«Кровь, или Семьдесят два часа»

- 2 -

— Зачем ее не ослепили? — содрогалась толпа.

Люди прятались друг за друга, боясь попасть под ее взгляд.

Им казалось, что она усмехается, и от этого становилось еще жутче.

— Наш господин приказал не выжигать один глаз, — тихо поведал сведущий стражник. — Он хочет, чтобы вид самой казни приумножил ее мучения, — прошептал он, оглядываясь на стоявшего подле столба герцога.

Повелитель восточной Померании был неспокоен. Он нервно ходил вокруг кучи хвороста и долго разглядывал приговоренную, пытаясь увидеть хоть какие-то признаки страха. Но, к его великому разочарованию, ни один мускул не дрожал на ее задумчивом лице. Сидония смотрела вдаль, ничего не замечая.

Ее замутненный взор плыл поверх толпы в ту жизнь, где она была молода и счастлива…

Еще маленькой девочкой все семейство графа Ван-Борка умилялось ею. Все подворье души не чаяло в этой миленькой и умненькой озорнице. Никто не сомневался в том, что в один прекрасный день она станет невестой одного из сыновей правителя. И тогда богатеи Ван-Борки наконец-то породнятся с могущественным вассалом и займут достойное положение в правящей иерархии. Сам граф считал, что они давно заслужили это.

Уже второе поколение его рода было на службе у любимого наместника короля. С тех пор немало графского золота перекочевало в казну герцога, а тот все не спешил приблизить поселившегося в его владениях богатея ко двору. Ван-Борки до сих пор слыли чужаками. Никто толком не знал, откуда появились новые обитатели заброшенного замка в дельте Одера. Ходили слухи, что они прибыли из окрест туманного Альбиона, то ли из Шотландии, то ли из Ирландии. Но в тех землях слыхом не слыхивали о Ван-Борках, зато знали об одном исчезнувшем семействе, имя которого было запрещено даже произносить вслух.

- 2 -