«До рассвета»

- 3 -
Harry Games

– А, блядь, чего… – опять начал милиционер, но фраза снова потонула в крике.

– Да заебали своими воплями! – он вытащил пистолет.

Я инстинктивно закрыл глаза. Воздух дважды качнулся и заложило уши. По ноздрям ударил резкий запах гари и вслед за этим до моего сознания донеслись оглушительные хлопки, будто кто-то всесильный с размаху ударил по Земле гигантским молотом.

– Так, говорю, чего, бля, делать теперь думаешь? – услышал я сквозь пелену в ушах.

Я открыл глаза – сверток с младенцем валялся на полу. Под ним медленно расползалась красная лужа. Пьяные на тюках проснулись и таращились из угла молча и осоловело. Откуда у младенца столько крови? Женщина сидела, неуклюже откинувшись на спинку кресла. Вместо левого глаза зияла дыра и из нее толчками выплескивалась кровь – на черное платье, на оранжевый пластик кресла и на пол.

– Что? – спросил я.

– Глухой? Чего делать будешь?

– Не знаю.

– Решай. Со мной пойдешь?

– Пойду. – вдруг сказал я.

Женщина дернулась всем телом и с клекотом осела на пол.

– Идем. – сказал он. – Меня звать Олег. Сумку брось, на хер она нужна.

– Коля. – сказал я, – Николай Викторович Клеменский.

– Не ебет. Коля и Коля.

Долгое время мы шли молча, Олег впереди, я чуть поодаль. Под ногами чавкали лужи. Казалось невероятным что здесь еще неделю назад лежал снег. Людей было много. Они торопливо и озабоченно сквозили в разных направлениях, и я подумал что на моей памяти так бегали по улицам только в последний вечер перед Новым годом. Порой мимо проносились целые семьи с детьми. Из распахнутых окон раздавались голоса и музыка. Облупленные дома и короба давно брошенных автомашин казались выписанными тушью прямо в воздухе, они отбрасывали колючие тени. Повсюду ползали ярко-синие блики и резало глаза как от фотовспышки. Над головой выл ветер, пытаясь сбить с ног и прижать к грязному асфальту. Атмосфера давно сошла с ума. А над домами и над ветром, в лиловом небе истошно палила Блуждающая звезда, выливая на Землю фиолетовый свет – чуждая, страшная, в косматых протуберанцах короны. В последние дни на нее уже нельзя было смотреть без темных очков. Очков у меня не было, и я смотрел под ноги.

- 3 -