схватила трубку и стала судорожно набирать его номер. Как назло одна кнопка заедала и отказывалась работать. Когда Вича попыталась применить силу, набралось сразу по нескольку одинаковых цифр. Эта проблема возникла не сегодня и не вчера. Было ощущение, что какой-то вредитель специально ломает телефонные кнопки. Они уже поменяли не один аппарат, но проблема возникала вновь и вновь.

На родине, с дисковыми телефонами, такого не происходило.

Однако здесь все аппараты были кнопочными, так что выбирать не приходилось. Вича подозревала, что причина кроется в ней самой. Возможно, это черная энергия иногда ускользает из-под ее контроля и стекает с кончиков пальцев, целенаправленно разрушая чувствительные электронные элементы кнопок.

— Надолго собаке кость? — подшучивал над ней Дича, покупая новый аппарат.

Но сейчас ей было не до шуток. Промучившись с неподдающейся кнопкой, она бросила телефон и побежала к Шуре.

От него она сразу же дозвонилась до мужа. С огромным облегчением Вича услышала спокойный голос любимого.

— Нас всех разгоняют по домам. Так, что не волнуйся, через час буду дома.

Обещанный час вылился в три. В целях безопасности все государственные учреждения были в срочном порядке закрыты.

Тысячи машин забили дороги, ведущие из Вашингтона. В круговерть этого всемирного исхода попал и Дича. Домой он добрался злой и голодный. Но один вкусный обед убил сразу двух зайцев. Сытый и довольный, глава семейства завалился на диван и обложился собаками. Он удобно устроил свою голову на Вичиных коленях, а сам вполглаза смотрел репортаж из НьюЙорка. Поначалу он заплетающимся языком переводил новости для своей хозяюшки, но вскоре притих в сладкой дреме.

Несмотря на страшные события, остаток дня прошел в тихой семейной обстановке. Затишье перед бурей длилось не долго. К вечеру Вича занемогла. Утренний дискомфорт в легких снова напомнили о себе. Она не могла определить источник незнакомой тупой боли. А предупреждающие сигналы шли из истрепанных черной энергией сосудов, которые держались из последних сил. Перед самым сном сосуды сдались. Так Вича впервые в жизни узнала, что такое легочное кровотечение. Она была так напугана, что без пререканий согласилась ехать в больницу.

В приемном покое ее страх прошел. Снующие по отделению врачи и медсестры вселяли уверенность и спокойствие. Рядом сидел ее Дича. Положив голову на край кровати, он снова подремывал после сумасшедшего дня. Вича нежно перебирала его волосы с недавно появившимися седыми прядями.

«А все я виновата», — с горечью подумала она.

Полумрак бокса подсвечивал небольшой телевизор, укрепленный под самым потолком. Краем уха она слушала его приглушенный говор. Из динамиков страшным потоком лились репортажи о четырех захваченных арабами самолетах. С трудом понимая английскую речь, Вича тем не менее все чаще улавливала название столицы. Глядя на дремлющего Дичу, она утешала себя: «Отдай я тогда свою энергию, может быть четвертый самолет долетел бы до Вашингтона, где в это время был мой любимый. А так отважные пассажиры сумели ценой собственной жизни остановить террористов над полями Пенсильвании».

На фоне национальной трагедии новые проблемы Вичи со здоровьем уже не казались такими ужасными. Но страх повторного кровотечения с тех пор навсегда поселился в ее сердце. Теперь Вича как никогда боялась оставаться дома одна. В те неспокойные дни она как-то по-особенному сблизилась с Шурой.

Тот работал в вечернюю смену и все чаще забегал днем посмотреть новости из России. На русское телевидение соседи не подписывались, а Вича только российские каналы и смотрела. К тому времени многие каналы из стран бывшего Союза вышли на международные спутники. Как только это случилось, на новой крыше их дома сразу же закрасовалась параболическая антенна, вылавливающая русскую речь из эфира.

Просмотр дневных новостей вместе с соседом часто превращался в юмористическое шоу. Было до слез смешно наблюдать, насколько отличалось освещение одних и тех же событий по разные стороны океана. Вича, конечно, не очень понимала веселья Шуры, потому что американских новостей не смотрела. Но после того как он стал проводить с ней короткие политинформации, она тоже втянулась в этот забавный новостной каламбур.

— У них правды, как у змеи ножек, — любила повторять она подцепленную у Лели присказку.

Эти дневные политические посиделки отвлекали Вичу от грустных мыслей, и Дича начал замечать, как жена становилась спокойнее и увереннее. Теперь Вича не так боялась, что с ней что-нибудь случится в отсутствие мужа. Она знала, что в случае чего можно будет положиться на Шуру. А тот, как назло, стал все реже появляться, а если и забегал, то был не так весел, как обычно.

Сосед пропускал мимо ушей ее озабоченные вопросы или просто отшучивался. Но однажды не выдержал и признался в том, что его гнобят на работе. Как ни странно, но в стране, где все кроме коренных индейцев являются иммигрантами, всегда существовали противники иммиграции. Все чаще можно было услышать вариацию одного известного лозунга: «Америка для американцев». Шурин акцент никак не давал покоя его непосредственному начальнику, и тот измывался над подчиненным, как мог. Шеф отождествлял его шероховатости в английском с беспросветной тупостью и не забывал напоминать ему об этом при каждом удобном случае. Коллеги сочувствовали Шуре, но ничем помочь не могли, а, скорее, просто боялись. Менталитет производственных отношений здесь был совсем иной, чем в Союзе. На родине рабочие обычно сплачивался против начальников-самодуров, а круговая порука делала коллектив непобедимым. У Шуры же на работе каждый был сам за себя и процветающее доносительство было в порядке вещей.

— У нас в конторе воздух нельзя испортить, чтобы руководство не узнало, — раздраженно сетовал сосед. — Если бы не семейная медицинская страховка, давно бы уволился.

Но от его желания теперь мало что зависело. Увольнение по профнепригодности было вопросом времени. Начальник все чаще вызывал Шуру на ковер и оттачивал на нем свое ораторское искусство.

