«Криминальная история христианства»

- 7 -
Harry Games

Католические теологи добиваются при этом часто удивительных открытий Для Ханса Урса фон Балтазара, к примеру, недавнего иезуита, признанного своим братом по ордену Карлом Ранером в качестве значительнейшего католического теолога, внутренний процесс истории есть «излияние» «семени Господнего в лоно мира Размножение и зачатие же совершаются в состоянии исключительного самоотречения и безоглядности Церковь и душа, которые восприемлют названия слов и чувств, могут воспринять их лишь в женской открытости и готовности (согласии), которая не сопротивляется, не сжимается судорожно, не испытывает никаких мужских встречных усилий, напротив, отдается в темноте».

В действительности это столь мистически — и здесь столь неуклюже — затуманенная, якобы историко-критически определяемая, фактически при отказе от познания сочиненная «священная история» вообще непосредственно примыкает к истории, более того, является одной из ее ординарных, дурных сфер. Хотя царство Христа должно быть не от мира сего, хотя, в отличие от марксистских исторических воззрений — историю расхваливают, славят как духовное начало, «трансцендентную энтелехию», «как продолжение миссии Богочеловека» (Един), как раз католики подчеркивают таинственный характер «истинной» истории, «мистику истории» (де Сенарклен), полагают «потусторонний мир всякого прогресса» уже осуществленным в Христе (Даньелу), хотя у его представителей и в их проповедях речь всегда идет о том, что необходимо сделать. В действительности же, в особенности папство и епископы не боялись буквально ничего, чтобы подчинить себе, сделать послушными власть имущих, чтобы с ними конкурировать, вести за ними слежку, надувать их, властвовать над ними. На самом деле они так шли в этом мире, словно они не хотели отходить в вечность.

- 7 -