«Танцующие лепестки»

- 5 -
Harry Games

Доктор Колсон продолжал говорить, но Джейн едва его слышала. Девушке казалось, что она находится под воздействием сильнодействующего наркотика, который заставляет ее трепетать. Джейн вся словно оказалась во власти мужчины, который стоял рядом с их профессором. Ее пульс участился, и она никак не могла сосредоточиться на том, что говорили. Девушка чувствовала силу этого человека, созерцая его на редкость привлекательную внешность, черные сверкающие глаза и рот, который, несомненно, говорил о жестоком высокомерии, присущем его предкам-язычникам.

– Вас когда-нибудь рассматривали так бесцеремонно? – прошептал Стюарт. – Кем он себя вообразил?

– Надменным, талантливым и очень высоко себя ценящим, – заявила Паулина, – но в то же время благородным. – Последние слова слетели с ее языка как нежная ласка. – Да, он определенно благороден.

– Тише, – предупредил Гай. – Он смотрит прямо на нас.

После того как доктор Колсон закончил свою речь, Николас Валлас несколько мгновений стоял молча, затем он начал говорить низким звучным голосом, которому легкий акцент придавал чрезвычайную привлекательность. Он рассказал о работе, которой был сейчас занят.

– Вы все знаете, – начал он в качестве вступления, – что Греция – колыбель западной цивилизации. Вы также знаете, что продуктом этой древней культуры являются произведения искусства, зачастую погребенные вместе с умершими или украшавшие святилища богов, сейчас же находящиеся во многих музеях мира.

– Это удар в спину! – вспыхнула Джейн. – Мраморы Элгина[1] и все, связанное с ними.

Доктор Валлас услышал, что она говорит, и девушка неожиданно поняла, что немногое может укрыться от этих проницательных глаз. Они были прикованы к ней, так что Джейн опустила голову. Румянец разливался по ее щекам.

– Я уверена, он не имел в виду ничего конкретного, – прошептала Паулина в защиту гостя. – Не понимаю, почему ты решила, что он намекал на украденное англичанами из его страны.

- 5 -