— Государство делает большую ошибку, что нянчится с такими как ты и дает вам всякие льготы. На каком основании, например, твои дети учатся бесплатно, а я за своих плачу по полной? Кто-то должен исправить эту ошибку. И поверь мне, пока я здесь начальник, ты у меня за эти льготы еще попляшешь.

Конечно, в словах шефа-самодура была доля правды. Многие иммигранты поначалу не имели за душой ни гроша и, живя за чертой бедности, пользовались привилегиями малоимущих, включая бесплатное обучение и медицину. Но Шура уже давно прошел эту стадию и платил за обучение сына наравне со всеми.

Однако эти аргументы только еще больше раздражали начальника, и конфликт уже выходил за рамки приличия.

Выслушав его исповедь, Вича попросила: «Достань мне его фотографию».

— Зачем? — Не задавай лишних вопросов. Ты же не хочешь быть уволенным с волчьим билетом? — Просто мечтаю.

— Тогда помалкивай и делай, что говорят.

— Мне хватает командиров на работе, — обиделся Шура, но обещал постараться.

С большим риском он умыкнул из приемной шефа фотоальбом с прошлогодней корпоративной вечеринки, где их руководитель был почти на каждом снимке.

— Выбирай, — хлопнул он альбомом о журнальный столик. — Только поторапливайся. Мне его сегодня же нужно подбросить обратно.

Вича выбрала фото, где самодовольный мордоворот с безмерным превосходством смотрел прямо в камеру.

— Мы с тебя спесь-то собьем, — зловеще прошептала Вича, так что даже у Шуры по спине пробежали мурашки.

— Да ты ведьма! — спустя пару недель заявил он, подражая царю из фильма «Иван Васильевич меняет профессию».

Он не знал, что соседка сделала с той фотографией, но у его начальника теперь земля горела под ногами. Частые визиты Шуры к шефу в кабинет прекратились, да и не до тупого русского ему было теперь. В корпорации зре езные перемены. Перекраивалось высшее звено менеджеров. Всемогущий шеф-самодур уже превратился в обычного заведующего отдела, и на этом его падение с иерархической лестницы, похоже, не заканчивалось. Он всеми правдами и неправдами пытался остаться в управленцах. К великому удивлению бывшего начальника, эффективность организации ничуть не пострадала без его чуткого руководства. Тогда он стал втихаря вставлять палки в колеса отлаженного механизма, пытаясь создать видимость своей незаменимости. Но тут он просчитался. Тупой русский заметил искусственно подстроенную путаницу в бумагах, и ее источник был быстро вычислен. Это значительно ускорило свидание иммигрантоненавистника с клерком по пособиям для безработных.

— Что же ты молчала о своих способностях? — с благодарностью спросил ее Шура. — Тебе нужно открывать бизнес. От клиентов отбоя не будет.

— Забудь! И не смей никому рассказывать, а особенно своей жене! Шура прикусил язык. О том, что Вича недолюбливает его жену, он прекрасно знал. И было за что. Будучи человеком фанатично религиозным, она поначалу пыталась втянуть новых соседей в свою секту. Но Вича открыто изложила ей свои взгляды на праотца небесного.

— Люди с врожденными заболеваниями — неблагодарная аудитория для твоих проповедей, — популярно объяснила она.

Но та не унималась и при любом удобном случае пыталась увязать все хорошее с волей божьей, а все плохое — с проделками сатаны. Такой взгляд на вещи невероятно бесил Вичу, и порой у них чуть до драки не доходило.

После очередной жаркой дискуссии, было решено ввести в коммуне закон ирландских баров и запретить разговоры о религии и политике во время совместных посиделок. Наступивший мир не мог не радовать, лишние провокации были ни к чему.

— Меньше знаешь — лучше спишь, — согласился Шура и постарался забыть о Вичиных способностях.

Пятидесятый час

Во время утреннего обхода реаниматологов мужа Виктории предупредили о предстоящих интенсивных исследованиях мозга. Первой в боксе появилась пожилая женщина с энцефалографом. Этот аппарат оценивал электрическую активность коры головного мозга, а его подключение заняло довольно много времени. Медтехник размотала около полутора десятков электродов и начала прикреплять их к коже головы с помощью какойто вязкой пасты, что из-за пушистых волос пациентки было не такой уж простой задачей. Ее кропотливая работа не пропала даром, самописцы зафиксировали слабые сигналы мозговой активности. Это была единственная обнадеживающая новость за прошедшие сутки. Но увы, на этом хорошие новости закончились. Форма плавных электроволн, текущих в голове пациентки, ни на миллиметр не изменилась после громкого хлопка в ладоши над самым ее ухом.

* * *

Вичу разбудил сильный отрывистый звук. Примеси какихто страшных шумов заставили ее вскочить с постели. Она взглянула на часы и поняла, что проспала. Накануне вечером она никак не могла заснуть. Воздух был насыщен незнакомой пульсирующей энергией, природа которой ускользала от нее. Эта энергия колыхалась рядом, только протяни руку и завладей ею. Вича тянулась к ней, но та, как будто дразня ее, тут же разлеталась по сторонам мелкими сгустками. Она не понимала, что происходит: похоже, что ее способности оставили ее.

«Не знак ли это близкого конца!?» В этот момент виккианской воительнице так не хватало мудрой Матрены. Вича уже подумывала разбудить Дичу и рассказать ему о том, как она его любит и любила всю свою жизнь.

Она боялась уйти вот так, не попрощавшись, не сказав последнего «прости». Тогда она не знала, что ее страхам суждено будет сбыться, но не в эту, а в другую, все еще далекую, но ужасную ночь.

