«Знатная плутовка»

- 8 -

Если бы Николь не расшибла колено, она отправилась бы вместе с Жилем. Но судьба распорядилась иначе, и Николь осталась в их летнем домике, наблюдая за яхтой с балкона. Ее нога покоилась на ворохе подушек, и Николь с сожалением смотрела, как яхта отвалила от причала и направилась в открытое море. С улыбкой она представила себе неожиданное появление Жиля на палубе. Но ей довелось пережить иную неожиданность, ужасную и непоправимую. Яхта на полном ходу вдруг резко накренилась и завалилась на борт. Прежде чем Николь успела сообразить, что происходит, судно погрузилось в пучину.

Последовавшие за этим часы Николь провела как в кошмаре, отчаянно на что-то надеясь. «Они не могли, не могли утонуть!» – снова и снова, как молитву, повторяла девочка. Друзья семьи Эшфорд прибыли незамедлительно, в том числе и миссис Иглстон. Именно ей выпала нелегкая доля рассказать Николь, что ее родители утонули: их тела приливом выбросило на берег незадолго до заката. О Жиле не было никаких вестей. Полагали, что он погиб, так как отрезал себе путь к спасению, спрятавшись в каюте яхты.

Представив себе последние секунды жизни Жиля, запертого в ловушке, Николь разрыдалась. Случившееся казалось ей невероятным, фантастическим кошмаром. Но это была суровая реальность.

Потерю Жиля Николь переживала даже острее, чем утрату родителей. Как и во многих благородных семействах, отец с матерью были слишком заняты собой, и близнецы больше времени проводили с нянями и гувернантками, чем с родителями.

Для Николь гибель ее семьи была более ужасной трагедией, чем могло казаться со стороны. Она не только потеряла мать, отца и любимого брата. Она осталась совершенно одна. Это было бы не столь мучительно, если бы ее опекунами назначили полковника и миссис Иглстон. По крайней мере, это были близкие ей люди. Но оказалось, что у Аннабель есть сводная сестра Агата, которая вместе со своим мужем Вильямом Маркхэмом заявила о своем ближайшем родстве.

С семейством Маркхэм Эшфорды почти не поддерживали отношений, однако формально их связывали узы родства. Агата и ее муж были назначены опекунами. Опекунами несовершеннолетней Николь Эшфорд и полученного ею огромного наследства. Это решение казалось Николь, чудовищным недоразумением. В комнатах ее родителей отныне поселились чужие люди. Даже комната Жиля не осталась нетронутой: теперь там распоряжался ее семнадцатилетний кузен Эдвард.

- 8 -