«Филантроп»

- 4 -
Harry Games

Изобретатель Миош разработал уже множество приборов, способных перевернуть мировую экономику, когда к нему обратился Ахилл Дюпон-Марианн с просьбой установить в его замке гидравлический подъемник переменного периметра. Поскольку работы были осуществлены в полном соответствии с пожеланиями филантропа, тот проникся к ученому дружеским расположением и рассказал ему, с каким трудом ему удается удовлетворять свою любовь к ближнему. Миош был худой коротышка, лет сорока на вид. Опалово-мутные глаза мерцали на его неподвижном самоуверенном лице. Как большинство глубоких мыслителей, он грыз ногти и оплевывал ими собеседника во время разговора. На кончиках пальцев у него поблескивали лишь тонкие, как панцирь креветки, чешуйки. Когда обкусывать было уже нечего, он принимался со смаком их обсасывать. Выслушав Ахилла Дюпон-Марианна, он хлопнул себя по лбу и сухо заметил:

— Я знаю, что вам нужно!

— Неужели? — воскликнул филантроп с удивлением, какое легко себе представить.

— Вы не слышали о моем последнем изобретении?

— Нет.

— Это неудивительно: я ревностно храню тайну моих разработок. А над этим прибором еще нужно потрудиться. Но мне хватит нескольких недель на воплощение моей идеи. Это будет аппарат для управления сновидениями.

— Не понимаю, чем мне может быть полезно ваше изобретение,— сказал филантроп.

Тогда Миош гнусаво расхохотался и заговорил так:

— Жизнь человека делится на сон и бодрствование, на ночь и день.

— Согласен,— сказал Дюпон-Марианн, сосредоточенно хмуря брови.

— Вы сделали все, что могли, чтобы скрасить дневную жизнь ваших слуг. И вам не удастся улучшить их участь, не растратив своего состояния. Но есть область, которой не коснулась ваша щедрость: это сон. Все, чего вы не можете дать им наяву — состояние, привлекательную внешность, талант,— все это вы можете компенсировать им во сне. При свете дня вы всего лишь богатый человек, благородные порывы которого ограничены счетом в банке. Ночью вы бог. Вы лепите лица, штампуете характеры, осушаете океаны, стираете в пыль горы, вы заставляете орла дрожать перед бабочкой и осла мчаться быстрее пушечного ядра.

— Все это я могу? — пролепетал ошеломленный филантроп.

— Все это вы можете благодаря моему новому прибору,— сказал Миош, выпрямляя спину.

И в порыве восторженности он откусил кусок ногтя.

- 4 -