Так, борясь со своей нерешительностью, она впала в глубокое забытье, и только оглушительный грохот за окном смог разбудить ее. Вича не слышала, как уходил Дича. Она не помнила, ни как он целовал ее, ни как подкладывал ей под бочок плюшевого Тэдди, ни шума отъезжающей машины, и даже лай провожавших мужа собак не потревожил ее сон. Но этот лязг корежащегося железа вывернул наизнанку душу. Она быстро накинула халат и выскочила на крыльцо. Прямо перед домом лежала сложенная пополам соседская машина, или, точнее, то, что от нее осталось. Над ней нависал большой пассажирский автобус, из мотора которого валил дым. Вича видела, как из задней двери легковушки медленно выкарабкивался Шурин сын. Она подбежала к нему и закричала прямо в ухо оглушенного ребенка: «Кто в машине!?» Мальчик наконец понял, что от него хотят, и истерически прокричал: — Мама! Вича бросилась к соседнему дому и, взлетев на крыльцо, начала остервенело колотить в дверь своими маленькими кулаками. Заспанный Шура с неподдельным удивлением уставился на нее: — Чего орешь, пожар, что ли? — Хуже! — выпалила она. — Смотри, что твоя жена натворила! Примчавшиеся спасатели уже достали автоген и вырезали проход к женщине, лежавшей без сознания в металлической ловушке. Удар пришелся с пассажирской стороны, и только благодаря этому, да сработавшей подушке безопасности было кого спасать. Нельзя было не поблагодарить и закон, запрещающий возить детей на переднем сиденье. Не будь этого правила, Шурин сын сейчас не сидел бы и не всхлипывал на поребрике. Сосед вопросительно посмотрел на Вичу и, не сказав ни слова, резко развернулся. Он шел, не оглядываясь, к руководившему спасением парамедику.

— Это не я! — прокричала вслед Вича и подавленно добавила, — Это подстава.

Как она могла объяснить, что это наверняка очередная подлость черных сестер? Поняв, что им не сломить ее физическими страданиями, они решили создать вокруг нее душевный вакуум, лишить друзей.

— Если так, то они повторяются, — с грустью вспомнила она свою бывшую подругу, которую бросил муж.

Низко опустив голову, Вича побрела домой.

— Кто мне поверит? — чуть не плакала она. — Не моя это тайна. Даже если я решусь открыться, будут ли со мной теперь вообще разговаривать?

Глава 10. Передышка

Пятьдесят второй час

Во время энцефалограммы в закрытом боксе номер тринадцать висела непривычная тишина. Даже звук тихо попискивающего кардиомонитора был выключен. После тягостного ожидания в коридоре дверь бокса открылась и мужа больной впустили внутрь. Пожилая медтехник уже закончила тест и отклеивала электроды от головы пациентки. Выпутывая провода из волос, она негромко сказала: «Мозг жив, но не реагирует на окружающее. Я не обнаружила никаких изменений в ответ на звуковой раздражитель. А контактирует ли он со своим телом, проверят мои коллеги».

После ее ухода мужчина попытался навести порядок на голове жены. Достав видавшую виды расческу, в которой недоставало нескольких зубцов, он принялся за работу. Его пальцы плавно скользила по кончикам вьющихся прядей, но чем выше поднималась расческа, тем чаще она застревала в местах с остатками клейкой массы от электродов. Тогда приходилось аккуратно разлеплять слипшиеся волосы и осторожно выбирать вязкие комочки.

* * *

Вича сидела с закрытыми глазами под теплыми лучами весеннего солнца, а Дича расчесывал ее волосы пальцами в поисках противных жуков. Буквально несколько минут назад она мирно делала обход своих любимых роз, которыми был обильно засажен их участок. На одном из кустов нагло сидела стая бронзовых насекомых и аппетитно уплетала желтые лепестки.

— Ах вы, сволочи! — вырвалось у Вичи, и она, стараясь не уколоться, тряхнула куст.

Облако майских жуков, которых здесь почему-то называли японскими, взмыло в воздух. Внезапный порыв ветра бросил их прямо на Вичу. Несколько насекомых попались в сети ее распушенных волос. Пытаясь освободиться, они еще сильнее запутались в ее золотых кудрях.

— Дича! Спасай меня! — с наигранным испугом закричала она.

— Что случилось? — послышалось из дальнего угла участка.

Не выпуская из рук лопаты, муж распрямился и глянул в ее сторону.

— Меня жуки едят! — отозвалась она, мотая копной волос. — Беги скорее, пока твою жену совсем не съели.

И вот теперь они сидели на скамеечке как два шимпанзе: Дича вылавливал насекомых из ее головы. Может, он втихаря даже ел их, но Виче было лень открывать глаза, чтобы проверить.

От непривычной кропотливой работы Дичины пальцы быстро устали.

— Ф-у-у-у! Дай отдохнуть.

— Ага! А как я могу!? Каждый вечер перед сном Вича слышала от насидевшегося за компьютером мужа привычное: «Пришло время дефрагментации жесткого диска!» Дича быстро прыгал к ней под одеяло и подставлял свою шевелюру. Ее тонкие пальцы послушно тонули в его густых волосах и начинали нежно и убаюкивающе почесывать натруженную за день голову…

Пристыженный Дича поближе придвинулся, и снова принялся вылавливать жуков из волос жены. Она чувствовала его любящие руки и приятное тепло разливалось по всему телу.

Они сидели на узкой лавочке прижавшись друг к другу и Вича думала, что если есть на свете счастье, то оно должно было быть именно таким. Судьба наконец-то благоволила им. Даже болезнь, казалось, взяла передышку, уступив место заботам о семье и доме. Каждый день был наполнен новыми идеями, как бы поуютней обустроить их гнездышко. Муж сбе л пораньше с работы, чтобы побольше успеть сделать по дому. Он безвылазно мог копаться на заднем дворе, сажая и пересаживая кусты, деревья и так обожаемые ей розы.

Но однажды эта идиллия была омрачена. Дича пришел домой чернее тучи. В тот день, во время важного эксперимента, одна из пробирок каким-то образом выскользнула у него из рук, и неделя напряженной работы пошла насмарку. Вскоре он понял, что виновата не его невнимательность, а потеря чувствительности пальцев левой руки.

— Это последствие старой травмы локтя, — заключил невропатолог. — Нерв защемился рубцом. Можно попробовать его высвободить из рубцовой ткани, но гарантии, что чувствительность вернется, нет.

