«Поцелуй зверя»

- 2 -
Harry Games

— М-м-м, Паш! Не кричи, я помню, что сегодня двадцать четвертое… Я знаю, что пора выходить…

Юлия взглянула на циферблат старых стенных часов с медным маятником. Было всего только десять часов утра. И у Юлии был выходной.

— Да, знаю, что сама хотела… Я в курсе, что на моем месте мечтали десять человек оказаться! Все, Паш, я помню, что отъезд от «Новогиреево»!! Я еду!!! Пока…

Бросив трубку, Юлия впрыгнула обратно в постель. Хотя бы пять минут еще погреться, прежде чем выволакивать себя на улицу. А выволакивать придется.

Во-первых, действительно сама напросилась. В порыве идиотского воодушевления, вызванного Пашкиными былями, больше похожими на бабушкины сказки. Всяческие Василевсы, Любавы и Истомы, жрецы, волхвы и Перуны в них так и кишели… Скорее всего, конечно, она это сделала от отчаяния и безысходности. От незнания — куда кинуться, где искать помощи, поддержки или хотя бы понимания. А Рубаха, захаживая в их салон красоты по старой памяти — привык, когда еще «крышевал», — не уставал вещать о волхвах и чудесах. О массовом паломничестве несчастных потерянных душ, что начали вдруг обретать счастье и предназначение на новоязыческих обрядах.

А во-вторых, не хочется подводить Рубаху. Человек от чистого сердца старался — организовывал ей место в автобусе, отправляющем приверженцев на очередной праздник единения… Только лучше бы он не старался. Сейчас уже это казалось глупостью. Возможно, просто потому, что ужасно не хотелось вылезать из постели. «Ты же хочешь… Решила жить правильно, быть хорошей… хе-хе, раз быть плохой все равно не вышло. Так что давай. Начинай!»

И надежда, кстати, как назло, умирает последней. И невольно каждый раз думаешь — а вдруг правда поможет? Потому что все остальное не помогает.

Батареи в панельной «брежневке» как всегда зимой были чуть теплыми. И с каждым годом грели все хуже — видимо, по поводу мирового экономического кризиса тепло в квартирах решили и вовсе отменить. Из старых окон, не осчастливленных стеклопакетами, беспрерывно сифонило стылым воздухом. От холода спасали только горячий чай и не менее горячая ванна.

А за окном было «минус десять — двенадцать с переменной облачностью». И к вечеру обещали «постепенное похолодание до минус двадцати».

- 2 -