На семейном совете было решено попробовать прооперироваться. Как Дича сломал руку, Вича знала лишь в общих чертах.

— Да в десятом классе на физкультуре упал, — отмахивался он.

Она видела, что ему было больно это вспоминать, и поэтому давно перестала расспрашивать. О том, что Дичу исподтишка толкнул главный качок класса, она узнала от его мамы.

— Что этот бугай делал в школе для слабовидящих, ума не приложу, — был ее возмущенный рассказ. — Ты же знаешь моего Димку. Он всегда был настырным. Где-то не уступил, вот и поплатился. Вича нежно посмотрела на понурого Дичу и решила: «Пришло время познакомиться поближе с этой грозой школы».

За несколько дней до операции она достала классный альбом мужа с фотографиями и попросила показать виновника его травмы.

— Зачем тебе это нужно? — Примета такая. Мы должны посмотреть ему в глаза и сказать, что все прощаем, тогда операция будет успешной.

Как только ритуал был совершен, Дича тут же забыл об этом. Лежа в больнице, он не знал о том, что Вича вновь открывала альбом. На этот раз она не прощала меченого парня, а предупреждала: «Моли своего бога, чтобы операция помогла, иначе…» Глубоким вдохом она погасила поднимающуюся из глубины злость и не дала проклятию выплеснуться раньше времени.

Но держать его в себе пришлось недолго. По другую сторону океана Бог был глух. А может, бугай просто поленился к нему обратиться. Как бы то ни было, спустя пару месяцев, как только в Балтиморе подул северо-восточный ветер, на его крыльях отправился в путь невидимый сгусток энергии. Прибрежный бриз передал эстафету воздушному потоку, что сопровождал Гольфстрим, и посылка понеслась в сторону Старого Света.

Ее получатель и не подозревал, какие великие силы были приведены в движение из-за его жалкой персоны. А вид его действительно был жалким. От былой могучей фигуры не осталось и следа. Как высохший дуб, склонивший к земле ветви, он сидел на матрасе в чьей-то комнате с голыми стенами и тупо глядел на батарею пустых бутылок. Кто-то пихал ему в руку засаленные рубли и пытался втолковать ему что-то про магазин. Он уже не помнил, сколько лет не просыхая пил. За последний год он еще больше опустился, хотя казалось, что дальше уже некуда. Давние знакомые, проходя мимо, уже не узнавали его. Жизнь потеряла всякий смысл и катилась под гору.

— Да и для кого жить? — бормотал он в пьяном угаре. — Жена с ребенком ушли, родители и друзья отвернулись. Для вас, что ли? — обратился он к собутыльниками, откровенно напрашиваясь на неприятности.

Если бы он даже знал, что, выходя этой ночью за водкой, больше никогда не увидит этих пьяных рож, то ничуть не расстроился бы.

— Сдохнуть бы уже, что ли? — с горечью подумал он.

Кто-то из таких же страждущих, как и он, заметил деньги в его руке и пошел следом. Лишь только они свернули с людной улицы, идущий сзади освободил его от денег, а заодно и от горьких мыслей. Одного удара пустой бутылкой по голове оказалось достаточно, чтобы вскоре приобрести бутылку полную.

Еще целые сутки поврежденный мозг пострадавшего медленно осмысливал произошедшее. Он прокручивал всю жизнь своего хозяина, пытаясь понять, где тот вышел из-под контроля. Клетки серого вещества мозга отдавали хранившуюся информацию о самых запоминающихся событиях и отмирали. Те нейроны, которые хранили детскую память, погибали первыми. Затем наступала очередь клеток с менее давними событиями. Таким образом вся жизнь пролетала перед внутренним взором в хронологическом порядке. Ярких воспоминаний набралось не много.

Была ли жизнь его такой тусклой и беспросветной, или клеткихранители памяти были убиты алкоголем, уже не имело значения. Его мозг быстро добирался до последнего, сколь-нибудь запоминающегося события. Это был день получения кредита на развитие фермерского хозяйства, где самым ярким моментом стал пересчет ссуды на водочный эквивалент. С этими воспоминаниями угасли едва различимые проблески сознания, в которое несостоявшийся фермер так и не сумел вернуться. По другую сторону океана Вича даже не могла представить, что когда-то и ее мозг примется за похожую работу…

Ну а пока она была полна сил и решимости. Вича твердо встала на ноги в логове ворогов и пришло время действовать.

Тянуть было нельзя. Никто не знал, как долго продержится ее организм, поэтому нужно было срочно навестить Матрену. Глядя на пышущую энергией жену, Дича только приветствовал ее желание съездить на Родину. Но кто-то опять пытался помешать возвращению виккианской воительницы к своим истокам. С юга наступал разрушительный ураган Изабелла и, по прогнозам, должен был ударить по Вашингтону в день их отлета. По дороге в аэропорт Вича была необычно весела.

— Я обманула их! — внутренне радовалась она. — Я как знала, когда отказалась от накатанного пути.

Действительно, в этот раз им предложили лететь через Франкфурт или Париж. Дича склонялся к уже привычному маршруту через Германию, да и до аэропорта в соседнем Вашингтоне было всего час езды. Во Францию же вылетать пришлось бы из Филадельфии, куда путь был длиннее. Но что-то Виче тогда подсказало, что длиннее — не значит дольше, да и в Париже они никогда не были.

— Давай через Париж! — загорелись ее глаза. — Хоть одним глазком взглянуть на него, но только чур не умирать, — припомнила она название одного известного фильма.

Сейчас Дича рулил по направлению к Филадельфии, и на душе у него была спокойно: «Спору нет, мы проигрываем полчаса в дороге, но неизвестно, сколько бы нам пришлось сидеть в закрытом Вашингтонском аэропорту».

Благодаря Вичиной прозорливости они ехали в северном направлении, удаляясь от урагана.

Долгий перелет дался Виче на удивление легко. Похоже, что ошибка стюардессы, которая приняла ее за соотечественницу и обратилась к ней по-французски, резко приподняла Вичино настроение.

— А я всегда говорила, как тебе повезло со мной! — подзадоривала она мужа. — Гордись, что у тебя жена настоящая француженка.

— Как прилетим, надо будет обязательно заскочить в лес.

— Зачем? — Наловим тебе лягушек.

Шутки шутками, а в лес Дича все-таки попал, но не за лягушками а за черноплодной рябиной. Нагулявшись по Питеру, они сбежали ото всех на лоно дачной природы. Озадачив мужа сбором ягод, инициаторша побега отправилась навестить Матрену.

— Кого бог дает? — встретила ее заметно постаревшая целительница.

— Американскую сестру! — весело ответила Вича и сердечно обняла старуху.

Та долго ее не отпускала и все гладила своими иссохшими руками.

— Я научилась использовать энергию заморской природы и держать удары черных сестер, — выпалила гостья. — Это пришло само собой. Как именно, я не знаю. Поэтому боюсь, что научить этому пока не могу.

— Чувствую силу в тебе, — наконец произнесла Матрена и заглянула молодой женщине в глаза. — Вижу, что созрела ты для следующего шага к нашей цели.

Они присели на лавку и, как много лет назад, старушка положила ее голову себе на колени. Она гладила ее по золотистым волосам и вещала о том, что есть и что будет.

— Я вижу, что ты научилась изменять чужую энергию, делая ее доступной для нас. Скоро наши сестры начнут прибывать к тебе. Теперь каждое полнолуние отдавай свою энергию ветру, и он принесет ее твоим сестрам. Они будут рядом, но ты не должна искать встречи с ними. Через тебя их могут обнаружить и извести. И помни, без твоей энергии они беспомощны перед враждебной природой. Пройдет немало времени, прежде чем они сами научатся укрощать чужеродные флюиды и начнут справляться без тебя. Но я должна предупредить, что, пропуская сквозь себя избыточные потоки энергии, ты ускоришь свое разрушение. Готова ли ты к такой жертве? — Да, сестра! Я буду биться до конца! Матрена смотрела вдаль, и ее подслеповатые глаза наполнились слезами гордости за это хрупкое существо с непоколебимой волей и духом победительницы, которую не смогла сломить даже ее жуткая болезнь.

— Ну, давай прощаться, — поднялась старуха. — И помни, чем дольше ты продержишься, тем больше наших сестер сумеет продолжить начатое тобой дело.

— Я продержусь! — с гордостью заверила виккианская воительница. — Ну, я побежала, пока моего Дичу не утащили волки, — кинула она с порога.

Преисполненная сил, Вича быстро шла, почти не задыхаясь.

У нее теперь была цель, и она сделает все возможное, чтобы достигнуть ее. Для начала нужно было подготовить Дичу к ее ночным отлучкам…

Как только самолет оторвался то питерской земли, Вича поведала мужу о новой мульке, которой ее научила Яна.

— Чтобы в доме всегда водились деньги, нужно отложить одну денежку и каждое полнолуние купать ее в лучах ночного светила. И обязательно приговаривать: «Смотри, что у меня есть!» Вича взяла на себя этот ритуал, и теперь, как только появлялась полная луна, она выходила во двор с однодолларовой бумажкой в руке. Распростав руки к небу, она отдавала всю накопленную за месяц энергию притаившимся где-то сестрам. Тень беседки скрывала ее ото всех, кроме Лады. Мохнатая великанша уже давно отказалась жить в доме и теперь оттягивалась на улице, в огромной конуре. Для нее ночные бдения хозяйки были не в диковинку. Лада еще помнила тесные таунхаузы и совместные прогулки по лунному лесу. Теперь каждое полнолуние она выходила из будки и поджидала свою хозяйку под дверью. Белая шерсть великанши переливалась в лунном свете и освещала путь к их укромному месту. Доведя хозяйку до беседки, собака ложилась ей под ноги и зорко глядела по сторонам. И горе тому, кто решился бы помешать их тайному ритуалу.

Дича свыкся с этими полуночным вылазкам и уже мог сверять по жене лунный календарь.

Несмотря на непреодолимую тягу к ночному светилу, о его дневном собрате Вича тоже не забывала. Она любила полежать в шезлонге под лучами ласкового солнышка. Сегодня во дворе было особенно хорошо. Свежий ветерок разносил запах свежескошенной травы. Это был первый покос в этом сезоне. Ровное стрекотание мотора то приближалось, то удалялось, а вместе с ним перемещался и лай рыжих непосед, атакующих шумный агрегат. Лада лежала в тени хозяйки и исподлобья поглядывала на надрывающих глотки малышей. Дича толкал перед собой ручную газонокосилку и покрикивал на рыжиков: «Вот я сейчас кому-то носы поскашиваю!» Со стрижкой травы в прошлом году разыгралась целая война с сезонными рабочими из Мексики. Каждую неделю они назойливо предлагал свои услуги по уходу за кустами и газонами.

Дича уже устал отбиваться от них.

— Вы английский язык понимаете? Слово «нет» означает «нет».

— Но предыдущие хозяева пользовались нашим сервисом, — продолжал настаивать бригадир сезонников.

— Значит, у них были на это деньги, а у меня нет. Если вы будете обслуживать мой участок бесплатно, то милости просим.

Обозленный бригадир уходил, но в следующие выходные его стук снова будил несговорчивых хозяев ни свет ни заря. Не оставлял мексиканец в покое и соседей. Шура как-то объяснил Диче, откуда взялась такая настойчивость: — На нашей улице только мы и стрижем траву сами. Остальные уже давно поддались на уговоры настырных мексов, как он их называл. До нас эти мексы своими огромными газонокосилками за один прием проходились сразу сквозь все дворы, а теперь им приходится объезжать наши участки. Вот они нас и уговаривают.

К сожалению, одними уговорами дело не обошлось. В середине лета у Шуры взломали сарай и украли газонокосилку.

Не избежали бы такой участи и Дича с Вичей, но забор и Лада отпугнули мексов. А в том, что это было их рук дело, не было никаких сомнений. Однако без свидетелей доказать что-либо было невозможно. Сами же подозреваемые набрались наглости и через пару дней опять предложили Шуре свои услуги. На этот раз отказ сопровождался отборным английским матерком. Но поскольку язык чопорных англичан матерными выражениями не изобилует, получившаяся незамысловатая тирада была какаято бледненькая и большого облегчения говорившему не принесла. А что до мекса, так тот, наверное, и половины из сказанного не понял.

— Жаль, что теперь за воровство не отрубают руку! — прокричал ему вслед Шура.

Испугавшийся бригадир машинально схватился за кисть своей руки, поскольку в яростном крике хозяина украденной машинки разобрал только два слова: «отрубить» и «рука».

К великому разочарованию сезонников, коммуна приняла решение стричь траву оставшейся газонокосилкой. Недовольные мексы больше порогов им не обивали, но в покое не оставили.

Поняв бесплодность своих попыток, они начали мелко пакостить. Со стороны дороги, где не было забора они раз за разом заезжали на Вичину клумбу и скашивали под корень только что распустившиеся тюльпаны. А во дворе тюльпаны даже распуститься не успели. Все бутоны были пожраны откуда-то взявшимися зайцами. Конечно, в соседней лесополосе они кишмя кишели, но сетчатый забор надежно защищал участок. Загадочное появление лесных гостей вскоре объяснилось: Дича обнаружил несколько порванных звеньев в проволочной ограде. Дырки находились у самой земли и несли явные следы механического воздействия.

— А я-то думала, что это был за скрежет, когда их минитрактор стриг траву вдоль нашего забора, — вспомнила Вича.

— Эти гады выставили ножи так, чтобы зацепить ограду, — ругался муж.

Дича искусно стянул порванные звенья старым электрическим шнуром, и нашествие зайцев прекратилось. Но не прекратилось мелкое вредительство. Очередную свинью им подложили уже не в переносном, а в прямом смысле. Как-то, запуская нагулявшихся рыжиков домой, Вича обратила внимание на их измазанные жиром мордочки. Лада в это время лежала возле своей конуры и что-то с аппетитом уписывала. Подойдя к грозно зарычавшей великанше, Вича с ужасом увидела обглоданное свиное копыто. Озверевшая Лада злобно оскалилась, но поняв, что ее хрупкая хозяйка чихать хотела на ее угрозы, завиляла хвостом и виновато посмотрела исподлобья. Добыча была отобрана, однако от поноса это уже не спасло. Хорошо, что было лето и маленьких дристунишек можно было подольше оставлять во дворе. Когда отчаянное урчание в собачьих животах прекратилось, наступил банный день. Малышей Вича купала в своей ванной, а мохнатую Ладу Дича отмывал на улице из садового шланга.

Казалось бы, на этом можно было и успокоиться, но сезонники не унимались. Теперь они собирались около забора и пялились на отдыхавшую после уборок Вичу. Она уже несколько раз переставляла свой лежак, прячась от назойливых глаз. Но неугомонные мачо подходили с другой стороны и снова начинали обсуждать загорающую хозяйку, тыкая в нее пальцами и чтото тараторя по-испански. Бася и Пеша непрерывно тявкали на чужих мужиков и напрыгивали на сетку забора. Один из мексов запустил руку в мешок с мелко скошенной травой и швырнул целую горсть перемолотого крошева в заливавшихся лаем померанцев. Рыжики моментально покрылись зеленым налетом и начали отчаянно чихать от набившейся в нос травяной пыли. Эта выходка мексов стала последней каплей. Разъяренная Вича приблизилась к забору и, глядя на веселую троицу в упор, что-то произнесла на непонятном им языке. Дольше всех она задержала взгляд на обидчике собак. Потом на прощанье зевнула и скрылась в доме, оставив недочитанную книгу в шезлонге. Потеряв объект насмешек, мексы вернулись к работе. Зная, что во дворе никого нет, бригадир вплотную подъехал к ограде. Однако вращающиеся ножи в этот раз вгрызлись не в жесткую проволоку забора, а прихватили мягкий провод, которым была залатана брешь.

Намотав на свои ножи провод, минитрактор пару раз чихнул и заглох. Прибежавший на помощь подручный запрокинул газонокосилку на себя. Пока он удерживал машину на двух колесах, бригадир проворачивал руками ножи и сматывал с них провод. Как назло начинало моросить. Нельзя было терять ни минуты. Стричь прибитую дождем траву будет сплошным мучением. Бригадир спешил. Половина провода была уже освобождена и ножи стали проворачиваться веселее. Никто не обратил внимания на то, что от энергичного вращения ножей начал прихватывать мотор. Когда раздался звук неожиданно ожившего двигателя, было поздно. Срезанная кисть взмыла высоко в небо и, описав дугу, упала на свежеподстриженную лужайку. Ее окровавленные пальцы еще шевелились. Раздался душераздирающий крик. Поддерживающий газонокосилку помощник в ужасе потянул машину на себя, пытаясь закрыться от страшной картины. Поскользнувшись на влажной траве, он завалился назад и опрокинул работающий агрегат прямо на себя.

Как огромный перевернутый жук, минитрактор лежал на спине и шевелил в воздухе лапами-колесами. Под его панциремкапотом корчился придавленный подручный. Он плохо понимал что происходит. Звенящую тишину в его ушах не нарушал даже шум весело стрекочущего мотора. Вдавленный в газон, он слышал лишь непонятный хруст в области таза, по которому елозила вибрирующая машина. Глядевшие в небо ножи газонокосилки со свистом раскручивали часть освобожденного провода.

Прибежавший на крик обидчик маленьких песиков напоролся на рассекающий воздух провод. Он остановился как вкопанный, не понимая, где это он успел разрезать рубаху? Края вспоротой материи начали наливаться кровью, а окружающий мир стал погружаться во мглу.

В сгущающемся мраке появился образ молодой хозяйки соседнего дома, над которой они так весело только что потешались. Она смотрела ему прямо в глаза и шептала посиневшими губами о прожорливых змеях сидящих в его животе. За ее спиной угадывался силуэт прикованной к стене женщины с искаженным от боли лицом. Вдруг страшная догадка стеснила грудь — муки узницы были его рук дело. Ощущение непонятной вины сменилось безразличием, а вслед за этим и странным чувством удовольствия, которое превратило его в настоящего палача. Он увидел себя под голубым небом поигрывающим, как пушинкой, двуручным мечом. Знакомая узница была уже не закована в цепи, а привязана корабельными канатами к просмоленному столбу. Заплечных дел мастер махнул мечом, и голова осужденной полетела вниз.

«Я предупреждала тебя, чтобы ты не смел делать больно моей маме!? — услышал он эхо, прыгающее в его голове, как будто в гулком подземелье. — Так не обессудь!» Тут в животе у палача шумно заурчало, и он почувствовал неприятное шевеление вокруг пупка. Он не стал дожидаться конца казни. Столб с обезглавленной ведьмой еще вовсю пылал, а заплечных дел мастер уже несся в замок. Укрывшись в пыточной, он дрожащими руками задрал свой красный плащ. От выпученного пупка по всему животу расходились огромные волны.

В глазах палача застыл немой ужас. Его пузо раздулось до невероятных размеров. Дикая боль распирала и рвалась наружу. В глазах потемнело. Не понимая, что делает, палач схватил пыточную секиру и вспорол себе брюхо. В руки ему вывалился клубок кровавых змей. Их горячие извивающиеся тела обожгли ему ладони и тьма неожиданно отступила. Прояснившимся взором он глянул вниз. Змей не было. Вместо них из распоротого вращающимся проводом живота ему в руки вываливались розовые кишки. Пришедший в себя сезонник начал тут же хватать теплые петли кишечника и судорожно запихивать их обратно в живот.

Его бригадир сидел рядом, отрешенно глядя на сарай, из которого они на днях украли газонокосилку. Он бережно прижимал к груди культю и в голове его, как сломанная пластинка вертелось: «Отрубить рука, отрубить рука!» Приехавшие спасатели упаковали сбежавшую от хозяина руку в мешок со льдом, а спустя час искусные хирурги уже пришивали беглянку на место. Выбывшая на время из строя команда газонокосителей была тут же с радостью заменена их ненасытными соплеменниками. Новый бригадир лишь однажды предложила свои услуги Диче, а в сторону Шуриного дома даже не взглянул…

Теперь Вича снова могла спокойно нежиться на солнышке после трудовых будней. Да и сами уборки шли веселее, когда знаешь, что впереди ждет приятная нега, а не игра в прятки с наглыми мачо. Дополнительные силы прибавляло и то, что Дича не оставлял ее стараний по дому без внимания. Последнее время он никогда не забывал похвалить свою Вичу. Многие мужья не замечают женского труда и относятся к нему как к должному.

Еще недавно и Дича был таким же. Но с тех пор, как Вича стала подолгу бывать в больницах, в глаза мужу все чаще бросался наводимый им беспорядок и скопление пыли на мебели.

Теперь он при любом удобном случае хвалил свою хозяюшку.

Но делал это исподволь и шутя.

— Вича, прикинь, у меня сегодня какие-то гномики всю ванну отскребли! — кричал он, заходя в сияющую чистотой душевую комнату.

— Ах, так!? — радостно отвечала она. — Тогда пусть тебе эти гномики и обед готовят! Он знал, как тяжело даются жене эти уборки, и помогал как мог. Не оставался без внимания и научный прогресс, спешивший на помощь домохозяйкам. Кладовка на первом этаже всегда была забита новейшими чистящими растворами и полирующими жидкостями. Легковесные безмешочные пылесосы, кухонные комбайны, миксеры и даже электрическая открывалка консервных банок были к услугам Вичи. Ну а самое последнее их приобретение значительно облегчило уборки второго этажа.

Это был собачий коврик-пограничник под названием «Скат».

Его особенность была в том, что ступавшая на него лапа получала легкий, но неприятно покусывающий разряд тока. Коврик был постелен перед входом на второй этаж и теперь надежно охранял спальню и кабинет от вторжения четвероногих проходимцев. Шерсти и грязи сразу же поубавилось. Однако не одним домашним животным доставалось от тезки глубоководного кусаки. Привыкшая ходить по дому босиком, Вича тоже неоднократно попадалась в его лапы. Вот и в этот раз она только вышла из ванной, как наступила на притаившегося «Ската». Разряд, который она получила, да помноженный на влажную ступню и эффект неожиданности, заставил Вичу крепко выругаться.

— Сразу видно, что человек из культурной столицы! — рассмеялся Дича. — Пора бы уже привыкнуть или ходить в тапках.

Сколько этот коврик уже постелен? Неделю? Две? Пятьдесят восьмой час Через ступни пациентки пропускали короткие разряды тока.

Появившиеся после обеда медтехники из неврологии снова выставили мужа больной из бокса. Закрывшись, они в полной тишине следили за реакцией мозга пациентки на электростимуляцию конечностей.

— Мозг живет сам по себе и не чувствует наружные сигналы, — дали они угнетающее заключение. После чего быстро собрались и молча вышли, оставив мужчину наедине со своим горем.

— Почему ты опять спряталась ото всех? — сдавленно шептал он. — Давай, малыш, выбирайся из своей ракушки. Мне без тебя здесь совсем плохо! Дича вспомнил тот последний раз, когда Вича надолго замкнулась в себе. Все произошло на фоне относительного здоровья, и тем страшнее был удар.

Это был один из немногих светлых промежутков, когда осложнения оставили Вичу в покое. Она прибавила в весе, и старые наряды уже не налезали на нее. Он только радовался этому и с удовольствием покупал жене бесконечные обновы. Кто считает деньги в таких случаях? А потом к ним пришло еще большее счастье. Вича сообщила о своей возможной беременности.

Муж летал на крыльях. Время шло. Животик подрастал. В эйфории он не сразу заметил, что размер ее брюшка опережает предполагаемый срок. Заключение врачей было холодным душем. Дича сидел, обхватив голову руками: «За, что?! Почему начала расти эта опухоль? Ведь такой болезни не было ни у кого в ее роду! Где же эта хваленая генетика? Что-то здесь не так, но, что?» Он не мог знать, что когда за дело берутся темные силы, законы генетики не работают. Вича давно ощущала периодический дискомфорт в животе, но относила это за счет попыток черных сестер вновь расшатать камень в почке. С последней атаки прошло немало времени, и новая цель по их расчетам должна была подрасти. Но здесь Вича была спокойна. Травяной чай надежно защищал ее. Однако оказалось что был атакован совсем другой, орган и виккианская воительница совсем расклеилась. Случившееся полностью выбило ее из колеи, она надолго ушла в себя. В те короткие моменты, когда она выходила из ступора, ничего кроме самобичевания от нее нельзя было добиться.

— Не понос, так золотуха, — пыталась она шутить сквозь слезы. — Ты уж прости меня, хронь ходячую. Я уже думала, что пока я себя неплохо чувствую, у нас может получиться Алиска. Если не сейчас, то когда? — Ничего страшного, — успокаивал ее Дича. — Наверняка эта опухоль и мешала появиться Алиске. Вот ее уберут, и дело пойдет на лад.

Его уговоры мало помогали. Вича жила в своем внутреннем мире и никого в него не впускала. Однако после госпитализации дела пошли на лад. Стены родной больницы постепенно возвращали ее к жизни. В глазах вновь запылало пламя борьбы. Она стойко перенесла операцию. Опухоль оказалась доброкачественной, и еще одна атака незримых врагов была успешно отбита.

«Надолго ли?» — думала Вича.

Однако раскисать было некогда. Приближавшееся полнолуние призывало к борьбе. Ее сестры нуждались в ней. Виккианская воительница копила черную энергию и надеялась, что после случившегося ее хоть ненадолго оставят в покое. Но беда не приходит одна…

Наступающая полночь не предвещала никаких неприятностей, и непривычно пустое крыльцо совсем не насторожило Вичу.

— Вот же соня, — подумала она про Ладу и поспешила к своему укромному месту.

Вича глядела на полную луну и чувствовала, как истекающая из нее энергия подхватывается ветром и насыщает новую армию ее сестер. Радость сопричастности к великой цели опять будоражила ее. Но нарастающая легкость не приносила покой.

Маленький червячок точил ее где-то в глубине: «Что случилось с моей Ладушкой-лошадушкой?» Когда последние струи черных флюидов покинули ее тело, она поспешила к будке. Лада не отзывалась, но ее мерное дыхание успокоило хозяйку. Однако утром мохнатая великанша так и не показалась из своей конуры, и ее еда осталась нетронутой.

— Лада! Лада! — позвала встревоженная Вича.

После громкого скрежета когтей и тяжелого сопения белая морда высунулась из будки. Большие черные глаза с беспредельной тоской смотрели на хозяйку.

— Что с тобой? Выходи погулять! Лада не сдвинулась с места. Вича попыталась вытянуть ее наружу, но это оказалось ей не под силу. Она в панике вызвонила Дичу с работы. Вместе они вытащили обмякшую великаншу из будки. Лада помогала им, как могла. Она энергично перебирала передними лапами, в то время как задние висели плетьми.

— Не переживай, — успокаивал Дича убитую горем жену. — Мы ее вылечим, сколько бы это ни стоило.

Положив Ладу на заднее сиденье Понурка, они помчались в ветлечебницу.

— Не надо играть в господа бога и мучить животное, — вынес приговор ветеринар. — Она свое уже отжила, и ноги у нее отнялись от старости.

— Но ей ведь только девять лет! — глотая слезы, возразили они.

— Чем крупнее собака, тем короче ее век, — добил их ветеринар и вышел.

Они сидели, обнявшись, на полу пустого кабинета. Вича положила Ладину голову себе на колени и ласково чесала ее за ухом. Мохнатая красавица не моргая смотрела во влажные глаза любимой хозяйки. Впервые в жизни ее онемевший хвост не подметал пол в ответ на прикосновения нежных рук.

Вича не видела ничего, кроме этих глаз и безжизненно опавшего хвоста. Она не заметила, как стены вокруг нее раздвинулись и сквозь кафельный пол начала пробиваться пожухлая трава. Ее колени не чувствовали веса устрашающей морды матерого волчищи. Она продолжала гладить его все с той же любовью и лаской.

Только что серый дружок спас ее от людей герцога, как в далеком детстве она спасла его, тогда еще маленького волчонка, от охотников того же герцога. Тихое утро не предвещало беды.

Прошлой ночью Венди с Дереком сумели покинуть замок. Пока его обитатели разгребали груды окровавленных тел в трапезном зале, беглецы незаметно выскользнули из покинутых стражниками ворот. Несмотря на то, что почти весь путь Дерек нес задыхавшуюся Венди на руках, они успели пересечь открытое поле до наступления рассвета. Прячась накануне в псарне, они слышали, как герцог снаряжал погоню в германские владения.

Беглецы же направлялись совсем в другую сторону и чувствовали себя в безопасности. Поэтому, как только они достигли леса, тут же повалились на сухую хвою. На рассвете Дерек оставил смертельно уставшую Венди набираться сил, а сам отправился в ближайшую деревню. Он собирался поменять свой камзол на крестьянское рубище и еду. Накануне, события развивались так стремительно, что влюбленные бежали в чем есть, и камзол ученика лекаря был слишком приметен. Юноша и не подозревал, что камзол уже сослужил ему злую службу. Предательский блеск его медных пуговиц привлек прошлой ночью внимание двух всадников. Это были вернувшиеся из погони десятник со своим племянником. Старший из наездников был уверен, что дочь ведьмы не могла покинуть замок без сынка лекаря, в которого была безумно влюблена, и, стало быть, она где-то в замке.

Но вид распахнутых ворот разбил все его надежды на поимку дьявольского отродья. Он нервно разминал пальцами св